URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Левицкий Ю.А. Альтернативные грамматики: СТАДИИ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА
Id: 193019
 
199 руб.

Альтернативные грамматики: СТАДИИ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 176 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01592-7.

 Аннотация

В монографии рассматриваются разнообразные типы грамматик, которые используются носителями современного языка номинативного строя наряду с нормативной грамматикой. В процессе своего развития человеческий язык проходит ряд стадий, представленных такими единицами, как однословное высказывание ("протограмматика"), двухсловное высказывание (коммуникативная конструкция), трехсловное высказывание (актантно-ролевая конструкция), современное предложение (номинативная конструкция). Этот процесс сходен с развитием речи ребенка, осваивающего родной язык. Все эти грамматики сосуществуют в сознании носителя современного языка номинативного строя и активно им используются.

Работа предназначена для студентов и аспирантов филологических специальностей.

Levitskiy Yu. А. Alternative Grammars: Stages of Human Language Development

The process of human language development, as well as that of native language acquisition by a child, the following stages can be distinguished --- those of the one-word utterance (“the protogrammar”), the two-word sentence (the communicative construction), the three-word sentence (the actant-role construction) and the modern sentence (the nominative construction). All these constructions equally exist in the mind of the modern speaker of a nominative language and are freely used in his speech.

The work is intended for the students and post-graduates specializing in linguistics.


 Оглавление

Предисловие
Введение
Развитие детского языка
 1.Однословное высказывание
 2.Двухсловное высказывание
 3.Многословное высказывание
 4.От семантики к грамматике
Развитие естественного языка
 1.Становление естественного языка
 2.Этапы развития естественного языка
  2.1.Однословное высказывание
  2.2.Дальнейшее развитие языка. Проблема стадиальности
  2.2.1.Инкорпорация
  2.2.2.Посессивный строй
  2.2.3.Эргативный строй
  2.2.4.Активный строй
  2.2.5.Аффективный строй
  2.2.6.Номинативный строй
Развитие структуры предложения
 1.Однословное высказывание
 2.Коммуникативная структура
 3.Ролевая структура
  3.1.Изолирующие языки
  3.2.Флективные языки
 4.Формально-синтаксическая структура
Оформление номинативного предложения
 Некоторые итоги
Форма предложения
 1.Понятие предложения
 2.Предложение и предикативность
 3.Форма простого предложения
  3.1.Модель предложения
  3.2.Парадигма предложения
Семантика предложения (внутренняя)
 1.Главные члены предложения
  1.1.Подлежащее
  1.2.Сказуемое
 2.Второстепенные члены предложения
  2.1.Дополнение
  2.2.Определение
  2.3.Обстоятельство
 3.Члены предложения и части речи
Семантика предложения (внешняя)
 1.Предложение и суждение
 2.Предложение и ситуация
  2.1.Семантические актанты предложения
Соотношение внутренней и внешней семантики
Семантика предложения (коммуникативная)
 1.Проблема актуального членения предложения
 2.Коммуникативная предикативность
 3.Соотношение формального и актуального членений
Высказывание
 1.Понятие высказывания
 2.Предложение и высказывание
 3.Форма высказывания
Другие грамматики
 1."Протограмматика"
 2.Коммуникативная грамматика
 3.Актантно-ролевая грамматика
 4.Номинативная грамматика
 5.Смешение грамматик
Заключение
Библиография
Список условных сокращений

 Предисловие

В своих работах по синтаксису я неоднократно отмечал удручающее положение преподавания русского синтаксиса в школах России. В 10-м томе "Энциклопедии для детей" ("Языкознание и русский язык") это положение характеризуется следующим образом: "Правила, диктанты, ошибки, снова правила... Десятилетия за десятилетиями ученики зубрили правила... не зная ничего о лингвистической науке, которая, как всякая наука, развивалась, в ней кипели страсти, совершались открытия, опровергались заблуждения. В застывшем царстве школьной программы все оставалось по-прежнему". Однако упрек должен относиться не только к школе и школьным программам, но и к вузам, готовящим преподавателей русского языка -- русистов, т.е. к вузовским программам и к русистике в целом.

Главный упрек российской грамматике заключается в ее гипертрофированной морфологизации, что и является одной из причин необходимой зубрежки. Постоянное смешение морфологических и синтаксических критериев стало уже традиционным. Русисты тщательно и скрупулезно изучают классические работы основоположников от М.В. Ломоносова до В.В. Виноградова. Эти тексты рассматриваются как сакральные, не допускающие каких бы то ни было изменений и дополнений, особенно со стороны разного рода "выскочек". И это при том, что в широкой лингвистике существуют синтаксические исследования таких известных ученых, как В.Г. Адмони, А.А. Холодович, С.Д. Кацнельсон, В.Г. Гак и многие другие. Однако с работами нерусистов, тем более -- зарубежных, "кондовые" русисты не знакомы, а если "варягов" иногда все-таки и читают, то обычно не приемлют.

Необходимо напомнить, что основоположники отечественной русистики были широко образованными лингвистами. Мы не говорим о М.В. Ломоносове, этой "русской энциклопедии". И.И. Срезневский, А.А. Потебня, Ф.Ф. Фортунатов буквально "из первых рук" знакомились с достижениями современного сравнительно-исторического языкознания, все они, помимо современных иностранных языков, знали, а многие и преподавали, санскрит, сравнительную грамматику индоевропейских языков. Недаром И.И. Срезневский, Ф.И. Буслаев и Л.В. Щерба призывали к изучению русского языка в сопоставлении с другими языками. Однако эти призывы давно забыты. Работы зарубежных лингвистов почти никогда не упоминаются в библиографиях статей и монографий по русистике. Единственное исключение в этом отношении представляет собой академическая "Российская грамматика" 1980 г. Но даже в этой грамматике ни разу не упоминается о понятии "референция"; слова высказывание и предложение употребляются как синонимы (хотя в энциклопедии "Русский язык" есть отдельная статья, посвященная высказыванию); предложения типа Брат -- учитель относятся к "безглагольным", но в прошедшем времени в них вдруг откуда-то появляется глагол: Брат был учителем. Я не собираюсь здесь рассматривать все недостатки этой грамматики, с которыми постоянно борются думающие преподаватели русского языка.

Однако мои слова по поводу того, что русисты читают только русистов, в действительности оказываются не совсем точными. Русисты, по крайней мере те, которые преподают русский язык в вузах (о школьных преподавателях уже и говорить нечего), читают далеко-таки не всех русистов, поскольку в российской традиции можно обнаружить многие из тех моментов, которые мы "открываем" при чтении наших зарубежных коллег.

Так, многих исследователей не удовлетворяло традиционное определение предложения как "слова или группы слов, выражающих отдельную законченную мысль". А.А. Потебня считал, что главными признаками предложения являются формальные, то, из каких частей речи оно состоит. Он был также одним из первых, "кто резко ополчился против вопросной процедуры, которая сопутствует семантической классификации членов предложения" [Храковский, 154]. "Дурно только то, что, занимаясь этими ответами, мы думаем, будто различаем второстепенные члены между собою: мы не отличаем их даже от главных" [Потебня, 71]. "Если определение или какая-либо другая часть предложения определяется по вопросам, то это значит, что при этом принимается во внимание не форма выражения, а содержание" [Кудрявский, 115].

Тем не менее "вопросный метод" выявления и различения членов предложения живет и здравствует на уроках русского синтаксиса уже более ста лет.

Итак, подавляющее большинство преподавателей русского языка не знакомы с достижениями не только современной лингвистики, особенно зарубежной, но и своих отечественных исследователей. Все сводится, главным образом, к "повторению пройденного". В связи с этим вполне естественным оказался мой интерес к одной из последних работ по грамматике русского языка. Я имею в виду "Коммуникативную грамматику русского языка" (М., 2004). В предисловии авторы выражают надежду на то, что "филологи, педагоги, переводчики, языковеды... найдут в этой книге пищу для ума, для дискуссий" [Золотова, 2004, 3]. Хочу принять участие в предлагаемой дискуссии.

Прежде всего хочу отметить, что в данной работе много свежих и оригинальных идей, что всегда отличало работы Г.А. Золотовой. Однако досадными оказываются некоторые "повторения пройденного", которые в ряде современных работ уже перестали повторяться. Так, предложение рассматривается как "коммуникативная единица языковой системы", и Г.А. Золотова задается вопросом: "Какими качествами отличается предложение в языковой системе от предложения в тексте?" [Золотова, 2004, 21], хотя в современной лингвистике с 1972 г. утверждается, что противопоставление высказываний и предложений "фундаментально для большинства современных лингвистических теорий" [Лайонз, 68-69]. "Высказывания -- это производимые говорящим отрезки речи (parole), в основе которых лежат предложения, порождаемые посредством системы элементов и правил, которые образуют язык (langue)" [там же, 189]. "Когда мы пользуемся языком для общения друг с другом, мы произносим не предложения, а высказывания" [там же, 443]. Я уже отмечал, что энциклопедии русского языка эти два понятия различаются.

Далее отмечается, что представителям "формального" синтаксиса, с одной стороны, и "семантического" -- с другой, "особенно трудной была необходимость найти место семантике в ряде сложившихся грамматических представлений. Наиболее распространенным решением стало помещение семантической информации в надстройку над зданием грамматическим, будто бы непричастным к семантике. Формулировались идеи автономности, параллельности синтаксического и семантического ярусов, громоздилась "двухэтажная" рубрикация состава предложения -- по членам предложения и по семантическим компонентам -- на основе той посылки, что каждый способ членения исходит из своего принципа: либо синтаксического, либо семантического. Однако сама посылка оказывается иллюзорной" [Золотова, 2004, 102--103]. И это после того, как в 1964 г. вышла в свет работа Ф. Данеша Трехуровневый подход к предложению, в которой было показано, что следует проводить формальный, семантический и коммуникативный анализ предложения. На базе коммуникативного анализа предложения возникла теория высказывания. Таким образом, для анализа предложения характерными остались формальный анализ по членам предложения и семантический анализ по актантам. Именно смешение этих двух типов анализа и провоцировало сохранению традиционного "вопросного" метода определения членов предложения. Слияние же, смешение всех трех структур происходит лишь в высказывании.

Следовательно, влияние многолетней традиции представляется непреодолимым даже в современных работах. Правда, существует пока единственный учебник русского языка, в котором анализ предложения проводится в двух аспектах -- формальном и семантическом. Это -- Современный русский язык (М., 1981) под редакцией В.А. Белошапковой.

Что касается идеи альтернативных грамматик, то к ней я пришел в процессе работы над пособием От высказывания -- к предложению. От предложения -- к высказыванию (Пермь, 1995). Подход к разработке этой идеи представлен в Основах теории синтаксиса (М., 2005). Сущность идеи заключается в следующем.

Языки номинативного строя (например, русский, немецкий и ряд других) характеризуются тем, что в качестве подлежащего в предложении используется существительное (местоимение) в форме именительного падежа, а прямое дополнение выражается формой винительного падежа. Кроме того, различается прямое дополнение (винительный падеж) и косвенное (дательный падеж). Это -- грамматика кодифицированного литературного языка, который преподается как в средней, так и высшей школе (на филологических факультетах).

В кодифицированной номинативной грамматике подлежащее должно иметь единственную форму -- форму именительного падежа (отсюда и название номинативная: от латинского nominativus "именительный падеж"), прямое дополнение -- форму винительного падежа, а косвенное -- дательного. Все это должно быть. Однако в нашей повседневной языковой практике, в нашей разговорной речи, по словам Н. Хомского, на каждом шагу встречаются обрывки фраз, обмолвки и недомолвки. Идеальные модели настолько искажаются, что их никак нельзя "узнать". Дело в том, что в разговорной речи играют роль многие факторы, которые не могут быть учтены ни в одном грамматическом исследовании.

Впервые я обратил внимание на "не такую" грамматику в далекой молодости, когда с группой своих учащихся на экскурсии в Кунгурскую пещеру слушал объяснение экскурсовода по поводу названия грота Данте. Вот что он сказал (эти слова я помню до сих пор):

Был такой итальянский писатель Данте. Им есть написана книга "Божественная Комедия", в которой описаны различные чудовища.

Я, весь "проникнутый" нормативной грамматикой, никак не мог идентифицировать выделенную конструкцию. Много времени спустя, участвуя в работе ГЭК, я снова встретился с этой конструкцией, причем в невероятных количествах:

Нами был проведен эксперимент, Автором представлена обширная библиография, А какие вами сделаны выводы?, Дипломантом проделана большая работа, и т.д., и т.п.

А по радио я вообще очень часто слышал:

Депутатом был сделан запрос, Нами были приняты соответствующие меры, Парламентом было принято решение

-- и так до бесконечности. Мне ни разу не приходилось столкнуться с вариантами:

Депутат сделал запрос, Мы приняли соответствующие меры, Парламент принял решение.

Что же это за грамматика такая? Где в этих предложениях подлежащее, и формой какого падежа оно выражено?

В работе предпринимается попытка выявить, какими типами грамматик пользуется носитель современного языка номинативного строя, в чем заключается их специфика и отличие их от кодифицированной номинативной грамматики. Иными словами, каковы альтернативы этой кодифицированной грамматике или вопрос об альтернативных грамматиках и что представляет собой явление, которое я назвал грамматическим плюрализмом.


 Введение

Понятие предложения, одно из основных понятий синтаксиса, оказывается сложным и неоднозначным. Сложность этого понятия имеет два аспекта, которые философы назвали бы онтологическим и гносеологическим. Первый предполагает рассмотрение самой сущности предложения, развития формальной структуры предложения, тогда как второй связан с проблемами изучения предложения.

В отношении первого аспекта А.А. Потебня отмечал: "история языка, взятого на значительном протяжении времени, должна давать ряд определений предложения" [Потебня, 1958, 83]. Иными словами, развитие языковой системы в определенном отношении представляет собой развитие структуры предложения.

Говоря о развитии языка вообще, следует помнить, что "в жизни языка испокон веков существовали одни и те же факторы" [Шухардт, 144]. Как известно, в настоящее время нельзя найти ни одного языка, который находился бы на этапе своего становления. Обнаруживая время от времени заброшенные в каких-то дебрях племена, мы встречается с уже готовыми, сложившимися языками, в достаточной степени развитыми, чтобы успешно отвечать повседневным нуждам этих племен. "Любой язык, исследованный к настоящему времени, каким бы "отсталым" и "диким" ни был говорящий на нем народ, -- оказывается сложной и высокоорганизованной системой" [Лайонз, 61]. "Самый культурно отсталый южноафриканский бушмен говорит при помощи богатой формами символической системы, которая, по существу, вполне сопоставима с речью образованного француза" [Сепир, 41].

Само собой разумеется, что мы не располагаем и письменными памятниками соответствующего этапа развития языка -- письменность появляется на достаточно высоком уровне его развития, в эпоху становления и развития государства. Поэтому процесс возникновения и первоначального развития естественного -- "взрослого" -- языка не доступен непосредственному наблюдению, хотя можно предполагать, что процесс этот в целом имеет определенную направленность. Что же касается детского языка, то его возникновение и развитие остается предметом многочисленных наблюдений и исследований.

Одним из первых обратил особое внимание на характер развития детского языка Г. Пауль в работе Принципы истории языка (1880). Современная психолингвистика предоставляет в наше распоряжение богатый материал, касающийся становления детского языка и его развития. Так, в работе Слобина [Слобин, 1984] приводятся результаты наблюдений на базе почти 40 языков, принадлежащих к 14 основным языковым семьям. Он установил, что интенсивность и последовательность развития определенных грамматических форм для выражения соответствующих значений оказывается постоянной и не зависит от специфики (типа) языка [Слобин, 1984, 160]. "Что у детей происходит не механическое выучивание языка, а развертывание языковой способности, доказывается еще и тем, что... все дети при различных обстоятельствах начинают говорить и понимать внутри примерно одинаковых возрастных пределов с очень небольшими колебаниями" [Гумбольдт, 79].

Вполне понятно, что исследование детской речи занимает особое место, поскольку становление языка у ребенка в какой-то степени аналогично становлению языка у первобытного, только-только начинающего говорить человека. "В языковедческих исследованиях, начиная с эпохи античности и до недавнего времени часто связывались между собой две темы -- возникновение речи в человеческом обществе и появление первых слов в устах ребенка" [Бутон, 307]. Аналогия эта сохраняется на основных этапах и направлениях развития языка. Правда, нужно иметь в виду, что любые аналогии -- это только аналогии, а не одно-однозначные соответствия. Следовательно, необходимо вносить в процесс сопоставления некоторые коррективы.

Во-первых, продолжительность периода становления детского языка составляет около пяти лет -- к началу своей школьной жизни нормальный ребенок уже вполне свободно владеет родным языком. О продолжительности же периода становления естественного языка нет абсолютно никаких данных. Во всяком случае она должна измеряться даже не десятилетиями, а веками.

Во-вторых, "с первых минут своего рождения маленький человечек уже окружен речью, устройство которой должен постепенно постичь. Его семья, а в дальнейшем общество, в котором он растет, сама жизнь, до краев наполненная звучащей речью, становится той питательной социальной и речевой средой, из которой он черпает как языковую информацию, языковой материал для творения собственной, но понятной миру и необходимой для общения с ним знаковой системы, так и поведенческий, мировоззренческий, культурный и речевой опыт. Иными словами, еще только входя в этот мир, ребенок оказывается буквально погруженным в атмосферу речи" [Румянцева, 152]. В результате этого язык ребенка приходит в полное соответствие с языком окружающих.

При возникновении и развитии естественного языка такого "взрослого" окружения у начинающих говорить людей не было (если, конечно, исключить гипотезы о пришельцах). "До возникновения языка у человека нет никакой нормы, никакого авторитета" [Пауль, 226]. Весь процесс проходит не в "домашних условиях", а на "дикой природе", в естественной среде при полном отсутствии какого бы то ни было руководства.

Второй -- гносеологический -- аспект предложения связан с тем, что в процессе изучения предложения исследователи исходили из разного понимания природы предложения -- логической, психологической, формальной, что опять-таки приводило к многообразию и разнообразию определений предложения.

Заявленный в предисловии вопрос о грамматическом плюрализме предполагает рассмотрение того, как человек "пришел" к языку, как развивается синтаксическая структура предложения в детском языке и как она развивалась во "взрослом" (естественном) языке, а также того, какие подходы к изучению структуры предложения существовали в истории лингвистики.


 Об авторе

Юрий Анатольевич ЛЕВИЦКИЙ (род. в 1931 г.)

Доктор филологических наук, профессор кафедры общего языкознания Пермского государственного педагогического университета, профессор кафедры общего и славянского языкознания Пермского государственного университета. В 1949 г. окончил Молотовский государственный педагогический институт по специальности "английский язык". Вторую специальность "радиотехника" получил в Северо-Западном заочном политехническом институте. В 1969 г. окончил аспирантуру при кафедре общего языкознания МГУ им. М. В. Ломоносова и в 1970 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему "Некоторые вопросы теории актуализации (функции слов-указателей)". В 1986 г. защитил докторскую диссертацию "Сочинение в синтаксической системе языка". Основное научное направление автора -- проблемы истории и теории лингвистики. Ю. А. Левицким опубликовано более 220 работ, среди них около 50 учебных пособий и монографий.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце