URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шингарев А.И. ВЫМИРАЮЩАЯ ДЕРЕВНЯ: Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежского уезда. Статистико-социологические исследования в дореволюционной России
Id: 195345
 
319 руб.

ВЫМИРАЮЩАЯ ДЕРЕВНЯ: Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежского уезда. Статистико-социологические исследования в дореволюционной России. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 230 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01604-7.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга отечественного общественного и политического деятеля, одного из лидеров конституционно-демократической партии А.И.Шингарева (1869--1918), которая принесла ему всероссийскую известность. В книге на основе статистико-социологического исследования двух селений Воронежского уезда дается глубокий анализ социально-экономических условий жизни российского крестьянства. Результаты исследования подтвердили бедственное положение крестьян: голодовки, бедность, высокий уровень смертности и заболеваемости, невежество, малоземелье. Открывшаяся картина резкого неблагополучия дала автору основание применить к российским деревням определение "вымирающие".

Книга, ставшая вехой в развитии земского либерального и умеренно-народнического движений и формировании сочувствующего им общественного мнения, остается актуальной и в настоящее время. Она будет интересна как историкам, экономистам, социологам и политологам, так и широкому кругу читателей, неравнодушных к проблемам нашего Отечества.


 Оглавленiе

Вместо предисловiя ко 2-ому изданiю
Введенiе
Глава I. Общiя сведенiя о с. Ново-Животинномъ и приходе Архангельской церкви
Глава II. Санитарное описанiе жилищъ, дворовъ и условiя водоснабженiя
Глава III. Экономическое положенiе населенiя
Глава IV. Заболеваемость населенiя и организацiя медицинской помощи
Глава V. Движенiе населенiя. Составъ его. Брачность. Рождаемость и смертность
Глава VI. Главные факторы санитарнаго неблагополучiя местности. Влiянiе экономическихъ условiй, жилища, промысловъ и проч.
Глава VII. Заключенiе
Выводы частные

 Вместо предисловiя ко 2-ому изданiю (отрывок)

Прошло уже шесть летъ съ техъ поръ, какъ благодаря содействiю редакцiи "Саратовской Земской Недели" я имелъ возможность осенью 1901 года опубликовать санитарное изследованiе двухъ селенiй Воронежскаго уезда.

Открывшаяся при ихъ изученiи тяжелая картина резкаго санитарнаго неблагополучiя, соединеннаго съ поразительной экономической несостоятельностью населенiя, дала мне тогда основанiе применить къ нимъ определенiе вымирающихъ деревень.

Вместе съ темъ оне не являлись, однако, чемъ-либо особенно исключительнымъ, выдающимся среди остальныхъ деревень и селенiй Воронежскаго уезда и вообще черноземной полосы, не представляли собою чего-либо единичнаго, обособленнаго. Картина физической и матерiальной немощи населенiя, къ тому же стоящаго очень не высоко въ культурно-бытовомъ отношенiи, почти безграмотнаго, забитаго и лишеннаго стойкой самодеятельности, была темъ более тяжка что она являлась какъ бы характеристикой общаго положенiя сельскаго населенiя обширнаго района Россiи, въ данномъ случае лишь весьма резко выразившагося въ силу особо-неблагопрiятныхъ земельныхъ условiй.

Состоявшiяся вскоре по окончанiи моей работы заседанiя воронежскаго уезднаго комитета по выясненiю нуждъ сельско-хозяйственной промышленности, въ которыхъ и на мою долю выпала честь участвовать, вполне подтвердили типичность обследованныхъ мною селенiй.

Вотъ, напримеръ, какiя слова находимъ мы въ нашумевшемъ въ свое время докладе этого комитета, посвященныя описанiю результатовъ усиленной распашки земель по причине малоземелья населенiя.

"Въ короткiй пореформенный перiодъ местность уезда изменилась до неузнаваемости. Леса поредели и сократились въ площади, реки обмелели или местами совершенно исчезли, летучiе пески надвинулись на поля, сенокосы и др. угодья (распаханные), поля поползли въ овраги, и на месте когда-то удобныхъ земель появились рытвины, водомоины, рвы, обвалы и даже зiяющiя пропасти; земля обезсилела, производительность ея понизилась, -- короче, -- количество неудоби увеличилось, природа допорчена, естественныя богатства истощены, а естественныя условiя обезображены.

Вместе съ темъ въ самой жизни населенiя проявилась скудость, обедненiе, вопiющая нужда".

Типичность положенiя описанныхъ мною деревень была отмечена въ то время и многими органами нашей печати, весьма сочувственно отнесшейся къ моей работе. Въ наиболее обстоятельныхъ отзывахъ было указано на тесную зависимость такого состоянiя нашихъ селенiй съ общими условiями русской жизни, отмеченъ резкiй контрастъ между показнымъ блестящимъ финансовымъ состоянiемъ Русской имперiи и прогрессирующимъ разоренiемъ крестьянскихъ массъ безправныхъ и обездоленныхъ.

Такъ, напр. въ своей заметке "Несколько цифръ", напечатанной въ "Русскомъ Богатстве", Н.Ф.Анненскiй считалъ, что описанныя мною деревни вовсе не исключительныя явленiя. "Къ сожаленiю, говорилъ онъ, у насъ нетъ для этого никакого основанiя. Очень широкiе слои безземелънаго и малоземельнаго крестьянства стоятъ въ такихъ же общихъ условiяхъ, какъ и наши деревни, и мы въ праве ожидать, что одинаковыя общiя условiя оказываются и для нихъ последствiями, близкими къ отмеченнымъ для животинцевъ и моховатцевъ. Те данныя, которыя мы имеемъ въ местныхъ изследованiяхъ крестьянскаго хозяйства въ разныхъ районахъ Россiи, могутъ доставить многочисленныя подтвержденiя этому. Такимъ образомъ, мы можемъ съ большимъ правомъ принять, что приведенныя цифры освещаютъ небольшой уголокъ целаго пласта въ нижнихъ слояхъ народнаго хозяйства" (курсивъ мой).

Этой типичностью описанныхъ мною явленiй крестьянской нужды, этой тесной связью моего частнаго санитарно-экономическаго изследованiя съ общими вопросами нашего государственнаго устройства и следуетъ, вероятно, объяснить сравнительно широкiй интересъ со стороны общества, проявленный къ моей спецiальной работе.

Изданный приложенiемъ къ NN38--41 "Саратовской Земской Недели" за 1901 годъ лишь въ весьма небольшомъ количестве отдельныхъ оттисковъ "Очеркъ села Новоживотиннаго и Моховатки" разошелся въ очень короткое время, совершенно не поступивъ въ продажу. Съ техъ поръ и до самаго последняго времени мне приходится постоянно получать просьбы отъ различныхъ учрежденiй и частныхъ лицъ о высылке моей работы и, къ сожаленiю, всегда отвечать на нихъ невольнымъ отказомъ.

Ободряемый советами моихъ товарищей, я хотелъ было въ конце 1904 года выпустить очеркъ вторымъ изданiемъ, отчасти затемъ, чтобы удовлетворить очевидно существующему хотя и небольшому спросу, отчасти же имея въ виду более общiя соображенiя.

Въ то время русское общество напряженно переживало тяжелые и тревожные дни. Кровавая эпопея на Дальнемъ Востоке, съ рядомъ удручающихъ въ ней неудачъ, внутреннее неустройство Россiи и колеблющiяся настроенiя правящихъ сферъ вместе съ широкимъ подъемомъ общественнаго самосознанiя, грядущiя и неизбежныя серьезныя реформы существовавшаго порядка вещей и безсилiе отживавшаго бюрократическаго строя, -- все это заставляло глубоко задуматься всякаго мыслящаго русскаго человека, захватывало все его вниманiе и призывало къ посильной общественной работе.

Болыше, чемъ когда-либо, казалось мне, на каждомъ работнике лежалъ определенный общественный долгъ, каждый долженъ былъ принять участiе въ широкой "переоценке ценностей", неизбежной въ совершающемся переломе русской жизни, открыто и громко заявить о полной негодности существующаго всевластнаго бюрократизма, указать вопiющiе факты постепеннаго разоренiя народныхъ массъ.

Мне хотелось тогда вновь воскресить въ памяти общества картины деревенской нужды, хотелось вновь напомнить, какъ живется этому великому русскому страстотерпцу, этому серому безграмотному и безответному люду, сотни тысячъ сыновъ котораго гибли тогда въ далекой стране на чуждыхъ, залитыхъ кровью поляхъ Маньчжурiи.

Мне хотелось хотя бы чисто фактическимъ матерiаломъ, голосомъ сухихъ и мертвыхъ цифръ, напомнить о живыхъ и страдающихъ людяхъ, очертить, въ какiя невыносимыя условiя существованiя поставлены эти люди у себя дома, въ своей убогой хате, съ своей удручающей темнотой, показать, какъ гнетуща эта мертвящая действительность ихъ родного села.

Въ написанномъ мною тогда предисловiи къ предполагавшемуся второму изданiю я указывалъ на неизбежность грядущаго обновленiя русской жизни работой народнаго представительства и даже на вероятную близость политическаго освобожденiя родины, съ которымъ у насъ неразрывно, роковымъ образомъ связаны труднейшiе вопросы улучшенiя соцiальнаго положенiя рабочихъ классовъ общества...

А.Шингаревъ.
С.-Петербургъ, 8 iюня 1907 года.

 Об авторе

Андрей Иванович ШИНГАРЕВ (1869--1918)

Известный российский земский, общественный, политический и государственный деятель, врач, публицист. Родился в селе Боровом (Воронежская губерния), в купеческой семье. Окончил естественное отделение физико-математического факультета (1891) и медицинский факультет (1894) Московского университета. В 1895--1907 гг. работал врачом в Воронежской губернии. В 1895--1900 гг. гласный Усманского уездного, в 1895--1898 и 1901--1904 -- Тамбовского губернского земских собраний. С 1905 г. стал одним из виднейших лидеров конституционно-демократической партии (кадетов). Будучи депутатом II, III и IV Государственной Думы, являлся одним из главных ораторов кадетской фракции. После свержения самодержавия -- министр земледелия Временного правительства. В мае--июле 1917 г. -- министр финансов в первом коалиционном правительстве. Позже был лидером кадетской фракции в Петроградской городской думе, избирался в Учредительное собрание.

Всероссийскую известность А.И.Шингарев получил благодаря своей книге "Вымирающая деревня" (1901), в которой он призывал "открыто и громко заявить о полной негодности существующего всевластного бюрократизма, указать вопиющие факты постепенного разорения народных масс". В противном случае он предсказывал неминуемые "грядущие потрясения". Став министром земледелия в первом составе Временного правительства, он инициировал принятие закона о хлебной монополии, считая, что "это неизбежная, горькая, печальная мера". Будучи министром финансов, он провел резкое повышение подоходного налога, вызвав недовольство предпринимателей. В день предполагавшегося открытия Учредительного собрания (28 ноября 1917 г.) он был арестован по постановлению Петроградского военно-революционного комитета как один из лидеров оппозиционной партии, и позже, в ночь на 7 января 1918 г., убит анархистами.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце