URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Распопов И.П. Строение простого предложения в современном русском языке
Id: 166285
 
219 руб.

Строение простого предложения в современном русском языке. Изд.3

URSS. 2013. 192 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03345-9.

 Аннотация

Настоящая книга знакомит читателей с современными аспектами анализа простого предложения.

Синтаксическая структура простого предложения рассматривается автором в двух планах: в плане конструктивно-синтаксическом (грамматическое членение) и в плане коммуникативно-синтаксическом (актуальное членение).

Последовательно разграничивая эти два аспекта анализа структуры предложения, И.П.Распопов выделяет конструктивно-синтаксические типы предложения, с одной стороны, и коммуникативно-синтаксические --- с другой. Автор останавливается также на вопросах соотношения этих типов предложений и на средствах оформления грамматического и актуального членения.

Книга будет полезна филологам-русистам и филологам других специальностей, преподавателям, аспирантам и студентам языковых вузов.


 Оглавление

От автора
Введение

Часть первая. Конструктивная база предложений  

Предварительные замечания
Глава первая. О видах и способах конструктивно-синтаксических связей слов в составе предложения
Глава вторая. О грамматическом (конструктивно-синтаксическом) членении предложения
Глава третья. Конструктивно-синтаксические типы предложения

Часть вторая. Предложение как коммуникативная единица языка  

Предварительные замечания
Глава первая. Модификация предложений по общей цели выражаемого в них сообщения. Структурные различия повествовательных, вопросительных и побудительных предложений
Глава вторая. Актуальное членение и коммуникативно-синтаксические типы повествовательных предложений
 I.Обусловленность актуального членения предложения определенным коммуникативным заданием
 II.Актуальное членение предложения в его отношении к грамматическому членению. Основные коммуникативно-синтаксические типы простых повествовательных предложений
Глава третья. Важнейшие средства оформления актуального членения в рамках повествовательных предложений
 I.Порядок слов в предложениях различных коммуникативно-синтаксических типов
 II.Интонационные средства языка. Ритмомелодическое членение фразы
 III.Интонационные средства языка. Логическое ударение
Глава четвертая. Некоторые общие правила построения простых повествовательных предложений на базе синтаксических конструкций определенного состава и строения
Вместо заключения
Литература

 От автора

Задача настоящей книги состоит в том, чтобы показать возможные аспекты научного изучения одной из важнейших языковых единиц -- простого предложения, вскрыть некоторые связанные с этим трудности и побудить читателя к размышлениям над проблемами и фактами современного русского языка, которые до недавнего времени оставались вне поля зрения исследователей. В соответствии с поставленной задачей и в расчете на осведомленность читателя в соответствующей учебной литературе автор не стремился к полному и систематическому изложению темы, останавливая внимание главным образом только на вопросах, не имеющих еще однозначного решения. В книге в основном разрабатываются и развиваются идеи так называемого субстанционального синтаксиса, т.,е. синтаксиса как "учения о способах обнаружения мышления в слове" (А.,А.,Шахматов). Вместе с тем в ней сделана попытка учесть и согласовать с принятой концепцией некоторые результаты новых научных поисков в этой области, предпринимаемых, в частности, с позиций функциональной (пражской) школы современного структурализма. Автор выражает благодарность коллективу кафедры языкознания и русского языка Башкирского государственного университета, творческому общению с которым он многим обязан в работе над этой книгой. Автор глубоко признателен также доктору филологических наук, профессору Н.,Н.,Прокоповичу, взявшему на себя труд познакомиться с книгой в рукописи и высказавшему ряд ценных замечаний, несомненно, способствовавших ее улучшению.

 Введение

Вопрос о том, как строится предложение вообще и как оно строится в частности в том или ином конкретном языке (на определенном этапе его исторического развития), относится к числу наиболее трудных в лингвистической науке. Этот вопрос является трудным прежде всего потому, что среди лингвистов до сих пор нет полной договоренности о содержании самого термина "предложение" и остается неясным, например, не только объем подлежащих здесь рассмотрению фактов, но и то, как, под каким углом зрения эти факты должны рассматриваться и освещаться.

Акад. Л. В.Щерба в свое время писал: "Смешно спрашивать: что такое предложение? Надо установить прежде всего, что имеется в языковой действительности в этой области, а затем давать наблюденным явлениям те или другие наименования". Однако в приведенном высказывании Л.В.Щербой ставится по существу неразрешимая задача, содержащая два неизвестных: ведь для того чтобы наблюдать и как-то квалифицировать относящиеся к данной области явления, она, эта область, должна быть четко очерчена, т.е. определена и ограничена заранее. Но именно здесь-то мы и сталкиваемся с наличием разных, подчас противоречивых мнений и суждений.

В истории отечественного языкознания понятие предложения как предмета синтаксиса и предмет этой науки в целом трактовались различными учеными далеко не однозначно.

Первоначально и на протяжении длительного времени синтаксическая теория разрабатывалась у нас преимущественно или исключительно как учение о предложении. Ведущим и определяющим в этой теории было в общем верное представление о том, что целенаправленная организация и реализация всех значимых элементов языка осуществляется в предложении и что поэтому анализ предложения со стороны его значения, состава и строения должен выявить особенности и закономерности синтаксического строя языка с исчерпывающей полнотой.

Именно в этом плане и с соответствующей целевой установкой пытался воссоздать картину русского синтаксиса один из видных отечественных языковедов и методистов прошлого, столетия -- Ф.И.Буслаев.

Как известно, Ф.И.Буслаев в подходе к фактам языка придерживался в основном логико-грамматической концепции, хотя он и не был ее последовательным сторонником.

Видя главную задачу синтаксиса в изложении "законов сочетания слов", Ф.И.Буслаев вместе с тем (в соответствии с установившейся традицией) считал, что такие законы действуют в предложении, отражая в конечном счете законы строения логического суждения.

Предложение если и не тождественно суждению, то, во всяком случае, соотносительно с ним и должно квалифицироваться именно с точки зрения этого соотношения.

Отсюда следует, что раскрыть строение предложения -- значит прежде всего приписать отдельным компонентам его состава функции логического S и логического Р.

Соответствующие функции, согласно принятому тогда мнению, которого придерживался и Ф.И.Буслаев, выполняют в предложении его главные члены -- подлежащее и сказуемое. Но предложение может включать в свой состав и второстепенные члены (определительные, дополнительные и обстоятельственные слова). В подобных случаях, указывал Ф.И.Буслаев, следует отличать логический состав предложения от его грамматического состава.

"В логическом отношении второстепенные члены не отделяются от главных и вместе с ними составляют логическое подлежащее и логическое сказуемое. Например, в предложении Церковнославянская литература с древнейших времен стала оказывать влияние на русский язык -- церковнославянская литература есть логическое подлежащее, и все остальные слова, вместе взятые, -- логическое сказуемое. Что же касается до грамматического разбора, то в нем строго отделяются члены второстепенные от главных. Например, в приведенном примере литература есть подлежащее; стала оказывать -- сказуемое; церковнославянская -- определение к подлежащему литература; с древнейших времен -- обстоятельство времени при сказуемом, и сверх того, древнейших -- определение к слову времен; влияние есть дополнение к сказуемому; на русский язык -- дополнение к дополнению влияние".

Существенно, однако, заметить, что при квалификации главных и второстепенных членов грамматического состава предложения Ф.И.Буслаев пользовался различными критериями.

Определяя функциональное назначение первых, он исходил по существу, хотя и неосознанно, из признания того, что предложение есть единица коммуникации, т.е. единица, обеспечивающая не только выражение (фиксирование), но и целенаправленное сообщение мысли. Поэтому у Ф.И.Буслаева, как, впрочем, и у всех его предшественников, подлежащее -- это собственно отправной, исходный элемент в развертывании сообщения ("предмет, о котором мы судим"), а сказуемое -- его заключительная, удовлетворяющая поставленной цели часть ("Вся сила суждения, -- утверждал Ф.И.Буслаев, -- содержится в сказуемом"). При характеристике же второстепенных членов Ф.И.Буслаев уже отвлекался от коммуникативного, как бы мы теперь сказали, или логического, как считал Ф.И.Буслаев, целевого назначения предложения и определял их только по связям -- смысловым и грамматическим -- с главными членами и друг с другом.

Вместе с тем (и в этом заключалось основное противоречие концепции Ф.И.Буслаева, на которое указывали уже его современники) и главные и второстепенные члены фактически выделялись им в одном линейном ряду составляющих предложение словоформ. Причем в отношении подлежащего и сказуемого устанавливался определенный стандарт (подлежащее -- независимое имя или местоимение в именительном падеже, сказуемое -- личный глагол или подчиненное подлежащему имя), что в ряде случаев не соответствовало их функциональной характеристике, а в отношении второстепенных членов намечалась двойная классификация (по синтаксическому употреблению и по значению), что приводило к различной трактовке абсолютно тождественных элементов лексико-грамматического состава предложения (когда, например, существительное при другом существительном "по синтаксическому употреблению" квалифицировалось как дополнение, а "по значению" как определение).

Разумеется, подобного рода противоречия не могли способствовать уяснению сущности и структуры предложения и явились лишь источником споров и недоразумений, которые отчасти продолжаются и в наши дни, поскольку буслаевская синтаксическая концепция оказалась наиболее долговечной, найдя себе приют не только в школьной, но и в университетской науке о русском языке.

На иной основе и в другом общелингвистическом контексте пытался построить учение о предложении блестящий оппонент Ф.И.Буслаева -- А.А, Потебня.

Подвергая решительной критике формально-логическую интерпретацию языковых фактов, отрицая всякую связь между грамматикой и логикой, А.А.Потебня, подобно некоторым его современникам на Западе, считал, что предложение не тождественно и не параллельно логическому суждению, что действительным назначением предложения является выражение не логического, а психологического суждения. Однако, по его мнению, для характеристики предложения в синтаксическом плане важно не это, а то, что предложение заключает в себе грамматическую форму, что оно в своем языковом воплощении обладает такими специфическими чертами, которые в различных национальных языках неоднородны и в процессе исторического развития изменяются от эпохи к эпохе. "Кто определил бы предложение, например, "русского языка как словесное выражение психологического суждения, -- писал А.А.Потебня, -- сказал бы так же мало, как тот, который определил бы Сократа как особь зоологического вида homo sapiens или нынешнее государство, церковь и т.п. как человеческое стадо....Из основного взгляда на язык как на изменчивый орган мысли следует, что история языка, взятого на значительном протяжении времени, должна давать ряд определений предложения". В этом заявлении А.А.Потебни ясно выражен призыв к конкретно -историческому изучению фактов языка. Такой подход обязывал исследователя сосредоточить свое внимание на самих этих фактах и конструировать правила и определения, не выходя за пределы эмпирических наблюдений, хотя и имея в виду, что "языки различны между собой не одной звуковой формой, но всем строем мысли".

Что касается непосредственно предложения, то для него, по крайней мере в современных индоевропейских языках, характерно, как считал А.А.Потебня, использование в качестве необходимой конструктивной формы личного глагола (verbum finitum), и "поэтому, определивши такой глагол, тем самым определим minimum того, что должно заключаться в предложении этих языков".

Отстаивая мнение об исключительной роли в построении предложения личного глагола, А.А.Потебня в полемике с другими лингвистами (например, со своим учеником А.В.Поповым) исходил из системного характера грамматического строя языка, из необходимости рассматривать речевые факты в их соотношении с этим строем и по существу уже пользовался понятием, которое позднее вошло в научный обиход под названием синтаксической модели (схемы или формулы строения) предложения. Например, относительно предложений типа Пожар! Пора! Стыд! и под. А.А.Потебня писал, что "они...находятся в зависимости от строя нынешнего языка, объясняются этим строем как его части... Эти случаи лаконизма понятны и объяснимы только потому, что в понимающем есть готовые сложные схемы предложений, схемы, в коих обрывки речи... каждый раз занимают свое определенное место".

А.А.Потебней был высказан также ряд весьма интересных и оригинальных мыслей о синтаксических функциях отдельных частей речи и соотношении их с членами предложения, о различных видах связи слов в предложении, о взаимодействии отдельных типов предложения (например, глагольного и глагольно-именного) друг с другом и т.п.

Однако в целом А.А.Потебне не удалось решить проблемы предложения, а некоторые его идеи привели в дальнейшем к ограничению сферы синтаксических исследований, к морфологизации явлений синтаксиса (А.М.Пешковский) или даже к откровенному субъективизму в объяснении этих явлений (Д.Н.Овсянико-Куликовский).

Строго говоря, А.А.Потебня рассматривал предложение лишь в одном измерении -- в плане устанавливаемых в нем по линии конструктивных связей синтаксических отношений между его компонентами, с точки зрения мыслеоформляющей (но не коммуникативной) функции языка. Для него предложение -- это такое синтаксическое образование, существенный признак которого состоит в том, что в него входят части речи, в том числе обязательно личный глагол. Но поскольку любое осмысленное сочетание слов возможно в нашем языке только благодаря тому, что слова принадлежат к определенным частям речи, отсюда оставалось сделать всего один шаг до признания предложения простой разновидностью словосочетания; именно этот шаг был сделан Ф. Ф. Фортунатовым.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце