URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Улуханов И.С. Единицы словообразовательной системы русского языка и их лексическая реализация
Id: 194773
 
299 руб.

Единицы словообразовательной системы русского языка и их лексическая реализация. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 232 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01599-6.

 Аннотация

В книге рассматривается соотношение между реализованными и потенциально возможными единицами словообразовательной системы русского языка. Предлагается исчислительно-объяснительный метод описания системы языка, заключающийся в исчислении возможностей системы и объяснении причин их реализации или нереализации. Описано семьдесят девять реализованных узуально или окказионально способов русского словообразования; показаны возможности заполнения с помощью новых формантов пустующих клеток словообразовательной системы; выявлен ряд не описанных ранее семантических свойств способов словообразования и формантов. Второе издание дополнено указателем неологизмов и окказионализмов и указателем способов словообразования.

Рекомендуется специалистам-филологам, работающим в области русского языкознания, а также широкому кругу читателей, интересующихся русским словообразованием.


 Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Состав способов словообразования   и возможности его пополнения

 1.1. История изучения способов словообразования
 1.2. Понятие словообразовательного средства
2. Состав способов словообразования и возможности его пополнения
 2.1. Чистые способы словообразования
 2.1.1. Чистые узуальные способы словообразования
 2.1.1.1. Форманты чистых узуальных способов; вопрос о неморфемных формантах (субстантивация, неморфемное усечение)
 2.1.1.2. Вопрос о формантах, состоящих из нескольких однородных словообразовательных средств
 2.1.2. Чистые окказиональные способы словообразования
 2.1.2.1. Обратные чистые окказиональные способы словообразования
 2.1.2.1.1. Обратные способы словообразования в их соотношении с прямыми
 2.1.2.1.2. Возникновение нового значения у мотивирующего слова под влиянием мотивированного
 2.1.2.1.3. Морфемы, удаляемые при обратном словообразовании
 2.1.2.1.4. Обратное словообразование и сходные с ним процессы
 2.1.2.2. Прямые чистые окказиональные способы словообразования
 2.1.2.2.1. Междусловное наложение
 2.1.2.2.2. Изменения фонемного состава мотивирующего слова
 2.1.2.2.2.1. Добавление фонем
 2.1.2.2.2.2. Изменение порядка фонем на обратный
 2.1.2.2.2.3. Анаграмма
 2.1.2.2.3. Использование аффиксов в качестве самостоятельных слов
 2.1.3. Обобщающая схема чистых способов словообразования
 2.1.4. Виды преобразований основы мотивирующего слова в чистых способах словообразования
 2.1.4.1. Добавление единиц
 2.1.4.2. Удаление единиц
 2.2. Смешанные способы словообразования
 2.2.1. Смешанные способы словообразования -- сочетания узуальных чистых способов
 2.2.1.1. Узуальные способы
 2.2.1.1.1. Парные способы
 2.2.1.1.2. Тройные способы
 2.2.1.2. Окказиональные способы
 2.2.1.2.1. Парные способы
 2.2.1.2.2. Тройные способы
 2.2.1.2.3. Четверные способы
 2.2.1.3. Причины и степень реализации сочетаний узуальных чистых способов в составе смешанного способа; возможности возникновения новых способов
 2.2.2. Смешанные способы словообразования -- сочетания узуальных и окказиональных чистых способов
 2.2.2.1. Узуальные способы
 2.2.2.2. Окказиональные способы
 2.2.2.2.1. Парные способы
 2.2.2.2.1.1. Сочетания прямых способов
 2.2.2.2.1.2. Сочетания прямого и обратного способов
 2.2.2.2.2. Тройные способы
 2.2.2.2.2.1. Сочетания прямых способов
 2.2.2.2.2.2. Сочетания прямых иобратных способов
 2.2.2.2.3. Четверной способ
 2.2.2.2.4. Пятерной способ
 2.2.2.3. Причины и степень реализации сочетаний узуальных и окказиональных чистых способов в составе смешанного способа; возможности возникновения новых способов
 2.2.3. Смешанные способы словообразования -- сочетания окказиональных чистых способов
 2.2.3.1. Сочетания прямых и обратных способов
 2.2.3.2. Сочетания обратных способов
 2.2.4. Общая характеристика смешанных способов словообразования с точки зрения их состава и количества
3. Способы словоообразования и словоообразовательные цепочки

Глава 2. Состав словообразовательных формантов   и возможности его пополнения

1. Количественный состав словообразовательных формантов русского языка. Форманты и словообразовательные средства
2. Лексическая реализация возможностей системы словообразовательных формантов
 2.1. Процессы, имеющие место как в чистых, так и в смешанных способах словоообразования
 2.1.1. Возникновение новых аффиксов
 2.1.2. Возникновение новых значений у существующих аффиксов
 2.1.3. Расширение частеречной употребительности аффиксов или их значений
 2.1.3.1. Расширение частеречной употребительности аффиксов или их значений, составляющих формант чистых способов словообразования
 2.1.3.2. Расширение частеречной употребительности аффиксов, составлящих формант смешанных способов словообразования
 2.2. Процессы, имеющие место только в чистых способах словообразования
 2.3. Процессы, имеющие место только в смешанных способах словообразования
 2.3.1. Возникновение новых смешанных формантов с аффиксами или их значениями, узуальными только для чистых способов словообразования
 2.3.1.1. Возникновение новых смешанных формантов с аффиксами, узуальными только для чистых способов словообразования
 2.3.1.1.1. Образование по образцу опосредствованной мотивации
 2.3.1.1.2. Образование по образцу слов с семантически соотносительными аффиксами
 2.3.1.2. Возникновение новых формантов с аффиксами, имеющими значение, узуальное только для чистых способов словообразования
 2.3.1.2.1. Образование по образцу опосредствованной мотивации
 2.3.1.2.2. Образование по образцу слов с семантически соотносительными аффиксами
 2.3.2. Возникновение новых смешанных формантов с аффиксами, узуальными для других смешанных формантов
 2.3.2.1. Возникновение новых смешанных формантов с аффиксами, узуальными для другого смешанного способа словообразования
 2.3.2.2. Возникновение новых смешанных формантов с аффиксами, узуальными для того же способа словообразования
 2.3.3. Возникновение новых сочетаний значений в узуальной комбинации многозначных аффиксов
 2.4. Итоговые замечания
3. Префиксально-суффиксальные форманты и принципы их описания
 3.1. Сфера распространения префиксально-суффиксальных формантов
 3.2. Форманты префиксально-суффиксальных отыменных глаголов
 3.2.1. Состав префиксов префиксально-суффиксальных отыменных глаголов
 3.2.2. Состав суффиксов префиксально-суффиксальных отыменных глаголов
 3.2.2.1. Суффикс -u1
 3.2.2.2. Суффикс -oвa-/-upoвa-/-uзupoвa-/uзoвa-
 3.2.2.3. Суффикс -а1-
 3.2.2.4. Суффиксы -е- и -ну1-
 3.2.2.5. Суффиксы -нича- и -ствова-
 3.2.2.6. Суффикс -а2-/-ка-
 3.3. Комбинации значений префикса и суффикса в составе префиксально-суффиксальных формантов раз- + -и1-, пере- + -и1-
 3.4. Значения префиксов и суффиксов в префиксальносуффиксальных глаголах в соотношении с их значениями в префиксальных и суффиксальных глаголах
4. Заключение

Глава 3. Семантика способов словообразования   и словообразовательных формантов

 1.1. Вводные замечания
 1.2. Проблемы классификации словообразовательных значений
 1.3. Состав и организация транспозиционной сферы значений
 1.4. Разнонаправленные семантические отношения между членами словообразовательных пар
2. Семантика чистых способов словообразования и их формантов
 2.1. Семантика способов, форманты которых выражают более одного словообразовательного значения
 2.1.1. Семантика способов, форманты которых выражают значения разных видов
 2.1.1.1. Семантика способов, форманты которых выражают значения трех видов
 2.1.1.1.1. Суффиксация
 2.1.1.1.1.1. Модификационные значения, выраженные суффиксами
 2.1.1.1.1.1.1. Модификационные значения, выраженные суффиксами существительных
 2.1.1.1.1.1.2. Модификационные значения, выраженные суффиксами прилагательных
 2.1.1.1.1.1.3. Модификационные значения, выраженные суффиксами глаголов
 2.1.1.1.1.1.4. Модификационные значения, выраженные суффиксами наречий
 2.1.1.1.1.2. Транспозиционные значения, выраженные суффиксами
 2.1.1.1.1.2.1. Прямая транспозиция
 2.1.1.1.1.2.1.1. Прямая транспозиция с помощью суффиксов существительных
 2.1.1.1.1.2.1.2. Прямая транспозиция с помощью суффиксов наречий
 2.1.1.1.1.2.2. Конверсивная транспозиция
 2.1.1.1.1.2.2.1. Конверсивная транспозиция с помощью суффиксов прилагательных
 2.1.1.1.1.2.2.2. Конверсивная транспозиция с помощью суффиксов глаголов
 2.1.1.1.1.3. Мутационные значения, выраженные суффиксами
 2.1.1.1.1.3.1. Мутационные значения, выраженные суффиксами существительных
 2.1.1.1.1.3.2. Мутационные значения, выраженные суффиксами прилагательных
 2.1.1.1.1.3.3. Мутационные значения, выраженные суффиксами глаголов
 2.1.1.1.1.3.4. Мутационные значения, выраженные суффиксами наречий
 2.1.1.1.2. Десуффиксация
 2.1.1.1.2.1. Модификационные значения, выраженные десуффиксацией
 2.1.1.1.2.2. Транспозиционные значения, выраженные десуффиксацией
 2.1.1.1.2.3. Мутационные значения, выраженные десуффиксацией
 2.1.1.2. Семантика способа, формант которого выражает значения двух видов. Аббревиатурное усечение. Модификационные и мутационные значения, выраженные этим способом
 2.1.2. Семантика способов, форманты которых выражают разные значения одного вида
 2.1.2.1. Семантика способов, форманты которых выражают только модификационные значения
 2.1.2.1.1. Префиксация
 2.1.2.1.2. Постфиксация
 2.1.2.1.3. Депрефиксация
 2.1.2.1.4. Декомпозиция
 2.1.2.1.5. Добавление фонем и изменение порядка фонем на обратный
 2.1.2.2. Семантика способов, форманты которых выражают только мутационные значения
 2.1.2.2.1. Субстантивация
 2.1.2.2.2. Десубстантивация
 2.2. Семантика способов, форманты которых выражают одно словообразовательное значение
 2.2.1. Способы, форманты которых выражают соединительное значение
 2.2.2. Способы, форманты которых выражают одно модификационное значение
 2.3. Соотношение между видами словоообразовательных значений и способами словообразования
3. Семантика смешанных способов словообразования
 3.1. Смешанные способы в их отношении к количеству и характеру сочетаний значений, выражаемых этими способами
 3.2. Причины наличия или отсутствия сочетаний видов значений у смешанных способов
 3.3. Сочетание значений в их отношении к количеству и характеру способов, выражающих эти значения
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА
УКАЗАТЕЛЬ НЕОЛОГИЗМОВ И ОККАЗИОНАЛИЗМОВ
УКАЗАТЕЛЬ СПОСОБОВ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ
ОГЛАВЛЕНИЕ

 Из введения

1. Современный этап изучения словообразовательной системы современного русского языка характеризуется рядом существенных особенностей, из которых назовем лишь некоторые, необходимые нам для дальнейшего изложения.

Довольно полно и подробно описаны словообразовательные типы, форманты и некоторые другие единицы словообразовательной системы. Имеется полный алфавитный словарь гнезд; ведется исследование так называемых комплексных единиц словообразования -- словообразовательных гнезд, парадигм, цепочек. Выработана система понятий и терминов словообразования и морфемики, использованных в указанных описаниях (многие из этих понятий и терминов устоялись, по другим ведется полемика). Созданы учебники по русскому синхронному словообразованию.

Эти результаты в значительной степени были подготовлены той активной работой по русскому словообразованию, которая началась в 50-е годы и была стимулирована известными работами В.В.Виноградова и Г.О.Винокура по словообразованию. Все относительно полные описания словообразовательной системы созданы в рамках аналитического системно-структурного направления...

С иных позиций словообразовательная система русского языка (равно как и какого-либо другого языка) пока полностью описана не была; так, не существует, например, описаний словообразовательной системы, выполненных на основе теории генеративной или функциональной грамматики; имеются лишь теоретические работы предварительного характера по генеративному словообразованию (ср. Laskowski, 1973, Puzynina, 1973; о функциональном словообразовании см. Улуханов, 1994).

2. Все описания русского словообразования, в частности, раздел "Словообразование" в Рус. гр., 1980 и "Словообразовательный словарь русского языка" (Тихонов, 1985) сделаны на базе узуальной лексики. Неологизмы и окказионализмы используются, как правило, лишь для иллюстрации степени и сферы продуктивности узуальных типов. Кроме того, на материале окказионализмов изучается динамический аспект словообразования, условия коммуникации, способствующие действию словообразовательного механизма (из последних работ ср. прежде всего Земская, 1992).

3. Названные (и не названные) результаты изучения синхронного словообразования русского языка отнюдь не свидетельствуют об исчерпанности теории синхронного словообразования и возможностей выявления в синхронной словообразовательной системе новых фактов и закономерностей -- даже в том случае, если эта теория продолжает строиться на общих принципах аналитической грамматики (с учетом и отбором, естественно, новейших достижений грамматической теории).

Нынешнее состояние разработки синхронного словообразования русского языка -- это пример того, как первичная (хотя и довольно полная) инвентаризация материала, осуществленная на базе определенной теории, открывает новые перспективы исследования -- перспективы, закрытые до осуществления этой инвентаризации. В настоящее время открывается перспектива фронтального изучения связей между единицами словообразования, существующими в различных достаточно обширных и развитых подсистемах словообразовательной системы; тем самым актуальными задачами становятся выявление общих особенностей организации отдельных подсистем и системы в целом, а также выявление новых возможностей словообразовательного механизма в соотношении с реализацией этих возможностей в узуальной и окказиональной лексике. Попытка способствовать решению прежде всего второй из этих задач предпринята в данной книге, посвященной двум видам единиц словообразовательной системы -- способам словообразования и словообразовательным формантам. Однако цель книги не ограничивается демонстрацией метода изучения реализованных и возможных единиц. В ней дается и описание способов и формантов (для способов по возможности полное) и выявляется ряд малоизученных или неизученных свойств этих единиц.

4. Вопроса о соотношении возможного (закономерного, системного) и реализованного (узуально или окказионально) касались многие лингвисты. Не пытаясь дать полный обзор их взглядов, сошлемся лишь на некоторые высказывания лингвистов прошлого и современных лингвистов. Весьма выразительно -- в своем стиле и в стиле эпохи -- писал об этом в середине прошлого века Вильгельм Гумбольдт: "Любой язык в полном своем объеме содержит все, превращая все в звук. И как невозможно исчерпать содержание мышления во всей бесконечности его связей, так неисчерпаемо множество значений и связей в языке. Помимо своих уже оформившихся элементов, язык в своей гораздо более важной части состоит из способов (Methoden), дающих возможность продолжить работу духа и предначертывающих для этой последней пути и формы. Его элементы, приобретая устойчивую оформленность, образуют в известном смысле мертвую массу, но эта масса несет в себе живой росток бесконечной определимости (Bestimmbarkeit). Поэтому в каждый момент и в любой период своего развития язык, подобно самой природе, представляется человеку -- в отличие от всего уже познанного и продуманного им -- неисчерпаемой сокровищницей, в которой дух всегда может открыть что-то еще неведомое, а чувство -- всегда по-новому воспринять что-то еще не прочувствованное. Так на деле и происходит всякий раз, когда язык перерабатывается поистине новой и великой индивидуальностью, и чтобы гореть воодушевлением в своем вечно беспокойном интеллектуальном порыве и в дальнейшем развертывании своей духовной жизни, человек нуждается в том, чтобы рядом с областью уже достигнутого перед ним всегда открывалась некая бесконечная и мало-помалу проясняющаяся перспектива" (Гумбольдт, 1984, с. 82).

Не приводя другие высказывания на ту же тему (напр., Э.Сепира, Э.Косериу, Б.А.Успенского и др.), обратим внимание на то, что описание не только реализованного, но и возможного выдвигалось в качестве задачи лингвистики. Это - один из признаков структурализма. Пожалуй, наиболее определенно и наиболее максималистски об этом высказался Луи Ельмслев в своих "Пролегоменах", что вполне соответствует общей абстрактности и априорности глоссематики. Ельмслев, как известно, полагал, что задачей лингвистической теории является создание метода непротиворечивого и исчерпывающего описания текста, который бы позволил понять и описать не только уже известные факты, но также и те, которые могут потенциально выступать в текстах, ранее лингвисту не известных. "Лингвистическая теория должна использоваться не только для описания и предсказания любого возможного текста, составленного на определенном языке; на основе информации, которую она (теория) дает о языке вообще, она должна быть полезна для описания и предсказания любого возможного текста на любом языке" (Ельмслев, 1960, с. 277). Как известно, на базе теории глоссематики не было осуществлено описания какого-либо конкретного языка.

Соотношение возможного и реализованного нередко рассматривалось как часть проблемы соотношения языка и речи, а в последнее время -- как часть проблемы ассоциативно-вербальной сети языковой личности (Караулов, 1993).

Естественно, что задача описывать не только реализованное, но и возможное давно ставилась и применительно к словообразованию. Якоб Гримм во втором томе своей "Немецкой грамматики" еще в 1830 году писал: "Учение о словообразовании должно выявлять модели, т.е. изучать, "какие производные могут возникать", фиксировать же, какие производные "возникают в действительности, -- задача словарей" (Гримм, 1830); ср. известное высказывание Ф. де Соссюра: "Импровизируемое мною слово... уже существует потенциально в языке... а его реализация в речи есть факт незначительный по сравнению с самой возможностью его образования" (Соссюр, 1977, с. 200).

Современные лингвисты также неоднократно писали на эту тему. Можно было бы, в частности, в данной связи говорить о работах Н.Д.Арутюновой 60-х годов о системе и норме в словообразовании (ср. особенно Арутюнова, 1961, с. 34). Немецкий лингвист Й.Форман (Formann, 1983) отмечал, что в словообразовании должны быть четко противопоставлены актуальный и потенциальный уровни, что словообразование нельзя рассматривать как чисто дескриптивную дисциплину, берущую за основу корпус имеющихся в языке единиц и не учитывающих словообразовательных возможностей. Е.А.Земская в главе "Валентность морфем и понятие продуктивности" (Совр. рус. яз., 1981, с. 210) писала: "Описывая словообразование, необходимо изучить не только то, что реально существует, но и то, что возможно, хотя лексически не представлено. Такое изучение поможет обнаружить расхождения между потенциями системы словообразования и тем, как их реализует норма языка и узус. Только такое рассмотрение даст полное представление о системе словообразования данного языка".

5. Полностью присоединяясь к этому высказыванию, обратим внимание на будущее время глагола (даст), которое отражает тот факт, что таких описаний не существует -- не только всей системы словообразования данного языка, но и каких-либо ее участков.

Действительно, в идеале словообразовательная система должна быть представлена как организованная совокупность реализованных и потенциальных единиц, т.е. как совокупность возможностей (или "клеток"), одни из которых реализованы ("заполнены"), а другие не реализованы ("пустуют"). При этом заключение о возможности/невозможности существования единиц может делаться на основе изучения реализованных единиц, степени их распространенности, продуктивности и соотношений между ними. Методика выявления возможных единиц на базе существующих (близкая диахронической реконструкции) нуждается в совершенствовании и детализации: необходимо определить, какие факты и соотношения, существующие в языке, и в какой мере дают возможность предсказать новые закономерные факты, как далеко простираются границы аналогии. В результате изучения реализованных единиц выявляются общие закономерности организации системы, которые указывают на наличие нереализованных единиц, возможность реализации которых этими закономерностями предусмотрена. Нереализованные единицы составляют, таким образом, равноправную по отношению к реализованным часть описания. Такое описание гораздо более трудоемко и трудно теоретически, чем описание только узуальной части языка, но оно имеет и ряд преимуществ, главное из которых состоит в том, что оно стимулирует выявление новых фактов и закономерностей языка. Мы присоединяемся к тем лингвистам, которые именно в этом (а не в создании новых рассуждений на языковедческие темы) видят основную задачу лингвистики.

6. Такое описание предполагает постановку и решение ряда проблем, не решенных или недостаточно разработанных в лингвистике (в том числе и в теории словообразования).

Во-первых, в процессе такого описания неизбежно встает вопрос о причинах, предопределяющих как наличие/отсутствие тех или иных клеток системы, так и их заполнение или незаполнение; это означает переход от констатирующего способа описания, представленного в существующих грамматиках, к объяснительному (элементы такого описания представлены в книге В.В.Виноградова "Русский язык"). Объяснительный способ описания важен не только в теоретическом, но и в практическом отношении: изучающий язык лучше усваивает то, причина чего ему ясна. Объяснительному описанию, как известно, уделяется большое внимание в современной лингвистике (ср. Understanding grammar; когнитивная грамматика, ср. также Абаев, 1986).

Во-вторых, такое описание способствует полному представлению всей системы со всеми ее связями. Оно не может быть атомарным в силу самой своей природы. Результатом такого описания могут быть типовые комплексные единицы -- типовые гнезда, цепочки и парадигмы, обобщенные суммарные схемы мотивации (см. Улуханов, 1977, с. 59-63), обобщенные статьи морфемных словарей, отражающие все возможные (а не только реализованные) типы и способы, в которых могут выступать какие-либо виды морфем: префиксы (обобщенная префиксальная статья), суффиксы (такие обобщенные статьи могут быть построены, например, по материалам "Словаря словообразовательных морфем", подготовленного нами совместно с В.В.Лопатиным). Выявление максимума возможных единиц может производиться посредством исчисления теоретически возможных единиц и их комбинаций (ср., например, Ельмслев, 1960, с. 270, 274). Результат исчисления может быть сопоставлен с числом реализованных единиц; таким образом устанавливается процент реализации, свойственный тем или иным подсистемам.

В-третьих, такое описание предполагает постановку проблемы критериев определения границ между системными и несистемными явлениями нормативности, а также нормативными и ненормативными явлениями; очевидно, строгой границы между ними не существует; наряду с абсолютно системными/несистемными, нормативными/ненормативными явлениями, существуют явления, характеризующиеся различной степенью системности. Речь идет, таким образом, не о границе, а о шкале, место на которой определяется взаимодействующими или противоборствующими причинами, подлежащими выявлению. Характеристика этих причин и представляет собой показатель степени системности и нормативности явления языка, и в частности может дать ответ на вопрос о том, в какой степени новый факт речи является результатом расширения потенциальных возможностей языка или нарушением его системных закономерностей.

* * *


 Об авторе

Игорь Степанович УЛУХАНОВ

Российский языковед, специалист по истории русского литературного языка, словообразованию, морфемике, лексикологии и грамматике современного русского языка. Доктор филологических наук (1976), профессор (1985), лауреат Государственной премии СССР (1982).

И.С.Улуханов -- автор более 300 научных работ, в том числе книг "О языке Древней Руси" (1972; 2002; URSS, 2009), "Словообразовательная семантика в русском языке и принципы ее описания" (1977; URSS, 2001, 2004, 2007, 2011), "Единицы словообразовательной системы русского языка и их лексическая реализация" (1996; URSS, 2008), "Славянизмы в русском языке: Глаголы с неполногласными приставками" (2004; URSS, 2010), "Zur Theorie der russischen Wortbildung" (2004), "Мотивация в словообразовательной системе русского языка" (2005; URSS, 2010). Он один из создателей "Русско-немецкого словаря новых слов" (2007), "Словаря древнерусского языка (XI-XIV вв.)" (1989-2004), а также первого полного описания словообразовательной системы русского языка, представленного в "Русской грамматике" (1980; 2005).


Книга И.С. Улуханова... как по своему замыслу, так и по исполнению... не имеет никаких аналогов в мировой литературе, и точно так же ей нет равных по характеру сведений и фактических данных о том, что уже осуществлено в русском языке благодаря действию механизмов описанной системы и что она еще может создать.

Е.С.Кубрякова
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце