URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Нейман Б.А. Программное регулирование организма. Гомеопатия вчера, сегодня и завтра
Id: 18624
 

Программное регулирование организма. Гомеопатия вчера, сегодня и завтра

URSS. 2004. 128 с. Мягкая обложка. ISBN 5-354-00610-4. Букинист. Состояние: 4+. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Представления о гомеопатии у большинства населения (пациентов, врачей и даже врачей-гомеопатов) предполагают, что это один из методов лечения, который относят к альтернативной медицине, малым дозам и "закону подобия". Все правильно, но упущено главное: гомеопатия --- это совершенно новый взгляд на лечение.

Трудно поверить, что гомеопатия, которая существует уже около 200 лет и дает часто случаи излечения неизлечимого, до настоящего времени не признана наукой и не является обязательным предметом медицинского образования.

Книга является первым введением в Программное Регулирование Организма (ПРО) --- критическую технологию восстановительной медицины, разработанную Академией проблем сохранения жизни, объясняющую загадочные эффекты гомеопатии.

"Кибернетическая модель Неймана" позволяет объяснить, почему "не работает" аллопатия и почему гомеопатия, а точнее ПРО, должна быть обязательным элементом медицинского образования.

Теория ПРО строится как синтез гомеопатии, теории связи и кибернетики, основанный на биофизике водной среды, выделении сигнала из шума и разрегулированности (дизритмии) функциональных систем организма.

Медицина XXI века представляется автором как совершенствование технологий управления системами, а не как поиск новых фармакологических и хирургических методов лечения.

Фундаментальные проблемы изложены предельно ясно, подкреплены многолетним опытом авторского коллектива по внедрению ПРО в области водолазной психофизиологии и поразительного излечения сложных и непонятных больных.

Книга предназначена для врачей и физиологов, практических психологов, социальных работников и для широкого круга читателей, не удовлетворенных аллопатической медициной и использующих различные "народные" средства, которые хотят найти ясные маяки собственной стратегии здоровья.


 Оглавление

Предисловие научного редактора
Предисловие автора
Пролог
1 Медицина на распутье -- порядок из хаоса?
 § 1.Что такое медицина?
 § 2.Чем мы болеем, когда болеем?
 § 3.Что такое болезнь и как с ней бороться?
 § 4.Что мы лечим, когда мы лечим?
 § 5.Что такое лекарство и с чем его едят?
 § 6."Фантазии" доктора Ганемана
 § 7.Медицина на распутье: в поисках жанра
 § 8.О чем говорят симптомы?
 § 9.Тайна бесконечно малой дозы...
2 На пороге медицины XXI века
 § 10.Понятийное пространство медицины XXI века
 § 11.Переосмыслим Ганемана: эволюционно-информационная гипотеза
  Как работает гомеопатия? Науке это не известно
  Как возникла жизнь на Земле? Наука об этом только догадывается
  Как клетки обеспечивают себя веществом и энергией? Науке это известно
  Для чего клеткам нужна информация? Науке об этом известно далеко не все
  Как организм использует химическую коммуникацию? Кое-что об этом науке известно
  Первые следствия "эволюционно-информационной гипотезы"
  Как работает "эволюционно-информационная гипотеза"?
  Гипотеза о происхождении лечебных свойств гомеопатических препаратов
  Миазмы по Ганеману и пакеты программ по Нейману
  В поисках "истинных" лекарственных препаратов
  Гипотеза о языке лекарственных патогенезов
  Подключаемся к каналам регуляции защитными механизмами...
 § 12. Переосмыслим Ганемана: Компьютерная модель Неймана
  Несколько вводных замечаний
  "Центральный процессор" организма и его программное обеспечение
  Носители внешних драйверов
  Создание практичных технологий Программного Регулирования Организма
Эпилог
 Мифы современной медицины
 Приглашение к размышлению
Литература

 Предисловие научного редактора

То, что уже есть, не требует доказательств... Доказательство истинно только для самого себя; оно не свидетельствует ни о чем, кроме наличия доказательств, а это ничего не доказывает.
Роберт Шекли. Обмен разумов

Принцип "подобное излечивает подобное" относится, скорее, к народной мудрости, чем к научной аксиоматике, и потому не требует доказательств. В сформулированном виде он принадлежит самому "отцу-основателю" медицины -- Гиппократу, на много веков вперед узаконившему во врачебных кругах простую истину о том, что "клин клином вышибают". Однако в свое время Гиппократ не разъяснил, как подобрать этот "клин" или "подобное вещество" при каждой конкретной хвори. В те далекие времена вообще мало кому могло прийти в голову интересоваться не результатом лечения, а его процессом, или "научной" стороной дела. Иногда, правда, случались удивительные находки.

Давняя легенда свидетельствует о том, что однажды знаменитый средневековый доктор Теофраст фон Гогенгейм, более известный нам как Парацельс, обратил внимание на роскошную иву, стоящую корнями в холодной воде. Ему вдруг подумалось, что такое состояние у ивы продолжается изо дня в день, из года в год, но дерево при этом только хорошеет. А вот люди, случись им промочить ноги по осени или пробыть день-другой в сыром прохладном помещении, простужаются или того хуже -- заболевают ревматизмом. Видимо, в коре ивы содержится некое вещество, которое защищает ее от "растительного ревматизма". Почему бы не использовать это вещество для лечения людей? Нарезав кусочки коры ивы и заварив их крутым кипятком, Парацельс получил отвар, который в самом деле помогал людям избавиться от простуды и облегчал приступы ревматизма.

Только спустя несколько веков после открытия Парацельса ученые выделили из коры ивы "противопростудное" вещество, названное салициловой кислотой (от латинского названия ивы Salix). Так началась история самого известного в мире лекарства -- аспирина, остающегося до настоящего времени одним из самых эффективных противоревматических средств и обладающего еще целым спектром других целительных свойств.

Парацельс был уверен, что блестящая идея была подсказана ему знаком самой природы -- образом стоящей в воде ивы. Развивая эту мысль, Парацельс придумал теорию, согласно которой многие природные вещества несут в себе знаки, или сигнатуры, их потенциального оздоровительного воздействия на организм человека. Такими знаками могли быть, например, проявления или симптомы действия этих веществ на здоровый организм человека. Наблюдая подобные эффекты самых разных веществ, Парацельс стал описывать сигнатуры препаратов, но не усмотрел наверняка присутствовавший в его опытах замечательный феномен: часто тестируемое им вещество само по себе вызывало у людей те же сигнатуры или признаки, которые возникали и при излечиваемой этим веществом болезни. Сигнатуры лекарства и симптомы болезни оказывались подобны друг другу.

Только в 1796 году появился первый научный трактат на эту тему: "Опыт нового принципа для нахождения целительных свойств лекарственных веществ с несколькими взглядами на прежние принципы". Автором этого труда был известный в Европе врач и, одновременно, оригинальный химик, блестящий переводчик древних и современных медицинских трактатов Самуэль Ганеман. В поисках рациональной концепции в медицине, методы которой даже в просвещенном XVIII веке граничили с шарлатанством, Ганеману было суждено открыть совершенно новый подход к оздоровлению человека, до сих пор еще мало кем понимаемый во всей его гениальной простоте.

Исторически так сложилось, что среди достижений Ганемана общественное признание и широкую известность получила некая декларативная деталь его подхода, тот самый принцип: "Similia similibus curantur" -- "Подобное лечит подобное". Не в последнюю очередь этому способствовало само название возникшего в связи с Ганеманом нового раздела медицины -- гомеопатии, трактуемого как сокращенное обозначение гиппократовского принципа.

Нельзя сказать, что даже в таком усеченном виде ганемановский подход правильно понимался хотя бы самими врачами. Наоборот, мало кто вплоть до настоящего времени всерьез задумывался над, казалось бы, очевидным смыслом высказываний Ганемана о функциональной архитектонике организма: "Организм, как материальный снаряд жизни, -- писал Ганеман -- немыслим без оживления его инстинктивно чувствующею и управляющею им жизненной силою, равно как и последняя немыслима без организма; поэтому тот и другая составляют одно целое, хотя наш ум и делит эту единицу на два понятия, для удобства суждения о ней". Академическая наука не могла спокойно переносить такие понятия, как "жизненная сила", обязательно усматривая за ними попытки авторов обратиться к несуществующим реалиям потустороннего мира. Потому и остались без должного внимания и на долгое время гениальные догадки Ганемана.

Между тем, таинственная "жизненная сила" по Ганеману -- это не более чем кибернетический принцип автоматической регуляции. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к определению болезни по Ганеману: "Всякая болезнь (не хирургическая) состоит в динамическом уклонении жизненной силы от нормального состояния". Совершенно по-новому, в таком случае, может выстраиваться стратегия лечебных воздействий. Лечить надо не подавляя болезнь, а корректируя то самое "уклонение жизненной силы", которое собственно и привело к болезни.

Предлагаемая читателю книга Бориса Александровича Неймана, опытного исследователя и практика в области оздоровления человека, автора многих изобретений, долгое время руководившего в МГУ им.М.В.Ломоносова семинаром по кибернетическим аспектам адаптации системы "человек--среда", посвящена проблеме управления здоровьем человека. Можно сказать, что в своей научной и практической деятельности Б.А.Нейман был первым, кто попытался объяснить многообразие гомеопатических феноменов языком современных компьютерных моделей, определяя гомеопатию как практику программного управления системами и процессами в организме.

Эта тема находится на стыке классической, или официальной, медицины, современной гомеопатии, народного целительства и кибернетики. Автор в доступной форме излагает принципы аллопатического и гомеопатического подходов в коррекции здоровья человека, анализирует технологию организмических изменений в процессе лечения и подводит читателя к выводу о том, что собственно процесс излечения осуществляется путем гармонизации межсистемных отношений в организме. Автор считает, что болезнь нужно рассматривать как состояние дезадаптации или нарушения внутренних регуляций организма. В этом случае на первый план выступают не собственно органические поражения или функциональная недостаточность органов и тканей, не инфекционный процесс, а нарушение межсистемных информационных потоков, опосредующих управление и связь в живом организме.

Книга Бориса Неймана насыщена идеями, основанными на анализе как трудов патриархов гомеопатического подхода, так и последних достижений в области физико-химической биологии и медицины. Со многими современными учеными в этих областях знания в нашей стране и за рубежом автор знаком непосредственно, что явным образом отразилось на страницах книги в тщательном подборе теоретических позиций и практических рекомендаций.

Удачным образом, используя современную компьютерную идеологию, автор убедительно показывает, что будущее медицины состоит в создании системы программной коррекции процессов управления в организме. Залогом успеха в этом направлении являются веками работающие на практике технологии гомеопатического подхода в медицине, последние достижения в физико-химической биологии и новый теоретический синтез. Книга приглашает к размышлению о том, что же такое метод Ганемана, что лежит в основе безграничного терапевтического потенциала гомеопатии и какова должна быть, в конечном итоге, стратегия оздоровления человека.

Книга будет полезна не только для специалистов в области физиологии и медицины, физико-химической биологии, процессов управления сложными системами, для инженеров и программистов, но и для широкого круга читателей, которые просто хотят знать, что значит быть здоровым и как к этому состоянию приблизиться. Прочтите эту книгу. Она поможет Вам по-настоящему обновить не только мысли, но и тело.

Александр Каплан. Доктор биологических наук, профессор МГУ, лауреат Государственной премии Правительства РФ в области физиологии и фармакологии

 Предисловие автора

Жизнь пренеприятная штука, но сделать ее прекрасной очень нетрудно.
А.П.Чехов. Жизнь прекрасна!
Что делать, если не знаешь что делать? Возникла непонятная проблема со здоровьем? Вначале кажется, что все понятно: нужно обратиться к врачу. Но почему к врачу? А может быть, -- на станцию технической помощи или в ООН?

Человеку нужно очень мало. По сути дела, ему нужно только здоровье. Здоровье -- это не только отсутствие болезней и физических дефектов. Согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения термин "здоровье" определяется как состояние полного физического, душевного и социального благополучия человека. Как определить это состояние? Что нужно для полноценной жизни?

Человек понимает эту простую истину обычно тогда, когда вплотную сталкивается с серьезными расстройствами своего организма. К сожалению, до этого он даже не осознает всю сложность своего внутреннего устройства. Именно с этого момента человек приобретает совершенно новое качество, он становится "пользователем" своего организма в полном смысле этого слова, как становятся люди настоящими пользователями пылесосов, автомобилей и компьютеров именно тогда, когда эти бытовые агрегаты перестают работать согласно своим техническим условиям.

Организм человека управляем ничуть не хуже, но даже лучше, тоньше и гармоничнее, чем самая продвинутая вычислительная машина. Многочисленные регуляторные механизмы, лишь в малой своей части известные современной биохимии и физиологии, непрерывно обследуют все технологическое пространство организма, каждое мгновение подстраивая его параметры таким образом, чтобы поддерживать гармонию того самого физического и душевного комфорта, который свидетельствует о здоровье. В этом смысле организм представляет собой некий естественный или биологический суперкомпьютер, который, в отличие от его естественных низкоорганизованных аналогов, в едином контуре содержит командные, исполнительные и восстановительные механизмы.

Предупредим здесь заранее читательский порыв усомниться в столь механистическом представлении организма. Читатель прав -- есть еще мысли и чувства. Их тайна порождения в организме еще не открыта. Но способность человека к мышлению и выражению эмоций не может отменить действующие в организме физико-химические законы распространения нервных импульсов, движения крови по сосудам, синтеза биохимических веществ и мириады других вполне телесных механизмов.

Как и любой механизм, организм человека рано или поздно в том или ином месте дает сбои. В этом случае у пользователя есть два пути. Первый -- это бежать в мастерскую-поликлинику, где мастер-доктор под одну и ту же усредненную колодку постарается выправить дефект; второй -- попробовать самостоятельно отрегулировать собственную "механику". Мастер, конечно, гораздо лучше знает устройство (точнее -- должен знать), его специально этому учили в медицинском институте, но сам пользователь, как никто другой, несравненно тоньше чувствует проблемы своего организма. Если бы пользователю дали клавиатуру управления, то, даже не зная устройства, только на одних ощущениях он постепенно обучился бы гармонизировать свое состояние в проблемных ситуациях. Мастер при этом тоже не останется без дела: чинить поломки собственно конструкционных деталей организма -- это его работа. Но, как правило, может быть в 99 из 100 случаев, органы, ткани, проводящие системы и прочие детали организма повреждаются уже вторично, вследствие изначального нарушения по той ли иной причине гармонии взаимодействия деталей.

Нет ничего таинственного в гармонии организма. Организм -- это не более чем сложнейший механизм, пусть с мыслями и эмоциями, но -- механизм. Такой механизм не может обойтись без обработки информации и управления -- значит, в организм по необходимости встроен естественный мощнейший компьютер.

Задумываться о местоположении этого компьютера в организме -- не более разумно, чем искать компьютер в компьютере. Важно только, что этот биологический суперкомпьютер, как и самый примитивный искусственный "Пентиум", состоит из двух принципиально различающихся, но обреченных на сосуществование частей: аппаратной и программной. Хорошо организованная четкая работа "программного обеспечения" этого компьютера и определяет в конечном итоге гармонию организма.

Компетенция врача -- это ремонт аппаратной части. А вот программы, их правильная эксплуатация -- об этом должен беспокоится пользователь, своевременно, не доводя дела до поломки. А уж если обращаться к мастеру, то только к понимающему в "программных" делах. Подобными "программных дел" мастерами могут оказаться и участковый врач, и профессор медицины. Достаточно осознать, что во многих случаях при различного рода нарушениях организм можно восстановить, манипулируя его внутренними информационными потоками, которые обеспечивают контроль и управление всеми физиолого-биохимическими системами.

Эта идея пришла мне, когда я размышлял о природе эффективного действия гомеопатических препаратов. В самом деле, каким образом супермалые дозы гомеопатических препаратов влияют на организм иной раз сильнее, чем 100 граммов испорченной колбасы или даже "ударные" дозы сверхсовременных и сверхдорогих лекарств? Что же такое невесомое заключает в себе гомеопатический препарат, что заставляет резко изменить работу соответствующих систем организма? Как вообще можно внедриться в суперсложные и многосвязные физиолого-биохимические регуляции организма? Если еще раз обратиться к аналогии с компьютером, то становится совершенно очевидным, что есть единственный способ естественного и весьма деликатного подхода к оптимизации деятельности организма -- это Программное регулирование. Гомеопатия -- это всего лишь один из способов этого регулирования.

Гомеопатические препараты являются просто носителями информации, которые, как самонаводящиеся зонды, при попадании в организм доставляют программу к соответствующему узлу управления.

Вот в чем секрет эффективности малых дозировок гомеопатических препаратов, они "берут" не массой, а точной доставкой одной единственной копии единственно нужной в данный момент программы! Какие материальные частицы: молекулярные группировки, атомарные электронные облака или нечто другое -- являются носителями программных пакетов для регулирования организма, -- это мы постараемся проанализировать в соответствующих главах.

Не менее загадочным остается вопрос о происхождении самих программ биорегулирования и о том, как они оказались записанными на материальных частицах.

Эта книга посвящена не столько гомеопатии, сколько самой идеологии Программного регулирования организма. Практически все известные терапевтические процедуры от эриксоновского гипноза, психоанализа, психотерапии и их суррогатного продукта -- нейролингвистического программирования -- до микроволновых воздействий (ММВ), биорезонансной терапии (БРТ), иглоукалывания, занятий китайской гимнастикой Ци-Гун и, наконец, собственно лекарственной терапии -- все эти технологии лечения при ближайшем рассмотрении оказываются элементами все того же Программного регулирования организма. Только носителями регулирующих программ каждый раз выступают разные "материи": от мимики, жеста и слова до вибраций акупунктурой иглы, молекул и электромагнитных волн.

Человек непрерывно, ежесекундно и ежечасно находится в потоке программирующих воздействий Природы.

Истинной технологией здравоохранения, которая, я надеюсь, станет Медициной XXI века, является организация Программных воздействий на организм, выстраивание из них уникальных Программных пакетов регулирования организма, оптимальных для каждого конкретного человека с его конкретными расстройствами.

В этой книге на примере гомеопатии мы постараемся изложить в деталях нашу концепцию о Программном регулировании организма.

Идею этой модели через века мне "подарил" первооткрыватель гомеопатии -- Самуил Ганеман. Именно он первым догадался о существовании в организме особой "жизненной силы", которая, в отличие от прежних аналогичных сущностей, являлась не бестелесным разумным духом, а управляющим началом, контролирующим параметры организма вполне естественным путем -- по отклонению от контрольного уровня состояния благополучия. Спустя 150 лет эта идея, осознанная многими корифеями биомедицинских наук, таких как Клод Бернар, И.М.Сеченов, Чарлз Шеррингтон, Альберт Сент-Дьерди и др., обрела достойное завершение в книге "Кибернетика, или управление и связь в животном и в машине" математика Норберта Винера.

Но ни сам Ганеман, ни Винер, ни многие другие исследователи, по-видимому, в свое время до конца не осознали, что эта "жизненная сила" на самом деле не есть не отторгаемая принадлежность организма. Эта сила обладает свойством подвижности, перемещения в пространстве. "Жизненная сила" по Ганеману -- это, по нашему мнению, всего лишь программа "выживания". Программы могут быть записаны на различных носителях. Нам представляется, что именно Ганеман, сам того не подозревая, открыл существование Программного регулирования в организме.

Чтобы перевести открытие Ганемана в современное понятийное пространство, мы ввели новый объяснительный принцип, созвучный нашей компьютерной эре, и назвали его "Компьютерной моделью Неймана" (далее -- Компьютерная модель).

Фамилия автора настоящей книги в названии этой модели фигурирует не столько для закрепления приоритета, сколько для того, чтобы на фоне огромного количества разного рода уже существующих терминов о медицине и "компьютерных моделях" не потерять специфический смысл именно нашей модели как объяснительного принципа "регулирующей функции" многих внешних воздействий на живой организм.

Ганеман впервые систематически изучил действие малых доз различных химических агентов на здоровый организм и понял, что только те из них, которые вызывают у здорового человека признаки известных заболеваний, могут служить истинными лекарствами при лечении тех же заболеваний у больных людей. Развертывая принцип "лечения подобным", Ганеман вплотную подошел к пониманию нематериальной сущности всех заболеваний, что вошло в непреодолимое противоречие со всеми имевшимися на то время и последующими постулатами медицины, так как в тот период не было еще соответствующей "базы знаний".

Наша Компьютерная модель позволяет снять противоречия, поскольку объясняет заболевание как сбой в Программном регулировании организма. Туберкулез, язва желудка, атеросклероз или ангина -- все эти заболевания, казалось бы, имеющие своей причиной сугубо материальные основания, как то: микробы, несварение желудка, повышение уровня холестерина и прочее -- на самом деле лишь результат уже давно развернувшегося истинного патологического процесса дизрегуляции. Это означает, что в соответствующих системах организма нарушилось собственно управление физиолого-биохимическими процессами, что и привело к дисбалансу всегда имеющейся в наличии микробной флоры, биохимических механизмов и далее -- к поломке наиболее слабых звеньев аппаратного блока. Ниже мы детально разберем механизмы Программной дизрегуляции, а здесь отметим только универсальный характер этих явлений.

Подобный подход в корне отличается от описанных в учебниках механизмов заболеваний, освященных современной медицинской доктриной о существовании у любого заболевания конкретной патогенетической причины: микробов, вирусов, холестериновых бляшек, солевых отложений и т.д. Да, действительно, если говорить о тех же микробах, то симптоматика многих заболеваний в самом деле исчезает при направленном уничтожении этих болезнетворных существ с помощью, например, антибиотиков. Человек, действительно, возвращается к нормальной жизни после удаления бляшек из сосудов сердца. Однако вдумаемся, что же происходит в этих случаях в организме по существу.

Разве антибиотики или скальпель хирурга вместе с микробами и холестериновыми бляшками уничтожили условия развития заболевания? Ведь в организме уже было что-то изменено таким образом, что дремавшие мирно в симбиозе с организмом хозяина микробы вдруг стали быстро размножаться, а так нужный для клеточных мембран холестерин неожиданно начал накапливаться в сосудах, вызывая те самые болезнетворные проявления, по которым диагностируется болезнь.

По-видимому, в организме исходно по той или иной причине были изменены или нарушены соответствующие программы внутриорганизменной регуляции -- вот начало всех начал. До тех пор, пока эта программа будет функционировать в измененном виде, никакие антибиотики и хирургические вмешательства не уберегут человека от последующих рецидивов заболевания, которое, в конечном итоге, может перейти в хроническую форму с появлением дефектов уже в самом аппаратном блоке.

Классическая медицина не в силах адекватно противостоять нарушениям работы организма, поскольку она работает, как правило, не с причинами, а со следствиями заболеваний. Любой студент-медик нам расскажет, что прежде всего надо докопаться до причины, только под истинной причиной заболевания он всегда подразумевает, так его научили, все те же микробы, вирусы, холестерин и иже с ними, т.е. все то, что реально можно рассмотреть в микроскоп, обнаружить в анализах крови и мочи, пощупать руками. В арсенале современной медицины, несмотря на наличие суперсовременных лекарств и совершенного диагностического и хирургического инструментария, нет самого главного, что необходимо для коррекции организма. Нет средств Программного регулирования, а точнее, нет понимания необходимости этих средств. В соответствии с нашей моделью пределом лечебного воздействия на организм в современной медицине является воздействие на аппаратный блок организма.

Только Гомеопатия предоставляет врачу лекарства, работающие на уровне Программного блока. Гомеопатические препараты производят либо полную замену неработающей программы, либо существенно корректируют Программное управление.

Как же использовать в реальной жизни эту накопленную в эволюционном процессе и открытую Ганеманом уникальную мудрость природы? Становится совершенно очевидным, что в рамках имеющейся медицинской доктрины о "патогенетических началах" эту задачу решить не удастся. В то же время Компьютерная модель показывает, что единственный шанс для врача XXI века, а точнее, для самого пользователя организма, -- это научиться Программному регулированию.

Испытания разного рода препаратов на здоровых людях были ничем иным, как выявлением Программных потенций этих препаратов. В результате более чем 15-летней кропотливой работы Ганеман составил каталог так называемых "лекарственных патогенезов", где для каждого из тестированных препаратов указывалась вызываемая им болезненная симптоматика.

Ганеман вполне справедливо предполагал, что полученный на здоровом человеке лекарственный патогенез препарата указывает, для какой конкретной болезни этот препарат может выступить в качестве лечебного средства. Подробнее об этом процессе тестирования и о его результатах мы еще расскажем в настоящей книге. Сейчас нам важно подчеркнуть, что Ганеман настолько был погружен в чисто механический перебор препаратов, что не заметил истинного существа своих действий. Он и не мог заметить то, что оказалось видимым только на расстоянии, т.е. спустя 200 лет, в век компьютерных технологий.

Только новое понятийное пространство компьютерных технологий и основанная на этом Компьютерная модель организма позволили нам раскрыть истинный смысл тестирования лекарственных препаратов. Нам представляется, что с момента начала опытов Ганемана люди получили для практического использования единственную возможность диалога с естественным биологическим компьютером.

Еще нет того, что принято считать "болезнью", а есть какие-то "жалобы" (самые незначительные и, казалось бы, несущественные). Наша модель позволяет анализировать эти симптомы и вводить соответствующие корректирующие действия. При этом симптоматика рассматривается не как "ранняя диагностика болезни", которая может и не возникнуть, а как сигнал в диалоге с организмом.

Можно сказать, что "лекарственный патогенез" -- это результат перепрограммирования, вызванный внедрением в организм внешних программ, носителями которых выступили некоторые химические препараты. Естественно, что если некое заболевание имеет ту же симптоматику, что и лекарственный патогенез данного препарата, значит, этот препарат затронул именно те Программные настройки, которые при правильной регулировке приведут к оздоровлению организма. Простая идея, но дает совершенно новые технологии диагностики и лечения заболеваний.

Диагностика заболевания, а точнее, больного человека, должна заключаться не в поиске патогенетической причины, а в выделении расстроенного блока Программной регуляции той или иной функции организма. В настоящее время у врача нет ни единого шанса найти этот блок с помощью диагностических методов и приемов современной медицины, которые направлены на поиск пресловутой патогенетической причины и органических повреждений.

В то же время Ганеман и наша Компьютерная модель подсказывают верный ход: в многообразии проявлений болезненного состояния можно увидеть какой-то из известных портретов действия гомеопатического препарата на здоровый организм. Как только таковой обнаружится, проблема диагностики окажется решенной, так как препарат является программой, автоматически наводящейся на испорченный блок. Это очень упрощенная схема идеологии гомеопатического лечения.

Таким образом, у пользователя организма есть с ним обратная связь: организм появившимися симптомами на действие лекарства, или лекарственным патогенезом, постоянно сигнализирует пользователю о результатах Программного действия препарата.

Качество возникающего таким образом диалога зависит от развитости языка, на котором он ведется. Варианты "лекарственных патогенезов" Ганемана, по нашему мнению, можно рассматривать как настоящую знаковую систему, своего рода язык эффектов лекарственных препаратов на здорового человека. Конечно, язык лекарственных патогенезов далек от совершенства: в нем не так много слов и практически отсутствуют присущие любому развитому языку всякого рода связки между словами, взаимное управление окончаниями слов и т.д., что делает истинный язык удобным средством общения.

Практически любой показатель деятельности организма или любая его переменная функция, будь то изменение температуры печени, химического состава слюны, электрических потенциалов мозга или ритма сердца, независимо от своего конкретного происхождения несут в себе модулирующую компоненту интегрального функционального состояния организма. Если выделить эту компоненту в чистом виде, то ее динамические характеристики будут гораздо более точным отображением внутреннего состояния организма, чем обычная клиническая симптоматика.

По сути дела, в своем дискретном виде характеристики интегрального состояния организма и будут тем набором символов, из которого можно построить полноценный язык для формального диалога с организмом. Подчеркнем здесь, что в отличие от тривиальной клинической симптоматики, описание которой носит в значительной мере субъективный характер, предлагаемый нами язык диалога организма основан исключительно на объективной оценке интегральных функций организма.

Нам, кстати, удалось выделить один из интегральных показателей состояния организма из такой тривиальной характеристики, как ритм сердца. Анализируя 3--4 минутный участок ритмограммы сердца, можно вычислить специальный индекс, который используется нами для объективизации любого воздействия и, в частности, действия гомеопатических лекарств. При этом сравниваются два текущих состояния пациента до и после действия выбранной программы (лекарства), прогнозируется и количественно оценивается динамика реакции.

* * *

Только в конце XX века, когда понятийное пространство науки было дополнено категориями алгоритмов, машинных вычислений и программ, стало возможным выдвинуть Компьютерную модель функционирования организма в качестве объяснительного принципа возможности его программного регулирования. Мы назвали этот принцип "Компьютерной моделью", чтобы отграничить тривиальные аналогии живых организмов с компьютерами-автоматами, не содержащими идею открытого Программного регулирования. В этих аналогиях программы осуществляют роль генетически заданной функциональной стыковки аппаратных блоков в замкнутых на себя системах управления. В то же время Компьютерная модель позволяет ввести в научный обиход понимание регулирующей функции внешних по отношению к организму источников Программных воздействий, поскольку человек -- это суперсложная, но вместе с тем в высшей степени открытая система. По-видимому, прав был Вернадский, полагая, что человек даже в части своей психической деятельности буквально "вплетен" в единый Космос. Компьютерная модель позволяет понять эту гениальную мысль -- человек, действительно, находится в непрерывном информационном потоке, часть которого используется для Программного регулирования организма.

Возвращаясь к эпиграфу нашего предисловия, следует заметить, что Чехов, возможно, был прав в своем высказывании по поводу неотвратимости связанных с жизнью неприятностей. "Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, -- пишет Чехов -- нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что "могло бы быть и хуже".

А это нетрудно".

Прятать голову в песок или думать, что "бывает и хуже" -- это, конечно, тоже вариант Программного управления организмом, кстати, широко практикуемый горе-психотерапевтами. Только пользы от такого программирования не больше, чем от выключения пожарной сигнализации. Вслушиваться в информационные потоки внутри организма, осуществляя с ним непрерывный диалог в форме Программного управления -- вот единственная дорога к естественному и наиболее эффективному обслуживанию организма.


 Об авторе

Борис Александрович Нейман

Действительный член Академии проблем сохранения жизни. С 2004 г. вице-президент, автор проекта программного регулирования здоровья человека.

Родился в 1927 г. в Одессе.

В 1944 г. поступил на радиофакультет Владивостокского высшего мореходного училища, плавал матросом на теплоходе "Петр Чайковский". В 1950 г. закончил радиофакультет Одесского института инженеров связи.

Некоторое время работал в лаборатории Водной подготовки ОИИМФ, в результате чего зародился ряд идей, связанных с воздействием на воду как на универсальную среду во многих технологических и биологических объектах. Идеи превратились в изобретения.

Б.А.Нейман -- автор порядка 30 изобретений. Каждое из них (в том числе и программное регулирование организма) предполагает гигантский экономический эффект. В свое время "Способ увеличения прочности бетона путем магнитной обработки воды" был внедрен с впечатляющим результатом на ряде предприятий страны. Однако еще не наступило время для понимания крупномасштабных проектов.

Именно Б.А.Нейману принадлежит идея "болезней разрегулированности", которая стала одной из стержневых в обсуждении проблем направленной оптимизации здоровья человека.

С присущим флотскому специалисту прагматизмом Б.А.Нейман разработал перспективную концепцию "программного регулирования организма", в дальнейшем позволившую автору разработать принципиально новую технологию диалога с "внутренним компьютером" организма. Эта концепция вместе с целым рядом интересных экскурсов в философию гомеопатии, как наиболее продвинутой идеологии оздоровления организма, увлекательно и лаконично изложены в данной монографической новелле.

Профессор Башкирского государственного университета Г.А.Аминев
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце