URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Кунихиро Т. Идеальный толковый словарь: Проблемы современной ЯПОНСКОЙ лексикографии. (Рисо но кокуго дзитэн). Пер. с яп.
Id: 166284
 
347 руб.

Идеальный толковый словарь: Проблемы современной ЯПОНСКОЙ лексикографии. (Рисо но кокуго дзитэн). Пер. с яп.

URSS. 2013. 256 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03352-7.

 Аннотация

Т.Кунихиро --- крупнейший представитель одной из самых развитых областей современного японского языкознания: лексикографии и лексической семантики. В этой книге он излагает свою концепцию толкового словаря. Приводя богатый иллюстративный материал, он разбирает недостатки тринадцати существующих толковых словарей японского языка и предлагает пути к их исправлению.

Книга не требует от читателя специальной лингвистической подготовки и доступна для японистов широкого профиля, которые смогут узнать из нее немало интересных фактов о конкретных словах и выражениях. В то же время лексикологи и лексикографы увидят, как на японском материале рассматриваются вопросы, актуальные для любого языка: описание многозначности, идиом и устойчивых сочетаний, глагольного управления, роль энциклопедических сведений, использование рисунков в толкованиях и многое другое.


 Оглавление

Предисловие (В. М. Алпатов)
Предисловие автора

Часть I. Чего не хватает толковым словарям

1. Различение синонимов
 1.1.Хакухацу vs. сирага 'седина'
 Отступление 1.Идея "иероглифических морфем" не выдерживает критики
 1.2.'Позади': ато vs. усиро
 1.3.Тякурику vs. тякути 'приземление'
 1.4.Фу:кэй vs. ко:кэй 'вид'
 1.5.Сэйкаку-на vs. тадасий 'правильный'
 1.6.Тайкэн vs. кэйкэн 'опыт'
 1.7.То:-, хон-, до:- 'этот'
 1.8.Хада vs. хифу 'кожа'
 Отступление 2.Эллипсис прямого дополнения
 1.9.Субэтэ но 'все' vs. араюру 'всяческие'
2. Значения обиходной лексики
 2.1.Амэ 'дождь'
 2.2.Арэра 'они'
 2.3.Иру 'жарить'
 2.4.Ояцу 'полдник'
 2.5.Гакко: 'школа'
 2.6.-Гару (суффикс, обозначающий состояние)
 2.7.Киру 'резать'
 2.8.Дзикко: 'осуществление'
 2.9.Дзицурёку 'способности'
 Отступление 3.Развитие новых значений за счет тавтологии
 2.10.Кэйби 'охрана'
 2.11.Сампо 'прогулка'
 2.12.Сидо: 'руководство'
 2.13.Дайдокоро 'кухня'
 2.14.Цу:ти 'извещение'
 2.15.Дэнся 'электричка'
 2.16.Бигаку 'эстетика; идеал'
 2.17.Химицу 'тайна'
 2.18.Хиякасу 'прицениваться'
 2.19.Дэнва о какэру 'звонить по телефону'
 Отступление 4.Глаголы свершения и несвершения
 2.20.Мо:то: най 'ничуть не'
 2.21.Адобайсу 'совет'
 2.22.Имэ:дзи 'образ'
3. Описание послелогов
 3.1.Афурэру 'переполнять'
 3.2.Какэру 'недоставать'
 3.3.Курасу 'жить'
 3.4.Косё: суру 'хвастаться'
 3.5.Сугурэру 'превосходить'
 3.6.Такуми да 'быть искусным'
 3.7.Хитосий 'равный'
4. Описание грамматических конструкций
 4.1.Афурэру 'переполнять'
 4.2.Сугурэру 'превосходить'
 4.3.Нагасу 'смывать'
 4.4.Нуру 'мазать'
 4.5.Хаку 'подметать'
 4.6.Макуру 'засучивать'
 4.7.Мору 'протекать'
5. Устойчивые сочетания: 'выходить из ванны' -- фуро кара дэру или фуро кара агару?
 5.1.Примеры. Коллокации. Идиомы
 Отступление 5.О термине рэнго 'коллокация'
 5.2.Поправки и дополнения к существующим словарным описаниям
 5.3.Исправления к словарным статьям
6. Порочный круг в толкованиях

Часть II. Многозначные слова

7. Полисемия и омонимия
 7.1.Различение полисемии и омонимии
 7.2.Подача многозначных слов в толковых словарях
 7.3.Омонимия или полисемия?
8. Семантическая структура полисемии
 8.1.Сдвиг фокуса
 8.2.Конкретизация
 8.3.Метафорические переносные значения
 8.4.Пространственно-временная метафора
 8.5.Пространственно-временная метонимия
 8.6.Перенос по смежности
 8.7.Положительный сдвиг
 8.8.Родовидовая многозначность
 8.9.Значения-умозаключения
 8.10.Перенос в абстрактную сферу
9. Построение структур полисемии
 9.1.Тору 'брать'
 9.2.Фуру
 Отступление 6.Выражения со ссылкой на предысторию
 9.3.Тобу
 9.4.Мавару
 Отступление 7.Когнитивно выделенные позиции
 9.5.Саки 'передний конец'

Часть III. Словарная статья

10. Зоны словарной статьи
 10.1.Вход
 10.2.Транскрипция
 10.3.Часть речи
 10.4.Система оппозиций
 10.5.Толкование
 10.6.Заимствования из европейских языков
 10.7.Глаголы
 10.8.Грамматические конструкции
 10.9.Примеры и коллокации
 10.10.Ассоциации
 10.11.Фразеология
11. Примеры словарных статей
Литература
Послесловие
Указатель лексики

 Предисловие

Япония принадлежит к числу стран с очень развитой наукой о языке. Еще до знакомства японцев с европейским языкознанием, в период "закрытой" Японии (XVII -- середина XIX в.) там существовала развитая лингвистическая традиция, а в наше время эта страна, несомненно, занимает в мире первое место по числу лингвистов и лингвистических публикаций. Вопросы языка, как отмечают и японские авторы, и иностранные наблюдатели, занимают заметное место в повседневной жизни японцев, которые рассматривают японский язык (один из немногих действительно исконных элементов японской культуры) как национальное достояние.

Тем не менее, в нашей стране (как, впрочем, и на Западе) японская лингвистика известна недостаточно. Помимо языковых и культурных барьеров, играет роль и то, что она очень сильно нацелена на изучение своего, японского языка, и даже работы по общей лингвистике чаще всего привязаны к японской конкретике.

У нас еще в 1958--1959 гг. была издана в русском переводе двухтомная грамматика японского языка М. Киэда, недавно она переиздана издательством URSS. Затем в 1983 г. в издательстве "Радуга" вышла хрестоматия "Языкознание в Японии", включавшая в себя фрагменты из работ ряда видных японских языковедов XX в. И пока это всё! Помимо общего малого количества, надо отметить и то, что грамматика М. Киэда была издана в оригинале еще в 1937--1938 гг. и никак не отражает сегодняшний день японской науки, в хрестоматии также большинство работ относится к первой половине ХХ в. Знакомство российского читателя с современной японской лингвистикой -- пока дело будущего. Конечно, ряд работ публикуется по-английски, а сейчас этот язык известен многим, но знакомство с японской наукой о языке только через англоязычные работы может (как и в отношении японской науки вообще) создать некоторый перекос. По-английски обычно издаются наиболее "европеизированные" ученые, исходящие не только из национальных традиций, но и (частично, а иногда и целиком) из идей тех или иных направлений американской науки.

Мы предлагаем русскому читателю сравнительно недавно появившуюся (1997) книгу одного из лингвистов старшего поколения Тэцуя Кунихиро (родился в 1929 г.) "Идеальный толковый словарь". Ее автор в течение многих лет был профессором Токийского государственного университета. Ему принадлежат книги "Значения слов" (3 тома, 1976--1982), "Методы семантики" (1982) и др. Две главы из его книги "Аспекты семантики" (1970) издавались по-русски в вышеупомянутой хрестоматии "Языкознание в Японии".

Среди современных японских лингвистов Кунихиро выделяется интересом к двум тесно связанным между собой дисциплинам: семантике и теории словарей. Если семантика в целом не принадлежит к самым развитым областям японского языкознания, то лексикография там имеет давние корни (первые словари появились в IX в.) и очень развита. Если поначалу японская лексикография зависела от китайских образцов, в соответствии с которыми толковались не столько слова, сколько иероглифы, то затем еще в Средние века сформировалась оригинальная традиция составления толковых словарей. Уже в XVIII в., в период "закрытой" Японии, Котосуга Танигава составил словарь "Вакункан", состоявший из 93 томов. В наши дни количество толковых словарей японского языка разного объема очень велико. В начале книги Кунихиро приводит список из тринадцати словарей, изданных в 1985--1995 гг., материал которых он рассматривает; дополнительно привлекаются и несколько других словарей. Конечно, среди этих словарей есть и переиздания (в том числе и словарей, первые варианты которых появились в 30--50-е гг.), но каждый из них при переиздании дополнялся и исправлялся. Список впечатляет: не только за последние десять лет, но и за всю историю российской лексикографии вряд ли наберется тринадцать различных толковых словарей русского языка.

Но количество еще не гарантирует качества. И Кунихиро посвящает значительную часть своей книги критике недостатков, имеющихся даже в лучших из этих словарей. При этом надо различать две разные вещи: особенности японской лексикографической традиции, способные иногда ставить в тупик российского или западного наблюдателя, и недостатки, существенные при следовании любым традициям.

К числу особенностей японской традиции могут быть отнесены, например, принципиальное включение в любой словарь (при, разумеется, существующих ограничениях, диктуемых объемом) лексики древних памятников и имен собственных, менее строгое, чем мы привыкли, разграничение толковательной и энциклопедической информации, иногда подача отдельными словарными статьями фразеологизмов [1]. Кунихиро не останавливается на такого рода аспектах словарной работы, принимая их как должное. Их, однако, следует учитывать читателю, не привыкшему, например, что исключение из рассмотрения слов и значений, встречающихся лишь в текстах тысячелетней давности, надо специально оговаривать.

Автора книги занимают другие вопросы. Он хочет преодолеть недостатки существующих словарей, выработав принципы того, что он называет "идеальным толковым словарем". И те недостатки, которые он выделяет, в большинстве случаев не составляют специфику японской лексикографии. Речь идет о проблемах, хорошо знакомых авторам отечественных толковых (а во многом и двуязычных) словарей. Различение близких, но не тождественных по значению и/или употреблению слов (Кунихиро, как и многие наши ученые, называет их синонимами, хотя у нас иногда так именуют лишь слова с тождественным значением), борьба с порочными кругами в толковании, способы подачи в словаре ограничений на сочетаемость слов, -- всё это и многое другое представляет трудности для лексикографа любой страны.

Автор книги убедительно показывает, что большинство японских лексикографов, во-первых, никак не учитывают деятельность друг друга, что ведет к большому разнобою, во-вторых, подходят к своему предмету чисто эмпирически, без научной базы. "Идеальный словарь", по Кунихиро, -- это, прежде всего, словарь, выполненный на единой основе, со строгой и единообразной структурой словарной статьи, максимально очищенный от субъективизма. Разумеется, автор не ставит задачу создания цельного описания лексики современного японского языка, приводя лишь показательные примеры. При этом он старается охватить самые разные слои лексики: общеупотребительные и специальные, конкретные и абстрактные слова, имена и глаголы, знаменательные слова и послелоги, исконные слова и заимствования из китайского и английского.

Российский читатель может легко обнаружить в книге обсуждение, пусть в иных терминах и без какой-либо формализации, тех же проблем, какие рассматривались еще в 60--70-е гг. у нас, например, в классических книгах И. А. Мельчука и Ю. Д. Апресяна [2; 3], затем результатом этих поисков стал "Толково-комбинаторный словарь русского языка" [4]. Разумеется, все эти работы не получили известности в Японии, но Кунихиро нередко вполне самостоятельно приходит к сходным результатам, например, при выделении того, что И. А. Мельчук назвал параметрической лексикой. В обоих случаях мы видим поиски "идеального словаря", преодолевающего недостатки традиционной лексикографии. Безусловно, в Толково-комбинаторном словаре подход строже, но, как указывали сами его авторы, он был экспериментальным построением, предназначенным лингвистам. В данной же книге речь идет о создании словаря обычного типа, адресованного широкому читателю. А там строгость не может превосходить некоторого предела и наносить ущерб общепонятности. Составление толкового словаря -- в какой-то степени одновременно и наука, и искусство. Полная научность затрудняет доступ к читателю, но необходимо увеличить степень научности словарей, к чему призывает автор.

Как нам представляется, книга Т. Кунихиро может быть интересна для разных категорий читателей. Для японистов (не только теоретиков, но и практиков) она дает немало информации о значении тех или иных распространенных слов и о тонких смысловых различиях между ними. Лингвистам же, особенно лексикографам, она, надеемся, позволит узнать о том, как в рамках, казалось бы, совсем другой традиции решаются актуальные для них вопросы. Хотя Кунихиро не привлекает русский материал и лишь эпизодически сопоставляет японский язык с английским, но читатель может получить в его книге и достаточно много данных для самостоятельных размышлений сравнительного характера в области лексической семантики.

Книга Кунихиро написана для японского читателя, а для российских читателей в ряде случаев требует комментариев. Надо иметь в виду, например, что алфавитный порядок в японском языке весьма специфичен, что принципы морфемного членения в японской традиции отличаются от привычных для нас, и многое другое. Особо следует отметить важное свойство лексики японского языка: в I тысячелетии н. э. вместе с иероглифами в язык вошли их китайские чтения, одновременно иероглифы получили и подходящие по смыслу японские чтения. Поэтому в языке существует гигантское количество пар синонимов разного происхождения, которые даже могут рассматриваться в Японии как варианты одной и той же словарной единицы (эту точку зрения, правда, Кунихиро не принимает). И читатель не должен удивляться тому, что совсем не похожие в транскрипции друг на друга элементы постоянно приравниваются друг к другу в книге. Еще одна трудность связана с отсутствием в японском языке категории числа. Скажем, в зависимости от контекста ката может переводиться как плечо и плечи, хана -- как цветок и цветы и т. д., при этом нередко, как в вышеприведенных примерах, перевод множественным числом бывает более обычным. Мы старались прокомментировать такие случаи, также как и реалии, общеизвестные для японского, но не для русского читателя.

Доктор филологических наук
В. М. Алпатов

 Предисловие автора

Оглядываясь на свою жизнь, я вижу, что словари в ней всегда играли большую роль, особенно последние двадцать лет, когда я интенсивно работал в редколлегии Англо-японского словаря. Мои отношения со словарями делятся на два периода. Сначала, в детстве, было простое упоение ими; и английские, и японские толковые словари тогда казались сокровищницей, до краев полной новыми знаниями. Из-за ровных колонок текста словно проступала неотразимая высшая красота упорядоченности. Потом, в университете, я занялся языкознанием, выбрал в качестве специализации семантику и все чаще имел дело с анализом лексических значений. При этом постепенно появилось чувство, что приводимые в словарях описания не лишены недостатков, -- начался второй период. Разочаровавшись, я одновременно стал задумываться, как бы их улучшить. Эта книга как раз и представляет собой попытку изложить претензии и предложения. Конечно, она не претендует на окончательность, а лишь намечает сегодняшнее положение дел.

Есть два основных типа словарей, и к улучшению каждого нужен особый подход. Первый тип -- исторические словари, которые фиксируют произошедшие в прошлом изменения, второй -- синхронные, стремящиеся к анализу и описанию языка на данный момент. Исправить недостатки исторического словаря может открытие ранее неизвестных свидетельств древнего состояния языка, недостатки словаря синхронного исправляет развитие теории, например, новая методика описания смыслов. Чтобы избавиться от одной из бед традиционных словарей, от толкования через синонимы, надо разрабатывать методы анализа синонимических рядов. Иными словами, прогресс лексикографии невозможен без прогресса теоретической семантики, или, говоря более практически, лексикографы должны усвоить семантическую теорию и методологию и применять их на практике.

Как показали предыдущие исследования, по своему значению, особенно по характеру многозначности, слова делятся на два больших класса (Кунихиро 1997а). Условимся называть их лексикой абстрактной и феноменальной сферы. Предмет обозначения абстрактной лексики -- понятие в нашем мозгу, не воспринимаемое через физические ощущения. От одного конкретного употребления к другому влияние контекста может придавать ему совершенно разные формы, так что уловить само понятие непросто. По большей части к этому классу относятся частицы, союзы, глагольные показатели и другие грамматические единицы. Но, как правило, в их основе лежит всего одно, хотя и трудноуловимое понятие. Вслед за своим учителем, Сиро Хаттори, я обозначаю его термином "прототипический смысл". Выделению таких смыслов я посвятил все свои ранние семантические исследования.

Предмет обозначения для другого класса лексики, феноменальной, находится во внешнем мире и доступен чувственному восприятию. Сюда относятся слова, которые обозначают предметы, движения, события, качества и прочее. Назовем то, что они обозначают, "прототипической ситуацией". Предположительно еще до того, как мы начинаем использовать соответствующее слово, прототипическая ситуация присутствует в нашем сознании как когнитивный и перцептивный образ. Возникающая в таких случаях неоднозначность принципиально отличается от вызванной влиянием контекста, и их необходимо различать. Это не может не проявляться и в словарных толкованиях. Есть, конечно, целая гамма промежуточных случаев, но в принципе для слов абстрактной сферы надо по возможности выявить прототипический смысл, а для слов феноменальной сферы -- наглядно проиллюстрировать прототипическую ситуацию.

Так по мере развития семантики и японской лингвистики росли мои требования к толковым словарям. Я высказывал их во многих своих журнальных и других статьях; в 1994 г. представился случай выступить на ежегодной Конференции по лексикологии и лексикографии, проводимой при поддержке издательства "Сансэйдо", и я воспользовался им, чтобы изложить свои мнения в докладе под названием "Какой мне видится идеальная методика толкований". Присутствовавший там представитель издательства "Тайсюкан", г-н Коитиро Номура, предложил мне сделать из этого книгу, что и стало началом данной работы. На это ушло целых три года: несмотря на ожидания, я просто не смог закончить раньше. А если бы не энтузиазм г-на Номуры, который терпеливо ждал завершения работы и не переставал меня поддерживать, не знаю, когда бы эта книга вообще вышла; я глубоко ему признателен.

Тэцуя Кунихиро
5 сентября 1997 г.

 Об авторе

Тэцуя КУНИХИРО

Родился в 1929 г. Выпускник отделения лингвистики филологического факультета Токийского университета. Доктор филологических наук. В настоящее время -- почетный профессор Токийского университета и университета Канагава. Основные труды: "Структурная семантика" (1970), "Значения слов: чего нет в словарях" (1976-1982, в 3 томах), "Методы семантики" (1982).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце