URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Айхенвальд А.Ю. Современный иврит
Id: 190664
 
255 руб.

Современный иврит. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 144 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04718-0.

 Аннотация

Предлагаемая вниманию читателя книга представляет собой очерк грамматики и лексики современного иврита --- официального языка государства Израиль.

Современный иврит --- флективный язык, типологически близкий другим семитским языкам, однако языковая система иврита подверглась преобразованиям под влиянием индоевропейских языков, что проявляется в тенденции к аналитизму в синтаксических конструкциях, в упрощении фонологической системы. Автор рассказывает о становлении и развитии современного иврита, дает краткое описание истории его изучения. В книге описываются фонологическая система и произносительная норма, достаточно подробно (в рамках объема очерка) дается характеристика грамматического строя. Книгу завершают приложения, содержащие образцы текстов и словарь к ним.

Рекомендуется семитологам и гебраистам, филологам других специальностей, историкам языка, социологам, а также всем, кого интересуют исследования в области современного иврита.


 Оглавление

Введение
Фонетика и фонология
 Согласные
 Гласные
 Структура слога
 Ударение
 Фонология иврита в диахроническом аспекте
 Основные изменения звуков в потоке речи
Письменность
 Правила маркировки гласных в неогласованном письме
Грамматика
 Общая характеристика грамматического строя современного иврита
 Морфология
 Структура морфемы
 Части речи
  Имя существительное
  Род
  Число
  Категория определенности и неопределенности
  Выражение падежных отношений
  Классификация именных основ
  Словообразование
  Словосложение
  Имя прилагательное
  Качественные и относительные прилагательные
  Словообразование
  Местоимение
  Личные и лично-притяжательные местоимения
  Указательные местоимения
  Вопросительные местоимения
  Неопределенные местоимения
  Числительные
  Количественные числительные
  Порядковые числительные
  Дробные числительные
  Глагол
  Категория времени
  Категория лица, рода и числа
  Породы
  Категория вида
  Категория наклонения
  Отрицание
  Классификация глагольных основ
  Отглагольные именные образования
  Словообразование
  Наречия
  Предлоги
  Союзы
  Частицы
  Междометия
Синтаксис
  Общие замечания
  Способы синтаксической связи
  Структура именных групп
  Структура глагольных групп
  Простое предложение
  Простое глагольное утвердительное предложение
  Простые именные предложения
  Топикализация
  Отрицание
  Вопросительные предложения
  Восклицательные и побудительные предложения
  Сложное предложение
  Сложносочиненные предложения
  Сложноподчиненные предложения
  Бессоюзные предложения
Лексика
  Незаимствованная лексика
  Заимствованная лексика
  Фразеология
Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3
Источники
Условные сокращения
Литература

 Введение

Распространение современного языка иврит. Современный иврит -- это разговорный и литературный язык, один из двух официальных языков Израиля. На иврите говорит более 3,5 миллионов граждан Израиля. На 1986 г. население Израиля определяется в 4 млн. человек.

Большинство населения Израиля составляют евреи, родившиеся в Израиле, -- их называют "сабра", в том числе это могут быть и потомки иммигрантов. Для них современный иврит является родным языком. Эмигранты из стран Восточной Европы, Америки, Австралии и Южной Африки ("ашкенази"), из стран Южной Европы, Азии и арабских стран ("сефарды"), а также представители других групп еврейского населения, например индийские евреи ("бени-израэль"; см. [108]), в первом и втором поколениях продолжают пользоваться языками стран прежнего проживания. В среде эмигрантов в определенной степени сохраняются и специфически еврейские языки -- языки, сформировавшиеся в различных еврейских общинах: идиш, спаньоль (ладино), мограби и др. Нередко для эмигрантов иврит играет роль второго языка и языка межэтнического общения.

Таким образом, в Израиле сложилась специфическая языковая ситуация. Программа расширенного обучения иммигрантов современному ивриту и языковая политика правительства Израиля предусматривают постепенное вытеснение языков стран прежнего проживания и языков этнических меньшинств современным ивритом во всех сферах жизни (см. [82; 68; 77, 2]).

Вторым официальным языком Израиля является арабский литературный язык, а языком общения арабского населения -- сиро-палестинский диалект арабского языка. Арабы, проживающие на территории Израиля (составляют около 15% населения), должны изучать современный иврит как второй язык.

Современным ивритом владеет также часть еврейского населения Европы и Америки.

Культовым языком населения, исповедующего иудаизм, является древнееврейский язык.

Место современного иврита среди других семитских языков. Иврит -- современное название семитского языка евреев, населения государства Израиль (от 'еврейский язык').

В отечественной гебраистике существует несколько точек зрения относительно наименования современного иврита. Противопоставление иврита как современного официального языка Израиля древнееврейскому языку как языку Библии, Мишны и средневековых древнееврейских авторов фактически предлагается в "Иврит-русском словаре" 1963 г. [35]; такова же точка зрения И.Ш.Шифмана и И.М.Дьяконова [3; 14]. Б.М.Гранде [13] язык всех периодов (начиная с библейского и кончая современным ивритом) предлагал называть "иврит"; для конкретизации того, о каком именно языковом состоянии идет речь, он использовал эпитеты: библейский, постбиблейский, средневековый, современный иврит. Такая терминология полностью соответствует традициям западноевропейской и израильской гебраистики, ср. англ. Hebrew, Biblical Hebrew, Mishnaic Hebrew, Modern Hebrew, Israeli Hebrew и т.д.; нем. Hebraisch, Neuhebraisch, Moderne Hebraisch (ср. попытку использования термина "древнееврейский" вместо иврит (см. [24], которая нам кажется неудачной, поскольку в результате возникло противоречивое наименование "современный древнееврейский язык").

Иная концепция представлена в работах К.Г.Церетели и его учеников (см. [3; 31]), где термин "иврит" предлагается изъять из употребления, а вместо него использовать "древнееврейский язык" для наименования языка богослужений и иудейских памятников и "современный еврейский язык" (вариант -- "современный еврейский семитский язык", см. [19; 20]) для обозначения современного официального языка Израиля. Такая деноминация представляется неприемлемой для русскоязычной гебраистики, так как традиционно термином "современный еврейский язык" называют язык идиш; термин "современный еврейский семитский язык" также не подходит изНза возникающей омонимии этого наименования с еврейским языком мограби, который, как и современный иврит, является семитским языком. Он возник на базе средневекового арабского и распространен в еврейской среде (см. ниже о "еврейских" языках), В настоящей работе мы следуем одной из устоявшихся традиций номинации описываемого языка: обозначение "современный иврит" используется применительно к официальному языку Израиля, а под древнееврейским языком понимается язык богослужений, а также язык памятников библейской, постбиблейской и мишнаитской литературы. Преимущество такого наименования состоит в возможности подчеркнуть еще раз особый статус современного иврита по отношению к древнееврейскому языку предшествующих периодов.

В Библии древнееврейский язык называется 'ханаанский язык'. В поздних книгах Ветхого Завета (книги Есфири, Неемии) употребляется название ' иудейский язык' 'иудей'). В постбиблейский период вводится плеонастическое наименование 'священный язык' для языка Библии и 'язык мудрецов' для постбиблейского языка Мишны. Название 'иврит' вошло в обиход начиная с постбиблейского периода развития языка.

Древнееврейский язык и современный иврит относятся к ханаанейско -аморейской подгруппе северно-центральной группы семитских языков, входящих в состав афразийской макросемьи языков (классификация И.М.Дьяконова). К этой группе относятся также мертвые ханаанейские (финикийский, моавитский и др.) и аморейские (аморейский, угаритский) языки. Наиболее близкородственными древнееврейскому языку и современному ивриту оказываются арамейские языки, составляющие арамейскую подгруппу северно-центральной группы семитских языков.

На протяжении всей истории своего развития древнееврейский язык существовал в условиях необычайно сложной языковой ситуации, характеризующейся полиглоссией. Есть, основания считать (ср. [111]), что древнееврейский язык функционировал в качестве основного языка, обслуживающего все сферы частной и общественной жизни, лишь до "Вавилонского пленения" (до VI в. до н.э.). С распространением арамейских языков, в первую очередь имперского арамейского, ставшего официальным языком Ассирийской империи и лингва франка всей Передней Азии и Палестины, постепенно развилась древнееврейско-арамейская диглоссия (см. об использовании арамейского языка в функции основного языка общения у части еврейского населения Палестины в период персидского владычества [71; 111]; см. также ниже о полиглоссии в связи с использованием разных "вариантов" древнееврейского языка, о "трилингвизме" в эпоху Кумранских рукописей, с.12).

К глубокой древности восходит складывание так называемых специфических еврейских языков, т.е. генетически неродственных языков, объединяемых по признаку своего функционирования исключительно в еврейской культурно-религиозной среде (см. [67]). Древнейшим из таких языков принято считать упоминаемый в Талмуде древнеперсидский еврейский, который начал формироваться в эпоху Ахеменидов. Предположительно он является предком более поздних персидско-еврейских языков, к которым относятся бухарский еврейский, татский, язык евреев ирани и ряд других. Греческий еврейский (первоначально -- диалект древнегреческого языка, распространенный в еврейской среде; см. [111]), вероятно, начал складываться около IV в. до н.э.; можно предположительно говорить о существовании еврейского латинского языка/ диалекта (ок. I в. н.э.), являющегося предком целой группы романских еврейских языков, таких, как южный лоэз, из которого впоследствии развился иудейско-итальянский, западный лоэз, из которого развился иудейско-французский, чуадит (или иудейско-провансальский), иудейско-испанский -- спаньоль, джудезмо, на основе которого позднее был сформирован литературный язык ладино. Ладино -- единственный из еврейских романских языков, функционирующий в настоящее время [2; 9]. В северо-африканской еврейской среде с конца 1-го тысячелетия начали складываться арабско-еврейские языки (ягудит, мограби); есть сведения [10; 111]

0 существовании славянского еврейского языка в конце

1 -- начале 2 тысячелетия н.э.; к 1-у тысячелетию н.э., вероятно, относится и возникновение тюркских еврейских языков (караимский, крымчакский; см. [34]).

Совершенно особую роль в жизни евреев Европы и в истории становления современного иврита сыграл идиш -- еврейский немецкий язык со славянскими элементами, распространенный в среде ашкеназских общин (см. ниже с.16) Северо-Восточной и Центральной Европы (самые ранние памятники идиш относятся к XI--XII вв.).

Таким образом, начиная с глубокой древности древнееврейский язык сосуществовал со специфическими еврейскими языками, выполнявшими роль языков повседневного общения; за древнееврейским языком сохранялась функция культового и литературного языка. В культурном контексте диаспоры функционирование древнееврейского языка в ситуации ди- или триглоссии (принимая во внимание использование евреями и языка окружающего населения как лингва франка, и специфического еврейского языка) отразилось прежде всего в развитии различных традиций чтения и произнесения древнееврейских текстов у представителей разных по языку общин (ср. сефардскую, ашкеназскую, йеменскую, крымчакскую, караимскую и другие традиции; см. также с.17).

Вместе с тем, несмотря на то что древнееврейский язык охватывал только ограниченные сферы жизни общин, традиционно именно он ощущался как основной язык, тогда как специфический еврейский язык воспринимался как своего рода жаргон (ср. "жаргон" как одно из обозначений идиш). Специфические еврейские языки, в особенности идиш и в меньшей степени ладино, послужили своего рода "субстратом" в период становления современного иврита (см. [51; 53]).

Современный иврит -- флективный язык, типологически близкий другим семитским языкам в структуре морфемы, по набору грамматических категорий имени и глагола и т.д. Однако языковая система иврита подверглась сильным преобразованиям, в частности, под влиянием индоевропейских языков. Это проявляется в тенденции к аналитизму в синтаксических конструкциях, в тенденции к упрощению фонологической системы с ее "специфически семитскими" гортанными звуками. В лексике наряду со словами, относящимися к общесемитскому и общеханаанейскому словарному фонду, имеется большое число заимствований из арамейского языка и современных индоевропейских языков.

Краткие сведения по истории современного иврита. Современный иврит есть результат развития и модернизации языка предшествующих периодов. В настоящее время принята следующая периодизация истории древнееврейского языка.

Библейский древнееврейский язык:

а) раннебиблейский древнееврейский (XII--VI вв. до н.э., древнейший памятник -- Песнь Деборы); основные памятники -- Пятикнижие Моисеево, или Тора (книги -- Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), книги пророков Исайи, Иеремии, Иезекииля, 12 малых пророков, книга Судей, книги Самуила, книги Царств; б) позднебиблейский древнееврейский (V--II вв. до н.э.); основные памятники -- так называемые Писания (книга Псалмов, Песнь

Песней, книги Иова, Ездры, Есфири, Неемии, Даниила, Хроник, Екклесиаст); в эту эпоху начало распространяться древнееврейско-арамейское двуязычие, и древнееврейский язык испытал на себе значительное влияние арамейского языка.

Первоначально библейские тексты были записаны письмом, содержащим буквы, обозначающие только согласные, т.е. консонантным письмом, в котором практически не отражались гласные. Знаки для обозначения гласных были изобретены, вероятно, только во второй половине 1-го тысячелетия н.э. В настоящее время известны три системы огласовок: вавилонская, палестинская и тивериадская (масоретская). Эта последняя является общепринятой (йеменитская и караимско-арабская огласовки представляют собой извод тивериадской).

Постбиблейский (мишнаитский) древнееврейский язык:

а) язык таннаитского периода (ок. I в. до н.э. -- ок. II в. н.э., конец этого периода приблизительно совпадает с началом диаспоры, др. -евр), основные памятники -- Мишна (юридический и религиозный кодекс), Тосефта, частично галахические Мидраши (комментарии к Библии). Древнееврейский язык, несмотря на древнееврейско -арамейскую диглоссию, продолжает сохранять функции языка общения, о чем свидетельствуют письма Бар-Кохбы (середина II в. н.э.). Особое положение в истории древнееврейского языка занимает язык Кумранских рукописей (или рукописей Мертвого моря) (см. [4]), хронологически относящихся к этому периоду. В части памятников сохраняются нормы библейского древнееврейского языка, тогда как некоторые из рукописей Мертвого моря составлены на постбиблейском языке. Не исключено, что для этого периода характерна триглоссия: библейский древнееврейский как литературный язык; постбиблейский древнееврейский как язык общения, который некоторые общины стремились сделать также литературным языком (см. [91]); арамейский язык как лингва франка и официальный язык (здесь нельзя не упомянуть проблему соотносительной древности библейского и постбиблейского языка; некоторые ученые предполагают, что библейский язык не является предком постбиблейского, а представляет собой литературную норму, тогда как именно постбиблейский с глубокой древности был языком общения; см. [71; 111]); б) язык амораитского периода (ок. II--VII вв. н.э.); основные памятники -- Гемара (комментарии к Мишне), входящая в Вавилонский и Иерусалимский Талмуд, часть Мидрашей. В этот период древнееврейский язык утрачивает функции языка общения. Постбиблейский язык существенно отличается от библейского языка в области глагольной и именной морфологии (так, в постбиблейском языке выработана система трех глагольных времен, отсутствующая в библейском; имеются различия в области словоизменения местоимений и именного словообразования; см. [100]), синтаксиса, лексики. Для лексического состава характерно обилие арамейских, греческих, среднеперсидских заимствований.

Средневековый древнееврейский язык (ок. VI--XVIII вв.)преимущественно литературный и культовый язык, на котором писались комментарии к книгам Библии и Талмуду (например, комментарии Раши), философские и грамматические трактаты, многие из них были переведены с арабского языка, например произведения Саадия Гаона (X в.), Ибн-Джанаха (XI в.), Маймонида (XII в.) [22]. На этом языке имеются также стихотворные произведения религиозной поэзии (пиют) и светской поэзии, например произведения Иегуды Галеви, Моисея Ибн-Эзры, Иегуды Альхаризи и др.

Для языка этого периода характерны значительные изменения в области синтаксиса и лексики, появление новых именных словообразовательных моделей, а также образование неологизмов от древнееврейских и арамейских корней (т.е. первые опыты сознательного языкового строительства; см. [155--158], см. ниже, с.16). В области лексики характерны новые заимствования из арабского, латинского и греческого языков. В период средневековья складываются существующие до настоящего времени традиции чтения древнееврейских текстов в еврейских общинах различного происхождения: ашкеназийской в Центральной и Северо-Восточной Европе (с характерным сдвигом ударения на предпоследний слог, дифтонгизацией бывших долгих о, е в ау, еу, переходом t в s) сефардской (у выходцев из Испании, в Южной и части Центральной Европы), йеменской, багдадской, новоарамейской, персидской, бухарской, грузинской, татской и др. Условное чтение древнееврейских текстов в европейских университетах и семинариях, основоположником которого является Й.Рейхлин (см. [3; 36]), ориентировано на сефардскую произносительную традицию.

Становление и развитие современного иврита кардинально отличается от путей развития древнееврейского языка.

В ситуации полиглоссии, господствующей в еврейских общинах (см. выше), за древнееврейским языком практически повсеместно закрепилась функция литературного и культового языка, сохранявшего статус более престижного, "истинного" языка евреев. Попытки расширить сферы, которые охватывал бы древнееврейский язык (такие попытки традиционно понимались как "модернизация", "возрождение" древнееврейского языка; см. [88; 89]), не прекращались на протяжении всей его истории: ср. использование древнееврейского языка как языка светской поэзии в Испании в средние века, а затем в XV--XVII вв. попытки воссоздания светской литературы на древнееврейском языке (Й.Луццато, А.де Росси, Й.Соммо) и даже создания словаря древнееврейского языка как языка общения (Э.Левита). Однако качественно новый этап в истории "возрождения" древнееврейского языка связан с движением еврейского просвещения -- Гаскала, сложившимся в ашкеназийской культурной среде в 70-е годы XVIII в. С этого момента процесс расширения сферы употребления древнееврейского языка приобретает более или менее планомерный характер, и именно поэтому во многих работах по истории современного иврита конец

XVIII в. признается хронологическим началом современного иврита (см. [88; 89; 126; 133; 39]).

Основателем и вдохновителем движения Гаскала (сформировавшегося не без влияния французского Просвещения) был выдающийся немецкий мыслитель, литератор и переводчик М.Мендельсон (1729--1786). В программу Гаскалы входило, с одной стороны, преодоление евреями культурной замкнутости своего существования, знакомство с достижениями европейской науки и культуры, а с другой -- более глубокое проникновение в собственную культуру и использование своего языка -- библейского древнееврейского -- в качестве языка литературы и культуры (ср. политическое кредо Гаскалы, сформулированное позже одним из идеологов гаскалитского движения, И.Л.Гордоном: "Будь евреем в своем доме и человеком вне его"). Вместе с тем задача "возрождения" древнееврейского языка мыслилась как механическое распространение библейского языка, с присущей ему стилистической системой, на те сферы, которые он в то время уже не мог обслуживать. Этим и обусловливается искусственность "возрожденного" древнееврейского языка этого периода; основные произведения на этом языке публиковались в журнале "Гамеассеф" ("Объединитель"), основанным М.Мендельсоном в 1783 г. (Дессау) и выходившим с перерывами вплоть до начала XIX в.

В начале -- середине XIX в. гаскалитское движение, потерявшее популярность в Германии, постепенно стало распространяться в Российской империи и Австро-Венгрии. В этот период многие писатели и ученые начинают писать на древнееврейском языке, произвольно сочетая элементы библейского, постбиблейского и средневекового древнееврейского (С.Д.Луццато, Н.Крохмаль, Д.Замосц, А.Б.Лебензон, И.Б.Лебензон, М.А.Гинзбург, Й.Левинзон, A.Many и др.). В 40-е годы XIX в. выходят периодические издания на древнееврейском языке, например газеты "Пирхе цафон" ("Северные цветы") в Вильне, 1841--1844 гг., "Гакармель" ("Цветущая земля") в Варшаве, 1860--1880 гг., и др. Для литературного языка, сформировавшегося в период с начала XIX в. до 70--80-х годов

XIX в., принято общее название "мелица" -- напыщенный, вычурный стиль, сложившийся в результате стихийного соединения элементов библейского, постбиблейского и в меньшей мере средневекового древнееврейского и механического использования культоворелигиозной стилистической системы в произведениях различных жанров.

Резкое изменение ситуации произошло в конце 70-х -- начале 80-х годов XIX в., так как именно в этот период проблема консолидирующего языка евреев встала достаточно остро, в частности, в связи с массовым разорением мелких ремесленных хозяйств, усилением полип ической реакции и национального гнета в Российской империи, распространением сионистских идей и ростом эмиграции (см. [39]). За периоде 1882 по 1900 г. еврейская община в Палестине возросла с 24 тыс. до 50 тыс. человек (см. Государство Израиль. Справочник. М. 1986, с.48). Этот перелом ознаменовался практической деятельностью еврейского просветителя, лексикографа, лингвиста и общественного деятеля Элиезера Бен-Иегуды (1858--1922 гг., настоящее имя Лазарь Перельман), приехавшего в 1881 г. в Палестину и возглавившего там работу по внедрению древнееврейского в качестве основного языка общения и преподавания. Перу Э.БенИегуды принадлежит статья "Горящий вопрос", появившаяся в 1879 г. в журнале "Га-шахар" (издавался на древнееврейском языке в Вене П.Смоленскиным) и ставшая своего рода манифестом "возрождения" древнееврейского языка в Палестине.

Рост эмиграции в Палестину, усиление позиций так называемого "старого йишува", т.е. еврейских поселенцев в Палестине, некоторые традиции использования иврита в функции лингва франка на фоне общего интереса к созданию искусственных языков и возрождению мертвых языков во второй половине XIX в. способствовали деятельности Бен-Иегуды (см. также [39]). В 1889 г. Э.Бен-Иегуда и его сподвижники организовали Общество языка иврит (см. [156]), в 1890 г. преобразованное в Комитет языка иврит. Деятельность комитета была приостановлена и возобновлена только в 1904 г. В результате интенсивной работы Э.Бен-Иегуды и его сторонников к началу XX в. появилось первое поколение детей, у которых иврит был родным языком (первым из них был старший сын Э.Бен-Иегуды, впоследствии известный лексикограф).

В 1912--1914 гг., как следствие наплыва евреев-эмигрантов из Германии, немецкий язык впервые выступил как серьезный "конкурент" для иврита (этот период известен как период "войны языков" (см. [156]). После начала первой мировой войны иврит утвердился как основной язык общения и обучения в еврейской среде Палестины. После того как в 1923 г. Палестина стала подмандатной территорией Великобритании, современный иврит наряду с арабским и английским получил статус официального языка Палестины. К 1946 г. численность еврейского населения составляла около 33%, а числен- ность арабского и этнических меньшинств около 67% (см. Государство Израиль. Справочник. М., 1986, с.50 и 272). В 1948 г., после образования государства Израиль, современный иврит и арабский были объявлены официальными языками Израиля. Комитет языка иврит в 1953 г. был преобразован в Академию языка ивритвысший орган языкового планирования в Израиле.

Формирование литературного иврита. "Возрождая" иврит как разговорный язык и язык обучения еврейского населения Палестины, Э.Бен-Иегуда и другие создатели современного иврита взяли за основу сефардское произношение древнееврейского языка (Рейхлиново чтение). Считалось, что сефардское произношение более точно отражает древнееврейскую фонетику, чем ашкеназийское (см. [3; 88; 94; 31]). Но поскольку на протяжении истории развития современного иврита большинство овладевающих этим языком составляли эмигранты из Восточной Европы -- ашкенази, т.е. носители языка идиш, то современный иврит подвергся значительному влиянию ашкеназийскои традиции чтения древнееврейских*текстов и идиша, особенно в области фонетики. Это обстоятельство позволило некоторым исследователям, например [53; 17] говорить об "идише как субстрате современного иврита" и о возникновении "ашкеназированного иврита".

Основоположником литературного современного иврита считается М.Мойхер-Сфорим (см. об этом [88; 89]), в 1884 г. переведший с идиша на иврит книгу своих рассказов. Именно его язык, в котором сочетались библейские и мишнаитские элементы, и лег в основу современного литературного иврита. В обновлении лексического состава современного иврита большая заслуга принадлежит Э.БенИегуде -- автору первого словаря современного иврита, который заложил основы исторического словаря [120]. В формировании литературного современного иврита принимали участие такие лингвисты, как Й.Клаузнер, Н.Тур-Синай, 3. Бен-Хайим и др.

В настоящее время на современном иврите существует художественная и публицистическая литература (среди наиболее значительных писателей и поэтов можно отметить Х.Н.Бялика, Ш.Черняховского, Ш.Мильцара, Ш.Й.Агнона, А.Оза, А.Мегеда, М.Шамира и др.).

Академия языка иврит проводит большую научную работу по исследованию современного иврита в целях языкового планирования. Академия занимается установлением и кодификацией профессиональной терминологии, грамматических правил, орфографии и транскрипции иностранных имен и слов, орфоэпии и т.д., выпускает специальные терминологические словари, а также журналы "Лешонену" ("Наш язык") и "Лешонену ла-ам" ("Наш народный язык"), где исследуются проблемы гебраистики. Решения Академии публикуются в "Записках Академии языка иврит". Создаются временные специальные комитеты по терминологии, куда могут входить не только академики. Эти комитеты должны разработать терминологию той или иной области знания и распускаются после доклада на пленарном заседании Академии. Постоянно действуют комитеты по вопросам грамматики, транскрипции и стилистики современного иврита.

Исследования в области современного иврита и древнееврейского языков проводятся также в университетах Тель-Авива, Хайфы, Иерусалима, Рамат-гана и в других высших учебных заведениях. Целенаправленную работу по регламентации лексики, грамматики и орфоэпии современного иврита проводят также газеты и радио в специальных разделах и передачах. Языковая норма современного иврита складывается под влиянием субстрата родного языка людей, овладевающих ивритом (см. выше об "ашкеназированном" иврите).

В современном иврите нет диалектов, однако представлены отклонения от орфоэпической нормы, образующие своеобразные фонетические стили. Орфоэпическая норма разрабатывалась Комитетом языка иврит, а впоследствии Академией языка иврит (см.

[83; 109]; см. "Фонетика и фонология"). Эта норма является дикторской нормой языка радио и телевидения. В современном иврите как языке повседневного общения и официальном языке эта норма, как правило, не соблюдается. Можно выделить следующие фонетические стили:

1) нейтрально-разговорный стиль, или общеизраильское фонетическое койне, -- стиль, сложившийся в среде эмигрантов ашкеназийского происхождения и используемый большинством населения;

2) восточный стиль произношения, характерный для эмигрантов из арабских стран и их потомков; этот стиль ассоциируется с низким культурным и социальным статусом (см. [109; 86]);

3) стиль произношения, характерный для интеллигенции восточных и сефардских общин, близкий к дикторской норме.

Традиционные нормы произношения древнееврейского языка представителями различных общин (в особенности восточных -- бухарско -еврейской, йеменской, грузинской и др.) сохраняются при богослужении. Орфоэпические системы, которыми пользуются недавние иммигранты и их потомки во втором, третьем поколениях, часто носят отпечаток произношения их родного языка (так обстоит дело в случае англо-иврит, славяно-иврит билингвизма, см. [83]). Не случайно такое большое влияние на формирование орфоэпической нормы современного иврита оказал идиш. Однако в целом доминирует тенденция к стиранию этих орфоэпических особенностей и овладению иммигрантами произносительной нормой иврита уже во втором, третьем поколениях.

В современном иврите наблюдается четкая дифференциация функциональных стилей -- литературного и разговорного языков. Для литературного языка характерно соблюдение всех грамматических правил, даже использование архаизованных форм, ограниченное количество заимствований из современных индоевропейских языков. В разговорном языке распространены грамматические инновации, представлены нарушения некоторых морфонологических закономерностей. Разговорный язык изобилует иноязычными заимствованиями (см. [139; 94; 58; 93; 147]). По своему лексическому составу особое положение занимают профессиональные подъязыки (например, рыбаков, солдат и т.д.), а также сленг (арго) (см. [113; 152; 153; 115]).

Краткая история изучения современного иврита. Первые лингвистические описания современного иврита, появившиеся в начале XX в., носили нормативный характер. Их авторы стремились объяснить явления живого языка исходя из языка источников по истории древнееврейского языка -- Библии, Мишны и т.д. Таковы работы И.Эпштейна, А.Шапиро, затем Й.Авинери, Й.Перетца и др. (см. [88; 100; 144; 145]). Исследования современного иврита как самостоятельного лингвистического объекта начались лишь в 30-е годы. Так, в 1937 г. Й.Клаузнером [121] была издана своеобразная грамматика современного иврита, в которой автор попытался дать свой вариант современного языка, основываясь на правилах мишнаитского постбиблейского языка. В 50-е годы среди гебраистов возникла дискуссия о статусе современного иврита как самостоятельной языковой системы (X. Бланк [49; 50; 51; 109], А.БенДавид [118], X. Розен [95; 96; 97]). Эта дискуссия завершилась в 1955--1956 гг., когда вышла в свет книга X. Розена [150], в которой он впервые аргументировал свои положения о статусе современного иврита как самостоятельной языковой системы, а не варианта библейского, мишнаитского или арамейского языка. Затем он развил свои идеи в книге "Правильный иврит" [151] и в первой полной дескриптивной грамматике современного иврита, составленной в форме учебника [97].

Новый этап в изучении современного иврита начался в 1957 г., когда современный иврит был официально включен в программу Иерусалимского университета. В 50--60-е годы исследователи уделяли большое внимание проблемам фонетики, диалектологии и орфоэпии современного иврита (работы X. Розена [94--97; 149--151], X. Бланка [49--53; 123], Р.Веймана [109], Вейнберга [ПО], Й.Клаузнера [134--137] и др.), были проведены экспериментально-фонетические исследования (работы Тене [103; 104], Еноха [64]). В области морфологии с начала 60-х годов особый интерес вызывали проблемы грамматических инноваций в современном иврите по сравнению с древним языком (работы Р.Сивана [155--158], Р.Миркина [139], А.Каддари [75], А.Бен-Ашера [45], X. Розена [94; 97] и др.). В конце 60-х -- начале 70-х годов начали появляться общие грамматические описания современного иврита (грамматики Д.Коэна и X. Зафрани [58], Г.Зимона [101] и др.). В 70--80-е годы появились также обобщающие работы по морфологии глагола (например, А.Гордона [70], Р.Берман [47] и др.).

Среди израильских лингвистов, занимающихся проблематикой современного иврита, представлено два направления исследований: так называемые панхронические исследования, в которых современный иврит рассматривается в контексте языка иврит в целом (т.е. исследования, ориентированные на диахронию, например работы Й.Перетца [144; 145], А.Гордона [70] и др.), и "синхронные" исследования, ориентированные на строго ограниченную выборку текстов (работы Й.Мансура, У.Орнана и др.). Исследования современного иврита в плане синхронии (в соссюровском смысле) появились лишь в последнее десятилетие (например, работа Й.Хайена о релятивизации в иврите).

Особый интерес исследователей вызывает синтаксис современного иврита, так как именно в этой области помимо фонологии современный иврит кардинальным образом отличается от библейского и мишнаитского. Первые описания синтаксиса современного иврита были сделаны израильскими учеными М.Нахиром [84], Й.Перетцем [145], Й.Блау [125], затем У.Орнаном [143]. Синтаксическими проблемами иврита занимаются Д.Коэн и X. Зафрани, X. Розен, Р.Берман, А.Бен-Ашер [45], Э.Рубинштейн [152], Т.Гивон и другие ученые. Работы по синтаксису и морфологии современного иврита издаются во Франции, США, Англии. В 1976 г. в Голландии был опубликован сборник статей по синтаксису и семантике современного иврита (под редакцией П.Коула), в котором было дано новое решение многих проблем.

В области семантики большой интерес вызывают изменения и инновации в лексике, иноязычные заимствования и калькирование (работы Р.Сивана [155; 158], Р.Миркина [139] и др.). Исследуются отдельные пласты лексики -- слэнг, профессиональные арго и т.д. (работы Р.Сапана [138; 139], А.Бар-Адона [115]). Есть общие работы по семантике современного иврита, в том числе в духе генеративной семантики (работы Г.Царфати [161], М.Бен-Ашера [45] и др.). Издаются словари заимствованных слов, терминологические словари и словники. Наиболее крупными словарями помимо упомянутого выше словаря Э.Бен-Иегуды являются словари А.Эвен-Шошана [128], Р.Алкалаи [112]. В настоящее время одним из важнейших мероприятий Академии языка иврит является составление исторического словаря языка иврит, работа над которым продолжается уже много лет под руководством вице-президента Академии 3. БенХайима.

Исследования по языковой ситуации в Израиле и статусу языков национальных меньшинств проводятся Й.Фишманом [67; 68], Й.Феллманом [66], Ш.Морагом [84] и другими учеными.

Изучение современного иврита входит в программу израильских университетов (см. выше). Современный иврит изучается также в Англии, Франции, ряде научных центров США.

Изучение древнееврейского языка и современного иврита имеет глубокие корни в отечественной гебраистике и семитологии. Перевод на русский язык основополагающей грамматики древнееврейского языка В.Гезениуса был сделан русским семитологом и санскритологом К.А.Коссовичем в 1874 г. [11]. Начиная с середины XIX в. в России появились и грамматические описания древнееврейского языка (грамматики Х.Ц.Лернера, И.Г.Троицкого, И.Штейнберга, исследования Д.А.Хвольсона, этимологический словарь И.Штейнберга и т.д.). Заслуга в исследовании и описании средневековых еврейских памятников и рукописного наследия принадлежит известному русскому семитологу и гебраисту А.Я.Гаркави. Фундаментальные работы по древнееврейской филологии, эпиграфике и языковых особенностях средневекового и постбиблейского древнееврейского языка были созданы П.Н.Коковцовым [18].

Традиции изучения и преподавания древнееврейского языка в первые годы советской власти были продолжены П.К.Коковцевым, В.К.Шилейко, М.Н.Соколовым. Затем плодотворные исследования в области древнееврейского языка и филологии проводились И.Г.Франк-Каменецким, И.Н.Винниковым, К.Б.Старковой, Б.М.Гранде, К.Г.Церетели и др. Семитолог В.П.Старинин в своих теоретических трудах широко привлекал материал древнееврейского языка для построения теории семитского корня. Заслуги в изучении древнееврейского языка в плане диахронии в контексте других семитских и афразийских языков принадлежат виднейшему специалисту в области сравнительно-исторического изучения афразийских языков И.М.Дьяконову. Им написан грамматический очерк древнееврейского языка (см. [14]). В настоящее время большая и плодотворная работа в области семитологии и семитской филологии с привлечением материала древнееврейского языка ведется И.П.Вейнбергом, Л.Х.Вильскером, Г.М.Демидовой, К.Г.Церетели. Заслуга в исследовании и публикации текстов на постбиблейском и средневековом древнееврейском языках принадлежит И.Д.Амусину [4], Г.М.Глускиной [22]. Значительный вклад в развитие семитологии и гебраистики в контексте общей семитологии внесло издание труда С.С.Майзеля [21]. Материалы древнееврейского языка и современного иврита широко используются в работе над сравнительно-историческим словарем афразийских языков (под руководством И.М.Дьяконова).

Активное изучение современного иврита в нашей стране началось с конца 50-х годов. В 1963 г. был издан иврит-русский словарь Ф.Л.Шапиро с кратким грамматическим очерком современного иврита (с ориентацией на литературный язык) и грамматическими таблицами, составленными Б.М.Гранде [35]. Затем был опубликован целый ряд работ по проблемам лексики и фонетики в современном иврите (Ф.Л.Шапиро [36], И.Л.Рубинштейн [25], М.Занд [17] и др.). В 1972 г. был издан очерк современного иврита Б.М.Гранде [13]. И.Ш.Шифманом подготовлен очерк современного иврита для книги "Афразийские языки" [3].

В 70--80-е годы изучению современного иврита уделяется особое внимание. Выходят в свет работы московского гебраиста и семитолога Ю.М.Корниенко [19; 20], посвященные проблемам морфонологии глагольного и именного словоизменения и словообразования, а также работы по проблемам словарного состава и фразеологии современного иврита (Л.В.Цоцхадзе [32], М.А.Гоциридзе [12] и др.). Ведутся исследования грамматического строя, лексики, социолингвистических аспектов развития современного иврита.

Современный иврит преподается в университетах Москвы, Ленинграда, Тбилиси в общем курсе семитологических дисциплин.


 Об авторе

Александра Юрьевна АЙХЕНВАЛЬД

Родилась в 1957 г. в Москве, в семье поэта-переводчика и литературного критика Юрия Александровича Айхенвальда. В 1979 г. с отличием окончила Отделение структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ, в 1984 г. защитила кандидатскую диссертацию по классификации берберских языков. С 1980 по 1989 гг. являлась младшим, а затем старшим научным сотрудником Отдела языков Института востоковедения АН СССР в Секторе языков Ближнего и Среднего Востока. С 1989 по 1994 гг. -- профессор лингвистики Universidade Federal de Santa Catarina (Бразилия), с 1994 г. -- профессор лингвистики в Австралии. В 2005 г. А. Ю. Айхенвальд присуждена редкая степень доктора словесности (Doctor of Letters). В настоящее время она руководит исследовательской группой по языкам и культуре в Cairns Institute (James Cook University, Австралия).

А. Ю. Айхенвальд -- ведущий специалист по лингвистической типологии, языкам и культурам Амазонки, языкам и культурам Новой Гвинеи. Автор ряда грамматик ранее неизученных языков Бразилии и Папуа --- Новой Гвинеи, а также монографий и основополагающих статей по языкознанию, среди которых: "Classifiers. A Typology of Noun Categorization Devices" (Oxford, 2000, 2003), "Language Contact in Amazonia" (Oxford, 2002), "A Grammar of Tariana, from Northwest Amazoniа" (Cambridge, 2003, 2006), "Evidentiality" (Oxford, 2004, 2006), "The Manambu Language, from East Sepik, Papua New Guinea" (Oxford, 2008).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце