URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Гримак Л.П. Тайны гипноза: Современный взгляд
Id: 191228
 
359 руб. Бестселлер!

Тайны гипноза: Современный взгляд. Изд.4

URSS. 2015. 344 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-1243-6.

 Аннотация

Наше время отмеченно тотальной информатизацией общества, вследствие чего средства массовой информации становятся важнейшим инструментом социального управления, что заставляет по-новому взглянуть на фундаментальные психические системообразующие факторы жизни человека и общества в целом --- гипноз и внушение. В книге доктора медицинских наук, профессора Л.П. Гримака в популярной форме обобщаются, доводятся до логических формулировок и дополняются собственными концепциями те нетрадиционные, но жизненно важные представления о природе и свойствах гипноза, которые неоднократно высказывались ранее многими авторами. Эти сведения способны в значительной степени облегчить понимание особенностей психической деятельности человека и тем самым послужить обоснованием соответствующих психогигиенических действий.

Книга будет полезна психологам, психотерапевтам, медикам, использующим гипноз в исследованиях состояния человека, а также широкому кругу читателей, интересующихся проблемами психологии.


 Оглавление

Введение
Глава 1. Трудное прошлое гипноза
 1.Природные механизмы внушаемости
 2.Протогипноз в изначальной магии
 3.Злосчастный магнетизм Месмера
 4.Психоанализ -- антипод суггестии
 5.Добротолюбие русского гипноза
 6.Эриксон: гипнотизер милостью Божьей
Глава 2. Гипногенная действительность
 1.Великий гипнотизер... зеркало
 2.Самогипноз одиночества
 3.Грезы "ночной психики"
 4.Скорбный гипноз радости
 5.Еще раз про любовь... как разновидность гипноза
 6.Формирование долголетия в гипнозе
 7.Гипноз совершается в пространстве
 8.Автомобильный гипноз: двойственная суть, разные последствия
 9.Война: экстремальное действие массового гипноза
Глава 3. Взаимогипноз общения
 1.Внушение -- изначальный атрибут слова
 2.Информациология гипноза
 3.Вера как предпосылка гипноза
 4.Совесть -- эволюционно сложившийся вид аутогипноза
 5.Гипноз -- системообразующий фактор психических состояний человека
Глава 4. Гипнотические аспекты культуры
 1.Культура -- гипнозащита человека
 2.Предельный магнетизм искусства
 3.Истоки нашей страсти к телевидению
 4.Программирование рекламой
 5.Гипноз не создал гения
Глава 5. Зримое будущее гипноза
 1.Внушение в подсознании
 2.Нейролингвистическое программирование
 3.Супергипноз виртуальной реальности
 4.Гипнотерапия -- целебные действия в сфере виртуальной реальности
 5.Энергоактивирующая гипнотерапия
 6.Гипноз и генетическая память
 7.Земной аналог астральной нирваны
 8.Гипноз: синтез западных и восточных методов
Заключение: У колыбели "Homo Internetus"

 Введение

Осталось: знанье с тайной съединить.
В.Я.Брюсов

Гипноз и внушение -- явления, по своей масштабности сравнимые с самой жизнью, и их метафорическое отнесение в разряд магии не так уж сильно грешит против истины. Начало века -- удобный повод посмотреть на актуальнейшую научную проблему со стороны, обратить внимание на ее историю, проследить живые связи с реальной действительностью и комплексом исследовательских задач будущего. Гипноз этого заслуживает, ибо он -- не просто сложное психофизиологическое явление, а феномен, ставший центром притяжения интереса многих медицинских и гуманитарных наук, его механизмы лежат в основе фундаментальных явлений функционирования человеческой психики, и потому он определенным образом проявляется во всем многообразии социальных явлений нашего бытия.

Указанное обстоятельство крайне актуализируется бурным ростом массмедиа и, что греха таить, их с каждым днем растущей психологической агрессивностью. Ежедневно обрушивающийся на психику человека сверхмощный, никем не контролируемый напор внушающих воздействий, огромен. И в этой ситуации невольно вспоминается безрадостное провидческое замечание, сделанное когда-то известным английским писателем Артуром Кестлером: "Если бы наука изыскала способ привить нам иммунитет к внушениям, -- писал он, -- то половину битвы за выживание рода человеческого можно было бы считать выигранной". Не надо думать, что Кестлер не ценил жизненно важных, положительных сторон внушения, он просто как никто другой видел масштабность безрассудных злоупотреблений этим феноменальным явлением.

Указания на то, что сфера гипнотических явлений включает значительно большее число психических реальностей, чем принято думать, имеются в высказываниях многих выдающихся исследователей гипноза.

Вот лишь некоторые из них. В 1921 г. в своей работе "Психология толпы и анализ "Я"" Зигмунд Фрейд заявил, что внушение -- это "изначальный и неустранимый феномен, фундаментальный факт психической жизни человека".

Суждения выдающегося французского социального психолога Сержа Московичи в этом плане также весьма определенны: "Все явления, наблюдаемые при гипнотическом состоянии, являются результатом психической предрасположенности к внушению, которая в некоторой степени есть у всех нас. Внушаемость присутствует и в состоянии бодрствования, но мы не отдаем в ней отчета, поскольку она нейтрализуется критикой и рассудком".

В свою очередь Ирландский философ и гипнолог Роберт Антон Вильсон, характеризуя значение суггестий в современном обществе, замечает, что "мир во многом представляет собой цирк, где соперничающие группы гипнотизеров пытаются гипнотизировать друг друга... И все мы находимся в глубоком гипнозе гораздо больше времени, чем сами себе это представляем".

В этой связи необходимо вспомнить, что наука существует и развивается только потому, что она постоянно выходит за свои собственные пределы (если угодно -- во владения "паранауки") и интеллектуально осваивая определенные "запредельные" явления окружающей действительности, превращает их в научные факты. Особенно много беспокойства в этом отношении доставляет науке сам человек. Как объект исследования он представляет собой величайшее средоточие загадок и останется таковым еще для многих поколений исследователей.

В эпицентре этих человеческих загадок одной из многих, но очень важных (в прошлом "паранаучных") проблем представляется гипноз и составляющее его основу внушение, суггестия. Термин "внушение" (suggestion -- англ.) вошел в употребление в Европе с конца XV века и связывался с представлениями о колдовстве и нечистой силе. В Кратком оксфордском словаре (1933) сообщается, что глагол "to suggest" в 1599 г. означал "подстрекать или искушать ко злу" и что положение дел изменилось (не намного. -- Л.Г.) в середине прошлого века.

Интуитивно ощущая в явлении внушения колоссальный действующий потенциал и повседневно сталкиваясь с его активностью не только позитивного плана, наиболее "праведная" психоаналитически мыслящая часть психотерапевтов решила провозгласить само слово "внушение" негативным, "неистинным", "вторичным". Если до определенного исторического периода термин "психотерапия" считался синонимом слова "гипнотерапия", то после вышеуказанного "семантического разоблачения" последовали и соответствующие "организационные выводы".

Вначале швейцарский психиатр Поль Дюбуа предложил вместо метода внушения разработанную им "рациональную психотерапию", воздействующую исключительно на разум и логику больного. Несколько позже "великий недруг внушения" Зигмунд Фрейд решил полностью устранить фактор директивности из психотерапевтического процесса, сохранив в нем лишь "истинно демократическую" аналитическую составляющую.

И все-таки, не веря в "дьявольскую природу" слова "внушение", мы проанализировали библейские тексты и нашли, что уже во времена их создания это слово наделялось многозначным, конструктивным и, если можно так выразиться, "богоугодным" смыслом. На страницах Библии термин "внушение" встречается всего лишь двенадцать раз. Несмотря на явную ограниченность рассматриваемой "выборки", результаты семантического анализа позволяют сделать несколько немаловажных выводов. С психологической точки зрения существенно важно, что внушение здесь рассматривается как процесс программирования, который может осуществляться неким субъектом по отношению к отдельному человеку или группе лиц именно в конструктивных, благонамеренных целях: "И внушай их (слова любви к господу -- авт.) детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем..." (Втор. 6:7).

Внушать нечто можно и целому народу: "...внуши народу, чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых" (Исх. 11:2). Представлялось, кроме того, что такое программирование могло осуществляться и в виде аутогенного процесса различными уровнями сознания. Оно могло быть результатом внутренних побуждений самих людей, не истребивших в себе грешных помыслов, когда живут они "по внушению и упорству злого сердца своего" (Иер. 7:24); но все-таки чаще оно выполняется посторонним лицом благонамеренно в виде воспитательного процесса: "И сие внушай им, чтобы были беспорочны" (Тим. 5:7).

Содержание внушений нигде не связано с именем дьявола, и лишь в одном месте речь идет о внушении побуждений "злого сердца своего" (несомненно, внутренних инстинктивных стимулов, отрицательно влияющих на собственную же жизнь человека). Во всех остальных случаях термин "внушение" применяется в конструктивном плане, чаще всего означая процесс формирования положительных побуждений и установок, призванных укреплять дух и праведность верующих.

Кстати, очень интересным моментом внушения, описываемым в библейском тексте, несомненно, следует считать сам прием индивидуальной суггестии, который в общих чертах без изменений дошел до наших дней: "...так говорил мне Господь, держа на мне крепкую руку и, внушая мне не ходить путем сего народа..." (Исх. 8:11).

Да простят мне психоаналитики ушедшего и ныне здравствующего поколений, но на этом основании я настаиваю, что процесс внушения представляет собой угодное Богу явление, неотъемлемый атрибут жизни. Это такой же естественный признак психического взаимодействия, как, например, явления столкновения микрочастиц или макрообъектов на физическом уровне. Упомянутые явления можно использовать в недобрых или благонамеренных целях, но игнорировать их как таковые, называя "вторичными" и "неистинными", по меньшей мере, неразумно.

Нервные механизмы директивных методов функционально включены в филогенетически более древние подкорковые структуры мозга и область правого полушария, их регулирующую. Рациональные методы, апеллирующие к разуму, управляются левым полушарием с его филогенетически "юной" системой речи, более косвенно влияющей на системы жизнеобеспечения организма. Именно поэтому, например, человек с болезненно навязчивыми действиями или страхами (невольно производимые излишние движения, страх перехода улицы и мн.др.) отлично осознает их абсурдность, но перебороть при этом себя не может.

Возможно, что именно предчувствие глубинных продуктивных потенций внушения стимулировало значительное развитие гипнологии во второй половине XX века. Не только как специфический феномен, но и как методический инструмент в экспериментальной психофизиологии гипноз дал начало формированию отдельных областей психотерапии: многочисленным комплексам аутогенных тренировок, подпороговым психотехнологиям, нейролингвистическому программированию. Все аспекты прикладного использования этих и иных методов, основанных на программирующих свойствах суггестии, подробно освещаются в предлагаемой читателю книге.

Невольно вкравшийся полемический стиль в текст введения уже сам по себе свидетельствует, что данная книга -- не методическое пособие по гипнозу. В такого рода изданиях сегодня недостатка нет. Эта книга -- плод многолетней исследовательской работы психофизиолога и гипнотерапевта над полученными в разное время экспериментальными фактами и наблюдениями из лечебной практики, итог трудных размышлений над теоретическими построениями, которыми изобилует гипнология; наконец, это попытка очертить сферу непознанного в массе окологипнотических явлений, которые неявно вплетены в повседневную жизнь человека.

И последнее. Книга является таковой только тогда, когда она читается. Стремление не растворить в массе второстепенного материала научные факты большой интеллектуальной и эмоциональной значимости обусловило и своеобразие формы подачи материала. Работа представляет собой собрание отдельных композиционно законченных "разделов-новелл", рассказывающих о каком-либо важном этапе в развитии гипноза или же о существе остроактуального для гипнологии частного вопроса. При этом сам собою сложился структурный контекст книги: от прошлого через настоящее к будущему.

В какой степени оказались осуществленными лучшие намерения автора, судить взыскательному, но, надеюсь, благожелательному читателю.


 Об авторе

Леонид Павлович ГРИМАК (1931--2008)

Крупный отечественный психолог, психофизиолог, психотерапевт. Доктор медицинских наук, профессор. Родился в селе Прудентово Запорожской области. В 1955 г. окончил военно-медицинский факультет Харьковского университета. Девять лет служил войсковым врачом в частях Воздушно-десантных войск. С 1965  г. сотрудник Института авиационной и космической медицины. В 1986--1989 гг. -- начальник отдела формирования профессиональной пригодности летчиков. В 1963  г. защитил кандидатскую диссертацию, ставшую основой книги "Психологическая подготовка парашютиста" (1966, 1971), а в 1975 г. -- докторскую, материалы которой составили монографию "Моделирование состояний человека в гипнозе" (1978; 2-е изд. М.: URSS, 2009). C 1992 г. -- главный научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института МВД России.

Основная научная проблема, над которой работал Л.П. Гримак -- повышение надежности функционирования человека (в том числе парашютиста, летчика, космонавта) в экстремальных условиях деятельности. Он исследовал трудные психические состояния человека и разработал их классификацию, сформулировал принципы и методику психологической подготовки оператора к действиям в экстремальных условиях. Л.П. Гримак дал теоретическое обоснование и разработал методические подходы к моделированию состояний человека в гипнозе; разработал методику аутоофтальмотренинга и методику психодиагностики эмоциональной реактивности; сформулировал задачи нового направления психологии, получившего название "психология активности". Автор более 120 научных работ, в том числе 10 монографий.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце