URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Ким Л.Г. Вариативно-интерпретационное функционирование текста
Id: 168256
 
314 руб.

Вариативно-интерпретационное функционирование текста. Изд.2, испр. и доп.

URSS. 2013. 280 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-0553-7.

 Аннотация

В настоящей монографии в русле современной антропоцентрической лингвистики рассматриваются проблемы вариативно-интерпретационного функционирования текста, выявляются объективные языковые и субъективные лингвоперсонологические факторы, обусловливающие вариативность реализации его смыслового потенциала. Текст рассматривается как субъект смыслопорождающего процесса и носитель вариативно-смыслового потенциала, реализация которого осуществляется в результате функционирования текста в пространстве реципиента. Исследование поставленной проблемы осуществляется в соответствии с "адресатоцентричной" моделью коммуникативного процесса.

Книга адресована филологам --- специалистам по исследованию лингвистической интерпретации текста, а также преподавателям, аспирантам, магистрантам и студентам филологических факультетов вузов.


 Содержание

Введение
Глава 1. Интерпретация текста в парадигме лингвистической вариантологии и интерпретирующей лингвистики
 1.1.Вариативность как универсальное свойство языка и предмет лингвистической вариантологии
  1.1.1.Понятие варианта и вариативности как многообразия языкового проявления
  1.1.2.Вариативность как проявление системно-структурной природы языка
  1.1.3.Вариативность как проявление семиотической природы языка
  1.1.4.Вариативность как проявление функциональной природы языка
  1.1.5.Языковое пространство вариативности как предмет вариантологии
 1.2.Вариативно-интерпретационное функционирование текста в парадигме общей вариантологии
  1.2.1.Основные положения традиционной вариантологии
  1.2.2.Единицы описания вариативно-интерпретационного функционирования текста
  1.2.3.Интерпретирующий текст в аспекте его связей и отношений
  1.2.4.Понятие интерпретирующего текста
  1.2.5.Интерпретирующий текст как онтологическая и гносеологическая единица
  1.2.6.Интерпретирующий текст как единица языка и речи
  1.2.7.Позиция текста как условие реализации его смысла. Сильные и слабые позиции интерпретации
  1.2.8.Виды позиций интерпретируемого текста Текстовые и персонологические позиции
 1.3.Вариативно-интерпретационное функционирование текста в парадигме интерпретирующей лингвистики
  1.3.1.Феномен множественности и вариативности интерпретации как лингвистическая проблема
  1.3.2.Лингвофилософский контекст исследования
  1.3.3.Лингвистический интерпретационизм как направление современного языкознания
 1.4.Интерпретационное поле текста как реализация его вариативно-интерпретационного потенциала
  1.4.1.Понятие интерпретационного поля
  1.4.2.Структура интерпретационного поля Моноцентрические интерпретационные поля
  1.4.3.Структура интерпретационного поля Полицентрические интерпретационные поля
Глава 2. Системно-функциональная модель вариативной интерпретации текста
 2.1.Текст как носитель потенциала вариативно-интерпретационного функционирования
  2.1.1.Текст как субъект вариативного смыслопорождения
  2.1.2.Текст как синергетическая смыслопорождающая система
  2.1.3.Квант интерпретации как смыслопорождающий элемент текста, обеспечивающий его самоинтерпретируемость
  2.1.4.Взаимодействие квантов как фактор полиинтерпретируемости текста
 2.2.Текст как вариативно-интерпретационное функционирование единиц языковой системы
  2.2.1.Языковые источники вариативной интерпретации текста
  2.2.2.Реализация смыслового потенциала лексических единиц в процессе интерпретационного функционирования текста
  2.2.3.Внутренняя форма слова как источник вариативности в процессе функционирования текста
  2.2.4.Реализация смыслового потенциала морфологических единиц в процессе интерпретационного функционирования текста
  2.2.5.Текст как реализация смыслового потенциала синтаксических единиц
 2.3.Коммуникативно-прагматические источники смысловой вариативности текста
  2.3.1.Слово как репрезентант концепта и носитель прагматического значения
  2.3.2.Грамматическая форма слова как носитель прагматического значения
  2.3.3.Высказывание как носитель буквального и конвенциального значения
 2.4.Имплицитность и избыточность текста как факторы вариативности его интерпретационного функционирования
  2.4.1.Понятие имплицитности текста Источники и виды имплицитных значений
  2.4.2.Имплицитность текста как фактор вариативности его интерпретации
  2.4.3.Избыточность текста как источник вариативности
 2.5.Интерпретационная "норма" и интерпретационная "аномалия"
  2.5.1.Понятие интерпретационной нормы
  2.5.2.Реализация вариативно-игрового потенциала текста как проявление интерпретационной "аномалии"
  2.5.3.Коммуникативная неудача как проявление интерпретационной "аномалии"
Глава 3. Функционально-деятельностная модель вариативной интерпретации текста
 3.1.Интерпретация как процесс и результат деятельности языковой личности
  3.1.1.Модель интерпретационного процесса как вида языковой деятельности
  3.1.2."Адресатоцентричная" модель интерпретационной деятельности
  3.1.3.Интерпретация как реализация языковой способности и интенциональности языковой личности
  3.1.4.Лингвоперсонологическая модель вариативно-интерпретационного функционирования текста
  3.1.5.Персонологическая позиция интерпретации
 3.2.Вариативность интерпретирующих персонотекстов как результат вариативности интерпретационных стратегий
  3.2.1.Понятие интерпретационной стратегии
  3.2.2.Холистическая и элементаристская стратегии интерпретации
  3.2.3.Рационально-логическая и интуитивно-чувственная интерпретационные стратегии
  3.2.4.Языковая и метаязыковая стратегии интерпретации
  3.2.5.Семантическая и прагматическая интерпретационные стратегии
  3.2.6.Интерпретационные стратегии языкового доверия и языкового скепсиса
  3.2.7.Копиальный и креативный типы интерпретационных стратегий
  3.2.8.Игровой и неигровой типы интерпретационных стратегий
 3.3.Адресат-интерпретатор в этнолингвоперсонологическом аспекте
  3.3.1.Роль национального фактора в реализации языковой деятельности языковой личности
  3.3.2.Соотношение холистической и элементаристской интерпретационной стратегии как проявление особенностей русского метаязыкового сознания
Заключение
Список использованной литературы

 Введение

Моему Учителю - Маине Николаевне Янценецкой -- посвящается

Монография посвящена исследованию вариативности интерпретационного функционирования текста в языковом сознании реципиента, ее языковых причин и следствий.

Проблематика данной работы определяется противоречием, заключающимся в несоответствии, с одной стороны, единственности текстовой формы как воплощения замысла автора и наличия нормативно-ограничительных механизмов интерпретационной деятельности, предполагающих единообразие ее результатов и, с другой -- реальной множественности вариантов интерпретации ее смысла. Таким образом, проблематика исследования вытекает из общего противоречия формы и содержания текста. Это предполагает выявление и описание, во-первых, объективных (языковых) и, во-вторых, субъективных (лингвоперсонологических) факторов, детерминирующих вариативно-смысловую множественность текста, в их единстве и взаимодействии.

Постановка и решение обозначенной проблемы обусловлены необходимостью системного изучения вариативности как универсального свойства языка и ее познания в разнообразных проявлениях, включая текстовую форму речевой репрезентации в ее интерпретационном функционировании.

Вариативность как универсальное свойство языка и его единиц представляет неизменный интерес для лингвистики, проявление которого обнаруживается уже в трудах Аристотеля [2000] и затем отмечается на всех этапах развития общего и частного отечественного [Блинова 1965, 1972, 1974; Богословская 2005; Бондарко 2003; Вариантность как свойство языковой системы 1982; Глинкина 1995; Крысин 1980; Пешковский 2001; Проблемы функциональной грамматики 2003; Расторгуева 1996; Солнцев 1984; Степанов 1976; Филин 1963; Флауэр 2004; Храковский 1982; Хруцкая 2008; Шведова 1983; Якобсон 1985; Ярцева 1983 и др.] и зарубежного языкознания [Косериу 2001; Лакофф 1988; Лангаккер 1997; Ballard 1992; Buffa 1978; Mattheier 1984 и др.].

Традиционно вариативность исследуется, во-первых, в направлении от языковой системы к речевому материалу, как проявление на речевом уровне системных свойств языка [Вербицкая 1998; Головина 1983; Зубкова 1997; Немченко 1991; Торсуев 1979 и др.]; во-вторых, как модификация формы языковой единицы, коррелирующей с одной и той же смысловой сущностью [Аванесов 1979; Богословская 2005; Крылова, Ремчукова 2001; Мальковский 1962; Морковкин, Аттиа 2007 и др.], и, напротив, модификация смысла, коррелирующего с одной звуковой формой [Зализняк 2006; Журинская 1979; Михайлова 2004; Никитина 1979; Проблемы функциональной грамматики 2003; Рогожникова 1966; Вольф 1979; Черняк 2000; Чудинов 1989 и др.]. Эти направления исследования вариативности на материале разных языков и диалектов одного языка представлены, например, в [Ивлева 1984; Исхакова 1979; Паўленка 1978; Селиверстова 1979; Степанов 1979 и др.].

При рассмотрении понятия вариативности ключевым является положение о соотношении инварианта как абстрактного обозначения одной и той же сущности и варианта как ее конкретной модификации [Апресян 1995; Вариантность как свойство языковой системы 1982; Вежбицкая 1999; Гловинская 1998; Перцов 1999, 2001; Плунгян 2000; Проблемы функциональной грамматики 2003; Солнцев 1984; Шатуновский 1992; Якобсон 1985 и др.]. Актуализированными в лингвистике и получившими дальнейшее развитие являются идеи о некоем образце, эталоне, или норме, и варианте как модификации этой нормы или отклонении от нее [Вербицкая 1979; Горбачевич 1978; Дебренн 2006; Косериу 2001; Хруцкая 2008 и др.].

С этими идеями перекликаются основные положения теории прототипов, согласно которой прототип -- это наиболее репрезентативный (канонический, эталонный) вариант определенного инвариантного системного объекта, характеризующийся наибольшей специфичностью, способностью к воздействию на производные варианты и наиболее высокой степенью регулярности функционирования [Вежбицкая 1999; Лакофф 1978; Лангаккер 1997; Rosch 1978 и др.].

Вариативность как свойство языка проявляется на всех его уровнях, охватывая все языковые единицы, и является предметом изучения отдельных лингвистических дисциплин, описывающих соответствующие вариантные единицы как элементы системы в плане их языкового взаимодействия и вариантов их речевой репрезентации. При этом наиболее изученными являются процессы формально-смыслового варьирования единиц лексической [Ахманова 1957; Виноградов 1975; Смирницкий 1954, 1956 и др.], морфемно-словообразовательной [Антипов 1999; Араева 1994; Земская Катышев 2005; Русская грамматика 1980; Соколов Янценецкая 1979; 1983 и др.], морфологической [Бондарко 2003, Перцов 2001, Соколов 1972; Тихонов 1997; Ярцева 1979 и др.] системы, менее изученными -- процессы варьирования единиц синтаксической системы [Всеволодова 2009; Монина 1986; Мухин 1995; Норман 1988; Cоколов 1988; Шубик 2003 и др.].

Вместе с тем феномен смыслового варьирования текста не подвергался специальному лингвистическому изучению в фундаментальном плане. Можно назвать лишь работы отдельных исследователей, в которых рассматриваются проблемы смысловой вариативности текста [Колесников 1981; Лаптева 2003; Черняховская 1983 и др.] Понятие варианта текста представлено прежде всего в исследованиях, посвященных проблемам перевода [Захарова 2002; Солдатова 2002 и др.], в разработках прикладного характера, в практике лингвистического анализа. Отчасти проблема смыслового варьирования текста обсуждается в работах, посвященных исследованию вторичного текста [Голев, Киркинская, Бринев 2004; Сайкова 2009 и др.]. В то время как в исследованиях литературоведческого характера понятие варианта текста является ключевым.

Согласно нашей концепции, феномен варьирования текста и соответственно понятие вариант текста необходимо включить в русло собственно лингвистических исследований для решения задач определения языковой сущности этого явления, обусловленного системно-структурной и функциональной природой языка, в свете идей, выдвигаемых современной коммуникативно-деятельностной лингвистикой, используя при этом соответствующий научно-понятийный аппарат и применяя адекватные сформулированным задачам научные методики.

Результаты такого исследования позволят выявить, с одной стороны, универсальные закономерности языковой вариативности, проявляемые на всех его уровнях и в сфере всех языковых единиц, а с другой -- специфические, обусловленные взаимодействием семантико-прагматических компонентов текста и его функциональной включенностью в речевой, ситуативно-коммуникативный и событийный контекст, а также детерминированные характером интерпретационной деятельности субъекта и его интенциональностью.

Использование собственно лингвистического подхода при исследовании феномена вариативности текста, проявляемого в процессе его функционирования в пространстве реципиента, обусловлено языковой природой текста, которая, согласно идеям Л.В. Щербы о единстве языка, речи и речевой деятельности [1965], состоит в том, что текст, с одной стороны, есть репрезентация речи, а с другой -- результат речевой продуцирующей деятельности говорящего и объект рецептивно-интерпретационной деятельности слушающего. Следовательно, собственно лингвистический подход определяется, во-первых, фактором языка, тем, что текст, представляя собой "запечатленную речь", есть язык в состоянии опредмеченной деятельности, а потому такое сущностное свойство языка, как вариативность, естественным образом проявляется в тексте. И, во-вторых, собственно лингвистический подход определяется фактором речевой деятельности, в частности, тем, что речевая деятельность субъекта-интерпретатора представляет собой активный и креативный процесс; это деятельность, отражающая вариативность языковой способности языковой личности и проявляющая субъективность интерпретации.

Этот подход к исследованию вариативности текста вписывается, прежде всего, в русло активно разрабатываемого ныне такого научного направления, как лингвистический интерпретационизм [Демьянков 1981, 1990, 1999; Сhomsky 1981; Jackendoff 1983 и др.] с его идеями об интерпретируемости как свойстве языковой единицы и положением о том, что значение и смысл языковых выражений представляют собой результат интерпретирующей деятельности человека Далее, этот подход вписывается в русло антропоцентризма и, в частности, лингвоперсонологии [Голев 2004а, 2004г, 2006а; Караулов 1987, 1989; Лингвоперсонология 2006; Нерознак 1996; Мельник 2010; Седов 2000, 2004 и др.] и обосновывается положением о включенности адресата в коммуникативный процесс [Арутюнова 1981; Венцов, Касевич 2003; Чернышова 2005; Ягунова 2008 и др.]. Кроме того, предлагаемый нами подход актуализирует основные положения такого научного направления, как философия сознания, активно разрабатываемого в современной зарубежной лингвистике [Виноград 2001; Дейк, Кинч 1988; Джонсон-Лэрд 1988; Лакофф 1978; Чейф 2001 и др.]. И, наконец, исследование проблемы вариативно-интерпретационного функционирования текста актуализирует ряд ключевых положений теории интерпретации, в том числе герменевтики, рецептивной эстетики и постмодернизма, о валидности множественности интерпретации текста [Барт 1994; Рикер 1995; Iser 2000; Hirsch 1967; Rorty 1996 и др.] и о диалектике прав текста и читателя [Эко 2002, 2007].

Таким образом, в традиционное учение о вариативной сущности языка и его единиц вводится новый предмет изучения -- интерпретационная вариативность текста, тем самым расширяются границы этого учения. Во-первых, в качестве его объекта рассматривается текст Во-вторых, предметом изучения является речевая деятельность не продуцента текста, а его реципиента. В-третьих, вариативность исследуется нами в направлении не "от языковой системы к речевому материалу (тексту)", как это представлено в традиционной лингвистике, а «от текста -- к речевой деятельности». В-четвертых, описывая варианты интерпретации в плане содержания, мы делаем акцент на смысловые (модусно-диктумные), а не формальные детерминанты вариативности. Наконец, в-пятых, одну из причин воздействия данных детерминант мы видим в вариативности качеств языковой способности носителя языка -- языковой личности.

Онтологическая обусловленность постановки проблемы и направлений ее решения определяется объективными свойствами как объекта, так и субъекта интерпретационной деятельности. Потенциальная множественность вариантов интерпретации текста детерминирована свойствами языка-объекта: потенциалом его вариативности, реализуемым в речевой, в том числе рецептивно-интерпретационной деятельности, асимметрией формы и значения языкового знака, антиномией его значения и значимости, условным и отражательным характером значения языковой единицы, ее референциальной неопределенностью и субъективной интерпретируемостью.

Потенциальная множественность вариантов интерпретации текста обусловлена также свойствами субъекта интерпретации, чья интерпретационная деятельность носит активный, креативный и продуцирующий характер. Кроме того, вариативность интерпретации отражает качественное разнообразие типов интерпретационной деятельности, в определенной мере коррелирующих с языковой способностью языковой личности, разнообразие, проявляемое в субъективности интерпретации.

Гносеологическая обусловленность постановки обозначенной проблемы определяется противоречием двух научных подходов в вариантологии, квалифицирующих и оценивающих вариативность языковых проявлений С одной стороны -- традиционного, предписывающего, субъективистского, провозглашающего нормой единственность формально-смысловых соответствий языковых единиц, которые, с этой точки зрения, носят конвенциально обусловленный характер. Одним из проявлений этого подхода в лексикологии, как отмечает А. Зализняк [2006: 15], является введение Ж. Жильероном терминов "омонимиофобия" и "полисемиофобия"; отчасти данью этой идеологии является принятый в Московской семантической школе термин лексема как слово в определенном значении, создающий иллюзию избавления от многозначности. С другой стороны -- современного, описывающего, объективистского, признающего плюрализм и вариативность в качестве основополагающего принципа научного знания и познания [Гак 1997; Ильин 1994] Этот научно-методологический подход, связанный с идеей плюрализма взглядов и концепций, коррелирует с постулируемым нами тезисом о смысловом многообразии текста в процессе его функционирования в пространстве адресата и о нормативности такого функционирования.

Доминирование в лингвистической вариантологии первого из названных подходов определило общее отношение к смысловой вариативности интерпретационного проявления текста как явлению ненормативному, периферийному, противоречащему идее первичности, главенства говорящего и его замысла относительно слушающего, чья речевая деятельность рассматривается как вторичная, результат которой предопределяется говорящим. Сказанное объясняет неизученность сущности множественности интерпретации как объективного явления.

Вместе с тем итоги развития лингвистической и, в частности, семантической теории последних трех десятилетий доказывают, что «многозначность стала восприниматься не как отклонение от нормы, а как одно из наиболее существенных свойств всех значимых единиц языка, как неизбежное следствие основных особенностей устройства и функционирования естественного языка» [Плунгян, Рахилина 1996: 4].

В данной работе множественность и вариативность интерпретационного функционирования текста рассматриваются как объективное, необходимое и нормальное, то есть естественное и всеобщее, проявление свойств языка и языковой способности языковой личности, а следовательно, как ядерное, составляющее любую речевую коммуникацию, в противоположность традиционному подходу, при котором вариативность интерпретации текста оценивается как периферийное явление, лежащее в сфере коммуникативной неудачи, непонимания, конфликтной или манипулятивной коммуникации, в сфере игрового речевого взаимодействия или проявления ораторского мастерства. В работе обосновывается положение, согласно которому любой текст как репрезентант языкового функционирования реализуется множественностью смысловых вариантов.

Таким образом, объектом данного исследования является феномен интерпретации текста, описываемый в аспекте вариативного функционирования интерпретируемого текста в речевой деятельности субъекта-интерпретатора.

В качестве интерпретируемого текста мы рассматриваем объект рецептивно-интерпретационной деятельности, результатом которой является интерпретирующий текст.

Интерпретирующий текст как результат рецептивного ментально-речевого процесса в генетическом аспекте является вторичным текстом, находящимся в отношениях формально-смысловой детерминации относительно интерпретируемого текста, а в функциональном аспекте интерпретирующий текст есть результат аспектуальной, функционально-направленной и субъективно-детерминированной компрессии интерпретируемого текста.

Интерпретируемый и интерпретирующий тексты представляют собой функционально-смысловое единство, которое уподобляется отношениям аргумента и функции как детерминированного соответствия единиц одного множества единицам другого множества.

Работа выполнена с целью разработки модели вариативно-интерпретационного функционирования текста, включаемой в парадигму вариантоцентрической концепции языка.

Изучение явления вариативности интерпретационного функционирования текста выполняется в русле современной коммуникативно-деятельностной лингвистики и осуществляется в рамках такого научного направления, как лингвистический функционализм, и его частных проявлений: лингвовариантологии, лингвоперсонологии, лингвистического интерпретационизма.

Исследование факторов, детерминирующих реализацию вариативно-смыслового потенциала текста и способствующих экспликации смысловых версий интерпретируемого текста, осуществляется методом лингвистического эксперимента.

К настоящему времени сложились три подхода к выявлению множественного смыслового потенциала текста: интуитивно-субъективный (метод самонаблюдения, или интроспекции), описательный (метод наблюдения) и экспериментальный Первый из них заключается в обращении исследователя к своему лингвистическому опыту; на основе применения этого метода выполнено, например, исследование, посвященное выявлению языковых и текстовых факторов синтаксической омонимии [Колесников 1981]. Второй метод заключается в научном описании таких языковых единиц (слов, предложений), формальная организация которых создает условия для нейтрализации разных значений, реализующихся в их речевом функционировании (см., например, работы [Зализняк 2006; Лаптева 2003]). Третий метод предполагает обращение к коллективному языковому сознанию реципиентов путем их тестирования в различных формах.

Не умаляя очевидных позитивных качеств первых двух методов, следует подчеркнуть специфические достоинства экспериментального метода, которые были отмечены еще И.А. Бодуэном де Куртенэ [1963] и Л.В. Щербой [1965] и продемонстрированы при исследовании разных единиц и явлений языка. Верификационные возможности экспериментальных методов в лингвистике активно использовали и убедительно доказали их эффективность О.И Блинова [1984, 2007], Н.Д. Голев [2000а], М. Дебренн [2006, 2008], Ю.Н Караулов [1981, 1988], В.В. Левицкий, И.А. Стернин [1989], Г.А. Мартинович [2008], О.Н. Селиверстова [1976, 1980], а также исследователи в области психолингвистического [Залевская 2001; Рафикова 1999; Сахарный 1985; Сорокин 1985; Фрумкина 1979 и др.] и лингвосинергетического направлений [Белоусов, Блазнова 2005; Москальчук 1998, 2003 и др.]. Как заметил Ю.Н. Караулов, "языкознание ныне приобретает статус науки экспериментальной" [Караулов 1981: 140].

Метод лингвистического эксперимента является способом выявления и познания вариативного многообразия смысловой структуры текста. Он позволяет, с одной стороны, эксплицировать латентный процесс интерпретации смыслового содержания текста при его восприятии реципиентом и актуализировать смысловые версии интерпретируемого текста, совокупность которых рассматривается как реализация его смыслового потенциала, а с другой -- экспериментальные условия представляют собой моделирование сильных и слабых позиций функционирования текста, влияющих на характер актуализации / нейтрализации вариативности его смыслового проявления.

В зависимости от конкретной задачи исследования и верифицируемых параметров нами используются разные типы экспериментов:

1) семантизирующий, заключающийся в истолковании формы интерпретируемого текста; задачей этого эксперимента является экспликация смысловых версий интерпретируемого текста; этот тип эксперимента предполагает метаречевую деятельность интерпретатора (интерпретационно-метатекстовую деятельность), объектом которой является интерпретируемый текст, а результатом -- интерпретирующий текст;

2) диалогический, заключающийся в речевом реагировании на содержащуюся в тексте информацию; такая речевая реакция обычно представляет собой ответную реплику на сопровождающий текст вопрос-задание; обычно это реплика да / нет, подкрепляемая аргументирующим суждением;

3) клоуз-тест, заключающийся в формально-смысловой процедуре достраивания текста, заполнении пробела в тексте; задачей этого эксперимента является верификация смысловых версий интерпретируемого текста; этот тип эксперимента предполагает речевую порождающую деятельность интерпретатора как способ интерпретации текста (интерпретационно-текстовую деятельность).

Во всех случаях механизм лингвистического эксперимента общий. Специфика экспериментальной схемы предполагает первоначальное движение интерпретационно-порождающего процесса, детерминированного формально-смысловой организацией интерпретируемого текста, от текста к сознанию и последующее -- от сознания к тексту. Под воздействием стимульных дискурсивных единиц испытуемый воссоздает коммуникативное задание, декодируя текстовые элементы (позиция слушающего), и затем, владея стратегией порождения, создает высказывание (позиция говорящего). При этом и его деятельность в качестве слушающего, и его деятельность в качестве говорящего носят интерпретирующий, т. е., как уже было подчеркнуто, креативный, а потому относительно самостоятельный характер (о самостоятельности и креативности процесса понимания речи писали В. Гумбольдт [1964], А.А. Потебня [1976], и на материале различных типов текстов это показывают Н.Д. Голев [2007], Н.И. Колодина [2001], Н.Д. Марова [2006] и другие).

Исследование выполнено на материале интерпретирующих текстов, полученных методом лингвистического эксперимента. Исходными, т.е. стимульными при проведении эксперимента, выступают тексты малого формата (преимущественно рекламные тексты, слоганы, объявления, тексты-ярлыки, тексты-надписи и прочие), характеризующиеся сильной прагматической и / или суггестивной интенциональностью. Смысловая вариативность таких текстов носит в разной степени латентный характер.

Автор выражает глубокую благодарность научному редактору книги -- доктору филологических наук, профессору, академику МАН ВШ Николаю Даниловичу Голеву -- за ценные советы и замечания, которые во многом определили направление данного исследования.

Особая благодарность рецензентам монографии -- доктору философии, профессору Хельсинкского университета Арто Мустайоки и доктору филологических наук, профессору Томского государственного университета Зое Ивановне Резановой.


 Об авторе

Ким Лидия Густовна
Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Кемеровского государственного университета. Область научных интересов — вопросы функционирования русского языка, лингвистического интерпретационизма, интерпретационного функционирования текста, коммуникативного взаимодействия автора и читателя, обыденного метаязыкового сознания, лингвоперсонологии, лексикографии. Автор более 80 научных работ, в том числе учебного пособия «Русский язык в игровом тексте: функционирование омонимичных единиц» (2007); ею написаны фрагменты «Полного словаря диалектной языковой личности» (2008), разделы коллективной монографии «Обыденное метаязыковое сознание: онтологический и гносеологический аспекты» (Ч. 1, 3; 2009, 2010). Член научной школы КемГУ «Социально-когнитивное функционирование русского языка».

 Страницы

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце