URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Кузнецов Д.В. Американское общественное мнение и использование военной силы: Период президентства Дж. Буша-младшего (2001--2009 гг.)
Id: 181700
 

Американское общественное мнение и использование военной силы: Период президентства Дж. Буша-младшего (2001--2009 гг.)

URSS. 2011. 448 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01564-6.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

В настоящей монографии проблема использования военной силы в период президентства Джорджа Буша --- младшего (2001--2009 гг.) подвергнута анализу сквозь призму такого явления, как общественное мнение. На примере конкретных ситуаций, отражающих вовлеченность США в отдельные региональные кризисы, связанные с использованием военной силы и относящиеся к периоду президентства Буша-младшего (Афганистан, 2001--2009 гг.; Ирак, 2003--2009 гг.; Иран, 2002/2003--2009 гг.; Северная Корея, 2002/2003--2009 гг.; Сирия, 2003 г.; Либерия, 2003 г.; Дарфур (Судан), 2004--2009 гг.), рассмотрены особенности процесса формирования и функционирования американского общественного мнения относительно использования военной силы. В книге также идет речь о реконструкции конфигурации общественного мнения в США в отношении проблемы использования военной силы, его динамике и тенденциях, определяющих состояние массового сознания по поводу данной проблемы.

Представленное исследование носит междисциплинарный характер и может быть интересно студентам, аспирантам и преподавателям. Его результаты могут быть использованы специалистами в области американистики, истории международных отношений, политологии и социологии.


 Оглавление

ВВЕДЕНИЕ
1.  АФГАНИСТАН, 2001--2009 гг.
2.  ИРАК, 2003--2009 гг.
3.  ИРАН, СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ, 2002/2003--2009 гг.
4.  СИРИЯ, 2003 г.
5.  ЛИБЕРИЯ, 2003 г.
6.  ДАРФУР (СУДАН), 2004--2009 гг.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ

 Введение

Как известно, внешняя политика любого государства реализуется посредством использования целого комплекса методов. Ключевым из них является дипломатия -- средство осуществления внешней политики государств, представляющее собой совокупность практических мероприятий, приемов и методов, применяемых с учетом конкретных условий и характера решаемых задач, а также официальная деятельность глав государств и правительств, специальных органов внешних сношений по осуществлению целей и задач внешней политики государств, а также по защите интересов этих государств.

Наряду с дипломатией зачастую используются также средства разведки, внешнеэкономические методы воздействия, а в современных условиях все большую силу приобретают средства психологического воздействия, включающие самые разнообразные формы пропаганды. Наконец, еще одним таким методом является использование военной силы, к которой некоторые государства, проводя свой внешнеполитический курс, прибегают чаще других, и в первую очередь это относится к США.

Действительно, как свидетельствуют многочисленные факты из истории США, эта страна практически постоянно, с момента возникновения в качестве независимого государства, в сравнении с другими странами мира демонстрирует, пожалуй, самую высокую концентрацию милитаристской составляющей во внешней политике. "Ставка на военную силу как главное средство внешней политики всегда оказывала огромное влияние на внешнеполитическую теорию и практику... США", -- подчеркнули в 1972 г. авторы коллективного труда "Военная сила и международные отношения. Военные аспекты внешнеполитических концепций США".

Конечно, об абсолютизации военной силы в сфере внешней политики США речь не шла, как это зачастую, в силу известных причин, пытались представить в своих работах советские авторы, однако не признавать того факта, что при осуществлении своего внешнеполитического курса США гораздо чаще, чем другие страны мира, прибегают к использованию военной силы, на наш взгляд, было бы ошибкой.

Действительно, за свою уже более чем 200-летнюю историю Соединенные Штаты сотни раз прибегали к использованию военной силы, однако, только в пяти случаях речь шла об объявлении войны: 18 июня 1812 г., когда была объявлена война Англии (англо-американская война 1812--1814 гг.), война с Мексикой 1846--1848 гг., испано-американская война 1898 г., Первая мировая война 1914--1918 гг. (тогда война была объявлена Германии -- 6 апреля 1917 г., Австро-Венгрии -- 7 декабря 1917 г.) и Вторая мировая война 1939--1945 гг. (тогда война была объявлена Японии -- 8 декабря 1941 г., Германии, Италии -- 11 декабря 1941 г., Венгрии, Румынии и Болгарии -- 5 июня 1942 г.). Во всех остальных случаях война не объявлялась, даже несмотря на довольно значительные по своим масштабам военные действия.

При этом, большая часть случаев использования военной силы во внешней политике США приходится на современный этап в развитии системы международных отношений, т.е. на 1990-е--2000-е гг.

Между тем, еще в 1976 г. Г.А.Трофименко в работе "США: политика, война, идеология" заявил, что для США "военная сила -- основное и конечное средство урегулирования спорных внешнеполитических проблем", а оправданием агрессивной политики США служила идея "американской исключительности", на основе которой родился тезис о "справедливой войне" (т.е. представление о том, что США ведут и будут вести только войны справедливые, с целью защиты своих идеалов) и которая до сих пор является одной из непреходящих концепций внешней политики США. П.П.Тимохин, который предпринял попытку описать существовавшие в США подходы к применению военной силы как инструмента внешней политики, теоретические истоки, а также формы и методы применения военной силы, разделяет точку зрения Г.А.Трофименко.

При этом важно подчеркнуть, что практически к аналогичным выводам приходят и исследователи из США.

Так, Д.Перкинс, признавая агрессивный характер войн, в которых принимали участие США, вместе с тем оправдывает их "исторической необходимостью", а также приписывает американской нации стремление к войнам: "Народ США не свободен полностью от старого увлечения расширять национальное владение посредством силы".

"Война была одним из самых важнейших факторов, благодаря которым развивалась американская история и путь, идя по которому американцы выявили свои характерные черты в отношениях с другими народами", -- подчеркивает Уильям Дж. Кениг.

Р.Леки называет американскую нацию, "вероятно, самым драчливым обществом со времени возникновения войны в ее современной форме".

К.Лорд, также приводя в качестве примера американскую нацию, считает, что "военное поведение большинства обществ в значительной мере отражает политическую культуру этих обществ".

К.Бут полагает, что в мирные времена американцы не склонны были мыслить в категориях военной силы. "Война рассматривалась как "патология", "кара Божья", потому что для американцев она не была профессиональным занятием". Соответственно, и военная история страны интерпретировалась в американской литературе как цепь побед "американских любителей над иностранными профессионалами". Именно с тех пор укоренилась идея, что мобилизация и демобилизация должны осуществляться высокими темпами, а предпочтение отдавалось наступательным операциям. Существовал прагматичный подход, вкладывающийся в рамки фразы "Цель оправдывает средства". Но поскольку люди считаются рациональными субъектами политической деятельности, то вооруженное насилие рассматривалось американцами как аморальное в принципе. Это противоречие, по мнению К.Бута, характеризует американцев как воинственную нацию с сильным элементом антимилитаристских настроений.

Наконец, Э.Басевич в книге "Новый американский милитаризм. Как американцы искушены войной" (2005 г.) подчеркивает, что "новый американский милитаризм" вырос из убеждения в том, что "историческая миссия Америки заключается в разрушении старого порядка", считая, что предрасположенность к военизации всегда существовала в американском обществе.

В результате, все вышеуказанное позволяет говорить о том, что одной из характерных черт, присущих американской нации, стала приверженность военной силе, которая фактически до сих пор рассматривается как решающее средство урегулирования каких-либо международных проблем, превратившись в своеобразную традицию внешней политики США. Фактически, использование военной силы -- это такой же, ставший уже традиционным, инструмент внешней политики США, как и дипломатия. Военная сила рассматривается руководством США в качестве одного из важнейших и в то же время эффективных средств внешней политики. "Вмешательство США в дела других государств постоянно происходило на протяжении нашей истории", -- подчеркнули авторы аналитического доклада "Политика интервенции США в мире после "холодной войны": новые вызовы и новые ответы", появившегося в 1994 г..Две точки подряд

Известный конгрессмен Дж.Уильям Фулбрайт однажды заявил: "Мы создали общество, главное занятие которого -- насилие. Самую серьезную угрозу нашему государству представляет скорее не какая-то внешняя сила, а наш внутренний милитаризм. Создается удручающее впечатление, что мы в Америке явно привыкли к войнам. На протяжении вот уже многих лет мы или воюем, или немедленно готовы начать войну в любом районе мира. Война и военные стали неотъемлемой частью нашего быта, а насилие -- самым важным продуктом в нашей стране". Слова, произнесенные Дж.Уильямом Фулбрайтом несколько десятилетий назад, остаются актуальными и в наши дни.

***

Что же в данном случае следует рассматривать в качестве "военной силы"? Обращаясь к отечественным интерпретациям понятия "военная сила", следует подчеркнуть, что, к примеру, "Большая российская энциклопедия" определяет "военную силу" как совокупность вооруженных сил, других воинских формирований и органов государства, привлекаемых государством для обеспечения военной безопасности и достижения военно-политических целей", которая "аккумулирует в себе экономические, политические, социальные, духовные и др. возможности государства".

В "Военном энциклопедическом словаре" (2007 г.) вместо термина "военная сила" используется другой -- "военная мощь", под которой понимается "сила одного государства (коалиции государств), его (ее) способность воздействовать на других субъектов политики, систему международных отношений косвенным или прямым использованием средств вооруженного насилия и успешно вести вооруженную борьбу". При этом количественные и качественные характеристики военной мощи обусловлены геополитическим положением страны, размерами ее территории и численностью населения, наличными природными материальными и людскими ресурсами, уровнем политического, социально-экономического, научно-технического, духовного и др. развития общества, а также характером и содержанием политики по мобилизации этих возможностей на военные нужды.

Для нас понятие "военная сила" -- это прежде всего военно-силовые способы и средства воздействия участников международных отношений (в данном случае -- государств) друг на друга, предполагающие непосредственное использование вооруженных сил.

Между тем, в США понятие "военная сила" рассматривается в более широком контексте, сквозь призму такого понятия как power ("власть", "сила", "мощь"). Причем последнее далеко не всегда сводится к вооруженному насилию. Используя это понятие, специалисты из США понимают под "военной силой" один из важнейших компонентов национальной мощи США -- всей совокупности материальных и духовных возможностей государства, которые могут быть использованы в качестве внешнеполитического инструмента. "Мощь в международных отношениях, -- указывал Дж.Стоссинджер, -- есть возможность нации использовать ее реальные или потенциальные ресурсы таким образом, чтобы воздействовать на образ жизни и поведение других наций".

Ганс Й.Моргентау и его последователи, олицетворяющие школу "политического реализма", утверждали, что основу международной политики составляет борьба государства за утверждение своего силового превосходства в мире. "Международная политика, -- подчеркивал Ганс Й.Моргентау, -- подобно всякой политике есть борьба за силу". Однако, помимо военной силы и связанного с ней потенциала военного характера (уровень развития военной техники, качество военного руководства, количество и качество вооруженных сил), они относят к числу компонентов национальной мощи любого государства, и США в том числе, следующее: географическое положение, природные ресурсы (прежде всего продовольствие и сырье), промышленный потенциал, численность населения, национальный характер, моральный дух общества, качество дипломатической деятельности, которая определяется как "самый главный фактор, составляющий мощь страны", качество правительства, т.е. способность правительства обеспечить поддержку своей внешней политики со стороны общественного мнения страны.

При этом руководство страны, его политическая воля, преданность национальным интересам, интеллект и решимость добиться поставленных целей считаются интегратором национальной мощи, в отсутствие которых сама национальная мощь перестает восприниматься окружающим миром как система, как атрибут государства. Именно высшее звено военного и политического руководства, его верхушка придают в глазах международного сообщества американскому государству свойства целостности, генерируют побудительные мотивы его внешней политики. Лидеры страны как бы олицетворяют национальную мощь государства, представляя его на международной арене, ведут переговоры и заключают соглашения, формулирую национальные цели и задачи, выбирают средства для их достижения, поддерживают, наращивают и демонстрируют его мощь.

В ряду этих средств военной силе уделяется особое внимание и военно-силовая составляющая является в этой системе базисным элементом, ключевым инструментом реализации потенциальных возможностей национальной мощи во внешнем мире. Именно от военной мощи зависит главное качество "национальной мощи государства", понимаемое в США как способность одной нации-государства получить или добиться от других то, что в противном случае они не стали бы делать.

Важно также подчеркнуть, что характерной чертой американского подхода к понятию "военная сила" является его органическое вплетение в общую доктрину национальной безопасности США. В соответствии с этим подходом, использование военной силы является важнейшей составляющей целого комплекса действий, направленных на укрепление состояния национальной безопасности США. Как подчеркивал еще в 1960-е годы Л.Харт, "большая стратегия представляет собой широкую политическую доктрину, которая предусматривает как использование военных, так и невоенных факторов для достижения поставленной цели". На это же указывал и Г.Киссинджер: "Доктрина национальной безопасности в ядерный век означает гораздо больше, чем просто традиционная концепция обладания превосходящей военной мощью. Она включает политические, экономические, социальные и психологические факторы. В ее самом широком смысле она включает любой вид действий, при помощи которых общество гарантирует свое существование или реализацию своих внешнеполитических целей".

В американской специальной литературе принято различать три формы реализации военной силы за пределами США: войну, угрозу применения военной силы, сдерживание. В первом случае речь идет об актах организованного насилия одной стороны по отношению к другой стороне, которые сопровождаются активными действиями обеих сторон. Во втором подразумевается диапазон акций от усиления враждебности или недоброжелательности до непосредственной угрозы развязать военные действия. В третьем имеется ввиду создание такого положения в отношениях между государствами, когда одна из сторон находится под влиянием убеждения, что ее противник имеет полную возможность прибегнуть к силе в случае ухудшения отношений между ними, в том числе в случае обострения противоречий.

По существу, однако правильнее говорить о двух формах использования военной силы в международных отношениях: прямой и косвенной, т.е., соответственно, предусматривающей или не предусматривающей столкновение с вооруженными силами противника и вытекающих отсюда двух функциях военной силы -- физического и психологического воздействия на противника.

Между тем, американские исследователи выделяют много компонентов военной силы. Одно из наиболее полных перечислений таких компонентов приводят преподаватели Военной академии в Вест-Пойнт А.Джордан и У.Тэйлор, авторы книги "Американская национальная безопасность" (1981 г.). В частности, этот перечень включает следующие компоненты военной силы: численность вооруженных сил (регулярных и резервных сил, распределение личного состава по видам вооруженных сил, соединениям и частям); системы оружия (количество систем оружия различных типов у своих сил и у сил противника, их дальность, точность, надежность и выживаемость); мобильность (дислокация соединений и частей, быстрота и возможности их переброски в другие районы, важные в стратегическом или тактическом отношениях); эффективность тылового обеспечения; стратегические и тактические концепции; уровень боевой подготовки регулярных и резервных сил; подготовленность офицерского состава; моральный дух вооруженных сил; возможности промышленности производить оружие и военную технику в количествах, требуемых для длительной войны, и быстрота перевода промышленности с гражданского на военное производство; уровень научно-технических возможностей страны; готовность население переносить тяготы полномасштабной длительной войны; состояние союзов с государствами, чье участие в войне может значительно изменить соотношение сил; способность политических лидеров страны осуществлять руководство вооруженной борьбой.

Таким образом, применительно к данному исследованию, мы имеем ввиду "военное вмешательство", трактуя его как "прямое или косвенное, опирающееся на применение вооруженных сил, вмешательство одного государства (коалиции государств) во внутренние дела других государств, нарушающее или явно ставящее под угрозу, его суверенитет.

Признавая, что военное вмешательство может сочетаться с другими формами вмешательства (экономическим, политическим, дипломатическим, информационно-психологическим), следует указать на то, что оно применяется для насильственного изменения процессов, происходящих в отдельных государствах мира, устранения неугодных правящих режимов и т.д. В зависимости от характера использования военной силы необходимо говорить о косвенном и прямом военном вмешательстве вплоть до вторжения, военной оккупации, вооруженного конфликта, локальной войны и др.

Нередкими являются демонстрации своих возможностей по применению военной силы в случае ее необходимости. Т.Шеллинг в связи с этим утверждал следующее: "Существует разница между тем, что ты берешь силой сам и тем, что ты заставляешь других дать тебе. Эта разница между "завоеванием" и "шантажом", между действием и угрозой... Насилие -- более целенаправленно и более эффективно, когда оно применяется как угроза, но не используется".

***

Данное исследование посвящено рассмотрению одного из малоизученных в отечественной науке аспектов, в частности рассмотрению отношения, которое применительно к отдельным случаям использования военной силы демонстрировали представители американской общественности.

Обращение к указанному аспекту проблемы использования военной силы объясняется несколькими причинами, и одна из них связана с тем, что, как уже говорилось выше, использование военной силы стало своеобразной "традицией" при осуществлении внешнеполитического курса США.

Конечно, обращение к военной силе происходит гораздо реже, чем применение дипломатических средств воздействия на участников международных отношений, однако когда они оказываются неэффективными, не приносящими ожидаемого результата, руководство США, стараясь максимально быстро разрешить возникшую проблему, использует для этого военную силу.

Представители руководства США, независимо от того, какую политическую партию они представляют -- Республиканскую или Демократическую, -- зачастую рассматривают использование военной силы как метод, с помощью которого можно разобраться с возникшими трудностями при осуществлении своего внешнеполитического курса. Учитывая, что в процессе принятия внешнеполитических решений руководство США учитывает ту беспрецедентную военную мощь, которой с 1945 г. обладают Соединенные Штаты, очень часто возникает такая ситуация, что выбор между имеющимися средствами делается именно в пользу использования военной силы.

Фактически, использование военной силы во внешней политике США являлось и является методом, который достаточно часто применялся и применяется руководством США в качестве важнейшего средства для разрешения тех или иных международных проблем. Об этом свидетельствуют многочисленные факты, относящиеся к истории внешней политики США, в том числе и на современном этапе развития системы международных отношений.

Практически все президентские администрации, которые находились у власти в США начиная с момента возникновения американского государства, независимо от того, какова была партийная принадлежность главы государства, при проведении своей внешней политики неизменно прибегали к использованию военной силы. Часто это происходило не столько как ответ на агрессию, реально существующую угрозу со стороны какой-либо враждебно настроенной по отношению к США силы (как свидетельствуют факты, в истории США таких случаев насчитывается единицы), сколько в результате стремления американской нации посредством использования военной силы осуществить некую "миссию", например распространить идеалы демократии по западному образцу на новые страны. В этом, пожалуй, заключается важнейшая, на наш взгляд, особенность, связанная с практикой использования военной силы во внешней политике США.

Правда, после неудачи, постигшей Соединенные Штаты в ходе войны во Вьетнаме (1964--1973 гг.), наступил своеобразный рубеж: использование военной силы на определенный период времени (по крайней мере, во второй половине 1970-х годов) перестало быть одним из основополагающих методов внешней политики США. Однако в 1980-е годы использование военной силы вновь становится одним из основополагающих методов внешней политики США, чему, в частности, способствует нарастание тенденций, связанных с преодолением так называемого "вьетнамского синдрома".

В конце 1980-х-- начале 1990-х годов произошло резкое ослабление внешних факторов, которые ранее, в эпоху "холодной войны", существенно ограничивали использование военной силы, и как результат -- наметился значительный рост вероятности применения вооруженных сил США в целях урегулирования региональных конфликтов. В результате на современном этапе развития системы международных отношений, в условиях формирования так называемого "нового мирового порядка", в рамках внешнеполитического курса США наметилась интенсификация использования военной силы, и последняя превратилась в важнейшее средство обеспечения интересов США в мире. С прекращением "холодной войны", казалось бы, военная сила уходит из международных отношений, однако события, относящиеся к последнему десятилетию, свидетельствуют скорее об обратных тенденциях.

Трагические события 11 сентября 2001 г. ознаменовали начало нового этапа в истории внешней политики США, в том числе это касается использования военной силы. Круг решаемых посредством использования военной силой задач внешней политики США еще более расширился, что, однако, окончательно вышло за рамки международных норм, закрепленных в Уставе ООН, в связи с чем представляется, что в первую очередь по этой причине исследование имеет исключительную актуальность.

Другая причина заключается в том, что в настоящее время в условиях, когда мировая общественность усиливает, используя для этого все имеющиеся у нее возможности, свою активность в политической сфере жизни общества, такой феномен, как общественное мнение, постепенно приобретает все большую значимость. Испанский философ Х.Ортега-и-Гассет в одной из своих работ подчеркивает: "Закон общественного мнения -- это закон всемирного тяготения в сфере политической истории. Без него история не была бы наукой. Задача истории в том... чтобы показать, что сила общественного мнения -- не утопическое мечтание, а самая настоящая реальность, действующая постоянно в жизни общества... Поэтому, если мы хотим формулировать закон общественного мнения строго, как закон всемирного тяготения в истории, то... придем к давно известной, почтенной и бесспорной формуле: против общественного мнения править нельзя".

Тенденции, связанные с усилением активности в политической сфере жизни общества такого феномена, как общественное мнение, отмечены как у нас в стране, так и за ее пределами.

При этом существенно, что, не ограничивая сферу своего влияния исключительно внутриполитической областью, общественное мнение нередко вторгается в область внешней политики. В связи с этим повышенный интерес представляет общественное мнение в отношении внешнеполитических проблем. Факты свидетельствуют о том, что общественность многих стран (в том числе и США) активно реагирует на события, происходящие в мире, а ее мнение, в центре внимания которого оказываются международные проблемы, постепенно превращается в фактор внешней политики, потенциальные возможности которого очень велики. Во многом именно этим обстоятельством объясняется возросшее в последние годы внимание исследователей к проблемам внешней политики в контексте их рассмотрения сквозь призму такого феномена, как "общественное мнение" (Public Opinion).

Хотя общественное мнение существовало во все исторические эпохи, сам термин, его обозначающий, появился в Англии в XII в. (по некоторым данным, его возникновение связано с именем английского государственного деятеля, писателя Дж.Солсбери) и представляет буквальный перевод сочетания двух слов "Public Opinion". Из Англии это выражение проникло в другие страны и с конца XVIII в. стало общепринятым. Понятие "общественное мнение" трактуется нами как способ массового сознания, в котором проявляется отношение (скрытое или явное) различных групп людей к событиям и процессам действительной жизни, затрагивающим их интересы и потребности. Сейчас эта точка зрения отражена в большинстве научных трудов, изданных в нашей стране, и считается общепризнанной.

Однако мы не ограничивались тем, что рассматривали общественное мнение исключительно сквозь призму проводимых среди населения социологических опросов, а стремились выйти за узкие, по нашему мнению, рамки и тем самым представить этот феномен в максимально возможном контексте. Представляется, что общественное мнение получает свое выражение в разнообразных формах, а как его субъект (носитель) общественность, из представителей которой состоят политические партии и гражданское общество, использует для этого различные каналы. Важно учитывать многомерность общественного мнения в отношении внешнеполитических проблем, т.е. учесть то обстоятельство, что субъектом общественного мнения выступает не только общественность в целом, измеренная статистически (с помощью проводимых среди населения социологических опросов), но и отдельные группы населения. Так, например, в США общественное мнение традиционно "расщепляется" на две составляющие части -- мнение элиты и мнение масс.

Представляется, что именно в Соединенных Штатах, стране с достаточно устойчивыми демократическими традициями, в большей, чем в других странах, степени существует определенная зависимость внешней политики от факторов внутреннего свойства, что, в свою очередь, можно рассматривать в качестве одной из важнейших специфических черт внешнеполитического процесса в США. Одним из таких факторов и является общественное мнение. И если средства массовой информации (СМИ) нередко называют "четвертой властью", то есть также определенные основания утверждать, что общественное мнение -- это фактически "пятая власть".

О значимости общественного мнения в США свидетельствует и повышенное внимание к этому феномену известных политических деятелей страны, в том числе так называемых "отцов-основателей". Так, Т.Джефферсон рассматривал общественное мнение как средство контроля над деятельностью правительства со стороны общественности, подчеркивая, что "весь народ должен оказывать влияние на правительство" в интересах всего государства. А.Линкольн, считавший себя идейным преемником Т.Джефферсона, утверждал: "Всему, что поддерживается общественным мнением, гарантирован успех. Без поддержки общественного мнения успеха не будет".

Правда, следует подчеркнуть, что не все известные политические деятели страны разделяли мнение о необходимости учета общественного мнения. Так, например, достаточно "прохладное" отношение к "гласу народа" прослеживается в высказываниях А.Гамильтона и Дж.Мэдисона. "Народ! Народ -- это всего лишь огромный зверь", -- подчеркивал один из них, полагая, что "при возникновении ситуаций, когда интересы народа расходятся с его желаниями, долг лиц, назначенных самим народом в качестве блюстителей этих интересов, заключается в противодействии временным заблуждениям в целях того, чтобы дать ему время и возможность для более спокойного и хладнокровного размышления". Дж.Куинси Адамс считал, что массы народа "не могут ни судить, ни действовать, ни выражать свою волю, выступая в качестве политического целого".

Алексис де Токвиль, автор ставшего популярным уже в XIX в. труда "Демократия в Америке" писал: "Внешняя политика едва ли требует каких-либо качеств, которые являются специфическими для демократии, напротив, она требует почти исключительно тех качеств, которых у демократии нет".

Тем не менее, несмотря на подобные высказывания, на наш взгляд, общественное мнение следует рассматривать в качестве одного из важнейших факторов, определяющих состояние дел в самых разных сферах жизни общества, в том числе и в области внешней политики.

В особенности это относится к современности, учитывая в первую очередь возрастающую роль общественного мнения в общественно-политической жизни. Очевидно, что в условиях постиндустриального общества, развитие которого осуществляется под знаком "информационной" революции, с учетом постоянно расширяющейся системы массовых коммуникаций, а также неизменно усиливающегося воздействия на массовое сознание людей и попыток направить его в нужное для властей русло, процессы формирования и функционирования общественного мнения в отношении международных проблем будут вызывать повышенное внимание со стороны исследователей.

Говоря об отношении американцев к проблемам внешней политики, следует особо подчеркнуть, что общественное мнение США, учитывая трагический "опыт Вьетнама", больше всего восприимчиво именно к использованию военной силы, и в истории США немало случаев, когда общественное мнение, реагируя на какие-либо внешнеполитические акции руководства страны, превращалось в весьма важный фактор, оказывающий серьезное воздействие на происходящие внутри страны процессы.

Актуальность исследования определяется еще и тем, что в 2000-е годы в США все чаще говорят о складывании так называемого "иракского синдрома" и "афганского синдрома", по аналогии с "вьетнамским синдромом". Действительно ли американцы избавились от "горького опыта" и не испытывают больше болезненных переживаний по поводу событий в Индокитае? Или же то, что в последние годы происходит в Ираке и в Афганистане, свидетельствует о возврате подобных настроений и американское общество вновь, как и ранее, стоит на пороге серьезных трансформаций?

Наконец, еще одна причина обращения к указанному аспекту проблемы использования военной силы связана с тем, что именно после 1973 г. в США обозначилось повышенное внимание представителей американской общественности к попыткам руководства страны путем использования военной силы решить отдельные задачи в рамках внешнеполитического курса США.

***

В центре внимания данного исследования находится реакция, которую демонстрировали представители американской общественности в ответ на действия администрации Дж.Буша-младшего (2001--2009 гг.), связанные с использованием военной силы.

Хронологические рамки исследования охватывают 2001--2009 гг. -- период президентства Дж.Буша-младшего, в течение которого США, проводя свой внешнеполитический курс, неоднократно прибегали к использованию военной силы.

Объект исследования -- американская общественность, т.е. наиболее активная часть американского общества, выражающая свое мнение по поводу каких-либо событий, непосредственно затрагивающих их интересы. При этом по своему составу американская общественность неоднородна и включает многочисленные и качественно отличающиеся друг от друга категории населения. Различия между ними определяются как на основе демографических характеристик (пол, возраст, профессиональная принадлежность, уровень образования, уровень дохода, расовая принадлежность, религия), так и большей или меньшей степенью приобщенности к власти, политических предпочтений (Республиканская или Демократическая партии, Независимые). Кроме того, важно также подчеркнуть, что нередко представители американской общественности, склонные к общественной деятельности, представляя собой организованную часть населения, состояли в различных негосударственных объединениях.

При этом общественное мнение вовсе не является однородным по сути и включает в себя множество точек зрения, подчас противоположных по характеру, даже взаимоисключающих друг друга. Между тем мы имеем в виду в первую очередь общую, статистически измеренную (с помощью социологических исследований и, в частности, с помощью опросов общественного мнения) картину массового сознания в США. В сферу нашего внимания попали так называемые "средние американцы", т.е. рядовые граждане США.

Исходя из этого, источники, которые были привлечены к работе, представляют собой в первую очередь данные, извлеченные из многочисленных опросов общественного мнения, проведенных в США в течение 2001--2009 гг. крупнейшими и авторитетными в области изучения общественного мнения организациями и посвященных проблемам использования военной силы.

Наряду с этим, однако, максимально широко были привлечены материалы, содержащиеся в американских СМИ, поскольку именно средства массовой информации (периодическая печать, а также радио и телевидение) представляют собой один из важнейших каналов, с помощью которого общественность может выразить свое мнение в отношении тех или иных проблем.

Трудно назвать более эффективный и универсальный способ изучения и одновременно формирования и функционирования общественного мнения, чем СМИ. США относятся к числу стран с высокоразвитой системой СМИ. Мощный комплекс, обладающий самыми разнообразными эффективными средствами воздействия на аудиторию, составляют периодическая печать, радио и телевидение, а также глобальная сеть Интернет. В США они оказывают очень серьезное влияние на процессы формирования и функционирования общественного мнения. Несомненный интерес вызывают содержащиеся в СМИ материалы, освещающие внешнеполитические проблемы, поскольку, воздействуя на массовое сознание жителей США, СМИ выстраивают отношение к ним со стороны американской общественности. При этом воздействие СМИ на суждения, оценки людей тем выше, чем дальше отстоит от непосредственного опыта людей та сфера деятельности, которая отражается в материалах СМИ. Поэтому степень влияния СМИ на формирование общественного мнения приобретает свое максимальное значение именно при освещении внешнеполитических проблем. Как утверждает Уоррен П.Строубл, "внешняя политика не формируется средствами массовой информации", но "в информационный век ее нельзя формировать без них".

СМИ, охватывая значительную часть жителей, не просто распространяют среди них те или иные идеи, но и влияют на их отбор, тем самым популяризируя, поддерживая и проталкивая их на существующее в стране информационное поле.

Степень воздействия самих СМИ на процесс актуализации той или иной проблемы очевидна, так как постоянное обращение к ней в течение определенного периода времени только увеличивает осознание населением ее значимости, т.е. актуальности. Для этого привлекаются, как правило, общественные деятели -- авторитетные в различных областях лица, т.е. так называемые "лидеры мнений", часть которых выступает в СМИ в качестве обозревателей. Их престиж способствует тому, что та или иная идея, высказываемая ими, получает поддержку и со стороны жителей страны, и даже ее руководства.

В данном случае были привлечены материалы, появлявшиеся в ведущих в США периодических изданиях: в единственной в США общенациональной массовой газете "Ю-Эс-Эй тудей" (USA Today), в так называемой "большой прессе", т.е. многочисленных газетах, издаваемые в крупнейших городах страны -- "Нью-Йорк таймс" (The New York Times) и "Вашингтон пост" (The Washington Post), "Уолл-стрит джорнал" (The Wall Street Journal), относящихся к "элитным" изданиям, на страницах которых представлены самые разнообразные точки зрения (это дает основание отнести данные издания к тем, которые в наибольшей мере отражают состояние общественного мнения США), "Крисчен сайенс монитор" (The Christian Science Monitor), а также "Ньюсдей" (Newsday), "Нью-Йорк пост" (The New York Post), "Вашингтон таймс" (The Washington Times), "Лос-Анджелес таймс" (Los Angeles Times), "Чикаго трибюн" (The Chicago Tribune) и др. Следует также назвать такие периодические издания, как "Тайм" (Time), "Ньюсуик" (Newsweek), "Ю.С.Ньюс энд Уорлд Рипорт" (U.S.News and World Report), "Нью-Йоркер" (The New Yorker), "Бизнес Уик" (Business Week), "Форчун" (Fortune), "Нэйшнл Ревью" (The National Review) и "Комментари" (The Commentary), "Нейшн" (The Nation) и "Нью рипаблик" (The New Republic).

Специализированные издания, к которым относятся органы периодической печати, отражающие на своих страницах проблемы внешнеполитического свойства, занимают особую "нишу" в системе периодической печати США и ориентированы, главным образом, на специалистов, но тем не менее получили признание и среди обычных читателей. Это, в первую очередь, "Форин Афферс" (Foreign Affairs) и "Форин Полиси" (Foreign Policy) -- журналы, полностью посвященные проблемам текущей внешней политики США, а также такие авторитетные издания, как "Интернэшнл Секьюрити" (Inernational Security), "Интернэшнл Афферс" (International Affairs). Кроме того, это издания многочисленных научных центров США, исследующих внешнеполитические проблемы и выпускающих в связи с этим различную печатную продукцию внешнеполитической направленности.

Предмет исследования -- отношение американской общественности к основным проблемам внешней политики, прежде всего к проблеме использования военной силы, а также ее взаимодействие с традиционными компонентами-участниками международных отношений, ее влияние на представителей руководства США, принимающих участие в разработке и осуществлении внешнеполитического курса США.

Цель исследования заключается в том, чтобы подвергнуть комплексному анализу американское общественное мнение в отношении использования военной силы в период президентства Дж.Буша-младшего (2001--2009 гг.).

На примере конкретных ситуаций, отражающих вовлеченность США в отдельные региональные кризисы, связанные с использованием военной силы и относящиеся к периоду президентства Дж.Буша-младшего (Афганистан, 2001--2009 гг., Ирак, 2003--2009 гг., Иран, 2002/2003--2009 гг., Северная Корея, 2002/2003--2009 гг., Сирия, 2003 г., Либерия, 2003 г., Дарфур (Судан), 2004--2009 гг.), рассмотрены особенности процесса формирования и функционирования американского общественного мнения в отношении использования военной силы.

В данном случае речь идет о том, что, опираясь на концепцию взаимовлияния общественного мнения и внешней политики, последовательно изложенную в работах отечественных и зарубежных, в первую очередь американских, авторов, в качестве основополагающего использовался метод Case Studies, т.е. изучение общего явления на типичном, репрезентативном по своему характеру примере. Указанная методика предполагает анализ тех конкретных исторических ситуаций, которые непосредственно вызывают определенную психологическую реакцию, а также перемены в национальном самосознании. При этом особенности их не могут быть поняты без выяснения тех традиций, которые характеризуют специфику нации, в данном случае -- американской. Был осуществлен отбор наиболее характерных и вместе с тем важных фактов, описывающих изучаемое явление, и на основании их детального изучения был сделан вывод о явлении в целом. Правда, проблема заключается в том, чтобы правильно определить, какие факты являются репрезентативными, т.е. наиболее точно отражающими анализируемое явление. В результате были избраны отдельные наиболее значимые случаи использования военной силы, имевшие место в 2001--2009 гг. в ходе самых серьезных региональных кризисных ситуаций, в которые в той или иной мере оказались вовлечены США.

Наряду с методом Case Studies при разработке темы данного исследования применялся представленный ниже комплекс методов.

Во-первых, концепция взаимовлияния общественного мнения и внешней политики, последовательно изложенная в работах отечественных и зарубежных, в первую очередь американских, авторов.

Во-вторых, количественные методы исследования, которые связаны с анализом данных опросов общественного мнения. Речь в данном случае идет о так называемом вторичном анализе, который предполагает анализ результатов уже проведенных социологических исследований, преследующий цели, отличные от тех, которые ставились в самих этих исследованиях. Вторичный анализ основывался на базе непосредственно первичных данных и позволил решить три задачи. Первая связана со сравнением результатов нескольких исследований, посвященных изучению одного предмета, но проведенных на разных объектах с целью выяснения специфики того или иного процесса в разных социальных группах. Вторая -- с агрегацией результатов, полученных при изучении отдельных социальных общностей для выявления характеристик более крупных общностей. Третья -- с изучением временной динамики социальных процессов на основе использования материалов исследований, проведенных в разное время.

В-третьих, контент-анализ, с помощью которого посредством работы над содержанием текстовых массивов был изучен материал, содержащийся в американских СМИ, и в первую очередь в периодической печати.

В-четвертых, системный подход, который включает два аспекта -- структурный и функциональный (системный анализ, связанный с раскрытием целостности объекта и обеспечивающих ее механизмов, выявлением многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину, а также структурно-функциональный анализ, предполагающий принцип системного исследования социальных явлений и процессов как структуры расчлененной целостности, в которой каждый ее элемент имеет определенное функциональное значение).

В-пятых, метод моделирования, который позволяет, используя в качестве примера США, сконструировать модель взаимовлияния общественного мнения с внешней политикой.

В-шестых, бихевиористский подход, предполагающий анализ политического поведения, когда последнее рассматривается как совокупность реакций на воздействие окружающей, в том числе и политической, среды. Методы, использовавшиеся в рамках бихевиористского подхода, позволили понять мотивы поведения представителей американской общественности, оценить их реакцию на происходящие события.

В-седьмых, факторный анализ, позволяющий выявить целый комплекс факторов, оказывающих влияние на состояние общественного мнения в США. С ним самым непосредственным образом связан дециозный метод, касающийся изучения процедуры принятия внешнеполитических решений и заключающийся в попытке выяснить сущность процесса принятия решений в сфере внешней политики. Его исходным пунктом является внешнеполитическое решение, а точкой целеполагания -- те переменные, которые обусловливают его принятие.

В-восьмых, групповой анализ, связанный с выяснением особенностей, присущих взглядам в отношении проблем внешней политики, характерных для представителей различных социальных групп, составляющих структуру американского общества.

В-девятых, сравнительный метод, получивший свое широкое использование в одной из самых известных за рубежом работ, посвященных вопросам взаимодействия общественного мнения и внешней политики, автором которой является исследователь из США Джон Э.Мюллер. Предостерегая от небрежного обращения с данными опросов, Джон Э.Мюллер неоднократно подчеркивал всю сложность работы с этим источником, поскольку это есть довольно "грубый инструмент", с помощью которого "пытаются измерить нечто бесформенное и зачастую неуловимое". Поэтому, чтобы преодолеть некоторые сложности, от которых не гарантирован исследователь, имеющий дело с опросами общественного мнения, Джон Э.Мюллер предлагает свой подход к изучению полученных данных -- метод сравнительного анализа, позволяющий, с его точки зрения, выявлять основные тенденции в настроениях общественности. В частности, Джон Э.Мюллер выделяет четыре способа использования указанного подхода: во-первых, сравнение полученных данных с "ожидаемыми"; во-вторых, сопоставление реакции различных подгрупп населения на один и тот же вопрос; в-третьих, изучение тенденций путем сопоставления ответов на один и тот же вопрос, заданный в разное время (в этом смысле, однако, необходимо следить за тем, остается ли смысл изучаемого события или явления тем же, учитывая большой разрыв во времени), и, наконец, в-четвертых, анализ ответов на различно сформулированные вопросы по одной и той же проблеме. В результате, вооружившись этим методом, Джон Э.Мюллер подвергает анализу обширный материал определенного исторического периода, а именно отношение американской общественности к Президентам США, стоявшим у власти в периоды войн в Корее и Вьетнаме.

Наряду с этим были использованы непосредственно исторические методы, например, историзм как принцип подхода к действительности как изменяющейся во времени, а также развивающейся в закономерном историческом развитии, предполагающий анализ объектов исследования в связи с конкретно-историческими условиями их существования, связанный с ним сравнительно-исторический метод. При рассмотрении имевших место фактов и происходивших событий применялся принцип объективности. Учитывалась также тесная взаимосвязь между внутренней и внешней политикой государства. Также следует упомянуть общенаучные методы исследования: анализ и синтез, индукцию и дедукцию, классификацию, систематизацию.

Не претендуя на всеобъемлемость, мы вместе с тем постарались по максимуму охватить существующий круг проблем и представить Вашему, уважаемый Читатель, вниманию как можно более широкую картину мнений, существовавших в США и, в частности, в период президентства Дж.Буша-младшего (2001--2009 гг.), в отношении проблемы использования военной силы.

В фокусе нашего внимания оказалась прежде всего реакция в отношении конкретных ситуаций, отражающих вовлеченность США в отдельные региональные кризисы, связанные с использованием военной силы и относящиеся к периоду президентства Дж.Буша-младшего (Афганистан, 2001--2009 гг., Ирак, 2003--2009 гг., Иран, 2002/2003--2009 гг., Северная Корея, 2002/2003--2009 гг., Сирия, 2003 г., Либерия, 2003 г., Дарфур (Судан), 2004--2009 гг.), которая была продемонстрирована на уровне массового сознания американцев, фиксация которой состоялась благодаря проведенным опросам общественного мнения. Свое отражение нашли также точки зрения, высказывавшиеся "лидерами мнений", как, впрочем, и позиции групп интересов.

Между тем, в силу ряда причин некоторые аспекты остались за рамками данного исследования либо освещены не так подробно, как этого хотелось бы, и это, в частности, следующие аспекты:

1. Деятельность представителей национальных общин, проживающих в США, т.е. диаспор в связи с событиями, связанными с использованием военной силы.

2. Полемика, которая по вопросам использования военной силы имела место среди научных кругов -- политологов и социологов, специалистов по международным отношениям, т.е. в среде политико-академического сообщества США.

3. Дебаты по проблеме использования военной силы, происходившие в рамках Конгресса США, что, на наш взгляд, выходит за рамки понятия "общественное мнение".

Вместе с тем в монографии представлена не только широкая, как только это возможно, картина общественного мнения в отношении проблемы использования военной силы в период президентства Дж.Буша-младшего (2001--2009 гг.) посредством использования указанных выше источников. Наряду с этим, учитывая всю сложность процессов формирования и функционирования общественного мнения, предпринята попытка раскрыть такой немаловажный, на наш взгляд, аспект, как взаимодействие различных субъектов общественного мнения с представителями руководства США, и выявить в связи с этим возможности и пределы влияния общественного мнения на внешнюю политику.

***

Исследование носит междисциплинарный характер и может быть интересно студентам, аспирантам и преподавателям. Результаты представленного исследования могут быть использованы специалистами в области американистики, истории международных отношений, политологии и социологии.


 Об авторе

Дмитрий Владиславович КУЗНЕЦОВ

Кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной истории Благовещенского государственного педагогического университета. В 2005 г. окончил аспирантуру Московского педагогического государственного университета, защитил диссертацию по специальности "Всеобщая история". В центре внимания научных интересов автора -- проблематика, связанная с рассмотрением актуальных проблем, существующих в международных отношениях, сквозь призму такого уникального феномена, как общественное мнение; а также многочисленные аспекты, раскрывающие сущность процесса взаимовлияния внешней политики и общественного мнения.

Д.В.Кузнецов -- автор 75 публикаций, тематика которых непосредственно связана со сферой научных интересов. В числе его работ нескольких монографий: "Арабо-израильский конфликт и Франция: внешняя политика и общественное мнение" (2005), "События 11 сентября 2001 года и проблема международного терроризма в зеркале общественного мнения" (М.: URSS, 2009), "Югославский кризис: взгляд сквозь призму общественного мнения" (М.: URSS, 2009), "Проблемы Ближнего Востока и общественное мнение" (в 2-х ч.; 2009), "Проблема нераспространения оружия массового уничтожения и общественное мнение" (в 2-х ч.; 2009), "Взаимодействие внешней политики и общественного мнения в США: Некоторые актуальные вопросы" (М.: URSS, 2009), "Использование военной силы во внешней политике США" (2010).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце