URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология: Терминологическая деятельность
Id: 175225
 
351 руб.

Общая терминология: Терминологическая деятельность. Изд.4

URSS. 2014. 288 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01475-3.

 Аннотация

В предлагаемой читателю книге показаны истоки терминологии отдельных отраслей и формирование общей теории терминологии как особой научной дисциплины; говорится об обучении терминологов, о методах и приемах современной терминологической работы.

Книга будет интересна терминологам, специалистам по общему языкознанию, логике, философии, а также отраслевым специалистам, пользующимся существующими терминами и создающим новые.


 Оглавление

Введение
Глава I. Термины как разряд специальной лексики
Глава II. Из истории научной мысли и языка науки
 Истоки терминологии
 Арабская цивилизация
 Средневековая наука в странах Запада
 Научная мысль в эпоху Возрождения и в Нового время
 Аристотель в России
Глава III. Языковые барьеры и способы их преодоления
 Проблемы языка в Древней Греции
 Эволюции латинского языка
 Формирование новых европейских языков
 Роль церковнославянского языка в единении славян
 Формирование национального русского языка
 Проблемы национального и интернационального в языке
 науки эпохи Возрождения и Нового времени
 Международные вспомогательные языки
 Использование компьютерной техники
Глава IV. Формирование общей теории терминологии как научной дисциплины
 Поиски единого профессионального понимания
 Принцип "минимального расхождения"
 Терминологическая работа на языках с ограниченным распространением
 Методы и приемы терминологической работы
Глава V. Работа терминолога
 Разработка научных терминологий отдельных отраслей знания
 Нормализация и стандартизация
 Терминологическая лексикография
 Публикация трудов по терминологическим проблемам
 Машинная обработка терминологических данных
 Документация. Служба информации
 Обмен опытом к координация работы
 Обучение терминологов. Создание учебных пособий
 Терминологическое редактирование переводных и оригинальных текстов
Заключение
Приложение I. Вклад Татьяны Леонидовны Канделаки (I92I--I987) в развитие отечественной терминологии
Приложение II. Некоторые аббревиатуры, часто встречающиеся в терминологических работах
Литература

 Введение

Данная монография непосредственно связана с предыдущей: "Общая терминология / Вопросы теории", где были приведены основополагающие сведения о терминировании и классификации понятий, о языковой основе терминов, терминологической номинации и терминотворчестве.

Согласно принятой авторами концепции, термины относятся не к общей, а к специальной лексике и существуют не в литературном или общенародном языке, а в специальных подъязыках. В каждом национальном языке подъязыков столько, сколько отраслей знания и производства представлено в стране. Так, например, в национальном русском языке, помимо общенародного разговорного и литературного, доступных всем, представлены подъязыки физиков, химиков, математиков, металлургов, геологов, географов, астрономов, текстильщиков, строителей и т.д. В каждом из них могут встретиться, казалось бы, одни и те же слова, ср. лайка -- 1. кожа, выделанная главным образом из шкур овец и коз; 2. -- лайки -- породы охотничьих собак; 3. -- Лайка -- кличка отдельной собаки; 4 -- "Лайка" -- сорт сигарет; подушка -- 1. -- наволочка, набитая перьями, волосом и т.д., которую кладут под голову или на сидение; 2. специальная опора, принимающая на себя давление: бетонная подушка; 3. ср. подушковидные растения со множеством коротких побегов и мелкими листьями, внешне напоминающими подушки.

Подобные случаи нельзя рассматривать как одно слово в разных функциях и значениях. Сферы употребления и семантика таких лексических единиц разошлись настолько далеко, что они стали омонимами. У них иная сочетаемость в предложении, разные словообразовательные возможности. Например, лайка как название материала не имеет множ.числа, а лайки как название нескольких пород собак (ср. карело-финская лайка, западносибирская лайка) в специальных текстах часто употребляются в форме множ.числа. Таким образом, лексически одно и то же оказывается в специальном употреблении разным.

Поскольку значение термина определяется его местом в системе понятий данной области знания, составляющие термин лексемы, их этимология и общая семантика имеют лишь минимальное значение для тех, кто им пользуется. Так, если слово "тираж" (фр. Tirage) связано с фр. Глаголом tirer "тянуть, тащить, вынимать, извлекать, получать" и является собирательным существительным, обозначающим все то, что извлечено или вынуто, то для полиграфиста эти общеупотребительные значения глагола tirer оказываются лишь помехой. С тем же глаголом связан грамматический термин "тире" (фр. Tiret), для правильного понимания которого указанные изначальные значения глагола и не нужны, и избыточны.

Возможность международного понимания терминов специалистами данной отрасли знания достигается не на основе этимологизирования, а в результате их национального и интернационального упорядочения (см. гл.V).

Любые единицы специальной лексики обнаруживают много сближающих их черт не только потому, что они противопоставлены общей лексике вследствие иной, преднамеренно измененной связи с понятием и именуемым объектом, но и потому, что они существуют не в языке вообще, а внутри особых, подъязыков. Понятие "подъязык" можно определить как систему искусственно культивируемых тематически организованных специализированных языковых средств, меньшую, по объему, чем национальный язык, и занимающую в нем подчиненное положение.

Одной из характерных особенностей подъязыков является неоднородность включаемых в них лексических единиц как по происхождению (специалист заимствует отовсюду все, что касается его профессии), так и по категориям, к которым они относятся. Это и узко специализированные термины своей отрасли, и термины, привлеченные из других наук, но обязательно испытавшие тематические ограничения и специализацию применительно к данной области, и номенклатура, и имена собственные.

Так, например, в подъязык машиностроения входят его собственные термины, термины механики (в том объеме, в каком это необходимо), инженерно-конструкторские термины; номенклатуры машин, двигателей, приборов, сортов металлов (которые применяются в данной отрасли), номенклатуры видов топлива и смазочных веществ, необходимые для технологов, обеспечивающих работоспособность машин; имена ведущих специалистов, названия мест, где располагаются предприятия данной отрасли, названия заводов, лабораторий, фирм и т.д.

Внутри подъязыков специальная лексика распределяется по терминологическим полям и микрополям, где отдельные слова (термины, онимы, номены) увязаны друг с другом тематически, понятийно и лингвистически. Тематическая увязка происходит за счет предметных знаний, на основе которых и для более точного изложения которых создаются единицы специальной лексики. Понятийная увязка особенно необходима для терминов, с помощью которых членится и становится доступной для восприятия определенная область знания (познания). Лингвистическая увязка сопровождает тематическую и понятийную, потому что, не назвав понятия, невозможно объяснить, что это такое, и сделать явление, открытое одним исследователем, достоянием всего человечества.

Лингвистическая увязка единиц специальной лексики внутри одного поля (микрополя) осуществляется с помощью языковых средств, предпочитаемых в данной области. Это могут быть специализированные аффиксы, словосочетания, фразы, составленные из элементов своего и чужого языка наиболее характерные для данной области знания. Например, для химии, биологии, медицины типичны латинские или латинообразные названия; в лингвистике много латино-греческих терминов, в специальной лексике отдельных отраслей сельского хозяйства используются свои национальные (и в том числе диалектные) слова. Внутри каждого поля формируются свои терминологические ряды, где реализуются оппозиции с другими членами терминологической системы. Названия, не согласующиеся с основной массой единиц, принятых в данной области, отторгаются как не соответствующие системе* Будучи элементами языка (пусть специального, своеобразного), термины не могут существовать вне его закономерностей (хотя последние могут отличаться от закономерностей, свойственных общей лексике).

Единицы специальной лексики близки к единицам общей лексики грамматически. Но они образуют разные лексические системы и распределяются по разным предметно-понятийным полям. Отдельные классы специальной лексики испытывают значительные экстралингвистические влияния, обнаруживающиеся в их понятийных и денотативных связях. Чем интенсивнее развивается какаялибо область знания, тем быстрее формируется ее понятийный аппарат и тем активнее создаются лексические единицы, закрепляющие в языковых формах достижения человеческой мысли. Например, интенсивно развивающаяся во второй половине XX в. отрасль науки о языке -- ономастика создала столько новых терминов, что пришлось составлять специальные словари (одновременно во многих странах).

Исторически сложилось так, что овладение определенной профессией влечет за собой необходимость овладения "языком" этой профессии. Им может быть особый подъязык, созданный на основе национального языка данного народа, или чужой язык, приспособленный для выражения понятий определенной отрасли знания, например, медицинская или ботаническая латынь. Из четырех основных факторов, так или иначе влияющих на формирование языка: этнического (национального), территориального, культурного, профессионального для складывания подъязыка с его специальной лексикой, основными, ведущими оказываются профессиональный и культурный. Территориальный и национальный факторы занимают подчиненное, второстепенное положение. Латынь вообще была в средние века вненациональной и экстерриториальной.

Уиддоусон (Widdowson 1979, 151) считает, что, овладевая родным языком, человек овладевает и первичной культурной системой, отражающей взгляды говорящих на действительность (названия растений, животных, определенных мест и территорий). На нее накладываются вторичные культурные системы, каждая со своими классификациями, в том числе различные подсистемы науки и техники. Но классификационные системы науки отличаются от систем отдельных частных культур. Вторичная культурная система ученых лишь в незначительной мере зависит от первичных национально-культурных систем, к которым принадлежат ученые. Влияние это обнаруживается в языке их научных исследований, но тексты определенной отрасли знания, написанные на разных языках, имеют много общего, отражающего их профессиональную отнесенность. По мнению А.Клювера (Cluver 1988, 7), изучение языка определенной отрасли знания означает приобщение к другой культуре. Одна и та же вторичная культура может быть у лиц разной национальности, проживающих далеко друг от друга и имеющих отнюдь не схожие первичные культуры.

Поскольку в XX в. терминологически развитые языки пополняются главным образом за счет специальной лексики, всестороннее изучение ее приобретает первостепенное значение. Специальная лексика не может изучаться на тех же основаниях, что и лексика общая, поскольку она системно и тематически организована иначе. Исследование ее предполагает свои методы и прие мы, лишь отчасти пересекающиеся с теми, которые используются при изучении общей лексики. Достаточно сказать, что для анализа терминов, используемых в одном из романских или германских языков, с одной стороны, не достаточно знания романистики (или германистики), а с другой стороны, -- многое из того, что предлагают эти дисциплины, не нужно. В то же время, любое лингвистическое описание, игнорирующее специальную лексику, оказывается неполным, ущербным, поскольку оно отражает словарный состав языка в редуцированном, усеченном виде, с оборванными связями между отдельными лексическими пластами. Словарный состав языка -- это широко развитая макросистема, или система систем, где все типы и разряды общей и специальной лексики взаимосвязаны и хорошо сбалансированы.

В части I настоящей работы (см. М., 1989) мы подробно остановились на конкурирующих терминах "терминология" и "терминоведение". Первый из них интернациональный, второй -- гибридный, состоящий из латиногреческого и церковнославянского элементов (мы не говорим лексиковедение или словология). Ряд образований на -логия изначально запрограммирован на два связанных между собой значения: "наука" и "факты, которые она изучает", ср. "физиология", "фразеология", "этимология". Так, "терминология языкознания", или "лингвистическая терминология" -- это и система лингвистических терминов, и работа по их упорядочению. Но нельзя сказать "терминоведение языкознания". Если о ком-нибудь говорят, что он занимается лингвистической терминологией, это значит, что он исследует не только отдельные термины и их системы со всеми связями и зависимостями, но и общетеоретические вопросы, регулирующие формирование и функционирование терминологических систем. Связь обоих значений термина "терминология" настолько очевидна, что нет надобности их разрывать, тем более, что ближайшая к терминологии лингвистическая дисциплина называется "лексикологией".

Терминология как научная дисциплина -- детище XX в. Само слово "терминология" -- произведено от средневекового латинского terminue "выражение". Слово terminologie засвидетельствовано в 1801 г. во французских текстах со значениями: 1. терминологический массив (у схоластов) -- отмечено в Академическом словаре 1836 г.; 2. система терминов какой-либо науки или искусства (с 1808 г.); 3, способ представления идей посредством слов, в особенности специально созданных (с 1812 г.); 4. специфический язык каждого автора (с 1872 г.). Согласно франко-английскому, оксфордскому словарю, слово "терминология" возникло в 1786 г. в немецком языке под пером К.Г.Шютца в Ионе. Несмотря на то, что французские лексикографы XIX в. стремились представить слово "терминология" как обозначение дисциплины или науки, в современных французских словарях слово "терминология" дается преимущественно лишь как обозначение группы (системы) специальных слов, применяемых в определенной области науки, техники, искусства, исследовательской деятельности или у определенной общественной группы. Английские лексикографы отмечают у слова "терминология" terminology значение "теория" или "научное исследование терминов" (Oxford, 206 b), наряду со значениями "система терминов, принадлежащих какой-либо науке"; "собрание терминов"; "номенклатура". Это вполне соответствует современному французскому terminologie: 1. "научное исследование терминов"; 2. "система терминов, принадлежащих какой-либо науке или области"; "собрание терминов"; "номенклатура".

Характерно, что западные исследователи не размежевывают номены и термины. По-видимому, это связано с тем, что в отдельных областях науки, техники, производства превалирует либо то, либо другое.

П.Оже (Auger 1976) относит терминологию как область теоретического и методического познания к лингвистическим дисциплинам. Это подкрепляется тем, что в создании и распространении французских терминов в Канаде большую роль играют переводчики и лексикографы, в отличие от германоязычпнх стран, где ведущая роль принадлежит отраслевым специалистам, инженерам, техникам. Тем не менее, терминолог-лингвист, изучая концепты (понятия, означаемые), вынужден обращаться к онтологии, логике, информатике и предметному знанию, а терминолог -- предметный специалист, помимо указанных дисциплин, обязан серьезно заниматься лингвистикой.

В настоящее время в мире наибольшей известностью пользуются Венская, Канадская и Русская терминологические школы. Представители Венской школы выделяют 10 различных видов терминологической деятельности и стараются по возможности равномерно работать во всех направлениях. Это: 1) Разработка научных терминологий отдельных отраслей знания; 2) Нормализация употребления существующих в данном языке терминов и выработка рекомендаций по созданию новых; 3) Создание специальных словарей; 4) Научное редактирование переводных и оригинальных текстов; 5) Терминологическое обучение и создание учебных пособий по общей терминологии и частным терминологиям отдельных областей знаний; 6) Стандартизация терминологических систем и отдельных терминов на национальном и интернациональном уровнях; 7) Обмен опытом и координация работы; 8) Документация и служба информации; 9) Составление библиографий и обмен терминологической информацией; 10) Публикация трудов по Общим и частным терминологическим проблемам. Эти аспекты и направления тесно связаны между собой.

Ниже мы подробно остановимся на всех аспектах. В целях удобства изложения нормализация и стандартизация объединены в одном разделю. Также объединены сведения по терминологическому обучению и созданию, учебных пособий.


 Об авторах

Александра Васильевна СУПЕРАНСКАЯ

Доктор филологических наук, автор многих работ по специальной лексике (терминологии, номенклатуры, собственные имена) и по культуре русской речи, в том числе: "Общая теория имени собственного" (1973; 2-е изд. URSS, 2007), "Лингвистические основы практической транскрипции" (1978), "Словарь русских личных имен" (2003).

Наталия Владимировна ПОДОЛЬСКАЯ (1927--1995)

Филолог широкого профиля, языковед, доктор филологических наук, специалист по восточнославянской ономастике и терминологии, автор многочисленных статей и нескольких монографий, в том числе: "Типовые восточнославянские топоосновы" (1983), "Словарь русской ономастической терминологии" (1976; 1988).

Наталия Владимировна ВАСИЛЬЕВА

Доктор филологических наук, автор более ста публикаций по проблемам лексикологии, лексикографии, терминологии, ономастике и лингвистике текста, в том числе: "Собственное имя в мире текста" (2005).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце