URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Заварзин Г.А. Три жизни великого микробиолога: Документальная повесть о Сергее Николаевиче Виноградском
Id: 178880
 
329 руб.

Три жизни великого микробиолога: Документальная повесть о Сергее Николаевиче Виноградском. Изд.стереотип.

URSS. 2014. 232 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04347-2.

 Аннотация

В предлагаемой читателю книге прослеживается жизненный путь и история научных поисков Сергея Николаевича Виноградского (1856--1953) --- великого русского ученого, оказавшего огромное влияние на мировую науку. Открытие Виноградским хемосинтеза как параллельного фотосинтезу процесса образования органического вещества в биосфере, а в более широком плане --- использования энергии окисления неорганических веществ для жизнедеятельности, стало эпохальным событием в истории науки. Приоритет его признан мировым сообществом. Работы Виноградского в конце 1880-х гг. вызвали волну исследований на основе сформулированного им принципа элективности, позволяющего выделить организм с интересующей исследователя функцией. После Виноградского и его современника М.Бейеринка общая микробиология приобрела строго функциональный характер; метод элективных культур остается базовым для микробиологии. Важнейшим наследием Виноградского является создание экологии микроорганизмов, основные принципы которой сформулированы в книге "Микробиология почвы".

Книга может быть полезна для широкого круга естествоиспытателей.


 Содержание

Предисловие ко второму изданию
От редактора
Введение

ЖИЗНЬ ПЕРВАЯ
 Глава 1. Поиски призвания
 Глава 2. Открытие хемосинтеза
 Глава 3. Служба
 Глава 4. Кризис

ЖИЗНЬ ВТОРАЯ
 Глава 5. Сельский хозяин
 Глава 6. Что делать?

ЖИЗНЬ ТРЕТЬЯ
 Глава 7. Основатель экологической микробиологии

Комментарии и справочные данные
Цитируемые источники

 Предисловие ко второму изданию

Первое издание книги о Виноградском разошлось за год. Книга вызвала ряд рецензий, в которых, за единичным исключением, преимущественно конспективно пересказывалось содержание, свидетельствуя, что образованному русскому биологу имя Виноградского мало что говорило, уступая место куда менее значимым именам.

Вопрос о том, можно ли считать Виноградского русским ученым, отпадает сам собой, если поставить его в другой форме: можно ли считать Виноградского немецким, швейцарским или французским ученым? Отсутствие связи его с развитием науки в любой из этих стран очевидно, так же как наличие глубоких корней, связывавших его с Россией и русской научной мыслью.

В русской литературе, в отличие от мировой, имя С.Н.Виноградского находится на втором плане. Между тем есть очень немного ученых, значение взглядов и работ которых со временем возрастает, поскольку дальнейшее развитие области знания оказывается в русле их идей, иногда опосредованно и неосознанно. Именно так обстоит дело с С.Н.Виноградским, основателем общей микробиологии. Его слава пришла с публикацией короткой экспериментальной статьи, закончившейся выводом: "органическое вещество на всем земном шаре образуется при жизнедеятельности живых существ не только в процессе фотосинтеза, но и в процессе хемосинтеза". Это привело к пониманию энергетической основы всей жизнедеятельности путем использования энергии внешних окислительно-восстановительных реакций, причем фотосинтез представляет усложнение хемосинтеза за счет фотохимического создания доноров и акцепторов электрона внутри клетки.

Виноградского за рубежом иногда рассматривают как основателя почвенной микробиологии -- fondateur de la microbiologie du sol -- по названию его обобщающей книги. Это очень узко, потому что среди микробиологов всегда было мало естествоиспытателей. На деле его влияние было гораздо шире. Сам он говорил о своей работе как microbiologie oecologique, задолго до того как понятие об экологии вошло в лексикон толпы. Почва была для него полем микробной жизни, моделью, как сказали бы мы теперь.

Виноградский реализовал в микробиологии дарвиновский принцип отбора в его наиболее свирепом спенсерианском варианте "выживания наиболее приспособленных" в элективных (избирательных) культурах для дедуктивного выявления микробных катализаторов природных процессов. "Совместное присутствие, в особенности сходных по функции видов неизбежно ведет к борьбе за существование, которая в мире бесконечно малых, вероятно, еще интенсивнее, чем в царстве больших... ". Элективные культуры стали универсальным методом для открытия нового, но сам Виноградский в конце своей долгой научной жизни вернулся к прямым методам наблюдения микроорганизмов в природе, в том числе и некультивируемых, как исходному материалу, относя чистые культуры к области лабораторных работ.

Виноградский утвердил представление, что "функции микробов в природе специализированы; для каждой работы есть свой специалист, приспособивший к ней весь химизм своего существования".

Виноградскому было ясно, что "поискам живых организмов должно предшествовать ознакомление с явлениями, которые развертываются в природе". Деятельность микроорганизмов "не следует представлять себе как сумму индивидуальных процессов, это -- коллективная саморегулируемая работа". Применительно к микроорганизмам это прежде всего роль размножающихся катализаторов биогеохимических процессов, организованных в циклы.

Мировоззрение Виноградского как естествоиспытателя всегда оставалось за рамками его публикаций, и крупнейшие ученые, чувствуя, что его экспериментальные работы в постановке вопроса следуют подспудной общей идее, задавались вопросом, в чем состояла эта идея? Между тем, она была ясно сформулирована 8 декабря 1896 г. на публичной лекции: "Можем ли мы в одном простом и ясном выводе резюмировать значение микробов, как необходимого фактора окружающей нас природы, или же ум наш еще теряется в пестрой смене явлений, которых общий смысл или, скажем прямо, целесообразность, от нас ускользает?" Ответ был дан за 30 лет до биосферы Вернадского в обобщающей, системной, как мы понимаем теперь, формулировке: "В такой связи явлений вся живая материя возстает перед нами как одно целое, как один огромный организм, заимствующий свои элементы из резервуара неорганической природы, целесообразно управляющий всеми процессами своего прогрессивного и регрессивного метаморфоза и, наконец, отдающий все заимствованное назад мертвой природе".

По сравнению с первым изданием книга несколько изменена: удалена последняя глава "Гений естествознания" (эпилог), пополнены некоторые комментарии в связи с продолжающейся работой над архивом Виноградского.

Г.А.Заварзин
8 апреля 2010 г.

 Об авторе

Заварзин Георгий Александрович
Выдающийся микробиолог, естествоиспытатель и мыслитель. Академик РАН. О своем пути в науке он писал так:

«Моей постоянной внутренней задачей в науке было стремление выявить те общие законы и условия, которые лежат над наблюдаемым мною частным явлением... Свою область знаний

о функциональной роли микробов в природе я назвал „природо-ведческой микробиологией“, и если кому-то это название кажется слишком школьным, то я отвечу, что именно в школе мы усваиваем наиболее стойкие общие понятия и движемся дальше в своей специальности все более узким коридором, забывая о здании, в котором этот коридор проложен...

По прошествии 50 лет блужданий в стороне от торных путей, подальше от main stream, я обнаружил, что постоянно шел

к одной цели — к пониманию того, что представляет собой „планета бактерий“».

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце