URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Розин В.М. ЛОГИКА И МЕТОДОЛОГИЯ: От 'Аналитик' Аристотеля к 'Логико-философскому трактату' Л.Витгенштейна
Id: 175628
 
359 руб. Бестселлер!

ЛОГИКА И МЕТОДОЛОГИЯ: От "Аналитик" Аристотеля к "Логико-философскому трактату" Л.Витгенштейна

URSS. 2014. 272 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-0637-4.

 Аннотация

В книге известного российского философа и методолога анализируется знаменитый "Логико-философский трактат" (ЛФТ) Людвига Витгенштейна; при этом автор опирается не только на исследование ЛФТ Владимиром Бибихиным и другими философами и логиками, но и на собственную реконструкцию генезиса логики и науки. Розин показывает, что уже в работах Аристотеля расходятся содержания, относящиеся к трем будущим философским дисциплинам: формальной логике, логике содержательной и методологии. Специально анализируются программа реформирования логики Г.Лейбницем и программа обоснования логики в духе Д.Гильберта, определившие, по мнению автора, современное состояние и отчасти кризис символической логики. Опираясь на проведенный анализ, Розин реконструирует принципиальную схему ЛФТ. Автор показывает, что Витгенштейн работает не понятийно; подобно Платону, он с помощью схем конституирует картину мира и онтологию для символической логики и обосновывает автономию ее дискурса. В двух последних главах книги Розин характеризует свое понимание методологии и описывает в качестве примера работы в "новой содержательной логике" метод гуманитарного научного познания.

Книга предназначена для широкой аудитории философов, логиков, ученых и педагогов.


 Содержание

Введение

Глава первая

Проблематизация и онтологические основания

1. Истолкование Бибихиным "Логико-философского трактата"

2. Мышление как онтологическое основание логики и методологии

Глава вторая

Становление и особенности аристотелевской логики

1. Предпосылки античной культуры и философии

2. Нормирование рассуждений

3. Рассуждения, схематизация, познание

4. Реконструкция подхода и творчества Аристотеля

5. Аристотелевский замысел логики

Глава третья

Некоторые особенности символической логики

1. Программа реформирования логики в философии нового времени

2. Теория "широты форм" и математические построения Галилея

3. Построение оснований логики в рамках программ Лейбница и обоснования научного знания в духе Д.Гильберта

Глава четвертая

Логико-философский трактат Витгенштейна: методологическая реконструкция

1. Непосредственные вмененности и методологические установки автора "Логико-философского трактата"

2. Принципиальная методологическая схема структуры ЛФТ

Глава пятая

Содержательная логика & методология

1. Одна из задач методологии ‒ построение и анализ методов

2. Авторский вариант понимания методологии

Глава шестая

Анализ и конституирование метода гуманитарного научного познания

1. Предпосылки и социальный контекст становления гуманитарной науки184

2. Анализ образцов гуманитарного мышления и основанного на них метода191

2.1. «Воскрешение Лазаря» Рублева в интерпретации В. Плугина

2.2. "Проблемы поэтики Достоевского" М. Бахтина

2.3. Гуманитарное исследование личности в рамках психологической помощи

2.3.1. Человекоцентрированный подход К.Рождерса

2.3.2. "Вершинная" психотерапия П.Волкова (первый кейс)

2.3.3. Опыт работы с психотиком (второй кейс)

2.3.4. Две жизни Александра Сергеевича Пушкина

3. Особенности гуманитарного подхода и науки

Заключение

 


 Введение

Сначала я прочел книгу Владимира Бибихина "Витгенштейн: смена аспекта" и лишь затем впервые сам «Логико-философский трактат» Людвига Витгенштейна (аббревиатура ЛФТ). И вероятно, правильно сделал, даже с помощью Бибихина понять знаменитое произведение Витгенштейна было очень трудно. Впрочем, сам автор трактата предупреждал об этом. В 1919 году он пишет из итальянского плена Бертрану Расселу:

«Я написал книгу под названием “Логико-философский трактат”, содержащую всю мою работу последних шести лет. По-моему я, наконец, решил наши проблемы. Это возможно звучит заносчиво, но мне невольно кажется, что всё именно так. Я закончил книгу в августе 1918 и через два месяца стал prigioniere Рукопись здесь со мной. Мне хотелось бы сделать копию для Тебя; но она довольно длинная и нет надежного способа послать ее Тебе. Да Ты и не поймешь ее без предварительного объяснения, поскольку она написана в виде очень коротких замечаний. (Это конечно значит, что никто не поймет ее [...]). Или из другого письма Расселу: «С Фреге я состою в переписке. Он не понимает ни слова из моей работы, и я уже совершенно измучен голыми объяснениями».

Бибихин объясняет трудности понимания трактата, с одной стороны, тем, каким способом Витгенштейн мыслит и открывает новое (а именно, ловя откровения свыше), с другой − нашей косностью и характером понимания. Вот что он пишет. «Почему Витгенштейн не мог ничего объяснить, ясно из главного принципа всей его работы. Он был избалован проходившими через него откровениями настолько, что умолкал, когда не слышал их; объяснять их потом своими словами он уже не мог и не хотел. «Изложение крайне сжатое, потому что я фиксировал там только то, что мне ‒ и как оно мне ‒ действительно услышалось». В меру посещающих его прозрений, и только, он даст, пожалуй, и объяснения, которые сами тогда будут нуждаться в объяснениях».

<...>

Но у меня еще несколько задач.

Одна из них − я хочу понять, в каком направлении развивалась формальная логика, и том числе в качестве методолога, отношение логики к методологии. Дело в том, что в античной философии в работах Аристотеля расходятся то, что мы сегодня относим к логике (а у Стагирита − это система правил рассуждения, собранных в "Первой Аналитике") и то, что мы скорее отнесем к методологии ("Вторая Аналитика" и разбросанные по разным работам, особенно, в "Физике", "О душе" и "Метафизике" методологические соображения). Но уже у Платона мы находим методологические рассуждения, функция которых направлять мысль. Поясняя в диалоге "Федр" примененный им метод познания любви в "Пире", включающий два вида мыслительных способностей, Платон пишет, что один −

«это способность, охватывая все общим взглядом, возводить к единой идее то, что повсюду разрозненно, чтобы, давая определение каждому, сделать ясным предмет поучения». Рассуждая об Эроте, Платон именно так и поступил: «сперва определил, что он такое, а затем, худо ли, хорошо ли, стал рассуждать; поэтому-то рассуждение вышло ясным и не противоречило само себе. Второй вид -- это, наоборот, способность разделять все на виды, на естественные составные части».

А вот сходные по функции методологические правила Аристотеля из "Второй Аналитики" и в работе "О душе": "доказывающее знание получается из необходимых начал", «нельзя вести доказательство, переходя из одного рода в другой», «каждая вещь может быть доказана не иначе как из свойственных ей начал», «так как [всякое изучение] идет от неясного, но более доступного, к понятному и более осмысленному, но также, в свою очередь, следует подходить к исследованию души. Ведь определение должно вскрыть не только то, что есть, как это делается в большинстве определений, но определение должно заключать в себе и обнаруживать причину».


 Об авторе

Вадим Маркович РОЗИН

Российский философ, методолог и культуролог. Родился в Москве в 1937 г. Доктор философских наук, профессор, действительный член Академии педагогических и социальных наук. Работает в Институте философии РАН. Член редколлегии журналов "Мир психологии", "Философские науки", "Политика и общество".

Один из первых учеников Г. П. Щедровицкого и активный участник Московского методологического кружка, а сейчас методологического движения. Начиная с середины 1970-х гг., развивает свое направление методологии, основанное на идеях и принципах гуманитарного подхода, семиотики и культурологии.

Путь В. М. Розина в философию был не совсем обычным. Философское образование он получил в процессе самообразования и участия в семинарах Московского методологического кружка. Для большинства его работ характерны высокая методологическая культура, глубокое знание материала, изощренность в теоретических построениях. При всем том, пишет он предельно ясно и понятно.

Автор более 400 научных публикаций, в том числе 44 книг и учебников, среди которых: "Философия образования" (1999), "Типы и дискурсы научного мышления" (URSS, 2000, 2012), "Культурология" (1998–2004), "Эзотерический мир: Семантика сакрального текста" (URSS, 2002), "Этюды по социальной инженерии: От утопии к организации" (URSS, 2002), "Личность и ее изучение" (URSS, 2004, 2012), "Психология: наука и практика" (2005), "Методология: становление и современное состояние" (2005), "Мышление и творчество" (2006), "Любовь в зеркалах философии, науки и литературы" (2006), "Проникновение в мышление: История одного исследования Марка Вадимова" (URSS, 2006), "Демаркация науки и религии: Анализ учения и творчества Эмануэля Сведенборга" (URSS, 2007), "Беседы о реальности и сновидения Марка Вадимова: Методологический роман" (URSS, 2008), "Визуальная культура и восприятие: Как человек видит и понимает мир" (URSS, 2009), "Особенности дискурса и образцы исследования в гуманитарной науке" (URSS, 2009), "Феномен множественной личности: По материалам книги Дэниела Киза “Множественные умы Билли Миллигана”" (URSS, 2009), "Психика и здоровье человека" (URSS, 2010), "Традиционная и современная философия" (URSS, 2010), "Метаморфозы российского менталитета: Философские этюды" (URSS, 2011), "Введение в схемологию: Схемы в философии, культуре, науке, проектировании" (URSS, 2011), "Техника и социальность: Философские различения и концепции" (URSS, 2012).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце