URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Лопатин Л.М. Положительные задачи философии: Область умозрительных вопросов
Id: 184655
 
439 руб.

Положительные задачи философии: Область умозрительных вопросов. Изд.стереотип.

URSS. 2014. 464 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04518-6.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1911г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга известного русского философа Л.М.Лопатина (1855--1920), в которой он выступает защитником умозрительной философии --- того, что принято называть метафизикой, высказывая критические замечания о чистом эмпиризме, материализме, о философии веры, одностороннем рационализме и о нормальных правах философии разума. Автор старается показать, что основанное на чистом разуме учение о существующем не только возможно, но и необходимо. Главным предметом доказательства в книге является необходимость метафизических допущений и предположений для возможности реального знания; вместе с тем намечены некоторые основные черты и для оправдания логической правомерности таких допущений.

Книга адресована как философам и историкам науки, так и всем интересующимся философией.


 Оглавленiе

Предисловiе ко второму изданiю
Введенiе
 ГЛАВА I. Опытное знанiе и метафизическая философiя
 Неопределенность обыкновенныхъ представленiй о метафизической философiи. Критика позитивной теорiи метафизики
 Границы опытнаго знанiя. Смыслъ термина "явленiе"
 Вопросъ о матерiи съ точки зренiя чистаго опыта
 Вопросъ о мiре одушевленныхъ существъ вне насъ, съ точки зренiя опытной философiи
 Вопросъ о всеобщихъ истинахъ
 Истинная природа чистаго эмпиризма
 ГЛАВА II. Философское значенiе матерiализма
 Результаты предшествующей главы
 Общее значенiе матерiализма
 Идея о безусловномъ начале въ философiи
 Метафизическiя противоречiя матерiализма
 Невозможность логическаго перехода отъ сознанiя къ матерiи
 Немыслимость перехода отъ матерiи къ сознанiю
 Отношенiе матерiалистической доктрины къ скептическому отрицанiю знанiя
 Отношенiе матерiализма къ философiи веры
 ГЛАВА III. Вера и разумъ
 Общiй характеръ философiи,опирающейся на непосредственную веру
 Скептическiя основанiя философiи веры
 Теизмъ и пантеизмъ
 Пантеизмъ Спинозы
 Немецкiй идеализмъ
 Панлогизмъ Гегеля
 Дiалектика Гегеля
 Необходимость логическая и необходимость творческая
 Теизмъ въ пределахъ рацiональной метафизики
 Рацiонализмъ и мистицизмъ
 Философiя и откровенiе

Заключенiе

 Из предисловiя ко второму изданiю

По настоянiю некоторыхъ друзей моихъ и учениковъ я решился переиздать свое сочиненiе, первый томъ котораго, теперь предлагаемый, впервые появился двадцать пять летъ назадъ. Не могу скрыть, что это мое решенiе созрело не сразу, и что я долго колебался. Четверть века, особенно при лихорадочно быстромъ темпе современной умственной жизни, срокъ длинный. Многое переменилось съ техъ поръ, переменился во многомъ и я самъ. Имена и философскiя теченiя, которыя пользовались непререкаемымъ авторитетомъ въ глазахъ русскаго общества, когда я приступалъ къ моему труду, и съ которыми тогда мне приходилось более всего считаться, теперь частью забыты, частью поблекли, потеряли евое обаянiе и отодвинулись на второй планъ: въ философiи и у насъ, и въ западной Европе (у насъ, пожалуй, еще резче, чемъ на Западе) водворились другiя веянiя, значенiя, а иногда самаго возникновенiя которыхъ тогда еще нельзя было предвидеть. Съ другой стороны и я самъ на многое смотрю теперь несколько иными глазами: это не значитъ, что мои философскiе взгляды съ техъ поръ переменились или чтобы я отказался отъ сделанныхъ мною въ "Положительныхъ задачахъ философiи" принципiальныхъ критическихъ оценокъ предшествующихъ явленiй философской мысли. Напротивъ, -- хорошо это или дурно, -- я всецело остался при своемъ прежнемъ мiросозерцанiи; оно только раскрылось для меня во многихъ подробностяхъ, на которыя я раньше не обращалъ вниманiя; а что касается критическихъ замечанiй о чистомъ эмпиризме, о матерiализме, о философiи веры, объ одностороннемъ рацiонализме и о нормальныхъ правахъ философiи разума, я и теперь свободно могъ бы повторить выводы, которые я сделалъ въ моемъ первомъ труде. Но теперь я многое сказалъ бы не такъ. Если по содержанiю мои философскiя воззренiя остались прежними, форма, въ которую вылились они первоначально, теперь уже нередко мне кажется далекою: иногда мне представляется, будто я читаю чужое произведенiе.

И все-таки я его перепечатываю въ томъ самомъ виде, какъ оно появилось впервые, ограничившись некоторыми измененiями, частью стилистическаго характера, частью сделанными въ интересахъ большей точности и ясности мысли, и немногими дополненiями (самое обширное изъ нихъ представляетъ примечанiе къ стр.126), вызванными, кроме соображенiй о необходимой полноте аргументацiи, более всего происшедшей за истекшее время переменой въ господствущихъ философскихъ взглядахъ и методахъ. Но я сознательно удержался отъ более радикальной переработки моихъ "Положительныхъ задачъ философiи": я понялъ, что тогда ихъ пришлось бы переписать заново, отъ начала до конца. Между темъ, дело отъ этого едва ли выиграло бы: новыя вещи лучше и писать по новому плану, не стесняя себя никакими предвзятыми рамками. "Положительныя задачи философiи" были продуктомъ своего времени, -- пускай оне имъ и останутся.

Правда, противъ этого можно ждать некоторыхъ серьезныхъ возраженiй: могутъ сказать, что моя критика другихъ философскiх теорiй черезъ это должна оказаться неполною и запоздавшею. Теперь уже редко встречаются позитивисты въ смысле Огюста Канта и Джона Ст.Милля, теперь едва ли легко встретить, по крайней мере среди философовъ, правоверныхъ матерiалистовъ догматическаго типа, теперь совсемъ мало чистыхъ гегельянцевъ вроде Б.Н.Чичерина. Зато въ настоящее время очень много пламенныхъ проповедниковъ эмпирiокритицизма, много имманентистовъ въ духе г.Лосскаго, много неокантiанцевъ школъ Виндельбанда, Риккерта, Когена, проф. Введенскаго и др. Этихъ направленiй мне не пришлось касаться, потому что они или только еще слагались (особенно у насъ въ Россiи), или ихъ еще и совсемъ не было.

Долженъ сознаться, что эти соображенiя сильно смущали и меня самого. И я все-таки издаю "Положительныя задачи философiи" в ихъ прежнемъ виде...


 Об авторе

Лев Михайлович ЛОПАТИН (1855--1920)

Известный русский философ и психолог. В 1875--1879 гг. учился на историко-филологическом факультете Московского университета. Там же в 1885 г. стал приват-доцентом, в 1892 г. -- профессором. Параллельно преподавал философию на Высших женских курсах и в гимназиях. С 1894 по 1918 гг. -- редактор журнала "Вопросы философии и психологии" (вначале с Н.Я.Гротом, затем с В.П.Преображенским и С.Н.Трубецким, а с 1905 г. -- единственный редактор вплоть до закрытия журнала). С 1899 по 1918 гг. -- председатель Московского психологического общества.

В философском творчестве Л.М.Лопатина можно обнаружить влияние идей В.С.Соловьева (с которым они были друзьями детства), Г.Лейбница, Р.Г.Лотце, А.Шопенгауэра. Он развивал идеалистическую теорию, определяемую как "монистический спиритуализм". По его представлениям, весь мир есть совокупность деятельных существ, происходящих от абсолютного начала и наделенных духовностью, которая для внешнего наблюдателя проявляется как материальное. Философские идеи Л.М.Лопатина оказали большое влияние как на его университетских учеников (П.А.Флоренского, С.Л.Франка), так и на тех, с кем ему приходилось полемизировать, в том числе Н.А.Бердяева и Л.И.Шестова.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце