URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Немцов А.В. Алкогольная история России: Новейший период
Id: 188990
 
399 руб.

Алкогольная история России: Новейший период. Изд.стереотип.

URSS. 2014. 320 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04644-2.

 Аннотация

В настоящей книге поэтапно описаны события и явления, связанные с потреблением алкоголя в России, начиная с 1950-х и до 2000--2003 гг. на фоне политических и социальных процессов в стране. Особое внимание уделено предыстории, истории и последствиям антиалкогольной кампании 1985 г. и рыночных реформ 1992 г. Помимо событийной стороны новейшей алкогольной истории России даются количественные показатели динамичной алкогольной ситуации в стране.

Книга адресована ученым-исследователям --- социологам, демографам, медикам, а также практическим работникам в области здравоохранения и социального развития.


 Оглавление

 Предисловие
 Введение
Часть 1
 Этапы алкогольной истории России
  Введение
  Глава 1-1.Слагаемые алкогольной ситуации
  Глава 1-2.Алкогольная ситуация в странах мира
  Глава 1-3.Алкогольная ситуация в России до и после 1945 г.
  Глава 1-4.Антиалкогольная кампания 1985 г.
  Глава 1-5.Последствия антиалкогольной кампании
  Глава 1-6.Алкогольная ситуация в 1987--1991 гг.
  Глава 1-7.Алкогольная ситуация в 1992--1994 гг.
  Глава 1-8.1995--1998 гг.
  Глава 1-9.После 1998 г.
Часть 2
 Алкогольная история России в свете эпидемиологии
  Введение
  Глава 2-1.Потребление алкоголя как потребность
  Глава 2-2.Эпидемиология потребления алкоголя в мире
  Глава 2-3.Эпидемиологические исследования российских алкогольных проблем
  Глава 2-4.Оценка реального потребления алкоголя в России
  Глава 2-5.Алкогольная смертность до, во время и после антиалкогольной кампании
  Заключение
  Summary
  Список литературы

 Предисловие

Граждане России считают, что в ХХ в.
главным символом страны была ВОДКА.
На втором месте и с большим
отрывом -- автомат Калашникова.

Опрос ВЦИОМ. 2002 г.

Настороженный интерес автора к проблеме пьянства в России впервые возник в 1971 г. во время путешествия с приятелем по Костромской области. Целью похода была деревня Заборье, где прошло приятелево детство. При подходе к деревне зашли на небольшое кладбище. И там приятель по намогильным надписям узнал четверых товарищей детства -- из двенадцати, кого он мог вспомнить. В деревне сказали, что все четверо погибли пьяными, а приятелю в то время было немного за тридцать.

В 1982 г. автор начал заниматься изучением алкоголизма. А в самом конце 1985 г. пришло понимание, что антиалкогольная кампания, незадолго до того начавшаяся, подарок для исследователя, поскольку дает возможность изучить широкий круг явлений, связанных с потреблением алкоголя. Через год-два эпидемиология алкогольных проблем в России стала главным интересом автора в алкологии. С тех пор по этой теме вышли три небольшие книги и более 40 статей на русском и английском языках. Пришла пора собрать главное воедино, еще раз осмыслить сделанное и дополнить данными других исследователей.

Первая книга, "Алкогольная ситуация в России" (1995), событийно была доведена до 1992 г. Между тем именно тогда в стране закладывался новый резкий поворот алкогольной политики, а вместе с этим -- новые политические огрехи в этой области. Иначе говоря, начинался новый и очень важный этап алкогольной истории России, когда негативные последствия потребления алкоголя ставили мировые рекорды. Новые обстоятельства способствовали расширению представлений об алкогольной ситуации в стране и требовали дополнительных аналитических усилий. Кроме того, необходимо было связать отдельные этапы алкогольной жизни страны и, тем самым, придать им историчность, а, главное, вписать их в общую ситуацию в стране.

Не обошлось без добавления краткого экскурса в многовековую алкогольную историю России, которая традиционно пишется в черных красках. Однако может быть и другой взгляд на эту историю, другое распределение черного цвета во времени и в пространстве. Важно соотнести исторические описания российского пьянства в столицах с национальным масштабом, т. е. спроецировать на все население и условия его жизни. Это важно потому, что прошлое в области потребления спиртного мало дает для понимания современных алкогольных проблем.

Алкогольная история России особенно бурно развивалась в последние полстолетия, и "конца истории" не видно. В отличие от самой истории книга по истории -- конечное явление, и ей требуется какой-то временной предел. В основном -- это 2000 г. Однако некоторые частные явления были отражены и после 2000 г., поскольку начались до этого срока и бурно перетекли в следующие год--два--три, когда с перерывами писалась книга. Таким образом, 2000--2003 гг. стали последними в описании новейшей алкогольной истории, а ее начало можно отнести к первому послевоенному десятилетию. Алкогольные события между этими рубежами составили первую часть книги.

Почти всякая история, особенно новейшая, не будет полной без количественных показателей. Однако, сделав такое описание на основе официальных данных, мы получим искаженную картину. Приблизиться к полноте можно только на основе аналитической переработки государственной статистики, что и было сделано во второй части книги, где алкогольная история рассматривается с позиций эпидемиологии применительно к отдельным составляющим алкогольной ситуации. Некоторые результаты расчетов, сделанные во второй части книги, вошли в качестве "событий" в текст первого раздела. Данные об алкогольной смертности ввиду их особой важности были изданы отдельными книгами: "Алкогольная смертность в России, 1980--1990-е гг." (2001) и "Алкогольный урон регионов России" (2003). В настоящем издании эти данные отчасти ужаты, но в другой части значительно дополнены или переработаны.

Такова общая структура книги. Приходится сожалеть, что эпидемиология потребления алкоголя в России, необходимая в столь большой и сильно пьющей стране, еще далека от полноты. В книге не нашли отражения многие разделы российской алкологии в силу того, что они не были разработаны научно или остаются трудными для анализа, как, например, алкогольная заболеваемость -- из-за большой неточности статистического описания этого явления.

На разных этапах работы большую и разностороннюю помощь автору оказали В. Школьников (ныне Max Planck Institute for Demographic Research), Б. Бруй (Госкомстат России), Т. Грюкова (Мосгорстат), В. Плаксин и Л. Красавин (сотрудники МЗ РФ), а также А. Демин (Российская Ассоциация Общественного Здоровья). Автор искренне благодарен им за поддержку, а также А. Вишневскому (ныне Институт демографии Государственного университета -- Высшей школы экономики) и Е. Андрееву (ныне Max Planck Institute for Demographic Research) -- за ценные замечания и помощь по теме зависимой от алкоголя смертности. Последний вариант расчетов алкогольной смертности выполнен при активной помощи математика А. Терехина, которому автор благодарен не только за помощь в расчетах, но также и более всего за "науку". Значительная часть документальных материалов получена на сайте Национальной Алкогольной Ассоциации, за что автор благодарен ее руководителю П. Шапкину.

Надо отметить, что укреплению позиции автора в отношении экономических и социальных процессов, происходящих в стране и влияющих на оборот алкогольной продукции, способствовали многочисленные публикации академиков РАН Д. Львова и Н. Петракова, публициста В. Костикова, социологов Ю. Левада и О. Криштановской. Всем им благодарность за стойкость позиции, прямоту и четкость высказываний, а главное, за проникновение в суть сложных явлений.

С особой благодарностью автор должен помянуть Александра Нечаева (1955--2004). В октябре--ноябре 1985 г. при обсуждении с ним антиалкогольной кампании родилась идея эпидемиологического исследования. А вскоре, с декабря 1985 г. при деятельном участии доктора Нечаева началось изучение заболеваемости алкогольными психозами и отравлений в Москве.

Раздел об алкогольной смертности выполнен при поддержке Фонда МакАртуров (The John D. and Catherine T. MacArthur Foundation), без которого реализация этого проекта была бы невозможна.

Автор благодарен также руководству Московского научно-исследовательского института психиатрии за понимание важности проблемы, поддержку исследований в области алкологии, а главное, за возможность сосредоточиться на теме и спокойно работать.

*    *    *

Никуда не деться от того, что людям свойственно приспосабливать свои общественные взгляды, а иногда и научные выводы к личным пристрастиям. Вот почему читателям следовало бы знать о существенных для темы личных установках авторов, которые ворошат социальные проблемы, особенно те, которые теснейшим образом связанны с повседневным бытом. Тем более это касается такой эмоционально насыщенной и личностно окрашенной темы, как потребление алкоголя. Было бы хорошо, если бы "алкогольное" портретирование провели сторонние и независимые наблюдатели. Это хорошо, но слишком. Ограничимся алкогольным автопортретом.

Автор уже лет 20 обходится без водки, изредка и в компании употребляет небольшое количество вина или пива. Но и это случается все реже из-за занятости и потому, что "иных уж нет, а те далече". Никаких запретов на потребление спиртного автор на себя никогда не налагал. Умеренное потребление алкогольных напитков заслугой не считает, т. к. это связано с отсутствием потребности в выпивке, вероятно, унаследованной от родителей и их предков.

У автора было или есть несколько приятелей, сравнительно "мягких" алкоголиков, от "тяжелых" он избавился, сам или с их "помощью". Сильно пьяные люди симпатии не вызывают, скорее отталкивание, но для пьяных в лежку находится сочувствие и помощь, ибо жизнь, даже в таком свинском виде -- явление самоценное.


 Введение

В динамизме последних двух российских десятилетий, в чехарде фатальных для страны перемен почти всякое новое событие заслоняет предыдущее, вытесняет его из памяти. А события грандиозные. Чего стоит фрагментация СССР -- распад не только советской, но и российской империи, сколачиваемой столетиями. На этом историческом пути октябрьский переворот 1917 г. кажется только вехой. В таком контексте исторический масштаб антиалкогольной кампании 1985 г. тем более невелик.

Между тем в последнем полстолетии кампания была уникальным для мира явлением. Уникальным оно стало и для алкогольной истории России -- власти не только существенно и за короткий срок снизили потребление спиртных напитков в стране, но впервые собственноручно и притом значительно сократили алкогольную статью доходов бюджета, всегда немалую на протяжении столетий.

Антиалкогольная кампания была первой широковещательной акцией нового советского руководства, пришедшего к власти в марте 1985 г. Вместе с тем кампания стала последним экспериментом, который поставила советская система над своим народом. Нельзя сказать, что эксперимент имел только неудачи -- за шесть--семь лет кампания сберегла около миллиона российских жизней. Однако командно-административная по своей природе, эта антиалкогольная акция не могла выполнить главной задачи -- стабильно снизить потребление спиртного. Экстремизм же антиалкогольных мероприятий привел к тому, что на этот раз народ ответил невиданным по единодушию протестом. И главным в этом сопротивлении был стремительный рост самогоноварения, несмотря на усиление репрессивных мер.

В результате в России сначала произошло очень быстрое и значительное падение потребления алкоголя (1985--1986), сменившееся почти таким же резким возвратным ростом. Можно сказать, что советский народ впервые одержал широкомасштабную победу над своими властями: посредством подпольного производства самогона уже в 1991 г. потребление алкоголя приблизилось к исходному уровню и продолжало расти дальше с помощью других фальсификатов и в других условиях, которые создали рыночные реформы. Победа оказалась пирровой. Сейчас российское пьянство уносит больше жизней, чем преступность, тоже немалая, чем унесли Афганская и две Чеченские войны. И оттого, что алкогольные потери в России стали привычными, они не стали меньше.

Почти экспериментальные условия, сложившиеся в результате кампании, высветили многие зловещие связи алкоголя и общества, сделали эти связи более доступными для изучения. Российская антиалкогольная кампания еще раз показала многообразие и сложность действия такого простого химического агента, как этиловый (винный) спирт. Эта кампания еще раз обнаружила социальную и, более того, культуральную роль алкоголя, еще раз продемонстрировала, что алкогольное бескультурье стало существенной частью российской культуры.

Примечательно, что советская система рухнула после того, как советское руководство замахнулось на алкогольные традиции страны, которые на исходе советской власти глубоко вросли в культуру и быт народа. "После этого не значит вследствие этого", однако, кампания прибавила в народе озлобления властью. Не стоит думать, что при организации кампании властями двигала забота о здоровье своих граждан -- советская система, проиграв "холодную войну" и, приближаясь к развалу, утрачивая прежние ресурсы, вынуждена была искать новые, в частности, в таком "человеческом факторе", как отрезвление страны. В советской истории обращение руководства к "человеческому фактору" почти всегда означало бедность резервов и неуверенность в прочности своей власти. В решении советского руководства пойти на жесткий антиалкогольный прессинг было также упрощенное понимание алкогольной ситуации, недоучет всей ее полноты и российских особенностей, а также последствий, иначе говоря, была некомпетентность.

Попытка административно-командного решения алкогольных проблем привела к провалу кампании. Несмотря на сходный уровень потребления новая страна -- Россия -- пришла к новой алкогольной ситуации, еще более тяжелой, чем прежняя, отчасти в связи с тем, что некомпетентной оказалась и следующая, уже российская власть. Либерализация экономики и рыночные реформы стали базой перераспределения собственности. В потоке либерализации руководство страны отказалось от государственной монополии на алкогольную продукцию, и тем самым дало простор алкогольной мафии, сильно укрепившейся на закате советской власти благодаря подпольному производству самогона во время антиалкогольной кампании. Алкогольная мафия благодаря кампании раньше других мафиозных структур наладила всесоюзные экономические связи и благодаря этому оказалась хорошо подготовленной к рыночным отношениям.

Сбереженные во время кампании жизни были с лихвой потеряны в период буйства рыночных реформ, нацело "съедены" новыми алкогольными фальсификатами, пришедшими на смену самогону. Тогда же происходила война за передел собственности, разрослась преступность, убийства стали повседневностью, вошли в моду заказные убийства, так полюбившиеся средствам массовой информации. Но эти потери были и остаются неизмеримо меньше алкогольных потерь, почти не замечаемых СМИ.

В последние два десятилетия нельзя не удивляться динамизму российской истории, в частности, алкогольной: "пьяный рывок" продолжался три года (1992--1994), а в 1995 г. началось снижение потребления алкоголя и уменьшение тяжелых последствий пьянства. Казалось бы, можно радоваться? Однако главными причинами этого процесса были драматические явления. Какие? Какова алкогольная ситуация в самые последние годы? И что это такое -- алкогольная ситуация? Из чего она слагается и как ее оценить в статике и динамике? Как это сделать в условиях, когда государственная статистика в связи с алкоголем отличается крайней неполнотой? Что представляет собой эпидемиология применительно к потреблению алкоголя и последствиям этого занятия? Какова алкогольная судьба России?

Вот те вопросы, к которым хотелось привлечь внимание. Трудность их решения очевидна -- алкогольная проблема только одна среди многих других, старых и новых, остро стоящих перед государством. Но это не снижает актуальность оценки алкогольной ситуации в стране и размеров человеческих потерь в связи с алкоголем. Необходимо знать место этого урона в иерархии других потерь, которые несет наша страна в пору социально-экономических потрясений.

Аксиомой теории управления является положение о том, что эффективное управление возможно только тогда, когда известны исходные и конечные или целевые параметры управляемой системы. Ни того, ни другого в отношении алкогольной ситуации в нашей стране нет, а значит, не может быть эффективного управления этой ситуацией. Собственный опыт общественной работы автора в области алкогольной политики, его знакомство с историей принятия решений по алкогольным проблемам (в 1985, 1992 и последующие годы) показывает, что эти решения часто исходят из сиюминутных политических задач и принимаются с полным пренебрежением к целевым установкам и национальным интересам.

А цель аксиоматична -- обязательно медленное, но неуклонное снижение потребления алкоголя в России до приемлемого уровня. Этим уровнем в первом приближении можно считать такое потребление, при котором прибыль от продажи спиртного существенно превышает алкогольные потери, включая человеческие. Однако понимание этой ограниченной цели пока что недоступно ни нации в целом, ни ее руководству, которое до последнего времени безуспешно занималось проблемами алкогольного рынка, но не снижением потребления алкоголя и оздоровления нации.

Беда еще и в том, что нация живет без национального руководства, т. е. руководства, тесно спаянного с нацией. Пропасть между властными структурами страны и ее народом, в России традиционно огромная, похоже, увеличивается еще больше, и некому планомерно реализовывать аксиомы национального благополучия.

В этих условиях эксперту по алкогольным проблемам остается только фиксировать основные черты событий алкогольной истории и по возможности выявлять их внутренние пружины. Поэтому книга будет сосредоточена на анализе проблемы, на диагностике "болезни", и обращена преимущественно к общественному мнению. Разработка способов "лечения" алкогольных проблем, даже теоретическая, выходит далеко за пределы возможностей автора, т. к. "лечение" этих насущных, но для государства частных проблем невозможно без "лечения" более широких социально-экономических "болезней" нашей страны.

Все попытки автора обратить внимание власти предержащих на тяжесть алкогольной ситуации в стране остались безрезультатными. А попыток было несколько. Первая в 1992 г. -- обращение к руководителю группы экспертов при Президенте И. В. Ниту. В 1993--1994 гг. были встречи с Помощниками Президента по экологии и здравоохранению А. В. Яблоковым, по вопросам женщин, семьи и детей Е. В. Лаховой, развернутые записки Правительству, доклад на заседании межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ. Начиная с 1992 г. были также многочисленные газетные публикации.

Конечно, эти усилия не назовешь титаническими. Но те, которые были, показали их полную бесплодность и все нарастающую закрытость властных структур для информационных потоков снизу. "Отрезвление" автора наступило в последние годы и выразилось решением сосредоточиться на научной работе и научных публикациях. Последними в этом ряду были две небольшие книги про алкогольную смертность в России, в стране в целом (2001) и ее регионах (2003). В книгах приведены расчеты грандиозных человеческих потерь в связи с алкоголем. Почти 4 тысячи экземпляров были разосланы сотням авторитетных адресатов, включая администрацию Президента. И только три--четыре нерядовых читателя да славный demoscope.ru обнаружили интерес к этим книгам, а в связи с ними -- к поднятым в них проблемам. Правда, без какого-либо видимого результата. И это при том, что новейшая алкогольная история России полна драматизма. Об этом книга.


 Об авторе

Александр Викентьевич НЕМЦОВ

Родился в Москве в 1933 г. Окончил Московский медицинский институт и ординатуру по психиатрии. Три года работал врачом в психиатрической больнице, после чего перешел на научную работу -- сначала в Институт психиатрии АМН, а позже в Московский научно-исследовательский институт психиатрии. В настоящее время руководит Отделением информатики и системных исследований в этом институте. С 1977 г. -- доктор медицинских наук.

В 1985 г. в связи с началом антиалкогольной кампании в России автор переключился на исследование эпидемиологии потребления алкоголя и его последствий. В 1987 г. разработалметод оценки реального потребления алкоголя в России, в 1990 г. -- метод оценки размеров связанной с алкоголем смертности.

Публиковаться начал в студенческие годы, с 1995 г. -- в зарубежных журналах: всего опубликовано 160 научных работ, среди них 3 книги. Часто выступает с популярными статьями по алкогольным проблемам в прессе, на радио и телевидении; участник многих научных конференций в России и за границей.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце