URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Ильичев А.Т., Ляшенко А.Г. Справочник по русской истории: Южнорусские княжества. Владимирская Русь
Id: 180250
 
249 руб.

Справочник по русской истории: Южнорусские княжества. Владимирская Русь. Изд.2

URSS. 2013. 208 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03814-0. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой вторую часть "Справочника по русской истории". Содержание справочника охватывает период русской истории с IX по XV век, от начала формирования Руси Киевской до конца формирования Руси Московской. Справочник построен по принципу хронографа: все изложенные там исторические события датированы и каждое событие отнесено к тому году, когда по имеющимся летописным сведениям оно имело место.

Справочник достаточно полно отражает фактический материал, имеющийся в летописях и исторических монографиях, и в этом смысле может служить стандартным учебником по истории. В тексте цитируются фрагменты из Лаврентьевской, Ипатьевской, Воскресенской, Никоновской летописей, Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, а также Московского летописного свода конца XV века. Для облегчения восприятия в конце каждой части справочника помещена специально составленная таблица русских владетельных домов, куда входят имена всех князей, упомянутых в тексте, родословную которых удалось проследить. Справочник снабжен также картами русского государства и его областей в соответствующие исторические периоды.

Вторая часть справочника охватывает период с XII по XIII век, от завоевания Киева войсками Андрея Боголюбского до падения Киева в 1240 году под натиском войск хана Батыя.

Идею издания настоящего справочника активно одобрял и поддерживал выдающийся историк и археолог, академик Б.А.Рыбаков, указывая на то обстоятельство, что подобные хронологии событий являются большой редкостью в отечественной историографии.

Книга предназначена для всех интересующихся отечественной историей и может служить пособием для студентов исторических специальностей.


 Содержание

От авторов
 1.Великий князь Андрей I Юрьевич Боголюбский
 2.Великий князь Михаил Юрьевич
 3.Великий князь Всеволод III Юрьевич Большое Гнездо
 4.Константин Всеволодович в Ростове, Юрий Всеволодович во Владимире на Клязьме
 5.Великий князь Константин Всеволодович
 6.Великий князь Юрий II Всеволодович
 7.Великий князь Ярослав II Всеволодович
Родословные таблицы русских княжеских домов
Именной указатель

 От авторов

В последнее время на книжных прилавках появляется огромное множество книг, в той или иной степени посвященных отечественной истории. При этом доля научно-исторической литературы в общей массе всей литературы, относящейся к русской истории, незначительна. Это вполне объяснимо, так как научные труды в любой области трудно читать неспециалисту, а круг специалистов, для которых эти труды и создаются, разумеется, узок по-сравнению со всей массой желающих познакомиться с предметом. В научных трудах, однако, с необходимостью прослеживается следование научному методу данной науки, который характеризует особенности и методы познания в ее рамках, у каждой науки он свой, и его нарушение является причиной нарушения адекватности науки. Научный метод является барьером между дилетантизмом и профессионализмом, он необходим для устранения разрушительного явления в научном познании, которое называется нынче модным словечком плюрализм. Соблюдение научного метода является гарантией успешного развития науки, как средства изучения реальности.

Историческая наука особенно уязвима по отношению к досужему умыслу. За примерами не надо далеко ходить: до недавнего времени общественность была свидетелем беспрецедентного появления нескольких десятков учебников, по-разному описывающих исторический процесс, когда в огромном количестве книг, посвященных русской истории, не только дилетанты, имеющие доступ к средствам массовой информации, но и ангажированные профессиональные историки трактуют историю настолько, мягко говоря, нестандартно, что это вызывает тяжелое недоумение у душевно здорового человека, когда украинские и российские исторические мужи собираются для того, чтобы обсудить, как в свете новых политических отношений между нашими странами следует переписать историю, которая является общей для украинцев и русских. Какие последствия в общественной жизни могут вызвать подобные нарушения научного метода исторической науки, ясно без комментариев.

Между тем история конкретна, имеет свои информативные источники, приемы работы с которыми известны и хорошо развиты. Речь, в первую очередь, идет о летописях, под которыми "понимается особый вид исторического повествования, разделенного по годам".

"Преобладание в средневековой Руси летописей над другими видами исторического повествования объясняется тем, что эта форма позволяла создавать большие исторические произведения, соединяя источники самого разнообразного характера. Летописи велись во многих городах Руси, но дошедшие до нас памятники этого рода сохранились чаще всего в форме обширных компиляций, получивших в науке название летописных сводов.

Летописцы включали в составляемые ими своды не только отдельные записи о событиях, но и целые повествования, сравнительно мало меняя первоначальные тексты. Поэтому летописи сохранили нам такие литературные произведения средневековой Руси, которые не дошли до нас в виде особых памятников. Уже в ранних летописных сводах мы находим повесть об ослеплении князя Василька (конец XI века), повесть об убиении Андрея Боголюбского (1174) и др. Еще больше различных сказаний содержится в летописях более позднего времени; в их числе, например, и такое уникальное произведение, как "Хождение Афанасия Никитина за три моря" -- замечательные записки русского путешественника об Индии конца XV века. Нелишне отметить и то, что списки древнейшего сборника славянских законов -- Русской правды (краткой редакции) -- дошли до нас тоже в составе летописей.

Таким образом, летописи являются своего рода сокровищницами исторических и литературных сочинений прошлого. Подобных произведений, распространенных в столь большом количестве, не имеет, пожалуй, ни одна страна в мире. Недаром, немецкий ученый Август Шлёцер, некоторое время работавший в России и отнюдь не восхищавшийся тогдашней русской действительностью, уже в XVIII столетии с восторгом говорил о русских летописях как о замечательных творениях мировой письменности".

Утверждение из последнего абзаца цитаты (как и весь цитируемый отрывок) принадлежит выдающемуся русскому историку М.Н.Тихомирову, его, разумеется, разделяют все без исключения серьезные отечественные историки, чьи работы признаны классическими. Часто (а в последнее время, к сожалению, даже очень часто), однако, приходится слышать прямо противоположные заявления, где летописи объявляются полными досужего умысла и не заслуживающими серьезного доверия. Эти заявления, письменные и устные, принадлежат в основной своей массе дилетантам от истории или профессиональным историкам, имеющим тот или иной частный интерес в отказе от одного из основных методов исторической науки: информация о прошлом основывается на сведениях, исходящих от современников этого прошлого. И если вопрос стоит о доверии к автору исторического повествования, а именно так он и стоит у огромного множества читателей книг по истории, то кому же доверять в первую очередь, как не летописцам, часто непосредственным свидетелям описываемых событий?

В настоящей книге, являющейся второй частью "Справочника по русской истории", первая часть которого "Киевская Русь" вышла в 2003 году в издательстве УРСС, мы продолжаем подробную хронологию истории нашего Отечества, основываясь на летописных источниках. События, излагаемые в первой части "Киевская Русь" относятся к историческому периоду с IX по XII век, с начала датированных событий в древнейшем дошедшем до нас летописном своде "Повести временных лет" до завоевания Киева войсками одиннадцати князей в 1169 году.

Этот период характеризуется созданием и последующим распадом одной из крупнейших империй того времени -- Киевской Руси. Во время до правления князя Игоря Старого территория будущей Киевской Руси представляла собой место проживания ряда восточно-славянских и угро-финских племен, находящихся в разной стадии общественного и культурного развития. "Повесть временных лет" называет 11 славянских племен, расселившихся по территории будущего русского государства. Поляне жили по Днепру и в нынешней Киевской области, древляне населяли Волынскую область, полочане жили на Западной Двине и ее притоке Полоте, кривичи обитали в верховьях Западной Двины, Днепра и Волги, северяне жили на берегах Десны и Сулы, по соседству с полянами, радимичи и вятичи населяли Могилевскую, Калужскую, Тульскую и Орловскую области, дулебы и бужане (волыняне) жили по Западному Бугу, в западной Волыни и в Галиции, уличи и тивирцы жили по Днестру и Дунаю до моря, белые хорваты населяли окрестности Карпатских гор, а словене ильменские -- окрестности Ильмень-озера. Во времена киевского князя Олега Вещего государствообразующим народом были, по-видимому, поляне, ряд других славянских племен платили дань Киеву.

Период русской истории от Игоря Старого до Святослава I характеризуется политическим оформлением государства и постепенным объединением разрозненных славянских племен под эгидой Киева. Князь Святослав в целом завершил политическое объединение восточного славянства и избавился от лютой внешней угрозы, которую представлял собой соседний Хазарский каганат. Еще во времена киевских князей Аскольда и Дира в 867 году была учреждена епископия константинопольской патриархии в Киеве, а княгиня Ольга крестилась в 955 году. Однако христианство не получило широкого распространения ни при Аскольде и Дире, ни при Ольге. Князь Святослав категорически отказался креститься, и поэтому ни о каком всенародном принятии православия в то время не могло идти и речи.

Вплотную столкнулся с проблемой выбора веры сын князя Святослава  -- Владимир I. При нем Киевская Русь занимала громадную территорию, простираясь: на западе -- до Балтийского моря, Западной Двины, Буга, Карпатских гор; на юге -- до Днепровских порогов, отдельно -- Тмутороканская область (окрестность Керченского пролива); на севере -- до Финдляндии и земли чудских народов -- Архангельской, Вологодской и Вятской областей вплоть до Северной Двины; на востоке -- не далее Ярославской и Костромской областей. Формирование нации, прошедшей политическое оформление в предшествующий исторический период, не могло завершиться без выбора веры. Повесть временных лет в "Сказании о крещении Руси" повествует о сомнениях великого князя, относящихся к тому, какую веру принять: мусульманство, иудаизм, латинское христианство или византийское православие. Выбор остался за православием. Светские историки объясняют этот выбор крепкими связями славян с Византийской империей, которые тогда установились, а также тем обстоятельством, что всякая возможность вассалитета Руси по отношению к Империи была к тому времени устранена.

Распространение христианства на территориях Киевской Руси происходило достаточно свободно и без резкого противодействия со стороны населяющих государство народов. В Киеве сразу после крещения возводились храмы, среди них храм св.Василия -- патрона великого князя Владимира-Василия, знаменитая Десятинная церковь. Церковь св.Василия была построена "на холме, идеже стояша кумири Перун и прочии", символизируя отказ от язычества. Христианство быстро распространилось на север по Днепру. В 991 году был крещен Новгород, и проповедники христианства во главе с первым митрополитом Михаилом пошли дальше на восток. О том, что народ Киевской Руси в основной своей массе не противился принятию христианства, свидетельствует тот факт, что упоминание в летописях о беспорядках, связанных с противодействием укоренению христианства, единичны и сходят на нет после 70Нх годов XI века. Так, в "Повести временных лет" рассказы об этих беспорядках сведены в одну статью под 1071 годом. Еще более веским свидетельством о том, что христианство быстро укоренилось в русском государстве, является количество святых, просиявших на Руси в первые два века после принятия христианства.

Киевская Русь оставалась могучим централизованным государством при Ярославе Мудром  -- сыне Владимира I. Это государство являлось оплотом совершенно новой цивилизации. В духовном основании этой цивилизации лежало восточное христианство -- православие. Государствообразующий народ возник под влиянием укоренения православия как государствообразующей религии и органично явился носителем православия как национальной идеологии. Новая православная цивилизация обнаружила ряд существенных отличий как от западной цивилизации в лице Священной Римской империи германской нации, так и от передавшей преемственность и подходящей к своему закату восточной цивилизации, носителем которой была Византийская империя.

Во времена первых наследников Ярослава Мудрого началась дезинтеграция Киевской Руси. При триумвирате -- трех князьях Ярославичах -- произошел раздел государства на шесть уделов: Киевский, Черниговский, Переяславский, Смоленский, Волынский и Полоцкий. Полоцкая Русь -- фактически территория современной Белоруссии -- была независима уже при Ярославе Мудром и управлялась князьями полоцкого дома -- потомками старшего сына Владимира Святого Брячислава Владимировича. Переяславский удел, куда помимо окрестностей Переяславля Русского входила и Ростово-Суздальская земля, получил Всеволод Ярославич -- третий из живущих сыновей Ярослава Мудрого. После смерти двух младших сыновей Ярослава Мудрого -- Вячеслава и Игоря Ярославичей -- власть в Киевской Руси сосредоточилась в руках триумвирата -- Изяслава, Святослава и Всеволода Ярославичей. Причем государственное образование уже в ту пору обнаруживало тенденции к распаду. Власть киевского великого князя, которым был Изяслав I Ярославич, распространялась только на земли Киевского удела, остальные братья Ярославичи лишь формально признавали старшинство великого князя. Более того, великий князь не мог передавать власть по наследству: действовал родовой обычай, в силу которого власть переходила к старшему в роде, а не к прямому наследнику. Замена вельмож и дружины при смене князя была следствием отсутствия прямого наследования и крайне неблагоприятно сказывалась на политической обстановке в стране. В дополнение к этому, каждый из князей Рюриковичей, как правило, получал удел, и это обстоятельство не могло не усиливать тенденции к дроблению государства.

Отсутствие в то время процедуры, оформляющей Божественное право на власть, влекло за собой неустойчивость власти великих князей, что проявлялось не раз впоследствии и проявилось уже тогда: Изяслав I был свергнут с киевского престола своим братом Святославом Черниговским в 1073 году. Изяслав уехал в Польшу, а Святослав II занял киевский престол, на котором и пребывал до самой своей смерти в 1076 году. В 1077 году Изяслав I возвратился в Киев, но правление его омрачалось тем обстоятельством, что он был вынужден бороться за единство государства с сыновьями своих умерших братьев, которые претендовали на наследственные уделы отцов. В одной из битв против Олега Святославича и Бориса Вячеславича великий князь был убит. Киевский престол по праву старшинства перешел к Всеволоду I, который был уже не в состоянии сохранить единство Киевского государства: во время его правления от Киевского удела отделилась и стала фактически самостоятельным государством Червонная Русь. Государями Червонной (впоследствии Галицкой) Руси стали князья галицкого дома -- потомки старшего сына Ярослава Мудрого Владимира, умершего еще при жизни отца. Всеволод I умер в 1093 году, и киевский престол по праву старшинства занял сын Изяслава I Ярославича Святополк II Изяславич.

При Святополке II тенденции дробления государства усилились. Внутри Русской земли образовались два дома князей Рюриковичей -- черниговский и мономахов. В результате второго съезда князей в Уветичах в 1100 году был заключен договор между тремя правящими домами -- великокняжеским, черниговским и мономаховым. Князья этих домов контролировали всю территорию Киевской Руси, кроме Полоцкой и Галицкой земель. Тем не менее съезд в Уветичах юридически оформил фактическое исчезновение Киевской Руси как централизованного государства. Князья правящих домов обладали всей полнотой власти в своих уделах, а киевский князь вынужден был ограничится статусом primus inter pares.

После смерти Святополка II киевский стол занял сын Всеволода I Владимир II Мономах. Во время его правления тенденция дробления уделов ослабилась, что, по-видимому, было вызвано двумя причинами. В первую очередь обращают на себя внимание обстоятельства, которые позволили Мономаху занять киевский стол в обход Святославичей черниговских, имеющих право старшинства. Эти обстоятельства связаны с кризисом в Киеве, который сложился во время последних лет правления Святополка II и проявился после его смерти. Единственным человеком, который мог разрешить кризис, был Мономах, и он это сделал. Второй причиной были свойства личности Мономаха, и не в последнюю очередь его христианское благочестие. Во время кризисов, как правило, ярко проявляется воля народа, и в частности четко формулируются требования к личным качествам правителя. Требования православного народа, каким был к тому временем народ Киева в основной своей массе, в первую очередь относятся к нравственным качествам правителя, и Мономах этими качествами, по-видимому, обладал. Тот факт, что он занял главный стол не по своей воле, возвышал его авторитет среди других князей. Кроме того, Владимир Мономах был выдающимся военачальником своего времени и умным политиком, что позволяло ему поддерживать хорошие отношения с князьями черниговского дома.

Когда умер Владимир Мономах, ни у кого не вызывало сомнений, что старший стол должен занять его старший сын Мстислав I Владимирович. Этот князь унаследовал от отца лучшие его качества, и во времена его краткого правления сохранялась относительная политическая стабильность. Мстислав I получил прозвище Великого и является первым из великих князей киевских, причисленных к лику святых после Владимира Святого. Тем не менее Мстислав не смог обуздать своевольства черниговского князя Всеволода Ольговича, который занял Чернигов в обход прав своего дяди Ярослава Святославича. Результатом этого явилось отделение Рязано-Муромской земли, куда ушел княжить Ярослав Святославич, от Черниговского удела.

При Ярополке II Владимировиче, занявшем киевский великий стол после смерти старшего брата, резко усилились междоусобия между князьями. Отношения между черниговским и мономаховым домами вконец испортились. Процесс дробления государства ознаменовался тем, что окончательно обособилась от Киевского удела огромная Новгородская земля. С этих пор и до второй половины XV века Новгород Великий с прилегающими обширными землями являлся фактически независимым государством с ярко выраженным республиканским способом правления.

Начало эпохи непрерывных войн за киевский стол относится к вокняжению Всеволода II Ольговича, который занял старший стол в 1139 году после смерти Ярополка II. Княжение Всеволода II ознаменовало собой начало противостояния черниговского и мономахова домов в борьбе за Киев. В связи с этим произошло дальнейшее обособление наследия мономахова дома -- Ростово-Суздальской земли -- и уже при Всеволоде II она стала фактически независимым государством со своим особенным государем, которым являлся в то время Юрий Владимирович, по прозвищу Долгорукий. После смерти Всеволода II череда князей на киевском столе представляла собой правителей, добывающих Киев в результате тяжелейшей борьбы: Игорь II Ольгович был почти сразу же смещен мономашичем Изяславом II Мстиславичем, который все свое недолгое княжение провел в лютой борьбе за киевский стол с Юрием Долгоруким; брат Изяслава II Ростислав-Михаил был смещен своим дядей Юрием Долгоруким, после смерти которого в Киеве сел черниговский князь Изяслав III Давидович, вскоре смещенный Ростиславом-Михаилом Мстиславичем. Во время княжения Изяслава III от Киевского удела отделилось и стало фактически самостоятельным Турово-Пинское княжество, государями которого с тех пор являлись потомки Святополка II. После смерти Ростислава-Михаила Смоленский удел закрепился за его потомками. Киевский стол занял сын Изяслава II Мстислав II Изяславич.

В Русской земле было уже достаточно много князей, которые осознавали свои права на киевский стол. И в этих обстоятельствах один из русских князей сделал исторический выбор. Этим человеком был старший из живущих сыновей Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич Боголюбский. Собственно говоря, этот выбор он сделал раньше, когда ушел из Вышгорода под Киевом в Ростово-Суздальскую Русь вопреки воле отца, который готовил Андрея к себе в преемники на киевском столе, а Ростово-Суздальскую землю завещал своим младшим сыновьям, считая ее второстепенным уделом. Андрей Боголюбский принимал активное участие в войне за киевский стол и не мог не видеть, что Русская земля обречена на распад и что в рамках сложившейся и укоренившейся системы наследования в дальнейшем невозможно избежать борьбы и усобиц, которые будут бесконечными, ибо не видно механизма, который мог бы прекратить княжескую борьбу изнутри системы. Более того, Андрей Боголюбский был первым, кто понял, что такого механизма просто не существует. И он отказался от киевского стола. Он ушел на северо-восток из Русской земли, которая была обречена, и история доказала это: пройдет меньше двух веков -- и Русская земля попадет под власть Польского государства. Ростово-Суздальская Русь же становится сердцевиной нового государства -- Московской Руси, той самой Московской Руси, которая спасла украинскую и белорусскую ветвь русского народа от утраты самоидентификации, а следовательно, и от исчезновения в когтях католической Польши, той самой Московской Руси, которая впоследствии стала Российской империей и оплотом православия в мире на долгие годы.

Предлагаемая читателю книга является второй частью "Справочника по русской истории" и описывает исторический период от потери Киевом условного старшинства среди русских городов (1169) до окончательного падения и разорения Киева татаро-монгольскими полчищами хана Батыя в 1240 году. На территории распавшейся Киевской Руси в этот период находились несколько фактически независимых государств-княжеств: Полоцкое, Киевское, Черниговское, Переяславское, Новгород-Северское, Турово-Пинское, Смоленское, Рязанское, Муромское княжества, Галицко-Волынская Русь, Владимирская Русь, Новгородская республика, наиболее мощным из которых являлась Владимирская Русь, в разной степени влиявшая на жизнь большинства из перечисленных государств. Как уже упоминалось, Владимирская Русь лежала в колыбели Московской Руси, в свою очередь возникнув на развалинах Киевской Руси. Эти обстоятельства несомненным образом демонстрируют преемственность истории, а также ее общность для современных государств -- Украины, Белоруссии и Российской Федерации, культура народов, населяющих которые, создавалась в процессе совместного исторического развития и является их общим достоянием.

В качестве источников мы использовали несколько летописей, дополняющих друг друга и очень подробно, на наш взгляд, описывающих события рассматриваемого исторического периода. Это Лаврентьевская, Ипатьевская, Новгородская первая, Воскресенская, Никоновская летописи, а также Московский летописный свод XV века. Дадим здесь краткую характеристику каждой их названных летописей.

Лаврентьевский список, названный по имени писца, которому было поручено переписать рукопись, относится к 1377 году. В современных изданиях Лаврентьевской летописи Лаврентьевский список сличен с родственными Радзивилловским (конец XV века) и Московско-Академическим (текст которого, тем не менее, сильно отличается от текста Лаврентьевского списка, начиная с 6714 года) списками, а также с сохранившейся частью погибшего в Московском пожаре 1812 года Троицкого (XV век) списка. В Лаврентьевский список вошли "Повесть временных лет" в редакции начала XII века и ее продолжения, преимущественно излагающие события Суздальской Руси. Заканчивается он описанием событий 1305 года.

Ипатьевская летопись описывает события до 1292 года и подразделяется на три летописи: "Повесть временных лет", Киевскую и Галицко-Волынскую летописи. Известны следующие списки летописи: Ипатьевский список, относящийся к первой четверти XV века и принадлежавший Ипатьевкому монастырю, Хлебниковский список XVI века юго-западного происхождения, Погодинский список начала XVII века, дефектный, конец утрачен, Краковский список, Ермолаевский список и его копии. Содержание Ипатьевской летописи значительно отличается от других летописей.

Новгородская первая летопись известна в двух изводах (редакциях). Старший извод представляет из себя Синодальный список XIII--XIV веков. Младший извод Новгородской первой летописи близок к Синодальному списку и доведен до 40Нх годов XV века. Известны два списка младшего извода: Академический и Комиссионный. Уникальность Новгородской первой летописи отмечалась многими исследователями.

Московский летописный свод конца XV века начинается "Повестью временных лет", а обрывается известиями о событиях 1492 года. Интересно, что существование подобного свода было установлено уже А.А.Шахматовым на основе сравнительного изучения Воскресенской и Симеоновской летописей. Теоретически обосновав существование свода, А.А.Шахматов отыскал его в Эрмитажном собрании Публичной библиотеки в Ленинграде. В 1928 году М.Н.Тихомиров обнаружил более совершенную копию указанного свода в собрании Уварова в рукописи первой половины XVI века. Сличение Уваровского списка с Эрмитажным показало их близость на всем протяжении. Московский свод был основным источником Воскресенской летописи и в своих заключительных известиях (1472 по 1492 год) почти современен описываемым событиям.

Воскресенская летопись составлена в конце XVI века. Имеет пять списков: собственно Воскресенский, Алатырский, Карамзинский II, Синодальный, Архивский III. Синодальный список кончается событиями 1541 года, Карамзинский -- продолжается до событий 1560 года. Среди источников Воскресенской летописи были Киевская и Суздальская летописи. Воскресенская летопись содержит в себе многие киевские известия, которых нет в Киевской летописи, и описывает некоторые события в Московском государстве гораздо подробнее, чем они изложены в Никоновской летописи.

Никоновская летопись составлялась и редактировалась в первой половине XVI века и представляет собой обширную компиляцию, в которой использовано множество источников, в том числе до нас не дошедших. Целый ряд исторических событий известен нам только из этого летописного сборника. Ряд филологических особенностей редакции свода позволяет предположить, что его составителем был предстоятель Русской церкви митрополит Даниил  -- современник Василия III и времени боярского правления, последовавшего после смерти этого царя. Повествование летописи доведено до 1559 года. Современные представления об истории создания Никоновской летописи являются следующими. Первоначальная реакция, доводившая изложение до 1520 года, была составлена митрополитом Даниилом. Оригинал ее дошел до нас в составе первой части списка Оболенского. В конце 1550Нх годов был составлен Патриарший список: летописный свод митрополита Даниила был дополнен по Воскресенской летописи и "Летописцу начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича". В 1637 году была предпринята новая редакция Оболенского списка, результатом которой было появление ряда списков: Библиотечного, Троицкого, Никоновского, Архивского, списка Ундольского, Симферопольского и Эрмитажного.

Русские летописи были составлены книжными людьми, в те времена в огромном большинстве своем представленными монахами, которые являлись деятелями русской культуры, имеющей, вне всякого сомнения, православную мирровозренческую основу. Поэтому составители и редакторы летописных сводов видели исторический процесс как воплощение Божьего промысла, а деятельность отдельных личностей оценивалась ими в соответствии с тем, соответствовала ли она Божьей воле или нет. Не нарушая логики исторического повествования и информативной целостности, авторы и редакторы летописных текстов, тем не менее, описывают события, привнося свои воззрения на исторический процесс как на воплощение замысла Творца о данном народе. Нам очень хотелось, чтобы колорит повествования летописцев дошел до читателя, поэтому мы позволили себе в процессе изложения использовать обширные цитаты из соответствующих летописных текстов.

Авторы

 Об авторах

Андрей Теймуразович ИЛЬИЧЕВ (род. в 1959 г.)

Доктор физико-математических наук, профессор. Работает в Математическом институте им. В. А. Стеклова и преподает в МГТУ им. Н. Э. Баумана. Глубоко интересуется отечественной историей.


Анна Геннадиевна ЛЯШЕНКО (род. в 1976 г.)

Закончила Харьковский государственный институт культуры в 1998 году. Специалист по истории Древней Руси.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце