URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бэймкер К. Европейская философия Средневековья. Пер. с нем.
Id: 193841
 
169 руб.

Европейская философия Средневековья. Пер. с нем. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 96 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04837-8.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания).

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга немецкого историка философии К.Бэймкера (1853--1924), в которой рассматривается европейская философия эпохи Средневековья, в совокупности обычно называемая схоластикой. Работа разделена на две части: в первой части представлен период зарождения схоластики, во второй --- время ее расцвета. Автор подробно излагает философские взгляды таких мыслителей Средневековья, как Фома Аквинский, Дунс Скот, Николай Кузанский и др. В начале книги дается общая характеристика средневековой философии и кратко описываются ее источники --- греческая философия и патристика.

Книга рекомендуется философам, историкам философии, студентам и преподавателям философских факультетов, а также всем заинтересованным читателям.


 Оглавленiе

Введенiе
 I.Характеристика средневековой философiи
 II.Источники средневековой философiи
А. Перiодъ зарожденiя схоластики
 I.Начало средневековой философiи
 II.Отъ Эригены до Алана
В. Перiодъ расцвета схоластики
 I.Новое движенiе; первые шаги
 II.Августиновская теологiя и аристотелева философiя
 III.Фома Аквинатъ
 IV.Естественно-научное направленiе
 V.Дунсъ Скотъ
 VI.Другiя направленiя
 VII.Номинализмъ поздняго средневековья
 VIII.Мистика поздняго средневековья
 IX.Переходъ къ новому времени; Николай Кузанскiй
Литература

 Из введенiя

Именемъ "европейской философiя ередневековья" въ науке принято обозначать философiю романо-германскихъ народовъ въ теченiе этой эпохи. Изложенiе относящихся сюда умственныхъ теченiй простирается поэтому на перiодъ приблизительно въ тысячу летъ.

Жизнь этой эпохи, если отвлечься отъ бурныхъ событiй, которыми отмечено ея начало, идетъ, впрочемъ, весьма медленнымъ темпомъ, по сравненiю съ политической и культурной исторiей новаго времени въ средневековой философiи нетъ быстрыхъ и глубокихъ переменъ, подобныхъ темъ, какiя произведены были въ новейшей философiи гуманизмомъ, развитiемъ математическихъ и точныхъ наукъ, идеями эпохи просвещенiя или эпохи романтизма. Наблюдателю, стоящему вдали, все умозренiе средневековья, которое въ совокупности обычно называется схоластикой, легко представляется поэтому вполне однороднымъ явленiемъ. Но если лучше присмотреться, то культурная жизнь, а вместе съ ней и философiя средневековья, также обнаруживаютъ медленное, но неуклонное движенiе. На общемъ фоне здесь не выделяются отдельныя личности съ резко отличною индивидуальность, какъ напримеръ Сократъ--Платонъ--Аристотель въ древности или Декартъ--Спиноза--Лейбницъ, Кантъ--Гегель--Гербартъ въ новой философiи; но все же въ духовной жизни средневековья, а также въ средневековой философiи наблюдается постепенная, порою незаметная, порою более быстрая, смена идейныхъ направленiй. Такъ обычно бываетъ въ жизни отдельныхъ людей: не внезапные удары судьбы и не внутреннiя потрясенiя глубочайшихъ тайниковъ души, а легкiе следы каждодневныхъ воздействiй и постепенное наростанiе внутренней силы определяютъ различную духовную физiономiю перiодовъ жизни человека.

I. Характеристика средневековой философiи

1. Ея формальный характеръ. При всемъ томъ философiя европейсrихъ народовъ средневековья обладаетъ некоторыми общими основными чертами, коренящимися въ общихъ культурныхъ условiяхъ эпохи. Черты эти более, впрочемъ, формальнаго характера. Необходимо обратить вниманiе не столько на содержанiе отдельныхъ системъ, сколько на самый способъ философствованiя, но только вначале: ибо въ конце концовъ общераспространенный методъ изследованiя приводитъ къ довольно широкой общности и самаго круга мыслей.

Среднiе века представляютъ эпоху юношества романо-германскихъ народовъ. Но юношей возрастъ, обыкновенно, носитъ характеръ заимствованiя. Духовная жизнь средневековья также обнаруживаетъ эту черту заимствованiя. Первыя проявленiя жизни этой эпохи состояли въ заимствованiяхъ отъ высшей культуры античяаго мiра и древняго христiанства и только постепенно приводятъ впоследствiи къ большей самостоятельности: въ грамматике отъ Доната къ Александру de Villa dei, въ архитектуре отъ романскаго къ готическому стилю, въ теологiи отъ выдержекъ изъ бл. Августина къ "Теологической Сумме" Аквината и аналогично въ прочихъ областяхъ. Въ философiи средневековья особенно заметно это развитiе отъ первоначально чисто пассивнаго усвоенiя античныхъ и патристическихъ мыслей къ самостоятельнымъ воззренiямъ. Еще долго после начала, въ которомъ матерiалъ лишь пассивно воспринимается, эта черта проявляется въ некоторой жажде знанiя. Вплоть до самаго расцвета средневековаго философствованiя эта жажда заставляетъ постоянно впитывать въ себя всякiй новый матерiалъ, независимо отъ того, поступаетъ ли онъ въ ничтожныхъ количествахъ, какъ въ более раннюю эпоху, или притекаетъ могучимъ потокомъ, какъ это было на рубеже XII-го и XIII-го столетiй, когда благопрiятяыя обстоятельства дали возможность ознакомиться съ арабской наукой и со всей совокупностью аристотелевскихъ и позднейшихъ ново-платоновскихъ ученiй.

Эту продолжительное поглощенiе вновь добытаго матерiала не следуетъ, однако, представлять себе въ виде чисто внешняго нагроможденiя или механическаго вмещенiя. По крайней мере у мыслителей съ более цельнымъ складомъ ума мы встречаемъ въ большей или менmiей степени действительную ассимиляцiю жадно воспринятаго матерiала, органическiй ростъ. Но все-же заимствованiе заметно всюду. Даже великiе мыслители средневековья, вообще говоря, характеризуются и отличаются другъ отъ друга преимущественно способомъ своего синтезированiя, а не темъ, что, расшатавъ устои традицiи, каждый изъ нихъ занялся новымъ строительствомъ сообразно своей индивидуальности.

Эта всюду приметная основная черта средневековаго философствованiя вполне объясняетъ его преданность авторитету, огромное значенiе, придаваемое мыслителямъ греко-римской древности и патристической эпохе, у которыхъ заимствуются основныя мысли и указанiя относительно дальнейшаго развитiя умозренiя. Представители средневековья охотно подчиняются этимъ авторитетамъ, и даже тамъ, где они считаютъ себя вынужденными имъ противоречить, они, несмотря на противоречiе - и даже въ самомъ противоречiи -- лишь съ трудомъ освобождаются отъ ихъ огромнаго влiянiя. Бернарду Шартрскому современники ио сравненiю съ представителями античнаго мiра представляются карликами, стоящими на плечахъ великановъ. Бл.Августинъ, Платонъ и особенно Аристотель являются, какъ мы увидимъ въ дальнейшемъ, важнейшимя изъ авторитетовъ средневековья.

Впрочемъ, эта преданность общепризнаннымъ учителямъ, сочиненiя которыхъ называли тогда "подлинными", не вполне рабская. Более самостоятельные средневековые мыслители не подчиняются безусловно даже самымъ известнымъ авторитетамъ. Это доказывается какъ фактическимъ ихъ отношенiемъ къ этимъ авторитетамъ, такъ и вполне определенными заявленiями. Альбертъ Великiй напоминаетъ, напримеръ, что и мудрецы могутъ ошибаться. Темъ, которые полагаютъ, что ссылка на философскiй авторитетъ окончательно решаетъ дело, критическiй Дунсъ Скотъ возражаетъ, что философы отнюдь не доказали всего того, что они утверждатотъ. Аделяръ изъ Бата даже сравниваетъ техъ, которые слепо следуютъ за авторитетомъ, не руководствуясь собственнымъ разумомъ, съ неразумными животными, которыя позволяютъ одеть на себя цепи и послушно идутъ за поводыремъ. А когда Роджеръ Бэконъ выставляетъ однимъ изъ главнейшихъ источниковъ заблужденiя обычное доверiе къ недостаточнымъ доказательствамъ, основаннымъ на авторитете, и вместе съ Платономъ заявляетъ, что ему дорогъ Сократъ, но еще дороже истина, то этимъ, какъ и многимъ другимъ, онъ напоминаетъ своего земляка Бэкона Веруламскаго и борьбу последняго съ некритической верой въ авторитеты, какъ съ однимъ изъ четырехъ "идоловъ", мешающихъ познанiю природы.

Характеръ средневековья, въ общемъ более склонный къ воспрiятiю и разработке наличнаго познанiя, чемъ къ открытiю новыхъ путей философскаго изследованiя, и глубокое почитанiе сокровищъ, раскрытыхъ мудрыми учителями, естественно привели къ тому, что въ развитiи средневековой философiи традицiонныя основы, при всемъ различiи системъ, все же занимаютъ значительно больше места, нежели личные и индивидуальные элементы.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце