URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Лаптева О.А. Живая русская речь с телеэкрана: Разговорный пласт телевизионной речи в нормативном аспекте
Id: 191593
 
879 руб.

Живая русская речь с телеэкрана: Разговорный пласт телевизионной речи в нормативном аспекте. Изд.7

URSS. 2015. 520 с. Твердый переплетISBN 978-5-9710-1527-7.

 Аннотация

Что происходит с нашей речью? Литературна ли она? Каков ее современный облик и как он соотносится с установками нормы? Как создать речевой портрет нынешней эпохи, чтобы он смог отразить многообразие пристрастий, привычек, наклонностей огромной армии говорящих? Какое место займет в нем речевая индивидуальность? Что управляет живыми речевыми процессам в их историческом движении?

Автор попытался ответить на эти вопросы, слушая, наблюдая, фиксируя характерные особенности словесного вала, ежедневно и ежечасно обрушивающегося на нас по радио и с экрана телевизора.

Поставленные вопросы интересны не только специалистам. Поэтому автор отошел от строгого жанра научного исследования в сторону более простого изложения. Это позволило ориентировать книгу на широкую аудиторию. Читателями книги могут стать и профессионалы-русисты, и те, для кого речь - инструмент профессии (журналисты, политики, актеры) или предмет и инструмент будущей профессии (студенты - филологи и журналисты), и все, кто интересуется современным состоянием русского языка и его культуры.


 Оглавление

От автора
Глава I. Телевизионная речь как явление литературного языка
 1.Два типа телеречи
 2.Языковая и речевая природа телеречи
 3.Изучение телевизионной речи
 4.Особенности телевидения как средства массовой информации
 5.Отношение общества к живым процессам в телеречи
 6.Некоторые вопросы методики
 7.Принципы описания материала
 8.Нормативный аспект изучения некодифицированных явлений телеречи
Глава II. Колебания кодифицированной стандартной общелитературной нормы и отклонения от нее
 Общие замечания
 ЛЕКСИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ
 1.Неточное употребление слова
 2.Лексическая аналогия и контаминации. Возможности сочетаемости слова, фразеологизмы
 3.Употребление лексического штампа
 4.Лексическая экономия: отсутствие слова. Лексическая избыточность: лишнее (ненужное) слово, тавтология
  А.Отсутствие слова
  Б.Лишнее слово. Тавтология
 5.Лексическая экспрессия. Суперлативы. Уменьшительные образования. Разговорная экспрессия. Словообразовательные окказионализмы. Нелитературные формы
  А.Суперлативы
  Б.Уменьшительные образования
  В.Разговорная экспрессия
  Г.Книжная лексика и обороты
  Д.Словобразовательные окказионализмы. Нелитературные формы
 ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ
 1.Повтор слова
 А.Повтор существительного
  Б.Повтор глагола
  В.Повтор прилагательного, местоимения, наречия, вводного слова
  Г.Повтор служебного слова
  Профессиональная, производственная, деловая, устная научная речь
 2.Повтор корня слова
  Существительное + личный глагол
  Существительное + неличный глагол
  Существительное + существительное
  Существительное + прилагательное
  Существительное + наречие или предлог
  Прилагательное + наречие
  Прилагательное + прилагательное
  Числительное + числительное
  Предикатив + предикатив
  Местоимение + местоимение
  Глагол + глагол
  Глагол + наречие
  Глагол + прилагательное
 3.Повтор словообразовательного элемента, фонетическая паронимия, случайные созвучия
 4.Синтаксический повтор
 МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ: КОЛЕБАНИЯ В ФОРМЕ СЛОВА
 1.Форма падежа существительного и согласуемого с ним слова
 2.Форма падежа числительного
 3.Форма числа имен
 4.Форма рода имен
 5.Неизменяемые формы
 6.Форма рода и числа глагола
  Профессиональная, производственная, деловая, устная научная речь
 7.Форма времени и вида глагола. Залоговая форма
 8.Употребление отрицательных частиц
 СИНТАКСИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ
I. Словосочетание
 1.Согласование по смыслу
 Собирательные существительные
 2.Явления управления
 Беспредложное управление
  1.В позиции другого косвенного падежа без предлога, другой смысл
  2.В позиции другого косвенного падежа без предлога, вариант
  3.В позиции другого косвенного падежа без предлога, не допускаемое нормой употребление
  4.В позиции косвенного падежа с предлогом
  Предложное управление
  5.В позиции косвенного падежа без предлога
  6.В позиции другого косвенного падежа с тем же предлогом
  7.В позиции того же косвенного падежа о другим предлогом
  8.В позиции другого косвенного падежа с другим предлогом
  9.Беспредложное и предложное управление в позиции других конструкций
  10.В позиции косвенного падежа с предлогом или без предлога -- форма именительного падежа
 II.Высказывание
  I.Смысл высказывания и его форма
  1.Сегментация
  2.Включения
  3.Наложение
  4.Незавершенность
  5.Завершение близкой структурой
  6.Завершение другой структурой
  7.Глагольное распространение
  8.Роль причастного оборота в сломе структуры
  9.Несобственно-прямая речь
  10.Слом смысла
  11.Формальная правильность на фоне слома смысла
  12.Персонификация
  13.Неточности в порядке слов
 II.Книжно-письменные синтаксические конструкции
  1.Контаминация конструкции NI -- это NI
  2.Косвенный в позиции именительного
  3.Именительный в позиции косвенного
  4.это + именительный в позиции косвенного
  5.Контаминированный вводный оборот "как + глагол + что"
  6.Другие контаминированные книжные обороты
  7.Контаминированные обороты с как
  8.Деепричастный оборот
  А.Рассогласованность глагольных характеристик
  Б.Лексический повтор
  В.ДО в позиции других глагольных форм
  Г.У деепричастия и глагола разные субъекты
  Д.ДО в бессубъектном предложении
  Е.ДО в цепи сегментов
  Ж.Форма будучи
 Синтаксические средства в высказывании
  А.Союзы в позиции других союзов
  Б.Избыточное средство
  В.Отсутствующее средство
 СИНТАКТИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ КНИЖНО-ПИСЬМЕННЫЕ ЯВЛЕНИЯ
  1.Цепочки родительных падежей, концентрация отглагольных существительных
  Два родительных
  Три родительных
  Четыре родительных
  Пять и шесть родительных
  2.Скопление одинаковых окончаний
  Творительный, родительный и винительный
  Предложный и дательный
  Скопление падежных форм
  3.Скопление предлогов
  4.Книжно-письменная конструкция или форма в спонтанно-речевом окружении
 ТЕКСТОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ
 I.Предсказуемость в тексте
  1.Предсказуемость определяется структурой и смыслом предшествующей части высказывания или текста
  2.Предсказуемость определяется ситуативной, смысловой или сочетаемостной узуальностью продолжения
  3.Предсказуемость определяется предвосхищающим восприятием структуры высказывания
  4.Предсказуемость определяется глагольным управлением
  5.Предсказуемость определяется омонимией именных форм
  6.Предсказуемость определяется фонетической омонимией
  А.Ожидается другая падежная форма
  Б.Ожидается беспредложная паделная форма
  В.Ожидается другое слово (омонимия приставки и предлога или союза)
  7.Предсказуемость определяется омонимией интонационного членения высказывания
  А.Интонация перечисления или ее отсутствие
  Б.Поэлементное продолжение речи без интонационного сигнала завершения. Синтаксические двусмысленности
  В.Вводный элемент или часть предложения
 II.Двусмысленность в тексте
  I.Двусмысленность синтаксической связи
  А.Отнесенность элемента высказывания
  1.Прикрепление падежной формы
  2.Прикрепление наречия
  3.Прикрепление детерминанта
  4.Прикрепление атрибутивного определения
  5.Прикрепление личного (пли притяжательного) местоимения 3 л.
  Правило отнесения к последнему слову
  Правило отнесения к главенствующему слову
  Б.Отнесенность структурной части высказывания
  1.Прикрепление придаточного предложения
  Прикрепление придаточного с который
  2.Прикрепление причастного и деепричастного оборота
  3.Прикрепление сочинительного союза и
  II.Двусмысленность формы
  1.Какое значение падежной формы?
  2.Есть ли субстантивация?
  3.Местоимение, союз или частица?
  4.Утверждение или отрицание?
  5.Субъект или объект?
  6.Тема или рема?
  7.Текстовые двусмысленности в разговорном диалоге
 ФОНЕТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ
 I.Явления литературно-разговорной и литературной фонетики
  1.Восприятие созвучий. Рифмы
  А.Полные рифмы
  Б.Нежелательные рифмы
  В.Рифмы "слово -- два слова"
  Г.Неполные рифмы и ослышки
  2.Редуцированные слова
  3.Особенности гласных осе
  4.Особенности согласных
  5.Явления ударения
  А.Ударения в сложных словах
  Б.Словесные ударения
  В.Профессиональные ударения
  6.Отдельные произносительные особенности
  7.Некоторые явления фразового ударения
  8.Произношение аббревиатур
 II.Явления литературной фонетики
  1.Особенности гласных
  Севернорусский тип вокализма
  Южноруоский тип вокализма
  2.Особенности согласных
  А.Явления диеремы
  1.Неоглушение согласного перед гласным
  2.Неоглушение согласного перед сонорным
  3.Неоглушение согласного перед в и йотом
  4.Неоглушение в абсолютном конце и перед глухим
  5.Неоглушение в середине слова
  Б.Произношение отдельных звуков
  В.Явления ударения
  Г.Просторечные явления
  3.Диалектная речь на сцене и телеэкране
Глава III. Формирование и функционирование узуальной устно-литературной нормы
 I.Явления устно-литературной нормы
  1.Синтаксическая сегментация речевого потока
  2.Явления аструктурированности
  Конструкции с включением
  Конструкции с который
  3.Явления порядка слов
  А.Вынос в начальную часть высказывания
  Во второй части сложного предложения
  Союз не в начале второй части
  Б.Добавление в конце и середине
  В.Чередование ударных и безударных звеньев
  Г.Маргинальная ритмическая структура
  Д.Глагольное добавление
  Е.Вопросо-ответное единство
  1.Строение вопросительной реплики
  2.Строение ответной реплики
  Ж.Расположение определительного прилагательного
  1.Препозитивное дистантное расположение
  2.Постпозитивное расположение
  А.Контактное постпозитивное прилагательное
  Б.Дистантное постпозитивное прилагательное
  В.Неодиночное постпозитивное прилагательное
  З.Повторение предлога
  И.Расположение предлога и других односложных безударных слабознаменательных слов
 II.Явления устно-разговорной нормы
  1.Конструкции с именительным темы
  А.Экспансия именительного падежа
  Б.Модификации модели с именительным темы
  2.Конструкции добавления
  3.Конструкции беосоюаного подчинения
  4.Двойные глаголы
  5.Конструкций наложения
  6.Двупредикативные конструкции с кто
  7.Вопросительные конструкции с дополнительной фразовой границей
 III.Явления разговорного стиля
Целые записи
Послесловие
Литература
Оглавление

 Из авторского предисловия

Перед читателем второе издание книги, вышедшей в Сегеде (Венгрия) в 1990 году маленьким тиражом и практически неизвестной русскому читателю. А между тем она именно ему предназначена в первую очередь. Ее появление в Венгрии вызвано заботой венгерских русистов академика Ференца Паппа и доцента Эдит Саламин, ставших рецензентами книги, о продвижении новых направлений русистики и новых исследовательских материалов о современном состоянии русского языка в венгерскую академическую и преподавательскую среду. В вузах Венгрии хорошо известны наши труды о русской разговорной и вообще устной литературной речи, по ним учат студентов. В книге анализируется речевой материал первых лет перестройки.

За прошедшие с тех пор годы этот материал продолжал накапливаться и составил картотеку столь внушительных размеров, что она не уместилась бы ни в какой книге. Развитие же науки о русской устной литературной речи ознаменовалось завершением и публикацией четырехтомной монографии "Современная русская устная научная речь" под ред. О.А.Лаптевой (т.I -- Красноярск, 1985; т.II -- М., 1994; т.III -- М., 1995; т.IV -- М., 1999), а также ряда научных статей, посвященных разработке вопросов структуры современного русского литературного языка в связи с введением в научный оборот новых разговорных и устно-литературных материалов.

Не осталась в стороне от новых материалов и наука о культуре русской речи. Состояние современной телевизионной и радио- речи вызывает много общественных нареканий и прямых протестов. В качестве этой речи проявляют горячую заинтересованность самые широкие сдои нашего общества. Со страниц газет и журналов самого разного направления и адресованности, по радио и телевидению звучат призывы к заботе о ее интеллигентности, правильности, соответствии ее литературной норме. В газете "Первое сентября" автор этой книги много лет вел рубрику "Что вы говорите?!", в журнале "Русская речь" завершилась серия публикаций автора об особенностях этого типа речи.

Однако нарастающий общественный интерес к проблеме требует не придирок к отдельным ошибкам и оговоркам, а масштабного исследования звучащей в эфире речи с целью установления границ между явлениями разного рода -- тенденциями развития литературного языка (возникают новые факты), состоянием разного рода литературных норм -- общелитературной, книжно-письменной, устно-литературной, разговорной -- и их соотношением. Только так можно не ошибиться при выработке правил их использования в речи и разграничений литературного явления и ошибка.

Материал, представленный в книге, носит комплексный, всеохватывающий характер. Это явления всех уровней языковой системы. Поскольку круг лиц, говорящих в эфире -- а нас интересует прежде всего свободное, отвлеченное от письменного текста говорение, -- чрезвычайно широк, записи их речи позволяют представить своего рода речевой портрет эпохи. Электронные средства массовой информации позволяют представить речь общества в ее социальных, возрастных, профессиональных, территориальных и культурных характеристиках. Это, в свою очередь, дает возможность проследить определенные закономерности в функционирований вариантов нормы и тенденции ее будущего развития. Живой материал книги показывает различия между стандартной языковой нормой, с одной стороны, и узуальной, с другой. Последняя представлена несколькими разновидностями. Таким образом, теоретический и практический взгляд на предмет в нашем исследовании смыкаются и переплетаются.

Сам по себе материал книги интересен как документ эпохи, а это его значение не может быть преходящим. Записи последующих лет характеризуют другое время, однако на их основе на типы норм, ни типы вариативности, ни колебательное состояние и предпочтительность вариантов, ни тенденции развития не могли бы быть представлены иначе -- они общие для двух этапов. Это обстоятельство позволило автору предложить читателю переиздание книги 1990 года.

Влияние звучащих средств массовой информации на языковые процессы трудно переоценить. Стремительно нарастает "словесный вал". Усиливается его эмоциональное и ментальное воздействие. Средства массовой информации способны как формировать общественное сознание, так и деформировать его. При этом все более используется "свежий" русский язык, как называют японцы свою разговорную речь.

Важную роль в этом играет нарастающая раскованность публичной речи. "По бумажке" сейчас мало кто говорит, предпочитают свободное говорение в разных типах "официальной" обстановки. Такие условия очень благоприятны для неконтролируемого смешения книжно-письменных и устно-разговорных речевых особенностей. Это способствует снижению речевой культуры: ведь книжно-письменные языковые средства не приспособлены для устного произнесения и потому таят в себе опасность искаженного употребления.

На арене русского языка сейчас разворачиваются драматические события. Все новые позиции отвоевывает себе разговорная речь. Это гораздо далее идущий процесс, чем демократизация языка художественной литературы и газеты. Теперь язык прессы и звучащих средств массовой информации все менее смыкается с книжно-письменным типом литературного языка, которому по-прежнему остаются верны лишь письменная научная и отчасти деловая речь (в определенных своих жанрах). Этот тип сокращает сферу своего распространения и во многих областях терпит вторжение ранее чуждых ему элементов. Эти процессы приходят на смену прежнему эволюционному его формированию и развитию.

Все это не может не сопровождаться сильнейшим раскачиванием и расшатыванием литературной нормы. Ведь она изначально ориентирована на книжно-письменный тип, а если его языковые средства вовлекаются в область функционирования устной литературной речи, которая не была специально ориентирована на стандартную кодифицированную норму, то они легко подвергаются отстранению от нее. Информационная и официальная телевизионная речь испытывают огромное по силе воздействие устно-речевой стихии. Норма остается незыблемой лишь тогда, когда диктор или ведущий зачитывает письменное сообщение. В остальных случаях она подвергается этому воздействию и реагирует на нее нормативными колебаниями и отступлениями, которые могут доходить до степени полного несоблюдения нормы, то есть речевых ошибок. Что касается свободно говорящих с телеэкрана многочисленных носителей литературного языка -- непрофессионалов телевидения, то в их речи наблюдаются явления двух родов: отход от стандартной литературной нормы и проявление узуальной устно-литературной нормы, которой они владеют и пользуются в обычных условиях. Все же при выступлении по телевидению по крайней мере в идеале необходимо владение стандартной нормой, и это осознается говорящими. Поэтому многие не решаются говорить публично -- они не уверены в своих возможностях следовать кодифицированной норме, в особенности книжно-письменной. В то же время в телевизионной речи все более необязательным становится точный выбор языкового средства, все более обязательным обращение к устно-литературной норме, которая с кодифицированной не совпадает. Этот процесс мы считаем принципиальным, определяющим облик современной телеречи.

Итак, в реальном функционировании современного русского литературного языка наряду с его основными коммуникативными сферами все более возрастающее распространение получает область публичных речевых коммуникаций. Это речь интеллектуализированного характера, на которой ведется общение с широкой аудиторией, речь, звучащая сегодня с учебной и научной кафедры, на конференциях и собраниях, по радио и телевидению. Эта речь направлена в адрес широкой аудитории -- коллективной или массовой. Она имеет важные задачи содержательного плана, соотносительные с теми, которые выполняются соответствующими письменными текстами -- научными, публицистическими, отчасти деловыми и художественными. В то же время устная форма ее осуществления делает ее соотносительной и с живой разговорной речью бытового характера. Этот тип литературной речи еще не получил всестороннего описания в исследовательском плане. Здесь возникает ряд теоретических вопросов.

Функционирующий литературный язык обслуживает коллектив пользующихся им говорящих применительно к самым разнообразным нуждам коммуникации. Чем более развитым является общество, тем многообразнее потребности общения. Утверждаясь общественной практикой, эти потребности постепенно ведут к возникновению определенных сфер общения, которые обычно обнаруживают тенденцию к исторической консолидации. Число таких сфер общения стремится полностью удовлетворить нужды коммуникации и поэтому увеличивается по мере их роста.

Как отвечает структура литературного языка этим процессам? Наблюдается ли одно-однозначное соответствие: сфера общения -- функциональная разновидность литературного языка, обслуживающая эту сферу? Такое положение просто и непосредственно соответствовало бы потребностям языкового общения: за каждой сферой была бы закреплена соответствующая область литературного языка. Однако подобное гипотетически предполагаемое упрощенное решение встречает серьезное и, более того, непреодолимое препятствие со стороны обратно направленной объединяющей тенденции, ведущей к формированию у данного национального объединения говорящих единого национального литературного языка. Таким образом, перед нами противоборствующие тенденции дифференциации и интеграции литературного языка: растущие и расширяющиеся нужды общения требуют закрепления за соответствующими сферами своих языковых средств, а интересы нации требуют языкового единства. Если бы тенденции к дифференциации не противостояла тенденция к интеграции, произошел бы распад литературного языка. Между тем исторически обычно наблюдается обратное положение -- рост, развитие и упрочение нации и государственности ведет к обогащению и развитию национального литературного языка, к упрочению его позиций.

Взаимодействие названных тенденций ведет к возникновению сложных процессов в развитии литературного языка, процессов собственно языковых, но обусловленных экстралингвистически. Эти процессы прежде всего касаются реального функционирования общелитературной основы, или нейтральных языковых средств.

Сказанное позволяет понять избранный в книге аспект описания. Общелитературная основа, соответствующая кодифицированной норме, нас здесь интересовать не будет. Мы воспроизведем ее только в несвойственном кодифицированной норме качестве. Это будет сделало в главе II. Мы воспроизведем также устно-литературную норму и норму устно-разговорную, поскольку та и другая выступают в телевизионной речи. Это будет сделано в главе III.

Какое же образование с точки зрения теории литературного языка представляет собою телевизионная речь? Каковы ее свойства? Возможному ответу на этот вопрос будет посвящена глава I.

Итак, мы поставили перед собой задачу дать своего рода языковой портрет эпохи по данным телевизионной речи. Портрет этот будет сделан с той существенной оговоркой, что предметом нашего внимания являются только те языковые особенности, которые не укладываются в ложе кодифицированной нормы. Таким образом, это портрет одновременно сугубо реалистический и в то же время вполне сюрреалистический, поскольку в это ложе укладывается значительная часть сказанного с телеэкрана, а этого-то как раз на портрете не будет.

Как такой подход связан с общим направлением развития русистики в наши дни?

Около четверти века тому назад в русистике началось и к началу восьмидесятых годов завершилось широкое исследование естественной русской разговорной речи, употребляемой носителями литературного языка. Ее изучение и описание осуществлялось при избирательном внимании лишь к тем ее элементам, которые специфичны для нее и отличают ее от того типа литературного языка, который был назван кодифицированным. Далее возникла задача исследования другой обширной области функционирования устной литературной речи -- речи публичного назначения. Возникшая между исследователями разговорной речи дискуссия касалась в основном статуса этого, к середине семидесятых годов еще не исследованного, типа устной литературной речи. Разгорелись споры, принадлежит ли он к некодифицированной или кодифицированной речи. От его квалификации зависел выбор той или иной теории устройства русского литературного языка. Автор данной книги организовал исследование подтипа публичной устной речи -- устной научной речи, которое длилось с середины семидесятых до середины восьмидесятых годов и было выполнено с точки зрения соотношения в ней устно-разговорных, общелитературных и книжно-письменных языковых средств, то есть иначе, чем ранее изучение разговорной речи.


 Об авторе

Лаптева Ольга Алексеевна
Доктор филологических наук. В 1948–1953 гг. училась на филологическом факультете Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова; в 1953–1956 гг. — в аспирантуре филфака МГУ. В 1956–1975 гг. заведовала отделом журнала «Вопросы языкознания». С 1975 г. — профессор Института русского языка имени А. С. Пушкина. Автор 6 монографий, в том числе «Живая русская речь с телеэкрана» (М.: URSS), «Русский разговорный синтаксис» (М.: URSS) и «Речевые возможности текстовой омонимии» (М.: URSS), а также 170 статей.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце