URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Фельдман Н.И. Японский язык
Id: 177424
 
199 руб.

Японский язык. Изд.стереотип.

URSS. 2014. 96 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01339-5. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга содержит краткие сведения по фонетике, лексике и грамматике японского языка. В приложении приводится образец текста в японской графике, его транскрипция, а также словарь с грамматическим комментарием.

Книга рекомендуется лингвистам, преподавателям, студентам и аспирантам факультетов иностранных языков, а также всем, кто изучает японский язык самостоятельно.


 Содержание

Введение
Фонетика
Лексика
Грамматика
 Предварительные замечания
 Морфология
 Синтаксис
Приложение
Краткая библиография

 Введение

§ 1. Японский язык является родным языком японцев, населяющих Японские о-ва. Общее число говорящих здесь на японском языке составляет около 90 млн. Этот язык остается родным у японцев, проживающих на о-вах Рюкю, а также в японских эмигрантских поселениях в Бразилии (380 тыс.), на Гавайских о-вах (200 тыс.) и в США (200 тыс.), В Бразилии и на Гавайских о-вах на японском языке издается периодическая пресса и ведется радиовещание. Как неродной японский язык понятен и употребителен среди айнского населения о-ва Хоккайдо (16 тыс.) и коренного населения о-вов Рюкю (800 тыс.).

§ 2. Первые исторически зафиксированные данные о японцах относятся к тому периоду, когда они уже заселяли Японские о-ва. Предположения о миграции японцев высказываются не историками, а археологами и антропологами и только в порядке гипотез. Поэтому проблему родственности японского языка с каким-либо иным можно исследовать, только учитывая особенности самого языка. Два момента -- письменность и обширный слой заимствованной лексики -- подтверждают связи японского языка с китайским, однако и то и другое -- заимствования, происшедшие в историческое время (в основном с VII в.), когда японская культура находилась под глубоким и всесторонним воздействием китайской. Никакой общности корневого состава в слое исконно японской лексики и никакого сходства в грамматическом строе между японским и китайским языками нет.

Несомненно родственным японскому является язык коренного населения о-вов Рюкю. В науке имеются два различных взгляда на этот язык. Многие японские лингвисты (Тодзе Мисао, Андр Масацугу) отрицают его самостоятельность и видят в нем группу диалектов, сопоставляемую с собственно японскими диалектами. Другие исследователи (Чемберлен, Хаттори Сиро) считают рюкюский и японский родственными языками, восходящими к общему источнику.

Более ста лет предметом изучения являются связи японского языка с корейским (в XIX в. Астон, в XX в. Окура Симпэй, Канадзава Седзабуро и др.). Установлено всестороннее сходство грамматического строя и близость типов словообразования. Корневая общность прослежена для 200 корней (в том числе нескольких указательных и личных местоимений и нескольких энклитических частиц). Неясно, следует ли объяснять все двести случаев корневой общности генеалогическим родством, так как исторически известны весьма ранние связи Японии с Кореей и переселение в Японию групп корейцев, ввиду чего не исключена возможность введения в японский язык ряда корейских слов в порядке заимствования (именно таким путем в него вошло около десятка китайских слов, которые, в отличие от десятков тысяч позднейших заимствований, смешались с исконной японской лексикой). Во всяком случае, анализ грамматических морфем и фонетических явлений пока не выявил непосредственного генеалогического родства японского и корейского языков. К тому же, как известно, и место корейского языка в системе языков мира неясно.

Имеются исследования, подтверждающие соображения об отнесении японского языка к урало-алтайским (Рамстедт, Хаттори Сиро, Фудзиока Кацудзи). Последние тридцать лет известное внимание стало уделяться также гипотезам, утверждающим общность субстрата японского языка с малайско-полинезийскими (Лаббертон, Ваймант, Хориути Бункити, Цубои Кумадзо), с тибето-бирманскими языками (Паркер), с языками аустроазиатскими и мон-кхмер (Мацумото Нобухиро), таи (Пржилуцкий), однако никаких серьезно подтвержденных результатов не получено.

§ 3. Число диалектов японского языка соотносительно с размерами территории Японии значительно. Диалекты собственно Японии подразделяются на три большие группы: восточной Японии, западной Японии и о-вов Кюсю (южной Японии). В основе современного национального литературной языка лежит центральный диалект первой группы -- токиоский, однако с примесью элементов из центрального диалекта второй группы -- района Кинай. В целом современный литературный язык представляет собой общенациональную норму, уже не совпадающую с нынешним реально существующим местным диалектом Токио-Иокогама. Произносительная норма полностью основана на токиоском диалекте (см. раздел "Фонетика"). Диалектные различия касаются фонетики, лексики и ряда грамматических форм. Различия грамматического характера представляют собой наиболее четкий критерий подразделения на группы. В табл.1 приводятся важнейшие из этих различий для характеристики их самих, а также некоторых элементов, которые вошли в общенациональный язык из разных диалектных групп.

§ 4. Первая письменность, известная в Японии, -- китайская иероглифическая, -- заимствовалась японцами на протяжении VI--VIII вв. Приспособление этой чужой письменности для записи своего языка длилось несколько веков. Иероглифы заимствовались вместе с китайскими словами, ими обозначавшимися, т.е. вместе с присвоенным им звучанием, которое изменялось соответственно фонетике японского языка: во-первых, отсутствующие в японском языке фонемы заменялись другими, например шуй>суй, ли>ри; во-вторых, в соответствии с законом открытых слогов, к китайским словам, оканчивавшимся на согласный (кроме н), добавлялись гласные и или у, например ziak (современное шu)>seki (современное тоже сэки), pwat (современное 6a)>pat>fatu (современное хацу или кати). Сначала иероглифы употреблялись фонетически для записи японских слов, и на основе такого употребления в VIII в. была выработана слоговая фонетическая азбука -- кана.

§ 5. Кана существует в двух графических формах: катакана, буквы которой представляют собой сокращение соответствующего омонимичного иероглифа с использованием одной его графической части, и хирагана, буквы которой являются скорописным начертанием соответствующего омонимичного иероглифа в целом. Алфавит каны состоит из 48 букв; первоначально их было 50, затем прибавилась 51-я, но в новое время три отпали, так как из языка исчезли соответствующие слоги; по той же причине при орфографической реформе 1946 г. были исключены еще два знака. Знаки каны еще в IX в. были сведены в таблицу с перекрестным расположением; этот алфавит носит название годзюон (пятьдесят звуков). Порядок расположения согласных в этом алфавите (табл.2) соответствует порядку санскритского алфавита деванагари. Кроме того, существует древний стихотворный алфавит ироха. Последовательность расположения букв в алфавите годзюон применяется в словарях и справочниках, ироха -- при перечислении взамен нумерации.

Катакана обязательна в печати и письме для транскрипции слов и имен, заимствованных из европейских языков; из специальных изданий применяется в книжках для детей (до 1946 г. катакана была обязательна во всех официальных текстах); в рукописном письме применяется для телеграмм; имеет и другие необязательные применения. Обычной графической формой общей печати является хирагана, она же применяется в рукописном письме (где отдельные буквы имеют еще вариантные формы -- хэнтайгана, как правило, в печати не применяющиеся).

§ 6. Иероглифы заимствовались не только с присвоенным им звучанием, но и с их значением -- сочетание этих элементов получило название "он" (букв.: 'звук', 'звучание'); благодаря этому в японский язык вошло огромное число составленных из "он'ов", т.е. фонетически японизированных, китайских слов, которые записывались соответствующими иероглифами. Кроме того, значение иероглифов раскрывалось, разъяснялось при помощи японских слов, которые тоже закреплялись за иероглифами под названием "кун" как пояснение их значения, а затем и обозначались ими на письме. Современная система японского письма сложилась на основе соединения двух принципов -- фонетического и идеографического -- и представляет собой смешанную идеографически-фонетическую систему, именующуюся кандзи-кана-мадзирибун, в которой для написания разных разрядов слов используются разные типы письма.

Первый тип -- чисто фонетическое письмо, средствами которого являются кана и -- очень ограниченно -- иероглифы. Это единственный способ записи весьма небольшого числа знаменательных чисто японских слов, например мотто 'более', почти всех частиц, цапример саэ 'даже', и слов, заимствованных из европейских языков, например инки 'чернила', а в настоящее время и большинства европейских и американских географических наименований. Последние два разряда раньше писались преимущественно фонетически использованными иероглифами, например индо 'Индия', но за последние десятилетия их почти полностью вытеснила кана. Кроме того, каной может быть написано (и в последние десять лет нередко пишется) любое слово японского языка.

Второй тип -- идеографическое письмо: это написание иероглифом чисто японского слова; так традиционно пишется большинство чисто японских существительных, местоимения и часть наречий, например: мидзу 'вода', сируси 'знак'.

Третий тип -- фоно-идеографическое письмо, в котором иероглиф одновременно используется и по звучанию, и по значению; этот тип письма представлен в традиционном написании слов -- имен существительных и числительных, -- образованных из "он'а" или "он'ов", например: ин 'оттиск ', 'печать', кайсуй 'морская вода', го 'пять'.

Четвертый тип -- комбинированное идеографически-фонетическое письмо, при котором слово пишется идеографически использованным иероглифом в сочетании со знаками каны, которая уточняет, какое именно слово (если иероглиф обозначает два или больше слов) и какая форма слова (если слово имеет несколько форм) в данном случае обозначается на письме. Так традиционно пишутся японские и смешанные глаголы и имена прилагательные, японские имена числительные и часть наречий, например: коному Любить', еку 'хорошо', то:дзуру бросать', нагэта 'бросил', ицуцу 'пять'.

Наконец, в последние десять лет в связи со стремлением лимитировать употребление иероглифов (в 1948 г. официально установлен лимит в 1800 знаков, до этого фактически употреблялось около 4000) получил известное распространение еще и другой тип механически комбинированного письма, состоящий в том, что при написании слова, составленного из двух или трех "он'ов", один из них пишется иероглифом, другой-какой, например: суйсэн 'рекомендация'.

§ 7. В 80-х годах XIX в. в Японии была выработана латинская транскрипция. Участием в ее выработке английских японоведов объясняется применение в транскрипции буквы j, биграмм sh, ch в их английском произношении (см, табл.2). В 20-х годах XX в. были выработаны две новые латиницы -- "государственная" и "японская" (в отличие от последних двух первую часто называют "старой"): они устраняют эти особенности, однако до настоящего времени наиболее распространенной является старая латиница. Она применяется почти во всех японских двуязычных словарях, в выпускаемой в Японии литературе на английском языке, в газетах, справочниках, путеводителях -- для транскрипции японских имен и названий, встречается и в быту -- на некоторых вывесках, в объявлениях и т.п.


 Об авторе

Наталия Исаевна ФЕЛЬДМАН-КОНРАД (1903-1975)

Известный филолог-японист, переводчик, автор словарей и самоучителей японского языка. Доктор филологических наук. Родилась в городе Новомосковске. В 1922 г. поступила на японский разряд Петроградского института живых восточных языков (ИЖВЯ), который окончила в 1925 г. Тогда же, в 1924 г., окончила факультет общественных наук Ленинградского университета. Ученица выдающегося советского востоковеда, академика АН СССР Н. И. Конрада. Еще в первой половине 1930-х гг. выступила как талантливый переводчик японской поэзии и прозы. Опубликовала знаменитый лирический дневник Мацуо Басё, великого поэта XVII века: "По тропинкам севера" (перевод с японского, вступительная статья и примечания Н. И. Фельдман). С 1935 г. член Союза писателей СССР. В 1944 г. защитила диссертацию и получила звание кандидата филологических наук. В 1972 г. защитила докторскую диссертацию. Автор и соавтор неоднократно переизданных книг "Японский язык", "Японско-русский учебный словарь иероглифов", "Учебник научно-технического перевода: Японский язык", "Современный японско-русский словарь" и других, переводчик многих произведений японской классической литературы.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце