URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Владимиров Л.Е. Advocatus Miles: Пособие для уголовной защиты
Id: 173945
 
399 руб. Бестселлер!

Advocatus Miles: Пособие для уголовной защиты. Изд.2

URSS. 2014. 256 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-9710-0704-3.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания).

 Аннотация

Настоящая книга, написанная известным отечественным юристом, профессором уголовного права Л. Е. Владимировым, представляет собой классическое пособие по защите во время судебного процесса по уголовным делам. В ней рассматриваются задачи, приемы и этика уголовной защиты, рассказывается об участии защитника в предварительном и судебном следствиях, в процедуре предания суду, описываются его действия в период подготовки к суду, участие в прениях, постановке вопросов, регистрации происходящего в судебном заседании, обжаловании уголовных приговоров. Приводятся положения, в которых определяются обязанности адвоката на той или иной стадии процесса. Разъясняется порядок и правильность действий адвоката в конкретный момент процесса. Приводятся многочисленные примеры из реальной практики того времени.

Книга будет интересна прежде всего историкам права, а также криминалистам, психологам, правоведам, адвокатам и широкому кругу читателей.


 ПОСМОТРЕТЬ СОДЕРЖАНИЕ

PDF

ОТДЪЛЪ ПЕРВЫЙ.

ОБЩИЯ ПОЛОЖЕНИЯ. О задачахъ, приѳмахъ и этике уголовной защиты.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Задачи защиты, въ уголовномъ процессе,—ограждать права и под¬держивать всеми непротивными закону и процессуальной этике средствами личные интересы подзащитнаго, какъ онъ последние понимаетъ и формулируете предполагая, конечно, что онъ уже достигъ состояния полнаго разумения или вообще вменяемъ .


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Основная идея защиты предопределяется, конечно, показаниями и

оправданиями подсудимаго въ уголовномъ процессе, за исклю-

чениемъ случаевъ, когда подзащитный оказывается, по дан-

нымъ дела, вполне или отчасти невменяемымъ (уменьшенная

вменяемость) или же находится въ возрасте, когда не поль-

зуются полнымъ разумениемъ . . . ,


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Изменение защитникомъ основной идеи оправданий подзащитнаго

можетъ быть сделано лишь въ полномъ согласии съ подза-

щитнымъ


ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

Въ случае, если защитникъ не найдетъ возможнымъ поддерживать,

съ своей стороны, основную идею, предопределенную показа-

ниями и оправданиями подзащитнаго, онъ долженъ совсемъ

отказаться отъ защиты,—но онъ не имеетъ права идти врозь

съ подзащитнымъ и темъ подрывать, въ глазахъ судей пока-

зания и оправдания последняго


ПОЛОЖЕНИЕ ПЯТОЕ.

Самый отказъ отъ защиты, упоминаемый въ предшедшемъ положении, тогда только не составитъ нарушения обязанностей защитника, когда сделанъ будетъ въ такой моментъ судебнаго следствия и при такомъ положении судимаго дела, когда отказъ этотъ ни въ какомъ случае не повредитъ личнымъ интересамъ под¬защитнаго и не подорветъ напередъ будущей защиты ....


ПОЛОЖЕНИЕ ШЕСТОЕ.

Въ подробностяхъ уголовнаго дела защитникъ, конечно, имеетъ право отклоняться отъ показаний и оправданий подзащитнаго, но не опровергая ихъ прямо, а обходя молчаниемъ, разве бы самое опровержение, по особому стечению обстоятельствъ, ока-залось годнымъ оправдательнымъ приемомъ предъ судомъ . .


ПОЛОЖЕНИЕ СЕДЬМОЕ.

Если, во время самаго суда, защитнику, внесудебнымъ путемъ—

чрезъ заявление подзащитнаго, или инымъ способомъ—станетъ

известно, что основная идея показаний и оправданий подза-

щитнаго есть ложь, то защитникъ, буде для него невозможно

оставить защиту, безъ вреда для интересовъ подзащитнаго,

обязанъ продолжать ее въ принятомъ сначала направлены,

высказывая свои положения не какъ свое личное убеждение, а

лишь какъ совершенно объективные выводы, вытекающие сами

собою изъ фактовъ, прошедшихъ предъ судьями, на судебномъ

следствии • .


ПОЛОЖЕНИЕ ВОСЬМОЕ.

Защитникъ не есть свидетель, дающий показание, защитникъ не есть

авторитетъ, мнения котораго принимаются безъ проверки, за-

щитникъ есть только аргументаторъ по судебнымъ фактамъ,

истолковывающий ихъ на основании права, морали, социальной

науки или экспертизы медицинской, психопатологической, психо-

логической и т. д


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕВЯТОЕ.

Какъ бы ни былъ глубоко убежденъ защитникъ въ справедливости

того, что утверждаетъ, онъ не имеетъ права прибавлять, въ

глазахъ судей, весу своимъ словамъ уверениями въ своемъ

личномъ^ искреннемъ убеждении. Такая ссылка составляетъ

нарушен] е процессу ал ьнаго равновесия борющихся сторонъ въ

суде


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕСЯТОЕ.

Процессуальные советы, даваемые защитникомъ подзащитному, для поддержания его личныхъ интересовъ въ пределахъ уголов¬наго дела, составляюсь ненарушимую профессиональную тайну, не подлежащую ни репрессии законодательной власти, ни воз-действию дисциплинарной власти адвокатскаго сословия, ни оглашению, ни обсуждению ежедневной прессы .......

ПОЛОЖЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ.

Защитникъ, следуя показаниямъ и оправданиямъ подзащитнаго, или

же по собственному усмотрению, имеетъ право изобличать его

еоподсудимыхъ въ разныхъ деянияхъ, совершенно оправдываю-

щихъ или же только ослабляющихъ виновность подзащитнаго.

Такое же право имеетъ защитникъ и по отношению къ непри-

влеченнымъ къ суду липамъ, если этимъ способомъ обусло-

влена защита его подзащитнаго . 10

ПОЛОЖЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ.

Преетугоиение есть или деяние прирожденнаго преступника, или одинъ

только моментъ изъ привычнаго, съ самаго детства пра-

ктикуемаго, поведения, или кризисъ въ жизни человека, испод-

воль подготовлявшийся тяжелыми обстоятельствами на почве

его характера; а потому защита должна быть плодомъ все-

сторонняго анализа предшествовавшей жизни подзащитнаго

возстановленной, предъ судьями, на основании судебныхъ фак-

товъ, въ томъ числе и показаний подсудимаго . 13

ПОЛОЖЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ.

Въ своемъ анализе совершеннаго преступления, составляющего объ-

екта защиты, последняя должна быть совершенно конкретна

и строиться не на какихъ либо обобщенияхъ, а исключительно

на установленныхъ фактахъ изъ жизни и характера подза-

щитнаго, или на научныхъ данныхъ, дающихъ возможность

судить о свойствахъ личности подсудимаго 16


ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ.

Защита, въ настоящую эпоху европейской жизни, должна предста-

влять судебно-социологическое изследование уголовнаго слу-

чая, въ которомъ, какъ въ микрокозме, отражается весь соци-

альный укладъ, со всемъ его ничемъ неотвратимымъ, роко-

вымъ давлениемъ на отдельнаго человека, на его жизнь

материальную и психическую 16

ПОЛОЖЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ.

Съ юридической стороны, защита должна возсоздать данный случай

въ его соотношении съ общимъ, отвлеченнымъ положениемъ,

содержащимся въ законе. Въ этомъ отношении, защита должна

быть „воплемъ жизни" тамъ, где последняя задыхается въ

мертвой хватке какого нибудь отвлеченнаго положения, какого

нибудь метафизическаго измышления, прикрывающаго часто

господство сильнаго надъ слабымъ, какъ это показываетъ

история человечества . 19


ПОЛОЖЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ.

Защитникъ имеетъ право, разъясняя законъ, указывать на неудовле-

творительность его редакции, на его отрешенность отъ фак-

товъ многообразной действительности и на его несоответствие

еъ народившимися требованиями справедливаго права просве^

тившихся народовъ , . 19

Till


ПОЛОЖЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ.

Тактика защитника должна заключаться вътомъ, чтобы своевремен-

ными предъявлениями фактическихъ данныхъ и замечаниями

помогать складыванию благо приятнаго, для подзащитнаго, убе-

ждения суда. Въэтомъ отношении защитнику часто приходится

убеждаться на деле въ справедливости избитаго изречения,

что слово—серебро, а молчание—золото


ПОЛОЖЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ.

Защитникъ никогда не долженъ связывать, въ глазахъ судей, судьбы целаго дела съ доказанностью или недоказанностью одного какого либо единичнаго факта въ деле, переваливъ какъ бы на него центръ тяжести всей защиты. Если бьющий блескъ отъ доказанности спорнаго факта въ такихъ случаяхъ производитъ благоприятное впечатление, то, обратно, крушение защиты въ такомъ доказывании можетъ погубить все дело ѳя въ глазахъ иныхъ судей, неумеющихъ справляться со своими односторонними впечатлениями и надлежащимъ образомъ ихъ оценивать въ связи со всеми обстоятельствами дела ....


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ.

Такъ называемое „извращение перспективы дела", одинаково практи-

куемое въ р^чахъ и обвинителями, и защитниками, есть приемъ,

присущий всякой умственной борьбе интересовъ и, говоря во-

обще, состоитъ въ выдвигании на передний планъ фактовъ, наи-

более благоприятныхъ, съ сильнымъ ихъ освещениемъ, при

постоянномъ затенении фактовъ противоположныхъ, неблаго-

приятныхъ и отвлечении отъ нихъ внимания всякими способами.

Страстная процессуальная борьба, къ сожалению, неразрывно

связана со всякими даже софистическими приемами въ от-

стаивании односторонней идеи и терпитъ ихъ, при одномъ, од-

нако, условии, которое должно быть свято соблюдаемо. Эт®

условие—точное, правдивое, безъ ухищрений, воспроизведете

судебныхъ фактовъ. Всякое уклонение отъ этой правдивости,

разъ оно умышленное, есть уже серьезное нарушение обязан-

ностей защиты


ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ.

Защитникъ имеетъ право—даже обязанъ—строить всякия гипотезы,

на основании собранныхъ на суде материаловъ; чемъ разно-

образнее эти предположения, темъ более они изображаютъ

разныя возможности совершения преступления; чемъ более за-

щитникъ помогаетъ суду остановиться на одной гипотезе, ис-

ключивъ все остальныя, темъ более онъ помогаетъ судье

образовать правильное убеждение въ деле, ибо образование

такого убеждения совершается путемъ исключения всехъ гипо-

тезъ, кроме одной, ничемъ не опровергнутой


ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ.

Насколько дозволяетъ ходъ процесса, защитникъ не долженъ обнару¬живать важнейшихъ оправдательныхъ доводовъ и плана своей

защиты до заключительныхъ прений, тщательно подготовляя

для последнихъ твердую почву допросами на судебномъ след-

етвии и заявлениями по поводу происХодящаго на суде. Прежде-

временное обнаружение плана защиты мешаетъ хорошей его

подготовке на судебномъ следствии и, кроме того, даетъ воз-

можность сметливому противнику напередъ и постепенно под-

рывать этотъ планъ въ глазахъ суда. Если обстоятельства

дела позволяюсь, следуетъ иметь въ виду несколько приемовъ

защиты, испытывая каждый изъ нихъ во время судебнаго

следствия, и когда при этомъ случается, что противникъ об-

рушивается совсемъ не на тотъ приемъ, который составляетъ

единственную настоящую опору защиты, то это следуетъ при-

знать за большой успехъ защитительной тактики. Какъ корм-

чий меняетъ маневры въ виду бури, такъ защитникъ долженъ

менять свои приемы по свойству защищаемаго дела,—говорить

древний нашъ учитель Квинтилианъ 24


ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ.

Все этические вопросы о приемахъ уголовной защиты должны раз-

решаться на основании судебной задачи защитника, какъ сто-

роны въ процессуальномъ состязании, признанномъ законода-

тельствомъ за лучший методъ выработки материальной истины,

насколько она возможна въ уголовномъ лравосудии. Поэтому

полная односторонность защитника есть логическое последствие

его позиции въ процессе. Напротйвъ, прокуроръ не только

сторона, но и „око закона", а потому онъ не долженъ быть въ

такой степени одностороннимъ, какъ защитникъ. Прокуроръ—

представитель общаго государственная интереса, а этому

интересу противно осуждение невиновнаго 25

ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЕ.

Вынужденный защищать преступника, гнусное деяние котораго сво-имъ зверствомъ или подлостью внушаетъ ужасъ или неодоли¬мое отвращение, защитникъ темъ не менее долженъ исполнить свой тяжелый долгъ; защитникъ—воинъ права, а преступнику какой бы онъ ни былъ, есть человекъ, носитель нравственной возможности подняться изъ глубочайшей бездны порока на высшую ступень добродетели, изъ разбойника стать Святымъ . 2§

ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ.

Чемъ разнообразнее, разностороннее, жизненнее и многочисленнее

доводы защиты, темъ более она способна дать материалъ

каждому изъ судей въ отдельности, и темъ более она при-

ближается къ правильному и практическому выполнению своей

задачи 35

ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ.

Доказывать, убеждать, внушать, располагать, трогать—вотъ что долж-

на делать речь защитника 36

ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ.

Правдивымъ, жиэненнымъ художникомъ долженъ быть защитникъ въ своей речи и мыслить онъ долженъ образами, выхвачен¬ными изъ развернувшейся на суде драмы, а не школьными,

отвлеченными положениями • 41


ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЕ.

Защита есть светъ и тепло въ безутешномъ зале нынешней жесто¬кой юстиции, где близорукие исследователи пытаются проник¬нуть своими слабыми глазами въ туманную даль прошлыхъ со-бытий, а автоматы правосудия потерявшие давно,въ практике еже-дневнаго карания, чувство жалости, стараются вскрыть тайны человеческаго сердца не любовью, единственнымъ для того средствомъ, а холоднымъ разсудкомъ ремесленниковъ, тусклый светъ котораго еще лишь больше сгущаетъ окружающую темь. . 42


ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ.

Гонораръ, какъ вознаграждение за тяжелый и ответственный трудъ, сопряженный съ нравственными страданиями, не можетъ изме¬нить характера отношения защитника и подзащитнаго, которое должно быть признаваемо высоконравственнымъ: защитникъ не наемникъ, а благодетель преступника, который, по неисчер¬паемо-мудрому воззрению народа, всегда есть несчастный уже

потому, что сознательно причинилъ зло своему ближнему ... 46


ПОЛОЖЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТОЕ.

Ограждая права и поддерживая односторонне интересы подсуди-

маго, въ течение уголовнаго процесса, защитникъ темъ самымъ,

даже не думая о томъ, содействуетъ правильному отправлению

правосудия 48


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТОЕ.

Критериемъ оценки моральнаго значения того или другого действия

защитника должны служить не правила этики вообще, а пра-

вило судебной этики, представляющей йриспособление пра-

вилъ общей этики къ потребностямъ и особенностямъ уголов-

наго процесса ■ 48


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ.

Деятельность уголовнаго защитника, низведенная на степень безъ-

идейнаго "ремесла, не очищенная и не облагороженная пламе-

немъ любви къ падшему человеку, имевшему несчастие со-

вершить преступление противъ ближняго своего, способна опу-

стошить душу, этотъ настоящий питомникъ таланта, и пони-

зить сознание человеческаго достоинства, безъ котораго нетъ

нравственной личности, носительницы совести 49


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ.

При принятии дела къ уголовной защите, защитникъ долженъ ру¬ководствоваться лишь теми данными, которыя, въ более или менее доказательной форме, сообщены ему ищущимъ защиты. Справляться съ общественными пересудами по этому делу ему и невозможно, и нетъ надобности: онъ долженъ следовать своей

совести, а не уличнымъ, празднымъ толкамъ. Но въ то же

время не следуетъ забывать словъ древняго адвоката: „красно-

речие адвоката да будетъ спасательною станциею, а не убежи-

ще мъ пиратовъ" * 52


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ТРЕТИЕ.

Разъ адвокатъ занялъ место на скамье защиты, тамъ уже больше нетъ господина имя-рекъ, а имеется абстрактная личность, процессуальная маска, которая не можетъ быть оскорблена никакою грубостью, отъ кого бы она ни исходила: процессуаль-ный лицедей не имеетъ самолюбия, онъ—аргументъ; аргу¬мента же не можетъ быть оскорбляемъ,а только опровергаемъ . 53


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ.

Приемы и доводы защитника, примененные имъ на суде, не подле-

жать контролю сословия присяжныхъ поверенныхъ, разъ эти

приемы и доводы не идутъ противъ совершенно ясныхъ и не-

сомнительныхъ велений закона и нравственности, представляя

собою составь какого нибудь преступления, и не проявляютъ

грубаго незнакомства съ действующимъ законодательствомъ,

относящимся къ делу 56


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ПЯТОЕ.

Защитникъ ни предъ кемъ не долженъ оглашать тайнъ своего под-

защитнаго не только во время производства его дела, но и

въ случае устранения отъ него и даже по окончании всего

дела 71


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЕ.

Ограждая тщательно интересы своего подзащитнаго, защитникъ долженъ заявлять и такия непротивныя закону ходатайства, которыя ему самому представляются почти безнадежными по сложившейся судебной практике, хотя и вполне целесообраз-ными по особенностямъ даннаго случая. Только при такомъ условии на совести защитника не останется грызущаго сердце упрека, что имъ не все было испытано, что могло бы спасти или по крайней мере облегчить тяжелую участь подсудимаго. Нужно помнить, что современная уголовная юстиция даже у культурныхъ народовъ еще такъ жестока и даже безчеловечна, что всякое малейшее облегчение положения подсудимаго есть уже доброе дело, какъ бы важно ни было совершенное имъ преступлен]е. Преступление есть победа тьмы, правосудие же должно быть победою света, человечности и великодушия. Ве-ликодушия въ суде не следуетъ бояться: оно никогда не раз-вращаетъ, а лишь облагораживаешь даже дурныхъ людей ... 75


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЕ.

Кроме знания, умения и опытности, защитникъ долженъ обладать и

тактомъ, безъ котораго легко на суде и повредить своему

подзащитному • 76

ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ВОСЬМОЕ.

Есть одно правило, краткое и сильное, которому долженъ следо-

вать каждый защитникъ въ своей деятельности,—это правило

выражено американскимъ адвокатомъ въ двухъ словахъ: „Ве

thorough" („изглубляй дело до дна")


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТОЕ.

Помни, что ты защитникъ и что въ пользу подзащитнаго должно

быть истолковано всякое сомнение, помни, что ты имеешь за

себя favor defensionis • •


ОТДЪЛЪ ВТОРОЙ.

Участие защитника въ предварительномъ следствии.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Принятое въ нашемъ Уставе уголовнаго судопроизводства пред-

варительное следствие есть инквизиционное, со всеми обще-

известными пороками последняго • ....


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Въ странахъ, где основываютъ юстицию на необходимости внушения

людямъ уважения къ праву другого человека и чувстве спра-

ведливости, въ правосудии преобладаетъ защитительныя тен-

денция; въ странахъ же, въ которыхъ юстиция имеетъ въ виду

внушать людямъ лишь слепой страхъ передъ властью, въ пра-

восудии преобладаетъ обвинительная тенденция. Въ странахъ

перваго рода допущение участия защиты на предварительномъ

следствии является результатомъ подвигающагося впередъ

стремления обезпечить судъ отъ судебныхъ ошибокъ; въ стра-

нахъ второго рода недопущение защиты на предварительномъ

следствии является результатомъ желания обезпечить полное

раздолье обвинительной власти


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Лишение обвиняемаго, находящагося подъ стражею, права призвать защитника для совместнаго обсуждения и составления жалобы на следственныя действия, является отменою статьи 496 Устава уголовнаго судопроизводства, гласящею: „Обвиняемому, взятому подъ стражу, въ случае заявления имъ желания подать жалобу, предоставляются все необходимые къ тому способы".

ОТДѢЛЪ ТРЕТИИ.

Участие защиты въ процедуре предания суду»


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Въ современномъ русскомъ уголовномъ процессе защита не прини-

маетъ никакого участия въ акте предания суду, хотя закономъ

не воспрещена подача въ обвинительную камеру защитительной

записки, подвергающей критике предварительное следствие и

обвинительный актъ «


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Защитительная записка, подаваемая въ обвинительную камеру, мо-

жетъ иметь своимъ содержаниемъ следующие предметы: 1) не-

полноту предварительнаго следствия; 2) нарушение формъ и

обрядовъ судопроизводства, установленныхъ законодателемъ въ

ограждение правильнаго способа изследования истины; 3) не-

учинение, на предварительномъ следствии, по указаниямъ обви-

няемаго, необходимыхъ изысканий; 4) непринятие во внимание

законныхъ причинъ, по коимъ дело должно быть прекращено,

приостановлено или не начинаемо • . . • . .


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Обжалование окончательнаго определения судебной палаты о пре-дании суду, по нашему процессуальному праву, какъ отдельное и самостоятельное процессуальное действие, не допускается. .


ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

Отменяя окончательное определение палаты о предании суду, Касса-

ционный Департаментъ всегда придерживается основной гра-

ницы своей деятельности, не допускающей перехода къ про-

цессуальному обсуждению существа дела. •


ПОЛОЖЕНИЕ ПЯТОЕ.

Обжалование заключений о прекращении следствий можетъ основы-

ваться или на томъ, что въ деле не имеется законныхъ при-

чинъ, по коимъ преследование не должно иметь места, или на

томъ, что въ изследуемомъ событии имеются законные признаки

состава преступления, или на томъ, что имеются достаточный

доказательства по делу


ОТДЪЛЪ ЧЕТВЕРТЫЙ,

Защита въ периодъ приготовительныхъ къ суду р аспоряжений.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Официально, въ нашемъ процессе, защита подсудимаго формируется

въ периодъ приготовительныхъ къ суду распоряжений 1Ш


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Съ назначениемъ или допущениемъ защитника по делу открывается

такъ называемая формальная защита въ уголовномъ процессе . 115-


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Подсудимые имеютъ право избирать защитниковъ какъ изъ присяж-

ныхъ и частныхъ поверенныхъ, такъ и изъ другихъ линь,

коимъ законъ не воспрещаетъ ходатайства по чужимъ деламъ

(ст. 565) 116


ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

Председатель не имеетъ права отказать подсудимому, не избрав-шему защитника, въ назначения ему защитника, если имеются присяжные поверенные или кандидаты на судебный должности . 117


ПОЛОЖЕНИЕ ПЯТОЕ.

Необходимой защитою называется защита, назначаемая независимо

отъ желания подсудимаго, по требованию закона или на осно-

вании определения суда 118


ПОЛОЖЕНИЕ ШЕСТОЕ.

Прежде всего, даже ранее свидания съ подсудимымъ, защитнику не-

обходимо основательно ознакомиться съ подлиннымъ деломъ,

чтение котораго въ канцелярии суда во всякое время ему за-

кономъ разрешено (ст. 570 Уст. угол, судопр.) 119


ПОЛОЖЕНИЕ СЕДЬМОЕ.

При разсматривании дела, защитникъ имеетъ право требовать, чтобы

ему были предъявлены и запечатанныя вещественныя доказа-

тельства, если они такого свойства и объема, что съ ними

ознакомиться въ самомъ судебномъ заседании невозможно съ

основательностью и спокойствиемъ, необходимыми для защит-

ника, могущаго сделать изъ обозрения вещественныхъ дока-

зательствъ весьма важныя для дела заключения 120

ХУ

OTP.

ПОЛОЖЕНИЕ ВОСЬМОЕ.

Если у защитника имеются обширный письменныя доказательства,

ознакомление съ которыми для противной стороны въ самомъ

судебномъ заседании можетъ представиться затруднительными,

то, для пользы дела, лучше ихъ представить суду въ периодъ

приготовительныхъ къ суду распоряжений 120


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕВЯТОЕ.

Въ вызове н^выхъ свидетелей, невнесенныхъ въ списокъ лицъ, вы-зываемыхъ къ судебному следствию, защитникъ долженъ быть умеренъ, помня, что восхвалители (laudatores) на суде редко

производить благоприятное впечатление, чаще всего впечатле-

ние тягостное 120


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕСЯТОЕ.

Всякое ходатайство защитника, могущее оказать влияние на пополне-

ние дела вообще, вполне уместно, въ периодъ приготовитель-

ныхъ къ суду распоряжений, хотя бы не было закона, прямо

разрешающаго право такого ходатайства 122


ПОЛОЖЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ.

Въ периодъ приготовительныхъ къ суду распоряжений защитникъ

можетъ приносить жалобы на следственныя действия 125

ОТДѢЛЪ пятый.

Участие защитника въ судебномъ следствии.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ. Защитникъ обязанъ, не стесняясь никакими соображениями, лежа-

щими вне круга его обязанностей по данному делу, отводить

судей и присяжныхъ, противъ которыхъ имеется законное осно-

вание для устранения изъ состава присутствия 127


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Защитникъ долженъ всегда отводить изъ списка всехъ присяжныхъ,

внушающихъ подзащитному какое либо опасение 128


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Не занимаясь безполезнымъ обстреливаниемъ обвинительнаго акта, после прочтения его, защитникъ, въ виду несомненной факти¬ческой неверности въ обвинительномъ акте, долженъ, на осно¬вании ст. 630 Уст. угол, судопр., обратить внимание присяжныхъ,

прося ихъ сохранять въ памяти это место 129

ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

Защитнику въ редкихъ только случаяхъ целесообразно отказываться

отъ производства судебнаго следствия, котораго онъ всегда

можетъ потребовать, не взирая на сделанное иодсудимымъ

признание 129


ПОЛОЖЕНИЕ ПЯТОЕ.

Подсудимому, признающему свою вину, защитникъ можетъ также

предлагать вопросы для разъяснения дела 130

ГИОЛОЖЕНИЕ ШЕСТОЕ.

По поводу молчания подсудимаго въ ответъ на предложение предсе-

дателя представить какия либо объяснения или опровержения

защитнику следуетъ просить председателя разъяснить при-

сяжными что, по ст. 685 Уст. угол, судопр., молчание подсу-

димаго не должно быть принимаемо за признание имъ своей

вины и составляетъ его непререкаемое право 130


ПОЛОЖЕНИЕ СЕДЬМОЕ.

Пользуясь своимъ важнымъ правомъ делать замечания и давать объ-

яснения по каждому действию, происходящему на суде, за-

щита должна использовывать это драгоценное право для того,

чтобы помогать формированию благоприятнаго для подзащит-

наго убеждения решающихъ судей или присяжныхъ заседа-

телей 131

ПОЛОЖЕНИЕ ВОСЬМОЕ.

Перекрестный допросъ, составляющей въ умелыхъ рукахъ действи-

тельно сильное орудие для проверки достоверности свидетеля,

долженъ быть применяемъ защитникомъ лишь тогда, когда

онъ вполне убежденъ въ томъ, что въ состоянии изобличить

свидетеля во лжи, въ преувеличении, въ умолчании о правде

или въ смешении правды съ ложью, или же когда ему, для

защиты, нужно просто осветить дело какими либо справками,

который данный свидетель можетъ сообщить 132


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕВЯТОЕ.

Наводящие вопросы свидетелю противной стороны на перекрест-

номъ допросе, какъ средство изобличения свидетеля, должны

быть допускаемы, а потому должны быть и используемы за-

щитою 135


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕСЯТОЕ.

Защитнику дозволительно и по закону, и по судебной этике пред¬лагать свидетелю вопросы, изобличающие его въ физическихъ

и нравственныхъ свойствахъ, подрывающихъ доверие къ его

способности быть надежнымъ источникомъ достоверности, тре-

буемой въ суде


ПОЛОЖЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ.

Въ течение всего судебнаго следствия, защитникъ долженъ, путемъ

вопросовъ свидетелямъ и при помощи другихъ доказательствъ

разработать вопросъ о томъ, какимъ образомъ дошелъ подсу-

димый до своей преступности, какие факторы преступности

обнаруживаются въ его деянии


ПОЛОЖЕНИЕ ДВЪНАДЦАТОЕ.

Защитникъ, въ течение всего судебнаго следствия, долженъ зорко следить, чтобы имъ не было упущено какое либо ходатайство, отсутствие котораго кассационнымъ судомъ признается обстоя-тельством^ лишающимъ нарушение существеннаго значения, необходимаго для достаточности кассационнаго повода . . . •


ПОЛОЖЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ.

Вообще, при производстве судебнаго следствия, защитникъ долженъ, насколько это для него возможно по характеру случая и: по распоряжениямъ председателя, направляющаго ходъ дела, заботиться о соблюдении следующихъ трехъ основныхъ приемовъ:

Во первыхъ, онъ долженъ, при своихъ допросахъ и представлении

имеющихся у него доказательствъ, постоянно поддерживать въ

памяти присяжныхъ или судей связь между главными утвер-

ждениями защиты и представляемымъ доказательственнымъ

материаломъ: нужно демонстрировать доказательства, какъ это

делается при научныхъ опытахъ. Во вторыхъ, доказательства

защиты могутъ быть двоякаго сорта: подрывающия доказатель-

ства обвинения или дающия самостоятельные положительныя

оправдания подзащитнаго. Какое бы доказательство ни пред-

ставляла защита, оно должно быть веское, производящее серь-

езное впечатление. Въ третьихъ, представляя имеющияся въ

распоряжении его доказательства, защитникъ долженъ выдви-

гать ихъ по такому разсчету, чтобы наиболее сильныя дока-

зательства приберегать къ концу следствия, дабы они не про-

падали въ общей разгрузке доказательствъ и словъ на судеб-

номъ следствии; лучше всего ихъ представлять после вопроса

председателя: „не имеютъ ли стороны чемъ нибудь дополнить

судебное следствие?"


ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ.

При допросе экспертовъ защитникъ можетъ проверять компетент-

ность ихъ по данному специальному вопросу, относящемуся къ

разсматриваемому делу, примененный ими въ данномъ случае

методъ изследования, разногласие или единогласие экспертовъ

въ ихъ заключенияхъ и, наконецъ, отношение даннаго экспер-

тами заключения къ казуистике вопроса въ соответствующей

науке


ОТДЪЛЪ ШЕСТОЙ.

Участие защитника въ заключительныхъ пренияхъ.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Главнейшая забота защитника должна заключаться въ томъ, чтобы

верно понять, на чемъ именно въ деле сосредоточено внима-

ние судей, и на этотъ предметъ направить всю силу своего

доказывания въ защитительной речи 161


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Защитительная речь должна быть доказательною, приятною и увле-

кательною 165


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Части защитительной речи, произносимой после судебнаго следствия

и речи обвинителя, не могутъ быть напередъ определены даже

in abstracto, такъ какъ эта сторона вполне обусловлена харак-

теромъ даннаго случая, какъ онъ разработанъ на судебномъ

следствии и изображенъ въ речахъ противниковъ, т. е. обви-

нителя и гражданскаго истца 172


ПОЛОЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

Судебное состязание не есть академический диспутъ, а борьба страст-

ная за жизнь, свободу, честь и имущество, а потому въ ней

инвектива неизбежна и даже дозволительна, разъ она не пере-

ходитъ въ заведомо ложное приписывание лицамъ фактовъ,

несомненно оскорбительныхъ для ихъ чести 174


ПОЛОЖЕНИЕ ПЯТОЕ.

Внешняя форма речи можетъ быть какая угодно, лишь бы она не

погружала судей и присяжныхъ въ сонъ, или состояние томления . 185


ПОЛОЖЕНИЕ ШЕСТОЕ.

Въ настоящее время, когда предъ присяжными можно говорить о наказании, угрожающемъ подсудимому, предъ защитникомъ открывается широкая арена выяснения соответствующей кары . . 187


ПОЛОЖЕНИЕ СЕДЬМОЕ.

Право реплики даетъ защитнику возможность разобрать возражения

обвинителя противъ защитительной речи и такимъ образомъ

нанести окончательный ударъ обвинению 187

етр.

ПОЛОЖЕНИЕ ВОСЬМОЕ.

Заключение речи должно быть сжатымъ и выпуклымъ воспроизведе-

ниемъ существеннейшихъ положений защиты и наиболее патети-

ческимъ воззваниемъ къ чувству судей и присяжныхъ 187


ПОЛОЖЕНИЕ ДЕВЯТОЕ.

Немногословная въ отдельныхъ своихъ частяхъ, сжатая въ своихъ

фразахъ, судебная речь, въ общемъ, не должна, однако, быть

слишкомъ короткою, а достаточно продолжительною, во вся-

комъ случае настолько продолжительною, чтобы слушатели

могли подпасть подъ влияние оратора и стать податливыми ко

внушениямъ его 18©

ПОЛОЖЕНИЕ ДЕСЯТОЕ.

Въ течение всего времени заключительныхъ прений, защитникъ не

долженъ отвечать на личныя нападки противника, какъ бы не-

справедливы и дерзки эти нападки ни были. Чемъ яснее защит-

никъ покажетъ суду, что онъ занять защитою и решительно

жертвуетъ своимъ личнымъ самолюбиемъ ради пользы дела,

темъ лучше для него сложится мнение суда L92

ПОЛОЖЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ.

Защитительную речь, произносимую въ судебномъ заседании, въ ко-

торомъ нетъ судебнаго следствия, а дело разсматривается на

основании одного лишь письменнаго производства, лучше всего

расположить согласно требованиямъ древнихъ ораторовъ, отве-

чающимъ и современнымъ правиламъ реторики 192


ОТДЪЛЪ СЕДЬМОЙ.

Участие защитника въ постановке вопроеовъ.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Еще приготовляясь къ защите по делу, защитникъ долженъ уже намечать себе, совершенно независимо отъ суда, те вопросы, которые должны быть поставлены по этому делу. По мере движения судебнаго следствия къ концу, защитникъ долженъ постепенно приближаться къ окончательной редакции вопрос-наго листа, которую въ большинстве случаевъ и не трудно предвидеть. Защитительную речь защитникъ долженъ под¬готовлять, имея уже въ виду предполагаемый вопросный листъ, по которому придется суду и присяжнымъ решать дело .... 197


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Такъ какъ присяжные всегда решаютъ не только вопросы факта, но и вопросы права, то защитникъ долженъ во всякомъ случае

разъяснять возникающее правовые вопросы, хотя бы въпрактике

и господствовало ложное представление, будто присяжные ис-

ключительно судьи факта 199


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Въ виду процессуальной важности постановки вопросовъ, защитнику

необходимо, въ трудныхъ случаяхъ, пользоваться существен-

нымъ правомъ, предоставляемымъ ему ст. 762 Устава угол,

судопр., говорящею, что „въ случае требования сторонъ или

присяжныхъ заседателей, судъ даетъ имъ время обдумать

свои возражения и вручаетъ списокъ вопросовъ" 201

отдълъ восьмой.

Ѵчястие защитника въ регистрации происходившаго въ судебномъ заседании, т. е. въ протоколе судебнаго

заседания.

ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Участие сторонъ въ составлении судебнаго протокола заключается въ праве ихъ делать свои замечания и возражения относи¬тельно всего происходящаго въ заседании, какъ во время такового, такъ и после заседания при разсмотрении протокола . 202


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Защитникъ имеетъ безусловное право просить о занесении въ прото-

колъ того или другого обстоятельства и при томъ, какъ во

время заседания, такъ и после такового, и такому безуслов-

ному праву соответствуетъ безусловная обязанность суда въ

точности исполнять требования стороны о занесении въ прото-

колъ • 203


ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕТИЕ.

Защитникъ имеетъ право просить о занесении въ протоколъ судеб-

наго заседания, производимаго съ участиемъ присяжныхъ за-

седателей, фактовъ изъ свидетельскихъ показаний, данныхъ

на суде, несодержащихся въ протоколахъ предварительнаго

следствия, могущихъ иметь значение при производстве кас-

сационномъ или при ходатайствахъ, направленныхъ къ возобно-

влен!») уголовныхъ делъ 204

ОТДѢЛЪ ДЕВЯТЫЙ.

Участие защитника въ обжаловании уголовныхъ приговоровъ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Частныя жалобы.

ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Наше процессуальное право указываете или, лучше, перечисляетъ

случаи, въ которыхъ дозволяется, отдельно отъ отзывовъ и

протестовъ, приносимыхъ въ апелляционномъ порядке, обжало-

вание судебныхъ определений и постановлений . . . 206


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Въ виду того, что частное обжалование не останавливаетъ производ-

ства дела, а потому не затягиваетъ последняго, защитнику,

разъ есть основание для частной жалобы, следуетъ ее подавать,

во исполнение своей обязанности не упускать ни одного шанса,

клонящагося въ пользу подзащитнаго 209

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Апелляция.

ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Апелляционная жалоба должна быть составлена со всею возможною

подробностью, не только не исключающею сжатость, но и обяза-

тельно требующею ея 210

ГЛАВА ТРЕТИЯ. Кассация.

ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Въ кассационной жалобе должны быть точно изложены нарушения

закона, имевшия место при изследовании дела и постановлены

по нему приговора, а также доказана достаточность выставлен-

ныхъ кассационныхъ поводовъ на основании действующаго

процессу ал ьнаго кодекса, кассационной практики и науки

права 211

ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Кассационная речь должна быть ученою речью, въ которую суще-

ство дела входитъ настолько, насколько это необходимо для

установления достаточности кассационнаго повода 215

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Возобновление уголовныхъ делъ.

ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Въ виду указанныхъ въ ст. 935 Уст. угол, судопр. двухъ категорий

причинъ, влекущихъ возобновление уголовнаго дела, задачи

защитника различны. Первая категория причинъ (пп. 1 й 2)

требуетъ доказательствъ осуждения невиновнаго; вторая—что

приговоръ построенъ на порочномъ основании 216f


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Защитникъ, ходатайствующий о возобновлении дела, уполномоченный

на то родственниками осужденнаго или имъ самимъ, долженъ

представить доказательства техъ или другихъ оснований сво-

его ходатайства 217


ОТДЪЛЪ ДЕСЯТЫЙ.

Деятельность защитника при исполнении приговора.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

На основании ст. 955 Устава угол, судопр., исполнители обязаны

следовать въ точности судебному приговору и исполнять со-

гласный съ онымъ требования прокурора, чрезъ котораго вос-

ходятъ на разрешениѳ суда и все затруднения или сомнения,

возникшия при исполнении приговора; судъ въ случае надобно-

сти восполнить или изменить приговоръ, имъ постановленный,

постановляетъ дополнительный приговоръ, подлежащий об-

жалованию на общемъ основании (80/17; общ. собр. 75/11, 85/17, по

д. Протасова) 221


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Благороднейшимъ этическимъ долгомъ защитника является его

обязанность посещать и нравственно поддерживать до послед-

ней минуты подзащитнаго, присужденнаго къ тяжкому уголов-

ному наказанию 224


ОТДЪЛЪ ОДИННАДЦАТЫЙ.

Ходатайство о вознаграждении невинно къ суду привлеченныхъ.


ПОЛОЖЕНИЕ ПЕРВОЕ.

На обязанность защитника можетъ падать по временамъ и ходатай-

ство о вознаграждении неправильно привлеченныхъ къ суду,

которые подвергаются не только тягостямъ нравственнаго и

юридическаго свойства, но могутъ пострадать и въ материаль-

номъ отношении вследствие возбуждения противъ нихъ уголов-

наго преследования или присуждения ихъ къ уголовной каре

по судебной ошибке 225


ПОЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ.

Въ техъ случаяхъ, когда можетъ быть доказано, по чьей именно

вине произошло привлечете невиновнаго, по нашему законо-

дательству, потерпевший имеетъ право на вознаграждение за

причиненные вредъ и убытки , 227


 Об авторе

Владимиров Леонид Евстафьевич
Российский юрист, криминалист; профессор уголовного права. Окончил курс в Харьковском университете. В 1870 г. защитил магистерскую диссертацию "О значении врачей-экспертов в уголовном судопроизводстве". В 1873 г. представил и защитил докторскую диссертацию "Суд присяжных: Условия действия института присяжных и метод разработки доказательств" и с этого времени до 1892 г. состоял в Харьковском университете профессором уголовного права. Под его руководством студентами юридического факультета были изданы "Таблицы преступлений и наказаний по русскому законодательству". В 1893 г. вступил в сословие московских присяжных поверенных. При его активном участии в феврале 1905 г. были организованы первые в России курсы для обучения журналистов.

Л. Е. Владимиров — автор основополагающих работ в области юридической психологии. По его мнению, с помощью медико-психологического исследования в уголовном процессе следовало устанавливать физическую и психическую эволюцию преступника, определять мотивы преступления и семейную обстановку, где формировался преступник, и т. п. Он считал, что необходимо привлекать к судопроизводству специалистов-психологов, которые имели бы право знакомиться с материалами дела, обследовать подсудимого, допрашивать участников процесса. Им был введен в научный обиход термин "психология уголовного процесса", под которым он понимал "психологическое обследование как совершенного преступления, так и доказывания". Идеи Л. Е. Владимирова в дальнейшем положили начало разработке проблем судебно-психологической экспертизы.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце