URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Постовалова В.И. Историческая фонология и ее основания. Опыт логико-методологического анализа
Id: 166785
 
263 руб.

Историческая фонология и ее основания. Опыт логико-методологического анализа. Изд.3

URSS. 2013. 232 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03424-1.

 Аннотация

В монографии рассматриваются исходные принципы, допущения, категории и понятия классического варианта исторической фонологии; дается логическая характеристика единиц описания и основных процессов звуковых изменений. Анализируется проблема полноты объяснений в исторической фонологии и целесообразности создания единой динамической теории синхронно-диахронических процессов.

Для фонологов, специалистов в области теории и философии языка, а также для всех интересующихся проблемами методологии научного познания.


 Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. КАТЕГОРИАЛЬНО-ПОНЯТИЙНЫЕ СРЕДСТВА, ПРИНЦИПЫ И ПРОЦЕДУРЫ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА
Глава 2. СОДЕРЖАНИЕ, ПРИНЦИПЫ И ТЕХНИКА ЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗ А НАУЧНОГО ПРЕДМЕТА
 Исходные идей, лежащие в основе модели научного предмета
 Структурно-функциональная и морфологическая характеристика подсистем научного предмета
 Процессуальное представление научного предмета
 Задачи и техника логико-методологического анализа научного предмета
Глава 3. ЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТРОЕНИЯ, ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ФОНОЛОГИИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ НАУЧНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ
 Область исследования, исходные принципы и допущения, основные онтологические представления исторической фонологии
  Предмет исторической фонологии и средства его задания
  Предпосылки возникновения исторической фонологии
  Обоснование возможности существования исторической фонологии
  Место исторической фонологии в пространстве лингвистических дисциплин
 Проблемы, задачи и категориально-понятийные средства исторической фонологии
 Эмпирический материал и модели исторической фонологии
  Общая характеристика эмпирического материала
  Единицы описания
  Основные процессы изменения в фонологической системе и их моделирование
  Классификация звуковых изменений
  Характеристика основных типов процессов звуковых изменений
 Проблема объяснений в исторической фонологии
  Логико-гносеологическая характеристика научного объяснения
  Общая характеристика экспланаторных средств исторической фонологии
  Типы объяснений в исторической фонологии
  Состав экспланаторных средств исторической фонологии (факторы, тенденции, законы)
  Методологические проблемы построения объяснений в исторической фонологии
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА
ДОПОЛНЕНИЯ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
 Лингвистическая гипотеза и ее обоснование: гипотезы-теории среднего ранга универсальности
 Примечания
 Дополнения к библиографии
 Библиография работ В.И.Постоваловой по фонологии и металингвистики

 Предисловие ко второму изданию

Во втором издании данной работы предпринимается попытка ввести логико-методологический анализ исторической фонологии, осуществленный в первом издании, в современный исследовательский и культурно-исторический контекст, преодолевая ряд неизбежных ограничений первого издания и пытаясь представить фонологию как единую, самостоятельную науку --

1) в единстве ее составляющих -- а) синхронической и б) диахронической (исторической) частей,

2) с учетом разных форм ее воплощений (направлений, концепций, аспектов), в том числе потенциальных путей ее дальнейшего формирования с их возможными выходами за пределы "имманентности", намеченными в первоначальных проектах фонологии, и попытками преодоления "автономности" данной дисциплины, и

3) существования в историческом потоке смены исследовательских парадигм и научных картин мира в гуманитарном познании.

Эта установка на введение проведенного логико-методологического анализа исторической фонологии в современный контекст осуществляется в данном издании с помощью включения в работу ряда Дополнений:

1) раздела "Фонология", ранее опубликованного в книге "Общее языкознание: Внутренняя структура языка. М., 1972" под ред. чл.-корр. АН СССР Б.А.Серебренникова,

2) возможно, также двух фрагментов из Диссертаций -- о слоге и гипотезах в ИФ,

3) Примечаний к тексту "Исторической фонологии и ее оснований",

4) Послесловия "Фонология и ее лики в контексте смены научных программ и парадигм",

5) Дополнения к Библиографии работ по фонологии, исторической фонологии, философии языка и общим вопросам научного познания, не учтенных ранее автором или же вышедших после публикации данной работы, и

6) Библиографии работ автора, развивающих и углубляющих отдельные проблемы данной темы.

К сожалению, при соединении в одном издании работ, написанных в разное время, оказалось невозможным достичь единообразия в метаязыке описания и преодолеть некоторую разнотипность представления лингвистического знания в фонологии. При написании раздела "Фонология" (в соответствии с практикой метаописания в лингвистике того времени) в качестве ключевого методологического понятия использовался термин "описание". В "Исторической фонологии" в качестве исходной единицы метаописания использовалась "модель научного предмета". В Послесловии к данному изданию используется принятый в современных лингвистических метаописаниях термин "парадигма", а также термин "исследовательская программа". Представляется, однако, что данные языки описания не являются взаимоисключающими, и в своей совокупности позволяют передать наиболее существенные черты эпистемологического лика фонологии.


 Введение

В данной работе предпринимается попытка проведения логико -- методологического анализа исторической фонологии, сравнительно молодой лингвистической дисциплины, переживающей период своего становления и интенсивного развития.

Очевидно, что задачи, объем, средства и техника методологического анализа находятся в прямой зависимости от того, какое содержание вкладывается в понятия "методология" и "методологический", которые понимаются далеко не всегда однозначно. Существует несколько трактовок методологии в зависимости от того, что считается исходной категорией, лежащей в основе определения этого понятия, -- знание, действие или знание и действие одновременно.

Согласно первому толкованию, методология понимается как знание особого рода (методологическое), противопоставляемое объекту своего знания, в качестве которого могут рассматриваться такие феномены, как метод или деятельность. Методология в таком понимании представляет собой частное учение о методах как объектах особого рода, наряду с такими объектами, как научные концепции, виды мышления и т.д., или же как теория действия, "учение о структуре, логической организации, методах и средствах деятельности" (Спиркин, Юдин 1974,478).

Согласно второму толкованию, приоритет в определении природы методологии отдается действию, а не знанию, и сама методология при этом задается не как знание (логия), а как действие или особый тип (сфера, организованность) деятельности (в частности, деятельности познания и мышления).

При третьей трактовке методология понимается и как знание и как действие, ср., например, одно из определений методологии (ФЭ 1964, 420) как учения о "методах познания и преобразования действительности" и применения "принципов мировоззрения к процессу познания, к духовному творчеству вообще и к практике".

Очевидно, в каждом из рассматриваемых случаев понятие методология противопоставляется различному концептуальному окружению. Так, в первом подходе, вытекающем из противопоставлений метода и методологии понятию теории или онтологии, возникают оппозиции типа: методология/теория или методология/онтология. В рамках второго подхода, по крайней мере внутри некоторых из его направлений, в качестве исходного расчленения предлагается противопоставление метода и методологии понятию практической деятельности, в качестве которой может рассматриваться любая деятельность, включая и научное исследование любой степени сложности (ПИСН 1967, 107).

Очевидно, что наиболее широкое понимание методологии и соответственно методологического анализа (рефлексии) будет при трактовке методологии как особого рода деятельности, а наиболее узкое -- при толковании ее как учения о методе.

Как нам представляется, наиболее расчлененные представления и средства для достаточно адекватного описания научного предмета выработаны в рамках понимания методологии как определенной сферы и организованности деятельности. Именно на это понимание мы и будем опираться в нашей работе в трактовке методологического анализа науки, определяя его как характеристику деятельности исследователей в рамках научного предмета и ее опредмеченных результатов.

Процесс исследования деятельности и норм научного мышления обычно входит в круг задач логического анализа. Если принять широкое понимание методологии как сферы и организованности деятельности, то при таком понимании логический анализ может рассматриваться как составная часть методологического анализа и можно говорить о методологическом анализе в широком смысле слова. Однако, поскольку в качестве основных средств методологической рефлексии обычно используются логические средства, то можно говорить о логико-методологическом анализе (рефлексии).

В отличие от предметных исследований, ориентированных на непосредственное изучение объекта, при методологическом анализе (при любом его понимании) имеют дело как с исследуемым объектом, заданным методологии косвенно, так и с деятельностью его исследования в рамках научного предмета.

Исходная целостность, с которой в рамках своей аналитической деятельности имеет дело методолог, занимающийся проблемами научного познания, является научная дисциплина (научный предмет, предмет науки). Соответственно для осуществления различного рода работ в области методологии научно-исследовательской деятельности в качестве средства анализа необходима модель научной дисциплины. В настоящей работе в качестве средства методологического анализа используется модель научного предмета, построенная в соответствии с идеями системного подхода, теории деятельности и содержательно-генетической логики (в более поздней версии -- теории мышления).

Данная модель, вытекающая из гипотезы о "логической первичности категории деятельности" при методологическом моделировании процесса познания (Алексеев 1968, 95), трактует научный предмет как сложную систему естественно-искусственного типа двойной природы -- натуральной и деятельностной, включающую ряд подсистем (проблемы, задачи, онтологию, модели, теорию, эмпирический, материал, средства, процедуры), а также метаслой, в состав которого входят основания научного предмета. Не останавливаясь подробно на характеристике этой модели (ее описание приводится далее), ограничимся несколькими замечаниями относительно оснований научного предмета.

Прежде всего следует подчеркнуть, что понятие основания не является синонимом понятия основы, под которым понимают обычно опорную часть, остов или каркас предмета -- его базисные положения, законы, идеи, на которых он строится. Основания научного предмета включают совокупность логически исходных, руководящих принципов, базисных смысловых структур (концепций), лежащих в основе всех его построений, обосновывающих эти построения, но внутри самого предмета обоснования не имеющих. Существует и более широкое понимание оснований, встречающееся, например, при определении оснований математики как совокупности "понятий, концепций и методов, с помощью которых строятся различные математические дисциплины, а также комплекс математических и философских теорий и направлений, посвященных исследованию этих понятий, концепций и методов" (ОМ 1974, 566).

В отличие от основ, содержащих наиболее существенные смыслы, генерируемые непосредственно в рамках научного предмета и закрепленные обычно в его специфических понятиях, основания представляют собой смысловые структуры, восходящие к идеям концепций, "внешних" по отношению к рассматриваемому предмету (ср. понятие системы вообще и понятие фонологической системы).

Особенностью принципов, управляющих построением научного предмета, является то, что они подобно категориям в нем теоретически не доказываются. Такие принципы могут эксплицитно не формулироваться и даже не обязательно осознаваться исследователями, работающими в данной дисциплине. Выявление их из ткани научного предмета, построенного в соответствии с этими принципами, требует специального анализа.

Поскольку в качестве нормативного образования принцип не может быте доказан, пока не построен соответствующий предмет, то постановка вопроса о его основаниях на некотором начальном этапе его формирования, пока он хотя бы в первом приближении не построен, может быть вообще некорректной и незакономерной. "Наука весьма сложным путем приходит к осознанию своих теоретических оснований и тех принципов, которыми она фактически руководствуется, -- пишет Т.И.Ойзерман (1972, 96). -- Вопреки обыденным представлениям, принцип -- не исходный пункт исследования, а его конечный результат. Вернее: прежде чем принципы становятся методологическими "директивами..." они должны быть получены путем теоретического осмысления предшествующего развития науки... Принципы всегда нуждаются в дальнейшей теоретической разработке, конкретизации, а иной раз... и в пересмотре".

Целью настоящей работы является проведение логико-методологического анализа строения, функционирования и генезиса исторической (в другой терминологии, диахронической, или генетико-диахронической) фонологии и ее оснований. В качестве объекта исследования был выбран классический вариант исторической фонологии (работы Р.Якобсона, А.Мартине и выполняемые в этом же русле исследования М.И.Стеблина-Каменского, В.К.Журавлева, Я.Б.Крупаткина и др.), исходящий из идеи автономности (относительной независимости) фонологического уровня описания и базирующийся на принципах системности и историзма.

Центральную часть в работе занимает глава, посвященная изложению логико-методологического анализа исторической фонологии и ее оснований, опирающаяся на две предыдущие главы, которые выполняют по отношению к ней в известном смысле роль методологического введения. В первой главе излагаются идеи, понятия и принципы системного подхода, используемые в качестве средств построения избранной в работе модели научного предмета, служащие в качестве точки отсчета для типологического сопоставления различных концепций в рамках исторической фонологии, а также являющиеся источником базисных принципов исторической фонологии -- принципов системности и историзма. Во второй главе содержится изложение основных задач, принципов и процедур логико-методологического анализа научного предмета, а также описывается модель научного предмета, в терминах которой производится анализ исторической фонологии. В заключении ставится вопрос о целесообразности рассмотрения исторической фонологии в качестве автономной дисциплины и дискутируется проблема создания синтетической дисциплины, исследующей глобальный процесс существования фонологической системы во времени.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце