URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шаховский В.И. Голос эмоций в языковом круге homo sentiens
Id: 166357
 
225 руб.

Голос эмоций в языковом круге homo sentiens. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 144 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04750-0.

 Аннотация

Настоящая монография обобщает результаты многолетних исследований автора, затрагивающих различные проблемы, связанные с изучением коммуникативной функции человеческих эмоций в различных сферах общения. Особое внимание уделяется взаимодействию теории эмоций с их дискурсивными практиками, в том числе и в неэкологическом общении, то есть отрицательно влияющем на экологию человека и его сознание/мышление.

Предлагается для научной дискуссии лингвистическая теория эмоций.

Монография предназначается для широкого круга лингвистов и ученых других гуманитарных наук, интересующихся проблемами эмоциональной толерантности/нетолерантности, этики и экологии в межличностной и групповой коммуникации.


 Оглавление

Предисловие
Лингвистика эмоций: направления, проблемы, решения, перспективы
Глава 1. Эмоции в современной коммуникалогии
 §1.Теоретическая и прикладная лингвистика эмоций
 §2.Коммуникативная функция эмоций
 §3.Энергетика эмоциональных знаков языка в коммуникативной практике
 §4.Дискурсивность эмоций как коммуникативная универсалия
 §5.Эмоциональная доминанта сознания и его вербальная выраженность
 §6.Языковая личность в эмоциональной коммуникативной ситуации
Глава 2. Дискурсивные практики эмоциональной коммуникации
 §1.Когнитивные ресурсы эмоциональной языковой личности
 §2.Литературный интекст как ключ к эмоционально-культурной памяти российского социума
 §3.Предуведомление как эмоциональное мини-послание радиослушателю в информационном пространстве рекламы
 §4.Динамика эмотивного признака в тексте
 §5.Эмоциональный тьюнинг в речевом общении
Глава 3. Деструктивное эмоциональное общение
 §1.Семиотика и семантика оскорбления в конфликтной коммуникативной ситуации
 §2.Русский мат как коммуникативная "приправа"
Заключение
Литература

 Предисловие


Лингвистика эмоций: направления, проблемы, решения, перспективы

Сегодня изучение эмоций в языке, тексте и коммуникации является одной из актуальных задач лингвистики. Объяснятся это тем, что они охватили все коммуникативное пространство homo loquens: политику, медиажурналистику, публичное, бытовое и художественное общение. Эмоции стали важнейшими компонентами мышления и языкового сознания современного человека, принадлежащего к любой лингвокультуре. Это объясняется тем, что эмоции любого языкового сообщества социологизированы и психологизированы, т.е. обобщены видовым национальным опытом данного народа, они не только являются индивидуальной формой оценивания мира, но влияют на особенности нормирования межличностных отношений в социуме.

В том, что эмоции являются мотивационной основой сознания, мышления и социального поведения, уже мало кто сомневается. Отечественные лингвисты В.А. Мальцев, С.Б. Берлизон, М.Д. Городникова, Э.С. Азнаурова, И.В. Арнольд, Е.М. Галкина-Федорук, Н.М. Павлова, О.И. Быкова, Н.М. Михайловская, автор этих строк и мн. др., опережая западноевропейских и американских лингвистов, стояли у истоков нового, эмотиологического направления в лингвистике, еще замкнутой в тесных рамках системно-структурной парадигмы. Благодаря детальной разработке поля эмотивной лексики, отечественные ученые смогли сформировать представления об эмоциональной концептосфере культуры, о нормативности эмоционального поведения, о эмоциональной / эмотивной лакунарности во внутри- и межкультурной коммуникации.

В настоящее время в эмотиологии сложился целый комплекс теоретических подходов, составляющих основу лингвистических исследований в России. Проблематика данной научной области активно разрабатывается в трудах российских лингвистов: в докторских диссертациях (В.И. Жельвис, С.В. Ионова, З.З. Исхакова, Н.А. Красавский, Э.А. Нушикян, Н.А. Сребрянская, О.Е. Филимонова, З.Е. Фомина, И.И. Чесноков, В.И. Шаховский, И.А. Щирова и др.), многочисленных кандидатских диссертациях (И.В. Быдина, Т.А. Графова, Н.Г. Долгих, И.И. Намталишвили, Я.А. Покровская, И.И. Скачкова, Т.И. Толкачева, А.А. Штеба и мн. др., в лексикографической теории и практике (Ю.Д. Апресян, В.Ю. Апресян), в сборниках научных трудов и монографиях. За рубежом большое внимание эмоциональному аспекту языка уделяют А. Вежбицкая, Б. Волек, Дж. Эйчисон и др. Таким образом, проблема "эмоции в языке" является одной их наиболее актуальных лингвистических задач: защищаются сотни диссертаций, в которых исследуется эмоциональная составляющая разных языков, появляются статьи и монографии, которые позволяют говорить о существовании мощного и разветвленного научного направления -- отечественной лингвистики эмоций. Методологический аспект категории эмотивности заключается в том, что она может служить ключом к анализу всех коммуникативных процессов.

В настоящее время в лингвистике эмоций можно выделить следующие проблемы, уже сложившиеся в несколько приоритетных направлений:

  • типология эмотивных знаков, служащих для фиксации различных проявлений эмоций;
  • влияние эмоционального типа mind style на формирование языковой картины мира, понятие эмоциональной языковой картины мира;
  • коммуникация эмоций;
  • корреляция лексиконов эмоций различных языков мира;
  • национально культурная специфика выражения эмоций;
  • критерии эмотивности языка и его знаков;
  • соотношение лингвистики и паралингвистики эмоций;
  • влияние эмансипации эмоций на языковые процессы;
  • эмоциональная окраска текста;
  • эмотивное семантическое пространство языка и эмотивное смысловое пространство языковой личности;
  • лексикография эмотивности;
  • эмоциональная толерантность / нетолерантность в различных видах человеческой коммуникации;
  • прагматика описания и выражения своих сиюминутных, прошлых и чужих эмоций, сокрытие, имитация, симуляция эмоций.

    Естественно, что это далеко не полный перечень основных направлений и проблем: это то, что давно лежит на поверхности и настойчиво стучится в двери эмотиологии. Однако с тех пор, как в 1970 г. академик А.А. Леонтьев отметил, что в отечественной науке отсутствует лингвистическая теория эмоциональной стороны речи, в языкознании и психолингвистике сделано очень многое для разработки подобной теории, теории, которая оказывает существенную методологическую помощь исследованию перечисленных выше и многих других проблем эмотиологии и лингвистики в целом.

    Являясь частью естественного развития человеческой расы, эмоции универсальны и узнаваемы во всех культурах. В современной гуманитарной науке накоплен огромный багаж знаний об эмоциональном мире человека. Так, уже не вызывает сомнения, что эмоции включены в структуру сознания и мышления, что они сопряжены с когнитивными процессами и стилями мышления, конституируются социокультурными параметрами, поэтому, помимо универсальных эмоциональных переживаний, наблюдаются и специфические для определенной культуры эмоции.

    Каждая эмоция имеет свои характерные знаки, каталог которых формирует семиотику эмоций человека. В то же время эта корреляция не является моделью типа one-emotion-one-style. Эмоции тесно связаны с условиями общения: изменение условий влечет изменение эмоций и способов из выражения. Разному возрасту человека "приписаны" свои эмоции, различным поколениям людей свойственны более или менее различные доминантные эмоции. Нормы выражения эмоций тоже нестабильны и меняются от культуры к культуре, от эпохи к эпохе внутри одной культуры, от одного социального класса к другому; в целом они предписывают использование различных средств (vocal / nonvocal, verbal / nonverbal) и способов выражения эмоций. В этом плане эмотивность как лингвистическая категория является имманентным свойством языка выражать психологические (эмоциональные) состояния и переживания человека через особые единицы языка и речи -- эмотивы [Шаховский, 1987 а]. Эмотивы категоризуются по объему эмоций в их семантике (аффективы, коннотативы и потенциативы), по модусу их существования (языковые, речевые), по параметру эксплицитности / имплицитности выражения.

    В данной работе рассматриваются некоторые аспекты эмотивной теории языка, позволяющие наблюдать за сложным характером связи между психоэмоциональным состоянием человека и языковыми средствами его фиксации, и представлены наблюдения за прикладными аспектами эмотиологии, в частности, приемы прямого и косвенного выражения эмоций в сфере публичной и личностной коммуникации.

    В общем виде суть лингвистического подхода к изучению эмоций выглядит так: есть мир (объект), есть человек (субъект), способный отражать мир, но отражает этот мир человек не механически, а пристрастно, избирательно: только то, что ему необходимо в данный момент или по каким-либо причинам интересно. Эмоции этот процесс отражения регулируют, выступая в роли посредника между миром и его отражением в языке человека: эмоции выражают значение объектов мира для человека. Эмоции как психическое явление отражают (то есть воспроизводят) в сознании человека его эмоциональные отношения к миру. Эти эмоциональные отношения являются хотя и субъективными, но социально осознанными и потому в определенной степени типизированными.

    Однако не следует забывать, что есть эмоции, а есть их физиологическая экстериоризация (смех, слезы, тремор и т.д.), кроме того, известны разные способы их вербализации -- называние, выражение, описание. Иными словами, человек владеет как минимум двумя семиотическими системами эмоций -- Body language и Verbal language, они находятся в соотношениях, которые науке еще предстоит изучить и описать. В общих чертах уже установлено, что первичная семиотическая система превосходит вторичную (вербальную) по надежности, скорости, прямоте, степени искренности и качества (силы) выражения и коммуникации эмоций, а также по адекватности их декодирования получателем. Многие аспекты человеческой жизнедеятельности просто не передаются словами: язык беднее действительности, его семантическое пространство неполностью покрывает весь мир: при выражении и коммуникации эмоций степень адекватности языка к сиюминутно переживаемым эмоциям далека от желаемого. Кроме того, эмоции никогда не проявляются в чистом виде, и потому их вербальная идентификация всегда субъективна. Одна и та же эмоция выражается разными языковыми личностями по-разному в зависимости от множества факторов, в том числе и неязыковых (например, от фона общения). По меткому замечанию А. Хеллера, эмоции всегда когнитивны и ситуативны, а, следовательно, и выбор языковых средств их выражения тоже ситуативен.

    Фиксирование эмоциональных процессов проходит посредством психического механизма их отображения в семантике слов, используемых для вербализации эмоциональных взаимоотношений коммуникантов. Отображение видового опыта эмоционального состояния локализуется в смысловой структуре соответствующих слов -- образов тех объектов, с которыми они соотносятся. Это отображение кодируется в слове специфическими компонентами его семантики, которые и формируют эмотивность слова, то есть его семантическую способность репродуцировать в соответствующих типизированных условиях видовой опыт вербального выражения определенных эмоциональных отношений субъектов. Эмоция "хранится" в слове в виде идеи о ней, которая может "оживать" и "разворачиваться" до соответствующей данному моменту переживаемой человеком эмоции. Так эмоции "проникают" в слова, закрепляются в них, "хранятся" в них и при необходимости манифестируются: выражаются и опознаются с помощью этих слов.

    Значимость отдельных групп слов вызывает вопросы и дискуссию. Так, особую проблему представляет существование лексики инвективной, нецензурной, которую лингвисты соотносят с низким уровнем языковой культуры, с сожалением отмечая при этом, что ее невозможно полностью удалить из системы языка [Шаховский, 2011]. К настоящему времени выпущено большое количество специализированных словарей нецензурной лексики [напр., DORO, 1971; ZPRS, 1973 и др.], общие толковые словари свободно включают инвективы, в том числе и предельно нестандартные, а художественная литература, театр и телевидение и другие средства массовой информации практически сняли все преграды на пути вербальной эмоциональной агрессии и свободы выражения мысли. Этические нормы, шлюзовавшие вульгарные аффективы, либерализовались в современной русской языковой общности, и отрицательная эмоциональная энергия, которая соотносит человека с нашим реальным миром, обрушилась на голову и душу русской языковой личности.

    Лингвисты-эмотиологи предполагают, что в начале было не Слово, а Эмоция, поскольку в основе первичных и вторичных номинаций с самого начала лежали эмоции человека, это был еще не Homo loquens, но уже Homo sentiens. Ни одного слова не родилось без эмоций человека -- этого самого решающего психологического фактора социологизации индивида. Это объясняется тем, что "сугубо личный эмоциональный элемент... несмотря ни на что, постоянно просачивается в выражение чистой мысли" [Балли, 1961]. Многочисленные исследования лингвистов подтверждают это предположение.

    Надеемся, что знакомство читателей с основными положениями, терминологией сложившейся лингвистической теории эмоций, представленными в данной работе, и анализ прикладных аспектов эмотиологии будет способствовать активизации исследований и дальнейшему развитию лингвистической теории эмоций.


     Об авторе

    Виктор Иванович ШАХОВСКИЙ

    Доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации. Почетный доктор Волгоградского государственного социально-педагогического университета, заведующий кафедрой языкознания ВГСПУ, заведующий научно-исследовательской лабораторией "Язык и личность", руководитель научной школы эмотиологии (лингвистика эмоций). Под его руководством защищено 33 кандидатских и 11 докторских диссертаций.

    Около 400 работ В.И.Шаховского посвящены основам теории эмотивности языка и ее национально-лингвальным особенностям. Данные работы опубликованы в научных изданиях России, США, ФРГ, Болгарии, Польши, Словении, Украины, Китая, Испании. Наиболее известные монографии ученого: "Эмотивный компонент значения и методы его описания", "Эмоции в деловом общении", "Лингвокультурология эмоций" (три издания), "Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы" (в соавт. с Ю.А.Сорокиным и И.В.Томашевой), "Die Amerikanizierung Russlands und seiner Sprache" (в соавт. c H.Fink, L.Fijas), "Стилистика английского языка" (М.: URSS, 2008; на русском и английском языках), "Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка" (3-е изд. М: URSS, 2009), "Эмоции: Долингвистика, лингвистика, лингвокультурология" (М.: URSS, 2010) и другие.

  •  
    © URSS 2016.

    Информация о Продавце