URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Черчилль У. Мировой кризис: 1918--1925. Пер. с англ.
Id: 187795
 
375 руб. Бестселлер!

Мировой кризис: 1918--1925. Пер. с англ. Изд.стереотип.

URSS. 2014. 336 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04592-6.

 Аннотация

Настоящая книга написана выдающимся английским государственным деятелем Уинстоном Черчиллем (1874--1965), занимавшим после Первой мировой войны пост военного министра Великобритании. Книга представляет собой воспоминания Черчилля, посвященные послевоенному периоду, и охватывает выработку условий Версальского мирного договора, демобилизацию английской армии, характеристику послевоенного положения в основных странах, в том числе и в России. По мнению автора, его работа стала летописью бедствий и трагедий, и он предоставляет судить читателю, насколько неизбежным был такой ход событий, в которых великий политик Черчилль принимал непосредственное участие.

Книга написана ярким, остроумным языком и содержит исторические документы и письма участников событий. Она будет интересна как профессиональным историкам, политологам и дипломатам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление

Предисловие автора
Глава I. Исчезнувшее очарование
 Четыре века настойчивости и последовательности. -- Триумф. -- Радость и разочарование. -- Владыки мира. -- Мечты в момент перемирия. -- Свидание. -- Россия. -- Германии предоставляется удобный случай. -- Новое оружие. -- Новая знать. -- Непредвиденная ситуация. -- Внезапное потрясение. -- Мир. -- Исчезнувшее очарование.
Глава II. Демос
 Проблемы министерства военного снабжения. -- Труд, заработная плата и сырье. -- Демобилизация промышленности. -- Военное единение. -- Оживление партийной политики. -- Ллойд-Джордж и либералы. -- Мирная конференция и ее делегаты. -- Всеобщие выборы. -- Резкое разграничение. -- Настроение народа. -- "Повесить кайзера". -- "Заставьте их платить". -- Способы платежа. -- Сколько платить? - Письма к избирателям. -- Премьер-министр о контрибуции. -- Результаты выборов. -- Их дальнейшие последствия.
Глава III. Демобилизация
 Образование нового правительства. -- В военном министерстве. -- Серьезное положение в армии. -- Средство исцеления. -- Новая система. -- Опасный инцидент. -- Невесомые величины. -- Бунт в Калэ. -- На параде конногвардейцев. -- Молодая гвардия. -- Поведение демобилизованных солдат. -- Блокада. -- Депеша лорда Плюмера. -- Территориальная армия. -- Германские военнопленные.
Глава IV. Покинутая Россия
 Отсутствующий. -- "Безымянное чудовище". -- Взгляд назад. -- Мартовская революция 1917 г. -- Либеральные деятели. -- Керенский. -- Савинков. -- Большевистский переворот. -- Диктатура. -- Мир во что бы то ни стало. -- Брест-Литовск. -- Разочарование большевиков. -- Германское наступление. -- Результат договора.
Глава V. Интервенция
 Корнилов и Алексеев на Дону. -- Образование русской добровольческой армии. -- Судьба военного снаряжения в Архангельске. -- Серьезное положение на Западе. -- Американско-японские трения. -- Новый персонаж -- проф. Масарик. -- Чехо-словацкие корпуса. -- Большевистское предательство. -- Удивительное возмездие. -- Интервенция союзников в Сибири. -- Омское правительство. -- Поразительное превращение. -- Балтийские государства. -- Финляндия. -- Польша. -- Пилсудский. -- Украина. -- Бессарабия.
Глава VI. Четырнадцать пунктов
 Президент Вильсон. -- Четырнадцать пунктов. -- Переговоры о перемирии. -- Комментарий полковника Хауза. -- Заседание 29 октября. -- Отказ Ллойд-Джорджа. -- Угрозы полковника Хауза. -- Непреклонность премьер-министра. -- Оговорки союзников. -- Свобода морей. -- Достижение соглашения. -- Французский план. -- Предварительные условия мира. -- Миссия Вильсона. -- Опасности промедления. -- Пропасть.
Глава VII. Мирная конференция
 1814 -- 1919. -- Литература. -- Кинематографическая фильма. -- Вильсон в зените своей славы. -- Выборы в конгресс. -- Враждебное большинство в Сенате. -- Ошибочные расчеты Вильсона. -- Последствия. -- "Простой народ". -- Тайные договоры. -- Под давлением извне. -- Разоблачение. -- Настоящая американская точка зрения. -- Защита союзников. -- Британская мирная делегация. -- Британская имперская делегация. -- Состав конференции. -- Компромисс президента Вильсона. -- Пресса. -- Официальные языки конференции. -- Судороги Европы.
Глава VIII. Лига наций
 Три фазы. -- Неудачный порядок. -- Верховный совет. -- Двойственное сотрудничество. -- Комиссия Лиги наций. -- Происхождение устава Лиги наций. -- Роль Великобритании. -- Скептицизм. -- Полномочия президента. -- Вопрос о мандатах. -- Точка зрения доминионов. -- Президент и доминионы. -- Премьер-министр. -- Период комиссий. -- "Заставьте их платить!" - Книга мистера Кейнса. -- Решение вопроса. -- Военные преступники. -- Лестница ответственности. -- Кайзер. -- Растущее нетерпение. -- Составление устава Лиги наций закончено. -- Краеугольный камень.
Глава IX. Неоконченная задача
 Обязательства, взятые на себя во время перемирия. -- Меморандум лорда Бальфура от 29 ноября. -- Сферы английской и французской интервенции. -- Французы в Одессе. -- В военном министерстве. -- Принцевы острова и Парижская конференция. -- Мои предложения. -- Переписка с премьер-министром. -- Миссия Буллита. -- Положение ухудшается. -- Колчак. -- Сибирская армия. -- Пять великих держав обращаются к Колчаку с запросом. -- Нота Колчаку. -- Его ответ. -- Решение великих держав оказать ему поддержку. -- Слишком поздно.
Глава X. Триумвират
 Вильсон и предварительные условия. -- Новые кинематографические эффекты Бекера. -- Германская версия. -- "Искаженное извлечение". -- Второе путешествие президента Вильсона. -- Перемена настроения. -- Достижения мистера Бальфура. -- Отчет о Польше. -- Конец Совета десяти. -- Угроза ухода. -- Меморандум Ллойд-Джорджа от 25 марта. -- Ответ Клемансо. -- Ошибка Бекера. -- Триумвират. -- Германская революция. -- Выход Германии из испытаний.
Глава XI. Мирные договоры
 Территориальные соглашения. -- Важнейшие черты их. -- Национальное самоопределение. -- Его применение. -- Эльзас-Лотарингия. -- Шлезвиг. -- Возрождение Польши. -- Восточная граница Германии. -- Верхняя Силезия. -- Делегация Британской империи. -- Ее сдержанность. -- Препятствия на пути Ллойд-Джорджа. -- Плебисцит Верхней Силезии. -- Чем рисковала Британия. -- Аргументы Франции. -- Ее требования безопасности. -- Рейнская граница. -- Разоружение Германии. -- Демилитаризованная зона. -- Совместная гарантия. -- Ее последствия. -- Судьба Австро-Венгрии. -- Невинные и виноватые. -- Чехо-Словакия: чехи. -- Чехо-Словакия: словаки. -- Югославия. -- Румыния. -- Венгрия. -- Австрия. -- Проблема "Anschluss'a". -- Болгария. -- Общий план.
Глава XII. Гражданская война в России
 Борьба привидений. -- Крестьяне. -- Обращение к крестьянам. -- Непоследовательная политика. -- Критика лорда Керзона. -- Север России. -- Новые бригады. -- Арьергард. -- Эвакуация. -- Прощальный удар. -- Выполнение обязательства. -- Неудачи Колчака. -- Прекращение помощи. -- Чехи. -- Сокровищница императорской России. -- Измена Колчаку. -- Его казнь. -- Усилия Деникина. -- Большие и непрочные завоевания. -- Польша. -- Ответственность Деникина. -- Его неудача. -- Антисемитизм. -- Разгром Деникина. -- Ответственность союзников. -- Отсутствие единства. -- Положение в декабре 1919 г. -- Эмигранты. -- Заключительные ужасы.
Глава XIII. Чудо на Висле
 Задачи Польши. -- Опасности, угрожающие Польше. -- Большевики концентрируют свои силы. -- Польское наступление. -- Украина. -- Вторжение в Польшу. -- Переговоры о перемирии. -- Смертельные условия. -- Варшава. -- Чудо. -- Решающие результаты. -- Итоги. -- Потерянные возможности. -- Утешение. -- Выгоды.
Глава XIV. Ирландский призрак
 Самосохранение. -- Меняющиеся взгляды. -- Ирландцы в Вестминстере. -- Ирландия в начале войны. -- Вопрос о воинской повинности. -- Шин-фейнеры. -- Их добросердечный бойкот. -- Начало ирландских беспорядков. -- Новый билль о гомруле. -- Его решающее значение. -- Black and Tans. -- Военная точка зрения. -- Разрушенные репрессалии. -- Позиция премьер-министра. -- Разногласия в кабинете министров. -- Беседа Крэга с де-Валера. -- Отчет сэра Невиля Макреди. -- Королевская речь в Ольстере. -- Отклики. -- Серьезное решение. -- Перемирие. -- Затянувшиеся переговоры. -- В ирландском национальном собрании. -- Ирландская конференция. -- Напряженное положение в унионистской партии. -- Политическое напряжение. -- Отставка недопустима. -- Острая ненависть. -- Ультиматум. -- Соглашение подписано. -- Ллойд-Джордж в Ирландии.
Глава XV. Решение ирландского вопроса
 Отказ де-Валера. -- Дебаты в ирландском национальном собрании. -- Я принимаю на себя ответственность за осуществление договора. -- Главные цели. -- Защита Ольстера. -- Ирландские лидеры. -- Предварительный обзор. -- Крэг и Коллинз. -- Законопроект об Ирландском свободном государстве. -- Вопрос о границах. -- Проведение законопроекта. -- Лимерик и Типперэри. -- Письмо Коллинзу. -- Рори О'Коннор захватывает здание дублинских судебных установлений. -- Второе письмо к Коллинзу. -- Дальнейшая переписка.
Глава XVI. Возникновение ирландского свободного государства
 Соглашение на выборах. -- Фундамент рушится. -- Реакция на Севере. -- Письмо сэру Джемсу Крэгу. -- Парламентские дебаты. -- Терпение или доверчивость? - Майкель Коллинз. -- Петтиго и Беллик. -- Ирландская конституция. -- Выборы. -- Убийство сэра Генри Вильсона. -- Критическое положение в парламенте. -- Вмешательство Бонара Лоу. -- Решение правительства. -- Нападение на здание суда. -- Решительные усилия. -- Письмо Коллинзу. -- Письмо сэру Джемсу Крэгу. -- Смерть Гриффитса и Коллинза. -- Косгрэв и О'Гиггинс. -- Поворот. -- Будущее.
Глава XVII. Живая Турция
 Турция до войны. -- Предложение союзников. -- Пан-турецкое движение. -- Энвер. -- Германско-турецкие планы. -- Реквизиция турецких броненосцев. -- "Гебен". -- Переворот, произведенный Энвером. -- Окончательный крах. -- После перемирия. -- Американская критика. -- Комиссия президента Вильсона. -- Восстание и паралич. -- Смертоносный шаг. -- Греки обрушиваются на Смирну. -- Турция жива. -- Справедливость оказывается на стороне другого лагеря. -- Новый поворот. -- Газетные заголовки. -- Ферид. -- Армии тают. -- Фактические возможности и иллюзии. -- Разговоры в Константинополе. -- Решение кабинета. -- Севрский трактат. -- Ход событий. -- Нападение на Исмидский полуостров. -- Мое письмо от 24 марта.
Глава XVIII. Греческая трагедия
 Взгляд назад. -- Возвышение Венизелоса. -- Греция во время великой войны. -- Божественное право короля Константина. -- Общая победа. -- Действия греков во Фракии и Смирне. -- Молодой король. -- Греческие выборы. -- Падение Венизелоса и era последствия. -- Возвращение к власти Константина. -- Изоляция Греции. -- Точка зрения Ллойд-Джорджа. -- Керзон и Монтегю. -- Неофициальное поощрение. -- Моя собственная позиция. -- 22 февраля, 11 июля и 25 июня. -- Греческое наступление. -- Битва при Эскишере. -- Битва при Сакарии. -- Удобный случай. -- Армения и сторонники пан-турецкой идеи. -- Резня 1915 г. -- Турецкое завоевание. -- Друзья Армении. -- Новое исчезновение Армении с исторической сцены.
Глава XIX. Чанак
 Греческий солдат. -- Молчаливое напряжение. -- Британское безразличие и французский антагонизм. -- Отсутствующая Америка. -- Мольбы Гунариса. -- Ллойд-Джордж доведен до изнеможения. -- Соглашение с Россией. -- Турецкие зверства. -- Греческие планы относительно Константинополя. -- Решающая битва: Афиум Карагиссар. -- Уничтожение греческой армии. -- Серьезное положение. -- Час расплаты. -- Нейтральная зона. -- Тревога и отчаяние. -- Британский флот. -- Телеграмма в доминионы. -- Официальное коммюнике от 16 сентября. -- Изложение дела. -- Телеграмма перехвачена прессой. -- Ответ доминионов. -- Французы и итальянцы удаляются со сцены. -- Военные мероприятия. -- Положение в Чанаке. -- Стратегическое положение не внушает опасений. -- Мой меморандум от 30 сентября. -- Альтернатива, стоявшая перед Кемалем. -- Мудания. -- Окончание кризиса. -- Лозаннский трактат.
Глава XX. Конец мирового кризиса
 Общий обзор. -- Решающий акт. -- Военный план Германии. -- Мобилизация и война. -- Испытание императора. -- Смертоносный поток. -- Границы и Марна. -- Изер и тупик. -- "Гебен" и Турция. -- Дарданеллы. -- Оборона против наступления. -- Ритмы истории. -- Роль президента Вильсона. -- Война без ореола. -- Прежние ограничения. -- Современная разрушительная сила. -- Только прелюдия. -- Всемирное самоубийство. -- Конец ли это?-Франция и Германия. -- Британская политика. -- Локарно. -- Двойные пирамиды. -- Неотложная задача.
Указатель

 Предисловие автора

Настоящим томом заканчивается та работа, которую я предпринял почти десять лет тому назад и которая должна была быть одним из вкладов современников в историю мировой войны. Как и в предыдущих томах, повествование о мировых событиях и обсуждение их сосредоточено вокруг моих личных переживаний. Этот метод оправдан интересами того читателя, который стремится создать свое собственное мнение на основании целого ряда подобных рассказов о событиях, подлинных, поскольку рассказ ведется от имени одного из участников. Но такой метод означает, что удельный вес событий представляется в значительно измененном виде. Так например эпизоды и начинания, в которых я принимал личное участие или о которых я знал из первоисточника естественно слишком сильно выдвигаются на первый план. По мере возможности я рассказывал о событиях так, как я говорил или писал о них в то время. Читатель должен учесть это в тех местах, где я привожу подлинные документы. Я рассказываю о событиях так, как я сам наблюдал их. Но другие смотрели на них с другой точки зрения, и многое от меня ускользало.

Описывая события, о которых идет речь в настоящем томе, я к своему изумлению обнаружил, что очень многие важные события, в которых мне случилось лично участвовать, совершенно изгладились из моей памяти. В эти годы деловое напряжение было чрезвычайно велико, события следовали друг за другом непрерывно меняющимся потоком, весь мир был приведен в движение, и одни впечатления изглаживали другие. Только тогда, когда я перечитывал речи, письма и записи этого времени, в моем уме снова оживают эти напряженные и захватывающие годы. Я убежден, что в истории вряд ли найдется какой-либо другой период, более подробно описанный, более основательно забытый и менее понятый, чем те четыре года, которые следовали непосредственно за перемирием. Поэтому в настоящее время не лишне дать общую картину исторической сцены, хотя бы и с личной точки зрения, и проследить в лабиринте бесчисленных эпизодов единую и неумолимую связь причин и следствий.

Многие книги, написанные после войны, касались парижской мирной конференции, по поводу которой уже существует объемистая литература. В эти годы моя работа велась главным образом вне стен Парижа и Версаля, и мне приходилось непосредственно наблюдать те последствия, к которым приводили решения уполномоченных держав в Париже, а иногда и то, что их решения откладывались. Решения эти отзывались на интересах великих стран и миллионах людей. Об этих-то внешних последствиях и говорит главным образом настоящий том. К несчастью, по большей части он является летописью бедствий и трагедий. Я предоставляю судить самому читателю, насколько неизбежен был такой ход событий. Ни в один период моей общественной жизни, охватывающей ныне более четверти столетия, государственная деятельность не была столь трудна, как в эти послевоенные годы. События следовали друг за другом в беспорядке. Люди устали и с трудом находили общий язык. Сила государственной власти падала, материальное благополучие уменьшалось, проблема денег становилась все более беспокойной. С одной стороны, возникало множество трудных проблем, а с другой -- все более уменьшались средства для их разрешения. Кроме того, приспособляться к новым условиям было далеко не легко. Люди не могли понять, каким образом победа, превзошедшая все ожидания, привела к слабости, недовольству, партийным раздорам и разочарованию, между тем как на самом деле все эти явления естественным образом сопутствовали процессу восстановления. Поэтому необходимо осторожно относиться к недостаткам и ошибкам лиц, стоявших тогда на вершине власти и занимавших более трудное положение, чем кто бы то ни было.


 Из Главы I. Исчезнувшее очарование

Четыре века настойчивости и последовательности. -- Триумф. -- Радость и разочарование. -- Владыки мира. -- Мечты в момент перемирия. -- Свидание. -- Россия. -- Германии предоставляется удобный случай. -- Новое оружие. -- Новая знать. -- Непредвиденная ситуация. -- Внезапное потрясение. -- Мир. -- Исчезнувшее очарование.

Окончание Великой войны подняло Англию на небывалую высоту. Вновь, в четвертый раз на протяжении четырех веков Англия организовала во главе Европы сопротивление военной тирании, и в четвертый раз война закончилась тем, что малые государства Нидерландов, ради защиты которых Англия объявила войну, сохранили полную независимость. Испания, Франция -- королевство и империя, Германская империя -- все они поочередно стремились к захвату этих областей или к господству над ними. В течение 400 лет Англия противодействовала их намерениям, то военным, то дипломатическим путем. В список могущественных государей и военачальников, включавший уже имена Филиппа II, Людовика XIV и Наполеона, можно было теперь внести имя германского императора Вильгельма II. Эти четыре цепи великих событий, неизменно служивших одной и той же цели на протяжении жизней многих поколений и неизменно оканчивавшиеся успехом, представляют редкий пример настойчивости и последовательности; достижения, подобные ему, отсутствуют в истории древности, как и в истории нового времени.

Удалось добиться и других существенных выгод. Угроза со стороны германского флота была устранена, и высокомерное могущество Германии было на долгие годы подорвано. Российская империя, бывшая нашим союзником, уступила место революционному правительству, которое отказалось от всяких притязаний на Константинополь и которое, в силу внутренне присущих ему пороков и неспособности, не было в состоянии скоро стать серьезной военной угрозой для Индии. С другой стороны, со своим ближайшим соседом и самым старым противником -- Францией -- Англия была теперь связана узами общих страданий и общей победы, и узы эти казались сильными и прочными. Войска Британии и Соединенных Штатов впервые сражались бок о бок, и тем самым история обоих великих народов, составляющих англосаксонский мир, стала единой. Наконец Британская империя выдержала все потрясения и удары, связанные с долгим и страшным мировым катаклизмом. Парламентские учреждения, в которых отражалась политическая жизнь метрополии и самоуправляющихся доминионов, оказались столь же пригодными для целей войны, как и для целей мира. Невидимые узы интересов, чувств и традиций, преодолевавшие все расстояния и объединявшие империю, оказались более действительными, чем самые точные взаимные обязательства; повинуясь этому непреодолимому и почти неощутимому тяготению, полумиллионные армии канадцев, австралийцев ш новозеландцев преодолели огромные расстояния, каких не приходилось до сих пор преодолевать ни одной армии мира, чтобы вести борьбу и пасть в борьбе за то дело, которое лишь отдаленно затрагивало непосредственную материальную безопасность этих стран. Представители всех народностей и верований Индии в эти критические годы по-своему непосредственно выражали свою лойяльность и помогали в войне оружием и денежными средствами с неслыханной дотоле щедростью. Восстание в Южной Африке, вспыхнувшее в 1914 г., было подавлено теми же бурскими генералами, которые были самыми опасными противниками во время Южноафриканской войны и которые затем подписали вместе с нами освободительный мирный договор, объединивший Южную Африку под британским флагом. Только в некоторых частях Ирландии можно было отметить неудачи и отказы от английского дела, но объяснение этих неудач на этот раз завело бы нас слишком далеко.

Перед глазами британского народа проходило триумфальное шествие победителей. Все императоры и короли, с которыми мы воевали, были низложены, и их храбрые войска разбиты на голову. Страшный враг, военная и техническая мощь которого столь долго грозила существованию нашей родины и армии которого погубили цвет британской нации, уничтожили Русскую империю и довели всех наших союзников, кроме Соединенных штатов, до полного изнеможения, был повержен во прах и сдался на милость победителей. Испытание кончилось. Опасность была отражена. Массовое истребление людей и материальные жертвы не были напрасны и могли быть прекращены. Народ, все силы которого были напряжены до последней степени, дожил наконец до часа избавления и на некоторое время целиком отдался чувству победы. Церковь и государство объединились в торжественных изъявлениях благодарности всевышнему. Наступил праздник для всей страны. Вдоль улицы Мэлл были выстроены тройные ряды захваченных неприятельских пушек. Улицы были полны торжествующей толпой. В общей радости объединились все классы общества. Города, во время войны погруженные по ночам в глубокий мрак, горели теперь праздничными огнями и оглашались музыкой. Огромные толпы были охвачены неописуемым возбуждением, и гранитное подножие Нельсоновской колонны в Трафальгарском сквере по сей день хранит следы восторгов лондонской праздничной толпы.

Кто пожалеет об этих чувствах или захочет осмеять их несдержанные проявления? Эти чувства разделяла каждая страна союзной коалиции. В каждой столице, каждом городе стран-победительниц, во всех пяти континентах по-своему повторялись сцены, происходившие в Лондоне. Недолго длились эти часы триумфа, и воспоминание о них скоро исчезло. Они оборвались так же внезапно, как и начались. Слишком много было пролито крови, слишком много затрачено жизненных сил, и слишком остро ощущались утраты, понесенные почти каждой семьей. Вслед за торжествами, -- радостными и в то же время печальными, -- которыми сотни миллионов людей отпраздновали осуществление своих задушевных желаний, наступило тяжелое пробуждение и разочарование. Правда, безопасность была обеспечена, мир восстановлен, честь сохранена, промышленность могла отныне процветать и развиваться, солдаты возвращались на родину, и все это давало известное чувство удовлетворения. Но это чувство торжества отходило назад, уступая место чувству боли за тех, кто никогда не вернется.

Наступившее в одиннадцать часов дня перемирие вызвало по всей линии британского фронта во Франции и Бельгии своего рода реакцию, ярко обнаружившую удивительную природу человека. Смолкла канонада, и враждебные армии остановились на тех позициях, которые они занимали. Солдаты смотрели друг на друга молча, неподвижно, невидящими глазами. Чувство страха, смущения и даже грусти охватывало людей, которые всего за несколько минут до того быстро двигались вперед по пятам неприятеля. Перед победителями как-будто разверзлась пропасть.

"Оружие прочь. Пришел Эрос. Закончен долгий труд!"

Некоторое время сражавшиеся войска были как-будто не в состоянии привыкнуть к внезапному прекращению своих напряженных усилий. В ночь победы на бивуаках передовых позиций было так тихо, что их можно было бы принять за бивуаки храбрецов, сражавшихся изо всех сил и наконец признавших свое поражение. Эта волна психологического утомления прошла так же быстро, как и противоположные ей настроения, проявившиеся в это время в Великобритании, и через несколько дней возвращение на родину стало венцом всех желаний. Но и тут их ждало разочарование, а надежды пришлось отложить.

Вечером, в тот день, когда было заключено перемирие, я обедал с премьер-министром на Даунинг-стрит. Мы сидели одни в большом зале, стены которого были украшены портретами Питта, Фокса, Нельсона, Веллингтона и, быть может несколько неожиданно портретами... Вашингтона. Одной из наиболее прекрасных черт в характере Ллойд-Джорджа было то, что на вершине власти, ответственности и успеха ему были чужды по-прежнему всякая заносчивость или надменность. Он был всегда естественен и прост. Для хорошо знавших его людей он оставался тем же; он готов был спорить и выслушивать неприятные истины даже в пылу спора. Ему можно было сказать все, при условии, что в ответ он имел право сказать все. Величина и полнота победы располагали к внутреннему спокойствию и сосредоточенности. Не было ощущения, что дело сделано. Напротив того, Ллойд-Джордж ясно сознавал, что ему предстоят новые и может быть еще большие усилия. Мое собственное настроение было двойственным: с одной стороны, я боялся за будущее, с другой -- хотел помочь разбитому врагу. Мы говорили о великих качествах германского народа, о той странной борьбе с народами, населяющими три четверти земного шара, которую он выдержал, о том, что восстановление Европы без помощи Германии невозможно. В то время мы думали, что немцы на самом деле умирают с голоду и что под влиянием одновременного военного поражения и голода тевтонские народы, уже охваченные революцией, могут соскользнуть в ту страшную пропасть, которая уже поглотила Россию. Я сказал, что мы должны немедленно, не дожидаясь дальнейших известий, отправить в Гамбург десяток больших пароходов с продовольствием. Хотя условия перемирия предусматривали продолжение блокады до заключения мира, союзники обещали доставить Германии необходимые продукты, и премьер-министр благожелательно относился к этому проекту. С улицы к нам доносились песни и радостные крики толпы, напоминавшие гул морского прибоя. Как мы увидим, вскоре толпа обнаружила совершенно иные чувства.

В этот ноябрьский вечер владыками мира казались три человека, возглавлявшие правительства Великобритании, Соединенных штатов и Франции. За их спиной стояли огромные государства. В их руках были силы непобедимых армий и флота, без разрешения которого ни одно надводное или подводное судно не смело пересекать морей. Не было ни одного такого мудрого, справедливого и необходимого решения, которого они не могли бы сообща провести в жизнь. Национальные различия, различия в интересах и огромные расстоянии были преодолены этими людьми в общей борьбе против страшного врага. Вместе они достигли цели. В их руках была победа, -- победа абсолютная, ни с чем не сравнимая. Как поступят они -- победители?

Но время летело быстро. Ни вожди, ни толпа не заметили, как исчезло очарование, под властью которого все находились. Новые силы должны были начать действовать, и многое можно было еще сделать. Но для величайших задач, для лучших решений, для самой целесообразной политики -- следовало действовать только немедленно.

Эти люди должны сойтись вместе. Географические и конституционные препятствия -- все это лишь мелочи. Люди эти должны встретиться лицом к лицу, и, обсудив все, должны как можно скорее разрешить важнейшие практические проблемы, возникшие в виду полного поражения врага. Им необходимо стряхнуть с себя все низменные страсти, порожденные военным конфликтом, отказаться от всех соображений партийной политики, дающих себя чувствовать в представляемых ими странах, от всех личных стремлений к сохранению власти. Они должны искать наилучших решений, соответствующих интересам великих наций, следующих за ними, интересам измученной Европы и пораженного ужасом мира.

Вместе они не побоятся учесть подлинные факты и их значение. Германская, австрийская и турецкая империи, и все те мощные силы, которые так долго стояли поперек дороги сегодняшним победителям, сдались на капитуляцию; они беспомощны и безоружны. Но поставленная цель еще не достигнута. Еще остались иные враги; у победителей оспаривают власть новые силы, препятствующие справедливому разрешению мировых проблем. Bo-время было вспомнить девиз древних римлян: "щади побежденных и усмиряй войной гордых".

Здесь читатель может быть не откажется вместе со мной призвать воображение на помощь для обсуждения некоторых вопросов. Оставим на несколько мгновений изложение того, "что случилось в действительности ", и перейдем к тому, "что случиться могло бы". Отдадимся во власть тех мечтаний, которыми так много бредили наяву в момент перемирия! Пусть это будет только мечтой.


 Об авторе

Уинстон Леонард Спенсер ЧЕРЧИЛЛЬ (1874--1965)

Выдающийся государственный деятель Великобритании, один из величайших политиков ХХ века. Родился в графстве Оксфордшир. Образование получил в привилегированной школе Харроу и в военном колледже. Участвовал в военных действиях в Индии, Судане и Южной Африке. В 1900 г. был избран в парламент от консервативной партии, в 1904 г. перешел в либеральную. Занимал должности заместителя министра колоний, министра торговли, министра внутренних дел; в 1911 г. стал военно-морским министром. В 1919--1921 гг. -- военный министр и министр авиации. В 1920-е гг. вернулся в консервативную партию и с 1924 г. до конца жизни был депутатом парламента от консерваторов.

В 1930-е гг. Черчилль активно выступал против внешнеполитического курса Великобритании, направленного на умиротворение Гитлера. В 1940 г. он стал премьер-министром и возглавил перестройку всей жизни страны для ведения войны со странами фашистского блока. 22 июня 1941 г. Черчилль заявил о поддержке борьбы советского народа, и позже его правительство подписало договор о союзе с СССР в войне против Германии. После поражения консерваторов на парламентских выборах в 1945 г. правительство Черчилля ушло в отставку. 5 марта 1946 г. он выступил в Фултоне (США) с речью, призывающей к созданию союза Великобритании и США, направленного против СССР. В 1951-1955 гг. вновь занимал пост премьер-министра. В апреле 1955 г. после более чем 50 лет выдающейся политической карьеры подал в отставку.

Помимо политической деятельности, Черчилль получил широкую известность как публицист и автор книг историко-мемуарного жанра. В 1953 г. за "высокое мастерство произведений исторического и биографического характера, а также за блестящее ораторское искусство" он был удостоен Нобелевской премии по литературе.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце