URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Фомичева Ю.С., Юдина Е.Н. Архитектура для археологии
Id: 168108
 

Архитектура для археологии

URSS. 2012. 40 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-0528-5.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Фотография отняла кое-что от рисования, рисовать стало можно не так точно: точность вроде бы "ушла" в фотографию. И теперь атласы ботаников и географов, начерченные и раскрашенные до эпохи фотографии, воспринимаются не только как раритеты, но и как образцы какого-то забытого искусства. Сравнительно недавно компьютерное черчение попыталось кое-что отнять от черчения "ручного". Чертеж "руками" в крупных бюро исчез, его заменили восхитительные по сложности компьютерные "подачи". Но здесь не нужно забывать, что первоначальный набросок, идея, завиток или угол формы — все это по-прежнему чертится (рисуется) рукой на бумаге. Значит — ни фото, ни компьютерная графика не уничтожают рисунка и "ручного" чертежа, но только сдвигают эти виды графики в сторону индивидуального, неповторимого, того, что и называется "ручным", рукотворным.


 Краткое содержание

Благовещенский собор
Воскресенская церковь
Собор Пантелеймонова монастыря
Церковь Бориса и Глеба
Базилика близ г.Динар (бывш. Апамея-Киботос)

 Об издании

Фотография отняла кое-что от рисования, рисовать стало можно не так точно: точность вроде бы "ушла" в фотографию. И теперь атласы ботаников и географов, начерченные и раскрашенные до эпохи фотографии, воспринимаются не только как раритеты, но и как образцы какого-то забытого искусства. Сравнительно недавно компьютерное черчение попыталось кое-что отнять от черчения "ручного". Чертеж "руками" в крупных бюро исчез, его заменили восхитительные по сложности компьютерные "подачи". Но здесь не нужно забывать, что первоначальный набросок, идея, завиток или угол формы -- все это по-прежнему чертится (рисуется) рукой на бумаге. Значит -- ни фото, ни компьютерная графика не уничтожают рисунка и "ручного" чертежа, но только сдвигают эти виды графики в сторону индивидуального, неповторимого, того, что и называется "ручным", рукотворным.

Есть, правда, область графики, в которой и рукотворность, и точность не только уживаются, но просто должны уживаться. Это архитектурная графика на археологических раскопках, фиксационная графика. Она тоже переживает изменения. Во времена наших отцов в Новгородской (и во многих других) археологической экспедиции каждый год работали студенты архитектурных вузов (прежде всего -- МАРХИ), это была раскопная элита, белая кость. Только они могли зачертить переплетение срубов на знаменитых новгородских раскопах, передать детали, показать соотношение мостовых и жилых домов нашего Средневековья. Теперь эту работу на обычных раскопках, не архитектурных, выполняют сами археологи, что-то замеряют, что-то набрасывают, а потом чертят за милую душу в компьютере.

Но есть область, в которой все осталось по-прежнему, как в середине XX века, как даже в XIX или XVIII веке. Это архитектурная археология. Здесь требуется предельная точность. Эта точность, как и встарь, нужна в любых условиях: в жару, в дождь, под ветром. Архитектор, и именно архитектор, может и должен вглядеться в развалины стены, в след фундамента, в разновременные кладки, в профиль лежащего криво карниза, в маленький кусочек висящей на стене фрески -- и зачертить его прямо в тех условиях, в каких его видит, не оставляя на потом. Он чертит прямо, просто, уверенно или с размышлением -- и видит больше, чем фото, иногда больше, чем сам ученый, который руководит раскопками или разведками. Эту способность видеть и чертить архитектор должен в себе вырастить, он должен почувствовать не только романтику встречи с кладкой, камнем, стеной, он должен почувствовать важность момента, ответственность. Архитектор должен переживать встречу с самим собой и с прошлым, чтобы начертить все в соответствии с моментом.

Нужно сказать, что это "соответствие с моментом" коротко называется "стиль". Это не тот "стиль эпохи", который господствует в этот момент, это смешение стиля эпохи и личного стиля архитектора. Поэтому так интересно смотреть старые обмерные и археологические чертежи пятидесятилетней, например, давности: в них виден ушедший стиль и стиль того или иного человека. Этот "стиль чертежа" в наше время тоже очень интересен: он испытывает влияние компьютерной графики, он то обобщает детали, то начинает их умножать и группировать в своеобразные паттерны -- тоже по новой моде. Кроме того, современный стиль "ручного" черчения оказывается очень серьезным, он не терпит романтических или сентиментальных деталей, он деловит, внимателен, аналитичен. И все же в нем есть и доля "ветра", в нем отражается поэтика странствий (в остро поданных и как будто высвеченных вспышкой деталях), уважение к древней архитектуре (в попытке передать красоту целого в каждом фрагменте), спокойный анализ увиденного (осуществленный часто в сложных условиях, при плохой видимости или при дефиците времени).

Мы представляем работы выпускников МАРХИ, еще студентами попавших на археологические раскопки, "заболевших" ими и освоивших специфическую архитектурную графику, требующуюся для фиксации найденного на раскопе. Эти чертежи, переведенные в компьютерную форму или только отсканированные, хранят и сложность момента черчения, и индивидуальные манеры, и требования руководителей. Все вместе образует конгломерат, в котором самое важное то, что можно назвать "аналитика руки": понимание вещи, предмета в целом в процессе черчения. Это умение меняется в соответствии с объектом: византийский храм VI века в горах нынешней Турции, который чертят при сорокоградусной (и больше) жаре, рука отображает по-иному -- по сравнению с сырыми еще фресками XII века в церкви Бориса и Глеба в Кидекше, найденными под уровнем позднего пола, и совсем по-другому чертится разрушенная стена или саркофаг в новгородских монастырях XII--XV веков. И еще одну, совсем новую манеру образует чертеж-реконструкция, где полноценным соавтором выступает ученый, "увидевший" всю постройку на словах и объяснивший архитектору ее абрис.

Эти работы заслуживают внимательного рассматривания, своеобразного вживания, когда смотрящий пытается понять те условия, в которых архитектор чертил ту или иную форму. Но можно и просто любоваться получившимися линиями, тенями, сочетаниями цветов. Ведь получаются часто очень красивые вещи, из которых смелый верстальщик мог бы составить календарь или коллекцию постеров. Именно так мы и задумали эту выставку: как собрание красивых, зрелищных вещей. При этом мы, конечно, не могли забыть о том, что изображено в каждом конкретном случае, какого века, откуда. И получившиеся вещи, попавшие на выставку, отражают двойственность, двусторонность процесса: с одной стороны, архитектура здесь служит археологии, а с другой -- археология своей необычностью дает архитектуре неожиданное измерение. И получается графика, которую смотреть интересно, которая столь же занятна, столь же красочна или строга, как авторская, "художническая" графика из энтомологического атласа эпохи Просвещения.

Владимир Седов, Марина Вдовиченко
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце