URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Тураев Б.А. Древний Египет
Id: 195276
 
285 руб.

Древний Египет. Изд.6

URSS. 2015. 184 с. Мягкая обложкаISBN 978-5-9710-1852-0.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося русского востоковеда-египтолога, основоположника отечественной школы истории и филологии Древнего Востока Б.А.Тураева (1868--1920), представляющая собой научно-популярный очерк истории и культуры Древнего Египта. При всей своей краткости эта работа остается одним из самых глубоких и подробных исследований египетской истории. В состав книги входит также глава, посвященная раннехристианскому Египту.

Книга будет интересна историкам, востоковедам, культурологам, преподавателям и студентам исторических факультетов вузов, а также широкому кругу любителей древней истории.


 Содержание

Введение
I. Религия
II. Утро египетской цивилизации
III. Фивы
IV. Закат египетской культуры
V. Христианский Египет

 Введение

Один из наиболее замечательных памятников египетской письменности, приобретенный и разработанный нашим соотечественником, В.С.Голенищевым, влагает в уста князя финикийского города Библа следующие слова: "Амон устроил все земли, устроенные им, но землю Египетскую -- раньше других. И искусство вышло из нее, и учение вышло из нее, чтобы дойти до места, где я пребываю". Этот князь конца XII в., указывавший тщательно египетскому путнику на свою независимость, открыто признает в эту эпоху политического упадка Египта, его культурное и духовное первенство и свидетельствует о великой роли Нильской долины в истории цивилизации. В этом отношении классические писатели, возводившие к Египту и свою науку, и философию, и религию, считавшие его седалищем высшей премудрости, где учились их мудрецы и государственные деятели, не сказали ничего нового -- они повторили то, что выразил финикийский царек. II новая Европа, еще не получив доступа к иероглифическим памятникам и жадно стремясь получить его, предвкушала вычитать в них разрешение волновавших ее вопросов и новое откровение. Действительность как будто обманула это ожидание: вместо великих богословских и философских откровений оказались трескучие царские надписи, монотонные гимны богам, бесконечные и бесчисленные, притом бессмысленные магические формулы, эмпирические и весьма приблизительные научные выкладки, да сказки иногда довольно легкомысленного содержания. Разочарование было велико, особенно, когда со стороны раздался лозунг "Babel und Bibel" и когда болезнь панвавилонизма грозила свести великую нильскую цивилизацию на одну из областей излучения азиатской двуречной. Но египтология выдержала это испытание. Новые находки и более тщательное изучение памятников ведут к реабилитации Египта и великому народу берегов священной реки снова усвояется великая роль в создании нашей цивилизации. Действительно, какую бы сторону нашей жизни мы ни взяли, исследование ее истории нас по большей части в конце концов приводит в Египет, который был отцом европейской государственности, европейского искусства, многих явлений нашей религиозной жизни и быта. Египет -- родина архитектурных форм колонны, базилики; он же создал наши иконы и монашество, к его иллюстрированным папирусам приходится восходить, чтобы об'яснить происхождение наших книг с рисунками, в нем следует искать исходный пункт распространения многих сюжетов и мотивов наших сказок. Росписи стен, выродившиеся в наши обои, флаги, выкидываемые на мачтах в праздники, весы на изображениях страшного суда, представления апокрифического характера о загробных чудовищах и вратах, различные средства народной медицины и многое иное, разнообразное и иногда неуловимое, может быть об'яснено только, как наследие великой культуры, накоплявшей и развивавшей свое духовное достояние в течение тысячелетий.

Географические условия, среди которых возникла и развилась эта цивилизация, представляют интересное взаимодействие африканского материка и двух океанов. Узкая вытянутая долина Нила окружена с трех сторон пустынями; она как бы погребена между Сахарой и близкой к ней географически Аравией, что в связи с подтропическим положением должно было бы обусловить исключительно знойный климат.

Но истоки Нила лежат на высоком обширном плоскогорий экваториальной Африки, покрытом сетью больших озер, где пары Индийского, отчасти и Атлантического океана, сгущаясь на прохладных лесистых и водных поверхностях, дают обильные периодические дожди на Абиссинском плоскогорий и постоянные в области экватора. Последние питают могучий Белый Нил, первые, вместе с тающими снегами, переносят чрез Собат и Атбару с ее притоками и бурный Голубой Нил огромные массы воды, дробящей гранитные скалы и несущей строительный материал, который отлагается в течение тысячелетий в Нильской долине. У Хартума воды эти смешиваются с Белым Нилом, который несет в Египет огромное количество продуктов гниения растительных элементов из болот экваториальной Африки. Из соединения пластического материала, приносимого с абиссинских гор, с этими растительными частицами и получается тот ил, который создал Египет и дает ему плодородие, в то время, как масса воды, приносимая Белым Нилом, не дает ему иссякнуть и растеряться в песках пустыни. Шесть порогов в Нубии и пять в верхнем течении Белого Нила являются важными регуляторами вод могучей реки -- без них разливы были бы слишком быстры и кратковременны. И роль пустыни, как фактора географической среды, также должна быть отмечена. "Действуя большую часть года, как гигантский огненный костер, песчаная пустыня устанавливает летом грандиозную тягу вертикального воздушного столба, образуя над собою обширнейшую площадь низкого давления, куда устремляется со всех сторон воздух соседних районов атмосферы с высоким давлением (Средиземное море) и, в силу этого, летом же устанавливается господствующий ток на Египет со сторон Средиземного моря... а так как ветры северных румбов дуют в году приблизительно около 300 дней, то ими, главным образом северным ветром, и определяется характер местного климата; он отличается в общем умеренностью температуры, умеренною влажностью необыкновенно прозрачного воздуха, безоблачным темносиним небом. Только весной устанавливается в Сахаре постоянный ток с юга, и чрез это в Египте дует почти около двух месяцев, начиная с марта и по конец апреля, горячий южный и юго-восточный ветер, перемежаясь иногда северным и восточным. С этого же времени начинает, также с перерывами, тянуть знойный пыльный юго-западный хамсин. Воздух в это время бывает пресыщен электричеством, по всей вероятности, существенно влияющим на накопление озона и окисей азота в атмосфере, увлекаемых затем обильными росами в верхние слои почвы. Начиная с июня и до конца февраля снова дуют или чисто северные или, вообще, ветры северных румбов. Летом, осенью и зимой все время продолжается разлив Нила, который начинается с июля, достигает максимума в сентябре и медленно опадает в продолжение всей зимы, с тем, чтобы достигнуть самого низкого уровня в апреле, мае и июне. Благодаря особенно большим массам воды, заливающим во 2-й половине лета и осенью всю орошаемую площадь, в воздухе скопляется много паров, и они, при господствующих прохладных северных ветрах, легко сгущаются в туманы по вечерам... Они нисколько не вредят растениям, наоборот, обогащают их аммониакальными солями... Во время преобладания ветров пустыни или смены ветров северных румбов восточными и южными, уничтожаются все вредные для здоровья людей и животных последствия пресыщения почвы влагой и истребляются все малярийные скопления ...Жаркие ветры пустыни, способствуя усиленному испарению, при условии свойств нильской почвы, весьма богатой железом и алюминием, принимать, вследствие испарения, порозное состояние, -- служат косвенной причиной усиленной интрификации почвы и ее быстрейшего физического и химического выспевания. Господство северных ветров спасает также Египет от занесения песком, под которым он был бы бесследно схоронен, если бы господствующие ветры дули с пустыни. Наибольшая сила свежих, северных, умеренно-влажных ветров совпадает с максимальным периодом разлива и с частыми ночными туманами, чем широкая пелена воды защищается от чрезмерных потерь чрез испарение. Стоило бы только ветрам пустыни дуть с такой же силой и постоянством, и тогда даже могучий Нил не в силах был бы дать и половины той влаги, какую он доставляет в настоящее время. Если бы направление ветров не было идеально благоприятно, как оно есть в действительности, то Египет, как страна культуры, был бы немыслим... между тем едва ли многим приходит в голову, что своим торжеством Нил обязан именно той страшной пустыне, которая, казалось, готова поглотить его..." (Клинген, "Среди патриархов земледелия"). Роль ветров в жизни страны сознавалась и самими египтянами. Не говоря уже о постоянном пожелании "сладостного дуновения северного ветра" в сей жизни и будущей, мы находим у одного пророка, предвещавшего всякие беды: "южный ветер сблизится с северным, небо не будет с одним ветром".

Геологами уже написана история образования Нильской долины. Было время, когда ее еще не было, когда течение великой реки, встретив гранитные массы у Ассуана, пошло западнее по Ливийской пустыне, а морской залив доходил, вероятно, до Эсне. Чермное море образовалось только в начале четверичного периода и лишь к началу современного геологического периода Нил вступил в свою культурную роль. Климат в это время в Египте был тропический; леса, растения и животныя жарких стран изобиловали, но и в доисторическое время, судя по первобытным рисункам и остаткам, в Египте еще водились львы, жирафы, слоны, носороги, произростали многие растения, свойственные ныне только странам верхнего Нила.

Возможно, что и первобытное население Египта было однородным на всем протяжении долины, что обитатели юга постепенно двигались к северу по мере образования египетской части долины. По исследованию антропологов, тип египтян весьма сложный и явился результатом взамодействия различных рас, и в этом отношении они подобны другие культурным народам. На первобытный африканский слой, вероятно, кочевой отложился в глубокой древности так называемый хамитский, выселившийся из Аравии, где вместе с тамошним населением он составлял так называемых прасемитов. Эта хамитская группа народов включает в себя население северной Африки, ливийцев, берберов, затем нубийцев, сомлийцев, бишаринов и других, отличаясь от негров и племен языков банту. По языку она находится в несомненном родстве с семитической, но в более отдаленной степени, чем различные части семитической ветви -- между собою. Равным образом и отдельные представители хамитического мира не обнаруживают этой степени близости, будучи расселены по более обширной территории, имея столь различные судьбы. Египтяне были единственным народом этого племени, создавшим мировую культуру и богатую литературу, которая к тому же на многие века отстоит от современных произведений народной словесности различных хамитских племен, изучаемых лингвистами и исследователями фольклора; у нас нет поэтому такого богатого материала для сравнительных исследований, какими мы располагаем при изучении семитического мира. Египетский язык, во всяком случае, обнаруживает наибольшую близость к семитическим, и в грамматике, и в словаре, особенно в том, что корни состоят главным образом из трех согласных, и гласные имеют лишь служебное значение для образования форм. И звуковой состав языка тот же. И близость эта увеличивается по мере того, как мы знакомимся с более древними стадиями развития языка, имевшего длинную и поучительную историю. Очевидно, Египет и потом продолжал питаться новыми переселениями с востока, усиливавшими в нем азиатско-семитический элемент. Это доказывается и другими сторонами культуры -- религией и искусством: и там и здесь мы встречаем родственные черты с азиатской цивилизацией, развившейся в области двух великих рек. Египетское иероглифическое письмо, несомненно возникшее уже на африканской почве, также указывает на родство создавшего его народа с семитами; оно принимает в соображение только согласные звуки и те полугласные, которые так характерны для семитизма. На азиатские отношения указывают и находимые уже в древнейших гробницах зерна пшеницы и ячменя, а также виноград и священные деревья -- сикомора и персея; последние южно-аравийского происхождения и может быть косвенна указывают на путь, по которому происходили отчасти переселения, тем более, что на противоположном берегу Африки, в Самалийской области, египтяне помещали страну Пунт, с которой они издревле поддерживали сношения и жителей которых изображали подобными себе, невсегда даже причисляя их к враждебным иностранцам. Здесь же помещали они так наз. "Страну Бога", обитающего в атмосфере благовонных деревьев, смолы которых воскуряются в храмах. И Библия помещает родоначальника египтян Мисраима в потомство Хама вместе с представителями Пунта -- Путом и Нубии -- Кушем.

Если везде человек является сыном своей почвы, то в Египте влияние географической среды на население и его культуру было особенно могущественным. Оно претворило все этнические элементы в одну цельную расу, стойкость которой вызывает удивление и которая до сих пор, несмотря на персидское, греческое, римское, византийское, арабское и турецкое владычество, сохраняет в большой чистоте свой физический тип и даже продолжает ассимилировать новых обитателей. Даже на животных распространяется эта ассимилирующая и претворяющая способность географических и климатических условий великой страны. Могущественны были их воздействия и на развитие культуры. Прежде всего они были школой государственности. Богатые дары Нила могут превратиться в величайшие бедствия, если к нем не приложить упорного и систематического труда. Нормальный уровень поднятия Нила -- 16 фут.; трех футов нехватки достаточно для наступления голода, с другой стороны слишком быстрое, бурное и обильное половодье гибельно для людей и животных. Вода половодья должна быть регулируема каналами, резервуарами и шлюзами, поддерживаться на известной высоте сооружениями; для сношений между населенными местами должны быть устроены плотины и сооружены суда. Все это обусловило раннее развитие гидротехники, землемерного дела и наблюдения неба для календарных вычислений, определяющих время наступления и хода разлития реки. Ежемесячный пересмотр границ полей, заливаемых рекой вызвал необходимость ведения точного измерения, записей, развитого чувства собственности, уважения к суду и закону. Все это требовало дружного и согласного сотрудничества всего народа на всем протяжении от катаракта до устья, при условии всецелого подчинения сильной, располагающей безусловным авторитетом центральной власти. Египет стал родиной бюрократической абсолютной монархии, в которой личность государя была обожествлена, и огромная часть народа состояла из крепостных. -- Редкие контрасты природы и соприкосновение необычайно плодородной долины с бесплодной пустыней, быстрое чередование яркого света и темной ночи, смена ветров и периодов Нила наложили печать на религиозное мышление египтянина, развив в нем сначала космический, затем этический дуализм и сделав его особенно ревностным почитателем божества света, сначала чувственного, затем духовного. А когда он принял религию света Истинного, горы и пустыни, замыкающие его долину, сделались для него местом духовных подвигов и дали миру монашество, значение которого в культурной истории человечества еще не поддается учету. Необычайная сухость климата и почвы пустыни, особенно в Верхнем Египте, сохраняющая самые хрупкие предметы и подверженные тлению вещества, содействовала особому направлению представлений о загробной участи, обусловила заботу о сохранении тел и вызвала исключительное среди других религий развитие интереса и учения о потустороннем мире. Не менее тесна была зависимость от внешних условий и египетского искусства. Исключительная художественная одаренность великой нации была поставлена в особенно благоприятные условия развития. "Чудная долина вдоль гор пустыни. Вид вдаль по плоскости, ограниченной извивающимися линиями песчаных холмов и скалистых плоскогорий. К этому прозрачность и красочность воздуха, приближающая к глазу даль и оставляющая ограничивающей линии ее остроту. В ландшафте простейшие контрасты равнины и высот без переходов; размеры, в которых исчезает все мелкое. Эта природа, довольная только грандиозным, не давала искусству ничего подобного бесконечному богатству Греции и Италии -- никаких холмов, гор, лесов и морских заливов, замкнутых долин, которые могли получить свое настоящее увенчание храмом, замком, театром или стадием. На берегах Нила искусству были предоставлены лишь две возможности -- подчинение или конкуренция. Египетское искусство избрало второе. Оно воздвигло колоссы, и не только пирамиды, но и великие храмы и сооружения на террасах. Этим оно обязало себя масштабом, который оказывал влияние до самых малых форм" (L.Curtius). Для осуществления этой задачи были обильные средства. Египетским царям и художникам не было необходимости, подобно вавилонским, снаряжать отдаленные экспедиции за строительным материалом -- все было в изобилии у них в стране. Область первого порога доставляла прекрасный гранит, далее к северу, особенно у Сильсилэ -- песчаник, еще дальше -- известняк, также добывавшийся у Мемфиса в копях Моккатама, в Турре, Аяне, Масаре. Алебастровые копи находились в Среднем Египте у Хатнуба, другие твердые породы -- в Хаммамате между городом Контом и Чермным морем.

Соседний Синай изобиловал бирюзой, малахитом и медью, примыкающая с юга Нубия -- золотом. Доставка тяжелого материала облегчалась Нилом, по которому он мог сплавляться уже в отдаленное время, так как египтяне рано начали строить суда. Реки были главным средством сообщения, до такой степени, что в египетском языке "плыть до течению" и "против течения" значило путешествовать на север и на юг даже тогда, когда дело шло о сухопутном путешествии и притом за пределами долины. Весьма характерно и то обстоятельство, что египтяне, окруженные народами разнообразных цветов, стали весьма тщательно отмечать в искусстве расовые особенности, весьма удачно схватывали характерные признаки типов народов и впервые стали классифицировать расы по цвету кожи (система Блюменбаха). Любопытен и другой критерий, служивший у них для различения себя от соседних народов: в то время, как они питаются Нилом, "вытекающим "из Преисподней"" или из Океана, прочие народы получают воду из Нила, свергающегося с неба в виде дождя.

Придатком к Египту были многочисленные оазы (от египетского слова "уахет") Ливийской пустыни. Из них, самый обширный и близкий к долине Нила, почти примыкающий к ней -- Фаюм, питаемый Бахр-Юсупом и заключающий в себе Меридово озеро, имел особое значение в эпоху Среднего Царства и в поздние времена; у входа в него даже иногда были царские резиденции. На севере у озер, находящихся в подземном соединении с Нилом, лежит знаменитая Нитрия, производящая натр и сделавшаяся в христианское время местом монашеских подвигов; самый оаз назывался тогда Шиит (копты объясняли Ши-хит "взвешивание сердца") прототип греческого и нашего ставшего нарицательным словом "Скит". -- Далее расположен ряд оазов -- Кенем или южный (ныне Эль-Харге), Джесджес, ныне Эль-Дахлэ, Амоюв (ныне Сивэ), Северный (ныне Эль-Бахарийэ) и др. Существование их об'ясняют большею частью огромным подземным резервуаром воды, питающим их озера и источники. Историческое значение их заключалось, главным образом, в передаче египетской культуры ливийским племенам, в общении ее с пунической и греческой (в Киренаике), особенно в религиозной сфере -- достаточно вспомнить ту роль, какую имел оракул Амона в Сивэ и то влияние, каким он пользовался во всем древнем мире -- это была до известной степени выдвинутая нейтральная почва египетской цивилизации, где встречались богомольцы и вопрошатели со всего тогдашнего мира, откуда и Карфаген получил своего Ваала-Хаммона с рогами овна, и Александр свое признание, как сына Амона и земного бога. Оазы были колонизованы египтянами и составили одно целое с их страной уже в Фиванский период их истории, что очевидно из характера их культурных остатков и их культа Амона.


 Об авторе

Борис Александрович ТУРАЕВ (1868--1920)

Выдающийся русский востоковед, основоположник отечественной школы истории и филологии Древнего Востока (в частности, египтологии и эфиопистики). Родился в Новогрудке (Минская губерния). В 1891 г. окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Многие годы работал в музеях Франции, Англии, Германии и Италии. С 1896 г. приват-доцент, с 1904 г. экстраординарный, а с 1911 г. ординарный профессор Санкт-Петербургского университета. В 1912 г. получил должность хранителя собрания египетских древностей Музея изящных искусств в Москве. С 1918 г. -- академик Академии наук в Петрограде.

Б.А.Тураев -- автор десятков работ, посвященных проблемам истории, археологии, искусства, филологии, истории религии и церкви, источниковедения и историографии. Помимо египтологии, он много и плодотворно работал в области семитологии, ассириологии, шумерологии, коптологии, хеттологии и урартоведения. Он стал первым представителем России в систематическом изучении и публикации древнеегипетских памятников, преимущественно из отечественных музейных коллекций. Его книги, сочетающие строгую научную достоверность с доступностью и увлекательностью изложения, с успехом выдержали испытание временем и в наши дни пользуются популярностью у широкого круга читателей.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце