URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Фролов И.Т. Перспективы человека: Опыт комплексной постановки проблемы, дискуссии, обобщения
Id: 166669
 
314 руб. Бестселлер!

Перспективы человека: Опыт комплексной постановки проблемы, дискуссии, обобщения. Изд.4

URSS. 2013. 304 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-382-01419-7.

 Аннотация

Что такое человек? Каково его предназначение в мире? Какое будущее ожидает его? Книга академика И.Т.Фролова посвящена комплексному рассмотрению этих вопросов.

Автор анализирует социальные, культурологические, природно-биологические, нравственно-гуманистические факторы развития человеческой цивилизации, перспективы человека в свете глобальных проблем современности. Специально рассматривается вопрос о смысле жизни, о смерти и бессмертии человека.

Книга рассчитана не только на философов и специалистов естественно-научных и гуманитарных дисциплин, но и на всех, кто интересуется актуальными проблемами человека и человечества.


 Оглавление

От автора
Введение
 Человек и его будущее как глобальная проблема современности; комплексный подход и триединая задача философии
1. Социальная сущность человека и его природно-биологическое существование, индивидуальное и историческое развитие
 § 1.Что такое человек? Постановка вопроса в истории философии и ответ марксизма; становление социальной сущности человека, опосредствование и преобразование природно-биологического социальным, единство сущности и существования человека в его развитии
 § 2.Современный антропологизм и социал-биологизм о человеке, его сущности и его будущем; постулаты социобиологии: смысл или бессмыслица? Научные дискуссии о соотношении социальных и биологических факторов развития человека
 § 3.Диалектика индивидуального и исторического развития человека как присвоения и воспроизведения социокультурного опыта человечества; общественные условия и средства реализации сущностных сил человека и его будущего
2. Научно-техническая революция, цивилизация и человек: глобальные проблемы и альтернативы будущего
 § 1.Наука в современном мире: превращение в непосредственную производительную и социальную силу, возникновение и обострение глобальных проблем; человек и человечество в условиях глобальных проблем, альтернативы будущего
 § 2.На пути к катастрофе человеческой цивилизации? Глобальные прогнозы и реальные решения. "Демон науки" или культ человека? Дилемма сциентизма и антропологизма, "технократический оптимизм" и "критика науки"
 § 3.Наука для человека, человек -- "мера всех наук": на пути к новому типу науки, глобализация научных проблем и их решения, необходимость мыслить и действовать по-новому, новый этос науки будущего
3. Человек, природа и род человеческий: перспективы гармонизации взаимодействия и роста
 § 1.Человек и природа: исторические формы взаимодействия и современные противоречия. Ресурсы природы и род человеческий: социальная сущность, тенденции, пределы и последствия роста
 § 2.Дилемма, стоящая перед человечеством? Дискуссии о будущем природы и человечества, путях и методах гармонизации их взаимодействия и роста: алармизм, технократизм и неоруссоизм; неомальтузианство, демографический нигилизм и абстрактно-утопический оптимизм
 § 3.Научная и социальная стратегия, обеспечивающая будущее человека, природы и рода человеческого: экологическое и демографическое регулирование, образование и воспитание; экология -- мировоззрение -- культура; человек -- семья -- общество сегодня и в будущем
4. Будущее человека как индивида и личности: новые резервы и формы жизни, развитие богатства человеческой природы как самоцель
 § 1.Перспективы человека в "век биологии": новые пути познания и практики -- генная инженерия и биотехнология, генетика человека и новая медицина, резервы мозга и "искусственный интеллект", эргономика и психофизиологическое развитие человека
 § 2.Научные прогнозы и утопические проекты перестройки биологической природы человека: "фабрикуемый сверхчеловек" -- Homo sapientissimus или "биокиборг" -- Machina sapiens? Дискуссии о неоевгенике и будущем биокибернетики; проблема бессознательного, психоанализ и парапсихология: мифы и реальность. Homo sapiens et humanus -- человек будущего
 § 3.Новый человек новой цивилизации: социальный идеал человека будущего и пути к нему -- формирование всесторонне и гармонически развитой личности, изменение социальных отношений, трудовой деятельности и образа жизни, сознания и самосознания личности в обществе
 § 4.Гуманистическая культура и человек будущего; взаимодействие науки и искусства в познании и развитии богатства человеческой природы; нравственное совершенствование личности и новый гуманизм -- реальность и перспектива
Вместо заключения
 О смысле человеческой жизни, эволюции ее продолжительности, смерти и бессмертии человека: научные, социальные и гуманистические аспекты и проблемы; уникальность человека и возможность внеземных форм жизни и разума, ответственность и космическое предназначение человека и человечества; надежда на будущее; перспективы человека -- прогресс человечества
Summary
Именной указатель

 От автора

Новое издание этой книги переработано с учетом результатов, полученных автором в последние годы в ходе изучения современной гуманистической проблематики, многообразных вопросов, относящихся к человеку и его будущему в аспекте глобальных проблем, прогресса науки и культуры, социальных, природно-биологических и личностных, в том числе нравственно-гуманистических факторов существования и исторического развития человеческой цивилизации. Оно отличается от предыдущего не только большей насыщенностью новым материалом, но и расширением круга вопросов и тех аспектов, в которых рассматриваются перспективы человека. Это дало возможность более разносторонне и комплексно подойти к постановке, анализу и решению проблемы в целом. Вместе с тем это привело к ряду структурных изменений в книге, более обобщенной группировке материала, позволило больше акцентировать внимание на основном и главном, а именно на философско-антропологическом анализе проблемы.

После выхода первого издания появились новые материалы, новые работы, которые потребовали анализа и размышлений. В связи с этим в новом издании сделан ряд значительных дополнений и, соответственно, сокращений. В результате объем книги почти не изменился. Поэтому анализ ряда материалов читатель найдет только в первом издании книги (1979 г.), а также в ее исходном варианте "Прогресс науки и будущее человека" (1975 г.). Многие проблемы, в частности, то, что можно было бы назвать нравственно-философской проблематикой человека, требуют более систематического и развернутого исследования. Его результаты найдут отражение в отдельных публикациях, которые уже в значительной степени подготовлены (в ряде случаев в соавторстве) и которые станут составной частью комплексного анализа природно-биологического и социокультурного, нравственного существования и развития человека сегодня и в будущем.

Здесь уместны несколько слов о самом понимании сущности философской деятельности в современных условиях. Мне кажется, нельзя работать в философии, не мучая себя постоянно сомнениями в том, насколько истинным является путь, который ты избираешь; нельзя не размышлять упорно о том, чт\'о делает философия, какое место занимает она в науке и в системе культуры в целом, как и для чего осуществляет свое основное предназначение -- синтезировать знание о человеке и для человека.

В современных условиях сложнейшей дифференциации науки, других областей культуры научная философия выполняет эту свою роль, обращаясь к данным разных наук, сфер человеческой культуры, к различным областям материального и духовного творчества человека, к социальной практике. Это требует от современного философа большой интеллектуальной инициативы и духовной активности. Философская мысль может достигать своих целей лишь тогда, когда она находится в постоянном движении, в процессе сопоставления и борьбы идей.

Критически анализируя те или иные воззрения, отбрасывая ложные взгляды, мы не должны забывать, что тем самым еще не постигаем истину "в последней инстанции". Пытаясь решить определенную проблему, мы обязаны отнестись предельно критически к собственным обобщениям и выводам, рассматривая их лишь как материал для дальнейших размышлений и выработки объективно истинных позиций в новых для нас и животрепещущих вопросах, какими, несомненно, являются и вопросы, касающиеся человека и его будущего.

Общая постановка многих проблем человека и его будущего может порождать различные конкретные подходы к их обсуждению. И это не является неожиданным, если учесть новизну и малую изученность этих проблем, "открытый" характер нашей философии, ее способность к развитию и обновлению под влиянием прогресса науки и социальной действительности!

С учетом этого обстоятельства, а также исходя из общего понимания значения и роли философии в современной науке и практике, строится и книга в целом, и отдельные ее разделы: вычленяется прежде всего постановка проблемы, затем освещаются дискуссии, ведущиеся вокруг нее, и, наконец, в качестве итога обсуждения проблемы следуют обобщения и выводы. Такая структура диктуется некоторыми объективными факторами, прежде всего общим состоянием разработки обсуждаемых проблем.

Свою задачу автор видел в том, чтобы не только научно поставить проблему, касающуюся перспектив человека, но и как бы открыть перед читателем двери научных лабораторий и аудиторий, сделать его свидетелем горячих дискуссий философов, социологов, антропологов, экологов, демографов, биологов (прежде всего генетиков), психологов, представителей педагогической науки, деятелей литературы и искусства. Данная книга является тем самым и попыткой обобщить результаты этих дискуссий, нашедших отражение, в частности, на страницах журнала "Вопросы философии". Хотелось бы выразить глубокую и искреннюю признательность его сотрудникам, с которыми на протяжении 70-х годов мы занимались организацией "круглых столов" журнала "Вопросы философии" и подготовкой их материалов для публикации. Хотя в новом издании книги обзоры этих дискуссий (как и ряда других, включая получившие отражение в нашей и зарубежной литературе конца 60-х -- первой половины 70-х годов) пришлось либо существенно сократить, либо полностью опустить и вместо них включить новые материалы последних лет, однако именно эти дискуссии явились во многих случаях тем исходным пунктом, с которого начинались размышления автора о проблемах, составляющих содержание данной книги. Автор широко использовал в своей работе также и материалы, подготовленные в последние годы Институтом научной информации по общественным наукам АН СССР, и выражает в связи с этим свою признательность его сотрудникам.

Хотелось бы выразить благодарность сотрудникам Научного совета при Президиуме Академии наук СССР по философским и социальным проблемам науки и техники, а также тем ученым, журналистам, писателям, деятелям искусства, которые оказали помощь автору информацией, критическими замечаниями и советами, высказанными в откликах на первое издание книги как в нашей стране, так и за рубежом. Комплексная постановка проблемы человека и его будущего, ее непредвзятое обсуждение, имеющее целью стимулирование новых поисков и новых решений, -- таков основной замысел книги. О том, насколько автору удалось его выполнить, пусть судит читатель....Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений.Карл Маркс

Человек должен лишь познать себя самого, сделать себя самого мерилом всех жизненных отношений, дать им оценку сообразно своей сущности, устроить мир истинно по-человечески, согласно требованиям своей природы, -- и тогда загадка нашего времени будет им разрешена.Фридрих Энгельс


 Введение

Человек и его будущее как глобальная проблема современности;
комплексный подход и триединая задача философии

О человеке, вот о ком предстоит
мне говорить; и сам вопрос, мною
рассматриваемый, требует, чтобы
я говорил об этом людям; ибо подобных
вопросов не предлагают, когда боятся
чтить истину.
Жан-Жак Руссо


Сердце в будущем живет...
А.С.Пушкин

Проблема человека, его сущности и существования в материальном и духовном, нравственном аспектах, его развития и предназначения, его будущего -- это, пожалуй, самая основная из всех, которые когда-либо вставали перед человечеством на протяжении тысячелетий его истории. Она предcтает и в наши дни не только как сложнейшая и, можно сказать, неисчерпаемая научная проблема, но и как актуальная практическая задача, связанная с построением нового общества.

Сегодня как никогда ранее человечество сосредоточенно вглядывается в самого себя и порой как бы вновь открывает Человека: не без радостного изумления и даже восхищения, а зачастую и горького разочарования... Человек -- уникальнейшее и изумительнейшее существо, самое поразительное творение природы и истории, будущее его бесконечно и прекрасно, утверждают одни мыслители. Человек -- ошибка природы, ее злосчастное порождение, наделенное неисчислимыми пороками, у него поэтому нет будущего, он обречен на вырождение и гибель, считают другие. Кто прав? Кто ошибается? А может быть, не правы ни первые, ни вторые и есть какая-то третья точка зрения, примиряющая и "снимающая" первые две?

Бесчисленные мифы и легенды, религиозные учения и философские системы, научные предположения и фантастические грезы, утопии и антиутопии порождены человеком в попытках найти ответ на эти мучительные вопросы, познать себя, свое назначение и свою судьбу. Как драгоценную находку, как награду после долгих и мучительных поисков, надежд и разочарований принимает современный человек -- не сразу и не без сомнений -- открывающуюся ему истину: прогресс науки -- вот ключ к пониманию человеческих проблем, вот тот, "магический кристалл", сквозь который просматриваются перспективы человечества, будущее человека. Сегодня прогресс науки и будущее человека так же легко соединяются в нашем сознании, как ранее казались нерасторжимыми с гадательной судьбой человека религиозные мифы, философские и иные утопии. На место мифов и утопий ставится доказательный, объективно обоснованный подход, строгое соответствие выводов имеющимся фактам, т.е. наука.

Однако наука воспринимается в наши дни отнюдь не однозначно, и многие ее открытия и технические применения, будоража воображение, смущают, а иногда и попросту пугают современного человека, тем более, когда речь идет о будущем. И дело здесь не только и, может быть, не столько в недостаточной информированности о результатах и достижениях современной науки. Сами они сегодня настолько необычны и несопоставимы порой ни с чем, казавшимся нам ранее привычным, нормальным, что воспринимаются зачастую как некоторая странность, против которой протестуют наше сознание, чувство самосохранения и мораль.

Странно сегодня читать и слышать о многих совершенно неизвестных еще вчера проблемах, поставленных стремительным развитием научно-технической революции; и чем дальше, тем, как воскликнула Алиса в стране чудес, "все страньше и страньше!" То, что вчера казалось плодом далекой от науки фантазии, становится сегодня обыденной реальностью либо реальной перспективой. И не только как благо, но и как серьезную угрозу характеризуют подчас многие новые явления, вызванные к жизни развитием науки и оказывающие сегодня существенное влияние на человека и человечество, на их настоящее и будущее. Связь современной науки с жизнью и трудом человека, его перспективами как биосоциального существа, гуманистический смысл научно-технического прогресса становятся одной из глобальных проблем века.

Вокруг этой проблемы во всем мире идут острейшие дискуссии, причем в них вовлекается все большее число людей, в том числе и весьма далеких от науки, видящих порой ее результаты в искаженном свете, однако бодро сочиняющих всякого рода футурологические мифы со ссылками на современную науку. Они вынуждены поэтому маскировать внутреннюю пустоту своих "проекций в будущее" эпатирующей воображение потребителя внешней оболочкой: футурологический миф становится сенсацией, бестселлером. Через научно-фантастическую литературу, кино, телевидение нескончаемым потоком изливаются на людей изощренные утопии, и которых рисуются картины будущей якобы неизбежной катастрофы, гибели человечества в результате использования достижений социальной, кибернетической и генетической инженерии, вследствие неконтролируемого действия биологических факторов человеческой природы в условиях стремительного научно-технического прогресса. Эта новая эсхатология, в отличие от библейской, не оставляет, как правило, надежды на спасение либо обращает ее не в будущее, а в прошлое, отжившее.

Задача ученых, сознающих свою ответственность перед людьми, заключается поэтому, наряду со всем прочим, еще и в демифологизации проблемы, "очищении" ее от лженаучных примесей, строгом вычленении ее чисто научного, рационального смысла и попытках убедить мировую общественность отнестись к ней с той степенью серьезности, которая соответствовала бы серьезности самой проблемы и той ситуации, в которой оказалось бы человечество вследствие ее нерешенности. Мировая общественность, по-видимому, должна больше прислушиваться к голосу ученых и вопреки всему постараться понять, чем вызваны их дискуссии и какие действительные, а не надуманные выводы и рекомендации из них следуют.

Как известно, в современных дискуссиях, касающихся проблемы человека, чрезвычайно много внимания уделяется вопросу о том, что в ходе развертывания научно-технической революции и все более расширяющегося потребления обществом ее результатов необычайно увеличивается количество факторов, которые способствуют биологической дезадаптации человека, угрожающей его будущему. Здесь имеются в виду не только физические, но и психологические факторы, связанные с загрязнением среды обитания человека, увеличением нервно-психических нагрузок в процессе труда и общения между людьми, приводящих к стрессовым состояниям и целому ряду так называемых "болезней цивилизации" (сердечно-сосудистые заболевания, психические расстройства, рак и многие другие).

В сущности говоря, сегодня перед человеком все более остро встает вопрос о том, чтобы сохранить себя как вид, приспособленный к изменяющимся условиям среды -- социальным и природным, проблема адаптации к окружающей среде. Вместе с тем мы знаем, что научно-техническая революция дает новые возможности и средства развития человека как биосоциального существа, которые, однако, могут быть реализованы лишь в подлинно разумных и гуманных социальных условиях. Это -- одна из фундаментальных проблем нашей цивилизации, и без учета этой проблемы невозможно даже поставить правильно вопрос о перспективах человека.

Никогда ранее технический базис производственной, трудовой деятельности не предъявлял таких высоких психологических требований к человеку, как в условиях научно-технической революции. Но и человеческий труд никогда не был столь производительным, способным создавать новые возможности развития человека. Современная наука, обращаясь к его биологической природе и психофизиологическим особенностям, ищет эффективные пути, помогающие активно формировать способности человека применительно к развитию техники. Автоматизация и кибернетизация производства, позволяющая передать машинам не только тяжелые и однообразные физические трудовые операции, но и умственные, не требующие творчества, дополняется его биологизацией, связанной с активной адаптацией человеческого организма к новым условиям производства, прежде всего с изменением характера его психофизиологической деятельности. А что впереди? Какие новые возможности открываются перед человеком по мере все большего проникновения в тайны его мозга, его сознания и подсознания?

Никогда ранее ускорение, интенсификация темпов, ритмов жизни не были столь стремительны и не приводили к такому бурному росту нервно-психических заболеваний, стрессов. Урбанизация и технизация жизни человека, увеличивая тяжкий груз, обрушивающийся на его психику, сопровождаются уменьшением физических нагрузок, ростом сердечно-сосудистых заболеваний. Но вместе с тем никогда прежде человечество не знало таких поразительных успехов в медицине, изменивших его демографическую структуру, вытеснивших действие естественного отбора как фактора его развития.

Наконец, никогда ранее среда обитания человека не была так насыщена ионизирующими излучениями и загрязнена химическими веществами, вредными для самого его существования и крайне опасными для его будущего, поскольку активизировался мутационный процесс, возросло его отрицательное воздействие на наследственность человека. Но вместе с тем человечество впервые в истории получает возможность с помощью медицинской генетики уменьшить груз патологической наследственности, накопленной в процессе эволюции, избавиться от многих наследственных заболеваний, в частности путем замены патологического гена нормальным.

Изменится ли при этом сам человек, его биология и генетика, его психофизиологические качества? Как отразится все это на физическом и духовном облике человека, на продолжительности его жизни и самом восприятии ее смысла и цели? Что может сделать здесь наука? В состоянии ли она помочь более адекватной социальной реализации сущностных сил человека? Как может она повлиять на развитие способностей и потребностей человека будущего, на достижение подлинного равенства людей при сохранении вместе с тем уникальности, неповторимого своеобразия личности каждого?

Вот фундаментальной важности вопросы, имеющие поистине глобальный характер. Эти вопросы не лежат где-то в стороне от той магистрали, на которой решаются основные социально-философские и гуманистические проблемы человека и его будущего. Более того, ответ на них прямо связан с решением этих проблем и существенно влияет на то, какие из них конкретно получают наибольшее значение в настоящем и будущем. Следовательно, весьма важно определить, к чему мы должны быть готовыми в этом плане и как поэтому обязаны ставить и решать многие социально-философские и гуманистические проблемы, относящиеся к человеку в его связи с научно-техническим прогрессом и порождаемыми им глобальными проблемами развития цивилизации.

Встают и другие вопросы: обладает ли вообще наука абсолютной прерогативой в жизни и развитии человека, является ли она сферой исключительного поглощения его сущностных сил? Какую роль играют здесь искусство, другие виды творческой деятельности как в духовной, так и в материальной сфере? Как взаимодействуют они сегодня с научно-техническим прогрессом и способствуют воплощению идеала всесторонне развитой человеческой личности? Речь идет, следовательно, о месте науки в системе культуры человечества, о гуманистической оценке всего того, что она несет человеку и что требует от него сегодня и в будущем.

Проблема эта далеко не новая, разумеется. На протяжении веков, со времени зарождения научного познания, когда еще только первые его искры начинали разгораться, разгоняя тьму невежества и предрассудков, безграничная вера в чудодейственную силу разума всегда сопровождалась сомнением: как будут использованы его творения? Является ли знание силой, служащей человеку, и не обернется ли оно против него? Религия и церковь умело использовали эти сомнения, внушая человеку библейскую истину: "...во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь". Религиозный обскурантизм закреплялся и в светских формах. И вот что на первый взгляд парадоксально: по мере развития науки и умножения результатов ее технического применения росли и сомнения в ее гуманистическом предназначении, усиливалась "критика науки", вдохновляемая якобы заботой о благе человека и человечества.

Никакого парадокса здесь, однако, нет. Есть лишь проблема -- большая и сложная проблема, касающаяся понимания того, что такое наука, какова ее сущность и с чем связана вероятность ее адекватной реализации или ее извращения в тех или иных условиях. Ведь в большинстве своем люди сначала пользуются плодами науки, а уже потом задумываются об их происхождении, причем чаще всего тогда, когда им попадается плод "горький".

Эти, быть может, несколько общие и отвлеченные рассуждения имеют сугубо конкретное звучание в наши дни.

Уже сегодня наука открывает перед человеком заманчивые перспективы. Но мы сталкиваемся со всякого рода предположениями относительно будущего человека, которые исходят из абстрактного рассмотрения возможностей, открываемых наукой перед человеком и человечеством, и обращаются против самой науки как гуманной силы. "Сон разума порождает чудовищ" -- эти слова Ф.Гойи можно отнести и ко многим "научным" предположениям, касающимся будущего человека и самой науки. Научная литература многих западных стран, переживающая сейчас период своеобразного "антропологического бума", буквально переполнена пессимистическими заключениями о настоящем и будущем человека и человечества, в частности, в связи с прогрессом современной науки. Как правило, подобные заключения опираются на традиционное представление о том, что человек -- "творение природы", причем неудачное, а наука -- это своенравный "демон", отнюдь не делающий его лучше, разумнее, гуманнее. Существуют и противоположные, так сказать, оптимистические выводы, которые, однако, также опираются на абсолютизацию "естественной природы" человека, а потому приводят к столь же односторонним, ошибочным заключениям относительно его перспектив.

В этой ситуации очевидна потребность в том, чтобы защитить науку и человека в качестве ее основного объекта, точнее и разностороннее определить программу научного познания человека, ее социальные и гуманистические параметры. Задача эта является тем более актуальной, что вокруг проблемы развития человека в связи с прогрессом науки разворачивается острая борьба, нередко приобретающая открыто идеологический характер. В изобилии возникают и сталкиваются между собой всякого рода концепции, либо абсолютизирующие науку и ее значение в развитии человека, либо провозглашающие культ человека, "свободного" от науки.

Сложные философские вопросы, связанные с пониманием природы человека, его существования и развития, его будущего в условиях все ускоряющегося научно-технического прогресса, поднимаются сегодня общественной практикой, всем ходом мировых событий, развитием науки и самого человека, служащего ей и все более зависящего от нее. Различные, а иногда и противоположные ответы даются на них: поистине, какая философия, такие идеалы (или идолы) она и утверждает; какие социальные и научные позиции занимает при этом тот или иной мыслитель, такую философию он и выбирает (или она выбирает его). С таким калейдоскопом мнений и предположений относительно человека и его будущего мы сталкиваемся постоянно, обращаясь к буржуазной и реформистской философско-антропологической литературе Запада. При этом отчетливо обнаруживается, что сегодня, может быть, в большей степени чем когда бы то ни было, ответ на эти "вечные" вопросы о человеке и его перспективах зависит от факторов, лежащих не только в сфере философии. Их нельзя решать лишь с позиций "чистой любви к мудрости"; надо хорошо понимать суть общественных отношений, делающих человека человеком, и надо знать новые, все более усложняющиеся проблемы современной науки, которые непосредственно касаются человека, его биологического существования и социального развития. Речь идет при этом не только о науках социальных и гуманитарных, специально изучающих проблемы человека. Естествознание, и прежде всего биология (в особенности генетика), стало одним из основных источников "проекций в будущее" человека и человечества. Философия теперь вынуждена гораздо больше считаться с этими "проекциями", оставляя, конечно, за собой право судить о них, опираясь на собственный опыт и анализ социальной действительности в ее конкретных проявлениях в историческом пространстве и времени. Не так уж и мало, по-видимому.

И это действительно не так мало, если учесть, что проблема человека -- его положения в современном мире и его будущего, его развития и индивидуальной судьбы как личности, его активного и все усиливающегося влияния на окружающую среду и вместе с тем прогрессирующей зависимости от нее -- стала сегодня прежде всего насущной общественной проблемой, затрагивающей жизненные основы человечества. Неудивительно, что она оказалась центральной и в современном теоретическом, в частности философско-социологическом осмыслении процессов мирового развития.

Нельзя сказать, что философия была застигнута врасплох подобным обстоятельством: проблема человека всегда находилась в центре философского осмысления мира; при этом классическая философия, начиная с древнегреческой, не только фиксировала тот образ человека, который создавала та или иная эпоха, но и вырабатывала некоторый идеал, "идею" человека будущего, и многие ее предвидения, как мы увидим дальше, оказались отнюдь не безосновательными и не безрезультатными. Однако последние десятилетия господства в западной философии позитивистских концепций сыграли свою отрицательную роль и в отношении исследования проблем человека. Вынужденное "возвращение к человеку", не связанное внутренне с самой логикой развития философии, не могло не оказаться поэтому во многих случаях довольно искусственным, и тем сильнее сказались на нем влияние и предрассудки сциентизма -- идейного наследника позитивизма, спекулирующего на все возрастающем авторитете научно-технической революции.

Разумеется, это не означает, что внутри сам\'ой философской традиции проблематика человека сегодня разрабатывается менее интенсивно, чем вчера. Отнюдь нет. Но делается это менее эффективно, чем в прошлом. Мы наблюдаем попытки изолированного, атомарного рассмотрения человека либо в рамках "чистой" философии, либо с помощью абсолютизированных методов биологии, генетики, психологии, этологии и т.п., противопоставляемых целостному подходу, ассоциирующемуся с философским видением человека, а также с его эстетическим постижением в искусстве. Разорванность этих разных сфер познания является сегодня одним из главных препятствий, затрудняющих действительно целостное, системное рассмотрение проблемы человека.

Между тем проблема человека, его всестороннего развития и его будущего предстает перед наукой как комплексная по самому существу своему. Это значит, что наука обязана проследить перспективы человека не только в отдельных аспектах, но, главное, в их диалектически взаимосвязанной системе, причем анализировать эту систему в динамике, в развитии. Только при этом условии можно надеяться на то, что полученные в результате научного анализа выводы будут иметь реальное значение и станут основой практических рекомендаций в ходе коммунистического воспитания трудящихся. М.М.Пришвин говорил: "В этом вся новая мысль: немедленно браться каждому за дело, чтобы все науки работали в пользу единства всего человека на всей земле во все времена". Прекрасная мысль и вдохновляющая цель незнания перспектив человека! Можно добавить в этом единении наук "в пользу единства всего человека", о котором говорил М.М.Пришвин, особую роль играет, разумеется, философия. Глобальный характер самой проблемы заставляет искать универсальные философские подходы; и это приводит как к находкам, так и к глубоким разочарованиям, которые, однако, не должны нас обескураживать. Мне кажется, что нельзя пытаться найти истину без того, что Л.Н.Толстой называл "философским пытливым сомнением".

В познании человека и его будущего перед научной философией, мне представляется, стоит сегодня триединая задача. Философия способствует прежде всего постановке новых проблем на "стыке" разных наук и сфер человеческой культуры. В этом заключается ее интегративная, синтетическая функция в науке и обществе. Философия выполняет, далее, свою критическую (т.е. аналитическую, исследовательскую) функцию в широком значении этого слова. Эта функция может быть охарактеризована также как методологическая, связанная с критикой (анализом) путей познания и действия, его методов и логических форм. Наконец, все большее значение в современных условиях приобретает ценностно-регулятивная, аксиологическая функция философии, состоящая в соотнесении целей и путей познания и действия с гуманистическими идеалами, в их социально-этической оценке. Эта функция философии в особенности важна, как мы увидим далее, в научном познании человека, в определении его ближайших и отдаленных перспектив.

Научная философия, несущая любовь к мудрости и к человеку как носителю ее, выполняющая свою интегративную, критическую (методологическую) и ценностно-регулятивную, аксиологическую функцию в современной науке, исследует прежде всего сущность человека, общие закономерности его становления и развития, его цели и идеалы, а также пути к ним. Она является поэтому своеобразным "интегратором" знаний о человеке. Философия соотносит эти знания с общими социальными целями, перспективами развития человечества, что приобретает особое значение в современных условиях.

Таким образом, комплексный подход к проблеме человека и его будущего предполагает особую роль научной философии при обращении к анализу сущности и существования человека, антропосоциогенезу и истории человечества, к развитию его цивилизации в связи с процессами НТР, глобальными проблемами, в частности экологическими и демографическими, к биологии и генетике человека, к анализу его психофизиологических возможностей и путей их реализации в ходе обучения и воспитания, к развитию его творческих способностей, проявляющихся в разных формах материальной и духовной деятельности, его социальной реализации как личности, наконец, к беспредельному миру его нравственной жизни, гуманистическим принципам всей системы человеческой деятельности, культуры и наук о человеке. Диалектика развития человека -- так можно было бы определить то, что составляет предмет научной философии человека, или философской науки (учения) о человеке. Оно является органической частью диалектического и исторического материализма и вместе с тем пронизывает все другие части и разделы научной философии, ее мировоззренческий и методологический базис, включая теорию диалектики, поскольку все они рассматриваются с точки зрения основных характеристик человеческого отношения к миру.

Это определяет особое положение и роль научной философии человека не только в системе конкретных наук, изучающих его с разных сторон и под разными углами зрения, но и в целостном, интегрированном виде, что зачастую связывается с идеей единой науки о человеке, выступающей сегодня скорее как "регулятивная цель", призванная научно организовать и направить комплексное изучение человека. Речь идет, следовательно, не о какой-то практически понимаемой организации этой науки, а именно о том, как лучше обеспечить -- по крайней мере теоретически -- комплексное исследование человека в существующей структуре науки.

Но, думается, это не должно заставить нас полностью отказаться от идеи единой науки о человеке как реальной цели. Речь здесь идет, может быть, не столько о сегодняшней практике научного познания, сколько о его тенденциях, о том процессе, целью которого является, в частности, создание единой науки о человеке. С появлением этой науки будет окончательно преодолен существующий до сих пор дуализм естественно-научных и социологических методов и станет учитываться как биологическая природа человека, так и его социальная сущность. Единая наука о человеке явится, следовательно, синтезом многих специальных наук -- естественных и общественных, с разных сторон изучающих человека. Это гениально предвидел К.Маркс, считавший идеалом науки будущего такое ее состояние, когда "естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука". "Человек, -- отмечал Маркс, -- есть продают естествознания... А природа есть предмет науки о человеке". Он считал тожественными выражения "человеческое естествознание" и "естественная наука о человеке".

Такая единая, комплексная наука о человеке как определенный идеал и реальная перспектива может служить регулятивным принципом для размышлений о современных проблемах исследования человека и его будущего в связи с развитием научно-технической революции. Эти проблемы связаны с необходимостью комплексного научного подхода к человеку, усиления взаимодействия между представителями разных наук, так или иначе изучающих человека, включая не только науки общественные и гуманитарные (философию, социологию, этику, эстетику, педагогику и др.), но и естественные -- медицинские, психофизиологические, генетические.

Mы знаем, что сегодня в вопросе о создании единой науки о человеке нет единства мнений, причем против такой идеи выдвигаются соображения, с которыми нельзя не считаться. И все же, как я думаю, следует, по-видимому, согласиться с Б.Г.Ананьевым, который писал в свое время, что уже "в ближайшее десятилетие теоретическое и практическое человекознание станет одним из главнейших центров научного развития. Об этом можно судить по трем важным особенностям развития современной науки, связанным именно с проблемой человека. Первой из них является превращение проблемы человека в общую проблему всей науки в целом, всех ее разделов, включая точные и технические науки. Вторая особенность заключается во все возрастающей дифференциации научного изучения человека, углубленной специализации отдельных дисциплин и их дроблении на ряд все более частных учений. Наконец, третья особенность современного научного развития характеризуется тенденцией к объединению различных наук, аспектов и методов исследования человека в различные комплексные системы, к построению синтетических характеристик человеческого развития.

Эти особенности связаны с возникновением новых пограничных дисциплин и соединением посредством их многих, ранее далеких одна от другой областей естествознания и истории, гуманитарных наук и техники, медицины и педагогики".

Уже сегодня все это получает конкретное выражение: расширяются исследования психологических, эстетических, физиологических условий труда, активно ведется поиск методов регулирования биосферы и биогеоценозов, заметны успехи на пути управления факторами, отрицательно воздействующими на биологию, психику и генетику человека, отмечается прогресс в педагогических и психологических исследованиях, которые создают научную базу образования и воспитания. А впереди новые успехи конкретных наук о человеке, усиление их единства и взаимодействия при интегрирующей роли научной философии, повышение эвристического значения комплексного подхода, постепенное выкристаллизирование теоретического ядра единой науки о человеке и ее конституирование в общей системе наук как ее центра, вокруг которого постепенно объединятся все другие отрасли знания и человеческая культура в целом. Одной из важнейших задач этой науки будет анализ перспектив человека. Глобальный и комплексный характер данной задачи и сегодня выдвигает ее как актуальную проблему всей системы конкретных наук о человеке, включая научную философию человека, которая именно здесь, может быть, в наиболее впечатляющей форме должна доказать свою истинность и гуманность, свой общечеловеческий характер.

Наверное, человек начинается с размышлений о будущем, с надежды на него. Надежда порождает иллюзии и веру в будущее, питает религиозные и иные мифы. Но она же укрепляет разум и гуманность человека, побуждает к научному познанию реальных перспектив человечества.

Марксистское учение о грядущем коммунистическом обществе возникло именно как воплощение лучших чаяний, надежд человечества на будущее. Но оно не содержит в себе ни грана утопии. Марксисты не занимаются сочинением спасительных, утешающих человечество, а тем более угрожающих ему апокалипсических мифов. Они вскрывают объективные законы, движущие силы исторического процесса и указывают его перспективу -- коммунизм -- как неизбежное и желанное будущее для всего человечества.

Основоположник научного коммунизма К.Маркс еще на заре своей деятельности, резко выступая против догматических попыток предвосхищения будущего, против "конструирования будущих времен", писал: "...речь идет не о том, чтобы мысленно провести большую разграничительную черту между прошедшим и будущим, а о том, чтобы осуществить мысли прошедшего". "Но если конструирование будущего и провозглашение раз навсегда готовых решений для всех грядущих времен не есть наше дело, -- отмечал он, -- то тем определеннее мы знаем, чт\'о нам нужно совершить в настоящем..." "...Все миропонимание Маркса, -- указывал Ф.Энгельс, -- это не доктрина, а метод. Оно дает не готовые догмы, а отправные пункты для дальнейшего исследования и метод для этого исследования". Обращение к будущему не является, следовательно, самоцелью; оно необходимо для того, чтобы лучше увидеть сегодняшние проблемы, тенденции развития современного общества. Как сказал Ф.Ларошфуко, "философия торжествует над горестями прошлого и будущего, но горести настоящего торжествуют над философией".

Все это относится и к научному исследованию перспектив человека, которое марксисты органически объединяют с анализом коммунистического будущего человечества и реальными задачами настоящего. И здесь они также выступают против разного рода утопически-футурологических построений, которые предпринимаются сегодня не только на чисто социальной и антропологической основе, но и путем квазинаучных экстраполяций из сферы биологии, генетики, психофизиологии человека. При этом марксистская методология дает возможность не просто критически преодолевать эти мифы и утопии, но и строить реальные, научно обоснованные предсказания. Такую возможность, по-видимому, не следует упускать, когда речь идет о будущем человека, поскольку это будущее прочерчивается во многом уже в настоящем и дает ему перспективу, некоторую сознательно реализуемую цель, направляющую и организующую наши сегодняшние мысли и действия.

Попытаемся более конкретно показать все это, обращаясь к данным многих современных наук, к искусству, к социальной практике и имея в виду прежде всего философский подход, который является главным для нас. Иначе говоря, проследим, как может реализовываться триединая задача философии -- постановочно-интегративная, критико-методологическая и ценностно-регулятивная, аксиологическая -- в комплексном исследовании проблемы человека и его будущего.

Разумеется, при таком комплексном философском подходе перспективы человека можно и не ограничивать конкретными временн\'ыми рамками. И все же имеет принципиальное значение тот исторический предел, до которого может простираться даже философская мысль, когда она устремляется в будущее и при этом хочет удержаться в рамках науки. Таким пределом, по мнению многих ученых, является рубеж III тысячелетия и в меньшей степени -- первая половина или даже весь XXI век. Что же касается дальнейшей истории человека и человечества, то не исключено, что за доступным нам историческим пределом (а может быть, и раньше) могут появиться такие научные открытия и быть реализованы такие технические проекты, которые создадут принципиально новый мир, предвидеть качественные параметры которого попросту невозможно. Заниматься же сочинением фантастических "проекций в будущее" -- для научной философии дело малоподходящее.


 Summary

I.T. Frolov

Human prospects. An Attempt at a Comprehensive Formulation of the Problem, Discussions and Generalizations.
The Second Edition, Revised and Enlarged

The book reveals the Marxist-Leninist understanding of the social essence and the natural-biological existence of human beings, their individual and historical development. The author criticizes the concepts of vulgar sociologism which arc often ascribed to Marxism. He also criticizes philosophical anthropologism and the concept of sociobiology very fashionable now in the West, which tries to explain many higher manifestations of human qualities, reason and culture through turning to the evolutionary and genetic factors of human development. An attempt is made to show man's historical development, that is, his individual and historical development as a personality. The factors of a social character play a decisive role in this development. The author reveals the mechanisms of a human being as the acquisition and reproduction of the social and cultural experience of humankind -- "the absolute movement of making", as Karl Marx put it, the development of human nature as an end in itself.

The interconnection of the scientific and technological revolution with the development of civilization and a human within the context of global problems is analyzed from the philosophical point of view. The processes of the humanization of science and social parameters and conditions in which they take place are considered.

The author considers interrelationships between man and nature and the human race and the prospects of the harmonization of their interaction and growth. In this connection narrow alarmist, neo-Rousseauistic and technocratic concepts, as well as neo-Malthusianism and demographic nihilism are criticized. The development of ecological ideology and its influence on culture on the whole and on the future of familymatrimonial relations and human love is shown.

Much attention is given to the positive and critical discussion of various predictions and projects of the restructuring of human nature and the revealing of new reserves of human development.

In the concluding section of the book the Marxist stance on the biological, social, moral and humanistic meaning of human life, the evolution of its span and the ways of its artificial prolongation is shown in the aspects of the history of philosophy and modern science. On this basis the Marxist interpretation of the interrelationship of life and death is given, the philosophical foundations of thanatology are analyzed, the ethical and philosophical concepts of human death and immortality, intellect and humaneness are considered.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце