URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Идлис Г.М. Революции в астрономии, космологии и физике
Id: 166737
 
309 руб.

Революции в астрономии, космологии и физике. Изд.3

URSS. 2013. 336 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03410-4. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

В книге в качестве последовательных переломных этапов в развитии естествознания выделены и кратко очерчены четыре глобальные естественно-научные революции (аристотелевская, ньютоновская, эйнштейновская и постэйнштейновская --- современная). Каждая из них одновременно происходила в астрономии, космологии и физике и сопровождалась радикальным изменением космологических представлений и физического фундамента. Эти изменения имели вполне закономерный, последовательный характер и представляли собой необходимые очередные шаги по пути, казалось бы, все более полного устранения эгоцентризма из космологии.

Первая (аристотелевская) революция оказывается своеобразным прототипом всех трех последующих революций. Проводимое в данной монографии специальное более детальное рассмотрение этой революции позволяет связать воедино античную и современную фазы развития естествознания, включая соответствующие представления о фундаментальных структурных элементах материи и сознания, а в итоге автор возрождает предвосхищенный еще пророческим изречением Протагора (“Человек есть мера всем вещам --- существованию существующих и не существованию несуществующих”) так называемый АНТРОПНЫЙ КОСМОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП (АКП), причем во всех его формах --- слабой, сильной и сверхсильной (вплоть до необходимого существования Высшего Разума наряду с подобными ему типичными разумными индивидуумами).

Издание представляет интерес для историков естествознания, а также астрономов и физиков, интересующихся проблемами космологии и ее историей. Может служить учебным пособием по курсу "Концепции современного естествознания".


 Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ
ВВЕДЕНИЕ
 1.Определение космологии, её объекта и предмета
  1.1.Этимология и эволюция основных космологических понятий: космос, мир, Вселенная (материя)
  1.2.Исторически инвариантное определение космологии
  1.3.Диалектическая двойственность (противоречивость, парадоксальность) объекта и предмета космологии
 2.Философские аспекты космологии
  2.1.Диалектический материализм как необходимая основа космологии
  2.2.Возможность и действительность, всевозможность (случайность) и необходимость. Их диалектическое единство в рациональной космологии. Причинность как её необходимая исходная основа
Глава первая
ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНЫЕ АСПЕКТЫ КОСМОЛОГИИ
 1.Космология и точное естествознание
 2.Четыре революции в истории астрономии, космологии и физики как закономерные последовательные этапы их совместного исторического развития во взаимодействии друг с другом
Глава вторая
ПЕРВАЯ (АРИСТОТЕЛЕВСКАЯ) РЕВОЛЮЦИЯ В АСТРОНОМИИ, КОСМОЛОГИИ И ФИЗИКЕ. ОТ ФАЛЕСА И АНАКСИМАНДРА ДО АРИСТОТЕЛЯ
 1.Спиральный характер совместного исторического развития астрономии, космологии и физики. Учения мыслителей милетской школы как первый образец такого развития познания мира, вселенной, материи
  1.1.Учение Фалеса
  1.2.Учение Анаксимандра
  1.3.Учение Анаксимена
  1.4.Диалектический закон отрицания отрицания (классическая триада: тезис, антитезис, синтез)
  1.5.Древнейший синтез учений Анаксимандра и Анаксимена (допифагорейское учение о гебдомадах)
 2.Системность как необходимая черта истинного естествознания и математика как его творческое первоначало. Первые системные математические естественнонаучные учения
  2.1.Пифагорейское космологическое учение
  2.2.Древние учения о единстве и сферичности целостного мира
 3.Дилемма всеединства и множественности в космологии и физике. Простейшие попытки её решения
  3.1.Космофизическое учение Анаксагора
  3.2.Античные и современные представления о строении материи
 4.Логически возможные альтернативные системы мира и их исторически закономерная редукция к одной из них
  4.1.Альтернативные системы Платона
  4.2.Космологическое учение Аристотеля (последовательный геоцентризм)
Глава третья
ЭЛЕКТРОН И ЕГО РОДОСЛОВНАЯ
  Не электроном единым... Радиоактивный распад атомных ядер. Нейтрино и антинейтрино. Пептоны, кварки и антикварки. Электромагнитное, слабое и сильное взаимодействия
  Из истории естествознания: формирование его метафизических и физико-математических основ
  Дедуктивно определяемые взаимосвязанные периодические системы фундаментальных структурных элементов материи на основных уровнях её естественной самоорганизации
  Единая периодическая система фундаментальных элементарных и субэлементарных частиц и античастиц физической материи
  Полная периодическая система фундаментальных атомных химических элементов вещества (или антивещества)
  Единая периодическая система эталонных фундаментальных субмолекулярных биоорганических блоков - элементарных аминокислотных и субэлементарных нуклеотидных
  Полная периодическая система эталонных фундаментальных ментальных элементов
  Взаимоотношения периодических систем фундаментальных структурных элементов материи на всевозможных последовательных основных уровнях её естественной самоорганизации
Приложение
ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПОНЯТИЯ, СИМВОЛЫ, ВЕЛИЧИНЫ, ХАРАКТЕРИСТИКИ
  Универсальные мировые постоянные
  Электрон и электронное поколение элементарных лептонов и субэлементарных кварков и антикварков
  Электронные характеристики атомов химических элементов
  Электронные характеристики стандартных субмолекулярных аминокислотных и нуклеотидных остатков биополимеров
  Электрон и классическая физика макромира
  Универсальные характеристики фундаментальных структурных элементов материи
ПОСЛЕСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ, ИСПРАВЛЕННОМУ И ДОПОЛНЕННОМУ ИЗДАНИЮ
ПРИМЕЧАНИЕ
 P.S
  I.Рецензия Л. А. Хурсина на изданную в 1970 г. монографию Г. М. Идлиса "Математическая теория научной организации труда и оптимальной структуры научно-исследовательских институтов"
  II.Рецензия С. Д. Хайтуна на изданную в 1985 г. монографию Г. М. Идлиса "Революции в астрономии, физике и космологии"
  III.Рецензия А. Морозова на изданную в 1997 г. монографию В. А. Буравихина, В. А. Егорова и Г. М. Идлиса "Биография электрона и его родословная"
  IV.НЕТРИВИАЛЬНАЯ ИСТОРИКО-НАУЧНАЯ МОНОГРАФИЯ ПО ОБЩИМ ПРОБЛЕМАМ РАЗВИТИЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
  Рецензия на книгу: Г. М. Идлис. Революции в астрономии, физике и космологии
 P.P.S
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА

 Предисловие

Я думаю, что нет науки, в которой человек с наибольшей
доступностью и занимательностью мог бы больше
принести пользы и больше проявить себя, чем история...

Там, где прежде были границы науки, там теперь ее
центр....Книгой следовало бы собственно называть лишь ту,
которая содержит нечто новое, все прочие -- лишь средством
быстро узнать, что уже сделано в той или иной области.
Открывать новые страны и составлять точные карты
уже открытых -- вот в чем разница.

Боже, не дай мне только написать книгу о книгах!

Георг Кристоф Лихтенберг, Афоризмы

Современный автор, пишущий о науке и желающий привлечь внимание читателей к своему произведению, донести до них его содержание и быть правильно понятым, должен, как считается, расчленить свое произведение на три одинаково необходимые части. В первой -- анонсирующей -- части заранее сообщается, о чем собственно намечается вести речь. В нашем случае это довольно пространное введение о соотношении астрономии, физики и космологии, содержащее определение последней, а также анализ ее философских аспектов, который предваряет последующее рассмотрение совместного исторического развития этих наук. Во второй -- основной части излагаются и надлежащим образом обосновываются все анонсированные автором положения, т.е. осуществляются цели, намеченные во вводной части произведения и так или иначе обозначенные в самом заглавии его. Основу данной книги составляет общее описание четырех закономерных последовательных революций в историческом развитии астрономии, физики и космологии и более детальный анализ первой из них, которая представляет собой своеобразный прототип трех последующих глобальных естественнонаучных революций. Наконец, в третьей -- резюмирующей -- части приводятся полученные общие итоги. В нашем случае это -- краткое заключение, не претендующее на то, чтобы быть окончательным словом в решении рассматриваемых проблем.

Автор данной книги при ее написании последовал указанной рекомендации и надеется на внимание и понимание читателей, интересующихся проблемами революционных изменений наших представлений о мире, Вселенной, материи.

Автор стремился придерживаться известного девиза: "Доступно и точно о главном в мировой науке", имея в виду прежде всего основные принципы (всегда достаточно простые) той или иной научной картины мира, объединяющей астрономию, космологию и физику, а не всевозможные сложные, но второстепенные, частные, "технические" детали ее.

Правда, в этом отношении даже в наше просвещенное время трудно состязаться с выдающимся немецким просветителем XVIII в. Г.К.Лихтенбергом (1742--1799). Будучи вдумчивым наблюдателем, глубоким мыслителем и талантливым естествоиспытателем, Г.К.Лихтенберг, профессор физики Геттингенского университета и редактор двух журналов -- "Геттингенского карманного календаря" и "Геттингенского журнала науки и искусства", автор специальных научных трудов и разнообразных научно-популярных статей, "Подробных объяснений к гравюрам на меди Хогарта" и кратких "Афоризмов", проявил редкостное умение высветить истинную суть всего не только в темном прошлом или смутном настоящем, но и в, казалось бы, неведомом будущем. Он жил в эпоху между второй (ньютоновской) и третьей (эйнштейновской) революциями. Его на редкость глубокие суждения позволяют связать воедино, казалось бы, радикально отличные друг от друга этапы познания природы и, как кажется автору, позволяют наглядно продемонстрировать неразрывную связь времен и внутреннюю логику исторического развития науки о природе, мире, Вселенной, материи. Поэтому автор счел возможным и даже целесообразным прибегать по мере необходимости к цитированию многочисленных выразительных афоризмов Г.К.Лихтенберга, а также многих других источников, несмотря на опасность вызвать соответствующие упреки в свой адрес: "Плохие писатели по преимуществу те, которые стремятся высказать свои примитивные мысли словами хороших писателей...".

Автор надеется, что внимательный читатель найдет достаточно много нового и нетривиального в этой историко-научной книге, посвященной анализу космологии в свете ее истории, чтобы воздержаться от таких упреков.

Данная книга содержит некоторые собственные результаты и выводы автора, полученные им за многие годы работы в Астрофизическом институте АН КазССР (в Алма-Ате) и в Институте истории естествознания и техники АН СССР (в Москве). Автор многим обязан прежде всего своему незабвенному учителю академику В.Г.Фесенкову, который основал АФИ АН КазССР. Кроме того, автор не может не высказать искренней признательности академику А.Д.Александрову за систематическое обсуждение разнообразных проблем науки и ее истории, академику Я.Б.Зельдовичу за внимание ко впервые выдвинутой и развитой автором более четверти века тому назад идее о фундаментальном космологическом значении так называемого антропогенного (антропологического, антропного или энтропийного) принципа, академику Б.М.Кедрову и члену-корреспонденту АН СССР С.Р.Микулинскому за предоставленную возможность целиком погрузиться в профессиональные исследования избранных проблем истории астрономии, физики и космологии, А.Т.Григорьяну, В.П.Визгину и другим коллегам по сектору истории физики и механики ИИЕТ АН СССР за их постоянное дружеское участие. Наконец, автор считает своим долгом поблагодарить вообще всех, кто так или иначе содействовал появлению этой книги.


 Из введения

Что я такое? Что я должен делать? Во что должен
верить и на что полагаться? К этому сводится вся философия.
Желательно упростить подобным образом побольше
вещей; по крайней мере, стоило бы попытаться,
нельзя ли все то, что намереваешься изложить в целом
сочинении, с самого начала набросать кратко.

Г.К.Лихтенберг (с.82)

К сожалению, краткость не является действительным достоинством этого введения, предваряющего общее описание не только первой из четырех последовательных глобальных революций естествознания (аристотелевской), но и трех остальных (ньютоновской, эйнштейновской и постэйнштейновской), в итоге которых в определенном смысле "все возвращается на круги своя".

В наше время нет необходимости специально объяснять, что такое астрономия или физика. Все имеют некоторое представление о них. Но космология со своими специфическими проблемами представляет собой нечто менее известное. Рассмотрение космологических проблем естественно начать с необходимого исходного пункта -- с определения космологии, ее объекта и предмета.

1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОСМОЛОГИИ, ЕЕ ОБЪЕКТА И ПРЕДМЕТА

Мы только там находим удовольствие, где замечаем
планомерность, по крайней мере, так бывает с объектами
зрения, слуха... Чтобы получить удовольствие, мы
именно это должны искать во всем.

Г.К.Лихтенберг (с.175)

Буквальное значение термина "космология" -- учение (наука, знание) о космосе (мире, Вселенной). Сразу же возникает вопрос о возможном характере такого учения -- натурфилософском или естественнонаучном, о самой возможности существования науки, выходящей за пределы обычного (земного) естествознания, но не вырождающейся в произвольное вероучение и не сводящейся к одним общефилософским рассуждениям о космосе, мире, Вселенной.

Для ответа на поставленный вопрос необходимо обратиться к истории, космологии, выяснив прежде всего фактический смысл используемых понятий.

1.1. Этимология и эволюция основных космологических понятий: космос, мир, Вселенная (материя)

Древнегреческое слово "космос" первоначально означало определенный "строй" (например, у Гомера -- около трех тысяч лет тому назад -- "красивое построение войска", вообще "хорошее устройство" и, в частности, уже как-то упорядоченное (правильное, закономерное) устройство Вселенной или непосредственно наблюдаемого нами мира (в противоположность гипотетическому или, вернее, мифологическому еще никак не организованному -- первозданному -- "хаосу").

Кстати, как раз с "космосом", понимаемым в смысле красивого, хорошего, упорядоченного, правильного, закономерного, необходимого, всесторонне совершенного устройства, родственна "косметика", которая позволяет издревле прибегающим к ней представительницам прекрасной половины человеческого рода еще более "приукраситься", "прихорошиться", "привести себя в полный порядок", т.е. планомерно исправить свои природные недостатки и достигнуть требуемого совершенства, по крайней мере внешнего,

"Чтобы получить, -- как заметил Лихтенберг, -- удовольствие (причем наивысшее, эстетическое или интеллектуальное. -- Г.И.), мы именно это (т.е. совершенство, красоту, правильность, упорядоченность, симметрию, гармоничность, закономерность, необходимость, или, по его выражению, "планомерность". -- Г.И.) должны искать во всем" (с.175). Но поиск и установление необходимого совершенства (или надлежащей "планомерности") "во всем" -- это, собственно, и есть космология.

Проблемы происхождения, организации или самой органической природы космоса, т.е. все проблемы космогонии, первоначально относились к "физике" или "физиологии". Во всяком случае Аристотель (384--322 до н.э.) называл своих предшественников, занимавшихся этими проблемами, "физиками" или "физиологами", ибо древнегреческое слово "физис", по существу очень близкое к русскому слову "природа", первоначально было эквивалентно русским словам "происхождение", "рождение", "создание". Отсюда естественная органическая, природная, изначальная) взаимосвязь космологии, космогонии и физики, впоследствии надолго утраченная, но затем вновь возрожденная И.Кантом (1724--1804) в его эпохальном произведении (1755 г.) "Всеобщая естественная история и теория неба, или Опыт об устройстве и механическом происхождении всего мироздания, истолкованных сообразно принципам Ньютона".

Идеально устроенный космос первоначально противопоставлялся не только первозданному всеобщему хаосу, но и уже существующей, но все еще никак не упорядоченной Земле, со всеми ее постоянными неурядицами, т.е. под собственно космосом древние мыслители понимали лишь Небо и небесные светила, считавшиеся вполне совершенными (в отличие от явно несовершенной Земли).

Следы традиционного противопоставления Земли и Неба (или всего земного и всего небесного) проявляются, в частности, в том, что Земля до сих пор, как правило, не включается в космос, под которым продолжают понимать все внеземное. После возникновения космонавтики под космосом зачастую стали понимать только так называемый ближний (околоземной) космос, но опять-таки исключая из него саму Землю.

Впрочем, Галилео Галилей (1564--1642) еще в 1610 г., впервые (или во всяком случае одним из первых) направив незадолго до того изобретенную з Европе и самостоятельно им сделанную увеличивающую (приближающую) зрительную трубу на небо, ознаменовал начало телескопической эры в астрономии открытием земного несовершенства небесной Луны. В "Звездном вестнике" он писал: "Из наблюдений, неоднократно повторенных, мы пришли к тому заключению, что поверхность Луны не гладкая и не ровная и не в совершенстве сферическая, как полагал в отношении ее великий легион философов (magna philosophorum cohors), а, напротив того, неровная, шероховатая, испещренная углублениями и возвышенностями, наподобие поверхности Земли".

Тогда же Галилей открыл некие темные пятна не только на Луне, освещаемой Солнцем, но и на самом лучезарном Солнце, что позволило ему в своей книге "Описания и доказательства, относящиеся к солнечным пятнам" подвергнуть критике все каноническое учение Аристотеля о совершенстве космоса и исключительности Земли, занимавшей в аристотелевской системе мира особое (центральное, неподвижное) положение.

Кроме того, не завуалированное никакой специальной "косметикой" земное несовершенство внеземного космоса, проявляющееся в явной или по крайней мере видимой неупорядоченности отдельных космических объектов, могли заметить -- и замечали! -- даже древние астрономы, наблюдая, наряду с неподвижными друг относительно друга и вообще постоянными небесными светилами (звездами), блуждающие небесные светила (планеты), к тому же заметно изменяющие свой видимый блеск (например, Марс и Венера), и появляющиеся время от времени хвостатые небесные светила ("косматые" кометы), а также вспыхивающие иногда Новые звезды, не говоря уже о так называемых падающих звездах (метеорах, болидах, метеоритах).

Более широкое понимание "космоса" соответствует понятиям "мир" или "Вселенная". Правда, и в употреблении этих терминов нет необходимой однозначности.

В современной космологии под непосредственно данным нам миром обычно понимают весь наш земной шар и весь космический мир небесных светил, включая Солнце и все освещаемые им планеты Солнечной системы (одной из которых является наша Земли), все звезды Млечного Пути (одной из которых является наше Солнце), все галактики так называемой Метагалактики (одной из которых является наша Галактика--Млечный Путь), а также всю межпланетную, межзвездную и межгалактическую среду, т.е. под этим миром принято понимать всю нашу Метагалактику в целом, со всеми ее частично уже известными и еще совершенно неизвестными материальными составляющими (в виде всевозможных форм вещества и излучения).

Но, по крайней мере, в русском языке само слово "мир", означающее и мирное сосуществование, как бы предполагает существование разных миров, их множественность, несводимость к одному непосредственно данному миру. Иначе говоря, само собой подразумевается, что таких миров не один, а "мириады", т.е. "великое, неисчислимое множество". Исторически это соответствовало естественно возникавшим мыслям о том, что локальный или временный характер присущ не только всем сосуществующим или сменяющим друг друга разнообразным конкретным формам природы в непосредственно данном мире, но и ему самому в целом, требуя, по существу, множественности рассматриваемых (сосуществующих или сменяющих друг друга) миров.

Кстати, русское слово "свет", употребляемое в качестве синонима слова "мир", тоже всегда ассоциировалось с локальным или временным характером непосредственно данного мира и с множественностью или, по крайней мере, двойственностью рассматриваемых миров, когда говорили о начале и конце света или об "этом" и "том" свете (имея в виду некий "потусторонний" мир, наряду с непосредственно данным -- "посюсторонним" -- миром), а также о Иовом и Старом Свете.

Единственный до возникновения космонавтики непосредственно доступный нам земной мир-объект и предмет исходной физики и современной геофизики -- дополняется прежде всего непосредственно видимым небесным миром с его характерными светилами (звездами), наука о которых астрономия -- является одной из древнейших наук вообще и служит вместе с физикой основой современной астрофизики. Все миры, взятые в их совокупности, объединенные в одно целое, составляют действительно уникальную всеобъемлющую Вселенную, что отражается в буквальном значении этого слова на других языках: universum (по-латыни), universe (по-английски), Weltall (по-немецки), vesmir (по-чешски).

В древнейшие времена изучение Вселенной не выходило за пределы непосредственного опыта людей, исследовавших практически лишь ближайшую окрестность своего места обитания на поверхности Земли. Их "Вселенная" была крайне ограниченным плоским миром. Именно с этим ранним периодом связана этимология самого слова "Вселенная", представляющего собой церковно-славянский перевод древнегреческого слова "Ойкумена", которое означала всю населенную часть Земли, первоначально рассматривавшуюся как единый исходный обитаемый материк. Однако впоследствии под Вселенной стали понимать весь, по крайней мере в принципе, физически или астрономически доступный нам единый земной и небесный мир или даже все какие бы то ни было миры вообще, взятые в их совокупности, как единое всеобъемлющее целое. Причем наряду с самими этими мирами, представляющими некое определенное пространственно-временное бытие, нечто сущее, материальное, в уникальную всеобъемлющую Вселенную начали включать как необходимую, постоянную альтернативу и так называемое не-бытие, не-сущее, абсолютное ничто, вакуум, абстрактное пустое -- дематериализованное -- пространство, взятое само по себе (безотносительно к каким бы то ни было конкретным объектам), а также абстрактное бессодержательное время, взятое само по себе (безотносительно к каким бы то ни было конкретным событиям), или, вернее, то идеальное универсальное предельно однородное космологическое пространство-время, из которого и на фоне которого развертывается все многообразие явлений природы -- от рождения всевозможных элементарных частиц и античастиц материи или целых материальных макромиров (миров и антимиров) до их аннигиляции.

Наряду с этим идеальным универсальным предельно однородным космологическим пространством-временем, в качестве родоначального к установившемуся з конце концов в космологии предельно общему понятию "Вселенная" выступает взаимосвязанное с ним, имеющее по существу ту же самую природу и столь же предельно общее понятие "материя", которое утвердилось в итоге исторического развития философии и физики, начиная с некогда единой натуральной философии, охватывавшей основы всего естествознания.

Всеобъемлющая Вселенная -- это вся материя в целом, взятая во всем ее потенциально возможном пространственно-временном структурном многообразии как совокупное множество всех потенциально возможных материальных миров.

В ходе исторического развития космологии неоднократно пересматривались ее основные понятия -- космос, мир, Вселенная (материя). Причем пересматривались не только номинально, но и по существу, т.е. по собственному содержанию, а также по их взаимоотношениям друг с другом. Однако при всех этих исторически необходимых пересмотрах сама космология неизменно сохраняла свой инвариантный смысл.


 Об авторе

Идлис Григорий Моисеевич
Физик-теоретик и математик по университетскому образованию (1946–1951), доктор физико-математических наук (1964), профессор по специальности «астрофизика» (1969). Член Международного астрономического союза (1952) и член-основатель Европейского астрономического общества (1992). Академик Международной академии наук педагогического образования, член ее президиума и академик-секретарь отделения естественных наук МАНПО. Заслуженный деятель науки Казахской ССР (1971). Лауреат Форума «Общественное признание» (2005). Заведующий отделом истории физико-математических наук ИИЕТ им. С. И. Вавилова РАН; профессор кафедры истории науки РГГУ, вел общий курс «Концепции современного естествознания» по авторской программе (1997, 2008). Председатель редакционных коллегий и ответственный редактор ежегодников РАН «Историко-астрономические исследования» и «Исследования по истории физики и механики».

Г. М. Идлис — автор около 300 научных публикаций и книг, среди которых: «Космическая ма­терия», переизданная на испанском и китайском, «Структура и динамика звездных систем», «Математическая теория научной организации труда и оптимальной структуры научно-исследовательских институтов» (М.: URSS), «Революции в астрономии, космологии и физике» (М.: URSS), «В поисках истины»; соавтор учебных пособий «Естествознание», «Биография электрона и его родословная», «Естествознание и образо­вание: итоги перемен и неотложные задачи». Ввел в современную космологию так называемый антропный космологический принцип (1958) и довел принципиальное единство всего естествознания по Бору до установления соответствующих единообразных взаимосвязанных периодических — циклически замыкающихся — систем физики, химии, биологии и психологии (1990).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце