URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Ицкович В.А. Очерки синтаксической нормы
Id: 165873
 
299 руб.

Очерки синтаксической нормы. Изд.3

URSS. 2013. 200 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03307-7.

 Аннотация

В монографии исследуются понятия языковой нормы, кодификации, нормализации. На этой основе рассматриваются явления, в области которых в современном литературном употреблении отмечается неустойчивость, вариативность нормы. Особая глава посвящена вопросам нормализации в области синтаксиса.

Анализ материала, наблюдения над динамикой, направлением изменений, в свою очередь, позволяют сделать общие выводы относительно сущности языковой нормы, критериев ее кодификации, а также сферы, критериев и возможностей нормализации.

Книга предназначена филологам различных специальностей, студентам и аспирантам филологических факультетов.


 Оглавление

ВВЕДЕНИЕ
Глава I. НОРМА, КОДИФИКАЦИЯ, НОРМАЛИЗАЦИЯ
 § 1. Норма как имманентная категория языка; § 2. Кодификация как категория литературного языка, ее формы и возможности; § 3. Нормализация как категория литературного языка. Явления, поддающиеся нормализации
Глава II. ИМЕНИТЕЛЬНЫЙ -- ВИНИТЕЛЬНЫЙ -- РОДИТЕЛЬНЫЙ ПАДЕЖ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО В УТВЕРДИТЕЛЬНЫХ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЯХ
 § 1. Задачи исследования
 1. Родительный -- винительный в конструкциях без отрицания
 § 2. Виды конструкции с варьированием родительного/винительного вне связи с отрицанием; § 3. Конструкции с родительным партитивным; § 4. Выбор падежной формы при глаголах типа ждать, требовать и под.; § 5. Выбор падежной формы при глаголах типа избегать, достигать и под.; § 6. Выбор падежной- формы при возвратных глаголах; § 7. Направление изменений
 2. Родительный -- винительный падеж существительного в отрицательных конструкциях
 § 8. Общие положения
 Падеж существительного, непосредственно зависящего от глагола с отрицанием
 § 9. Общие положения; § 10. Колебания в выборе формы родительного или винительного падежа; § 11. Падежная форма при глаголах с приставкой недо-; § 12. Падежная форма при двойном отрицании; § 13.
 Падежная форма в зависимости от принаречного отрицания; § 14. Направление изменений. Падеж существительного, не зависящего непосредственно от глагола с отрицанием
 § 15. Виды исследуемых конструкций; § 16. Падежная форма при инфинитиве, зависящем от спрягаемой формы глагола; § 17. Падежная форма при инфинитиве, зависящем от предикатива; § 18. Направление изменений
 3. Именительный и родительный падеж существительного в отрицательных предложениях
 § 19. Общая характеристика исследуемых конструкций; § 20. Предложения со сказуемым - знаменательным глаголом быть; § 21. Предложения со сказуемым, выраженным другими глаголами; § 22. Предложения со сказуемым - кратким страдательным причастием; § 23. Предложения со сказуемым -- предикативом типа видно; § 24. Колебания в выборе падежной формы, вызванные воздействием аналогии; § 25. Условия употребления родительного падежа в описываемых отрицательных предложениях § 26. Общие выводы. Норма и тенденция (с. 67).
Глава III. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ ОДУШЕВЛЕННЫЕ И НЕОДУШЕВЛЕННЫЕ
 § 1. Задача исследования; § 2. Объем категории одушевленности/неодушевленности; § 3. Существительные одушевленные в основном (неметафорическом) значении; § 4. Колебания в выборе формы одушевленности/неодушевленности некоторых употребляемых в пищу рыб, моллюсков и под.; § 5. Колебания в выборе формы одушевленности/неодушевленности у слов, называющих микроорганизмы и под.; § 6. Колебания в выборе формы одушевленности/неодушевленности у существительных среднего рода; § 7. Формы одушевленности у существительных, называющих группы (объединения) людей ; § 8. Колебания в выборе формы одушевленности/неодушевленности у существительных - названий лиц; § 9. Колебания в выборе формы одушевленности/неодушевленности у слов кукла, змей, призрак; § 10. Значения и формы слова робот; § 11. Существительные в метафорическом употреблении; § 12. Существительные одушевленные в применении к "неодушевленным" предметам; § 13. формы одушевленности/неодушевленности существительных с суф. -тель; § 14. Формы условных наименований, выраженных одушевленными суще- ствительными (с. 84); § 15. Существительные неодушевленные в применении к "одушевленным" предметам; § 16. Формы одушевленности/неодушевленности в названиях некоторых, танцев; § 17. Норма и тенденция в категории одушевленности/неодушевленности; § 18. Категория одушевленености/неодушевленности в русском и белорусском языках
Глава IV. КОНСТРУКЦИИ С ДАТЕЛЬНЫМ БЕСПРЕДЛОЖНЫМ И СООТНОСИТЕЛЬНЫЕ С НИМИ ПРЕДЛОЖНЫЕ КОНСТРУКЦИИ
 § 1. Виды вариативных пар конструкций; § 2. Значения форм дательного беспредложного; § 3. Конструкции с дательным беспредложным или с родительным с предлогом для- и конструкции, включающие форму родительного с предлогом у; § 4. Конструкции с дательным беспредложным - и конструкции, включающие родительный с предлогом для; § 5. Конструкции включающие форму родительного с другими предлогами, на месте дательного беспредложного; § 6. Норма и тенденция в сфере описываемых конструкций
Глава V. КОНСТРУКЦИИ С ПРЕДЛОГОМ по
 § 1. Общая характеристика; § 2. Конструкции, включающие по с предложным падежом; § 3. Конструкции, включающие по с винительным падежом; § 4. Конструкции, включающие по с дательным падежом; § 5. Норма и тенденция в области конструкций с предлогом по
Глава VI. КОНСТРУКЦИИ С ЗАВИСИМЫМ ИНФИНИТИВОМ
 § 1. Соотносительность конструкций с зависимым инфинитивом и с зависимым существительным; § 2. Типы вариативных рядов, включающих конструкции с зависимым инфинитивом; § 3. Вариативные ряды, включающие ненормативные конструкции с приглагольным инфинитивом; § 4. Вариативные ряды, включающие ненормативные конструкции с присубстантивным инфинитивом; § 5. Факторы, влияющие на появление ненормативных конструкций с зависимым инфинитивом ; § 6. Конструкции с зависимым инфинитивом, находящиеся между нормой и ненормой; § 7. Норма и тенденция в конструкциях с зависимым инфинитивом
Глава VII. КОНСТРУКЦИИ С ДЕЕПРИЧАСТНЫМИ ОБОРОТАМИ
 § 1. Постановка вопроса;§ 2. Независимое (абсолютивное) деепричастие в личном глагольном предложении ; § 3. Деепричастие в личном предложении со сказуемым -- кратким прилагательным; § 4. Деепричастие в обобщенно-личном предложении; § 5. Деепричастие в пассивных конструкциях; § 6. Деепричастие в безличном предложении; § 7. Деепричастие при инфинитиве; § 8. Деепричастие при причастии; § 9. Деепричастие при деепричастии; ; § 10. Деепричастие при существительном; § 11. Норма и тенденция в конструкциях с деепричастиями
Глава VIII. ПРОБЛЕМЫ НОРМАЛИЗАЦИИ В ОБЛАСТИ СИНТАКСИСА
 § 1. О разграничении кодификации и нормализации
 1. Конструкции, затрудняющие понимание текста
 § 2. Вводные замечания; § 3. Нарушение замкнутости управления; § 4. Место частей двойных и повторяющихся сочинительных союзов; § 5. Разрушение причастного оборота; § 6. Ошибки и недочеты в употреблении неполных предложений; § 7. Несоответствие местоимения и его антецедента
 2. Конструкции, создающие возможность двоякого понимания текста
 § 8. Вводные замечания; § 9. Двусмысленность высказывания, связанная с неудачным употреблением местоимений; § 10. Омонимия падежных форм ; § 11. Столкновение разных значений падежной формы;. § 12. Конструкции с альтернативной зависимостью одного из компонентов; § 13. Конструкции, образованные тремя словами в одинаковой грамма- тической форме (тин С1, С2 и С3); § 14. Построения с двумя соседствующими существительными в форме родительного (или винительного) падежа; § 15. Различия между кодифицируемыми и нормализуемыми конструкциями
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

 Введение

Отличающий наше время пристальный интерес общества к вопросам культуры речи является следствием расширения круга лиц, пользующихся литературным языком, расширения круга лиц, которые по характеру своей профессиональной деятельности должны составлять тексты, нередко ориентированные на достаточно широкий круг адресатов (получателей сообщения). В этих условиях естественно усиленное внимание к форме сообщения, к тому, как сказать (написать), чтобы это соответствовало норме литературного языка. Таков был один из основных факторов, способствовавших усиленному вниманию к культурно-речевой проблематике. Другие два фактора -- возросшая роль русского языка как языка межнационального общения народов нашей страны и как одного из мировых языков. Ответом на социальный заказ общества было появление начиная с 50-х годов ряда публикаций, посвященных культуре речи и, значит, неизбежно обращавшихся к понятию языковой нормы. Но в названных трудах рассматривались главным образом вопросы правильности русской речи, регистрировались отступления от литературных норм, само же понятие нормы принималось как данное, не раскрывалось, не подвергалось специальному исследованию. Хронологически к названным книгам примыкает ряд публикаций С.П.Обнорского по культурно-речевой проблематике, в которых рассматривались преимущественно встречающиеся в печати отклонения от традиционной литературной нормы, и брошюра Е.С.Истриной, содержавшая определение основных социолингвистических критериев нормативности.

В эти же годы начинают издаваться сборники Института русского языка АН СССР "Вопросы культуры речи" (вып.1--8. М., 1955--1967), в которых наряду с чисто практическими публикациями, посвященными нормам современного русского литературного языка, рассматривались и общетеоретические вопросы, в частности проблемы языковой нормы. Исследование сущности языковой нормы является предметом ряда публикаций 60--70-х годов (В.В.Виноградов, К.С.Горбачевич, В.Г.Костомаров, Н.Ю.Шведова, Н.Н.Семенюк, Н.Н.Пилинский; см. также монографии Л.И.Скворцова, Л.К.Граудиной). В 1980 г. вышло учебное пособие Б.Н.Головина "Основы культуры речи", в котором значительное место уделено проблематике языковой нормы. В октябре 1974 г. состоялось заседание Международной Комиссии по славянским литературным языкам на тему "Проблемы нормы в славянских литературных языках в синхронном и диахронном аспектах" (тексты докладов изданы отдельной книгой в 1976 г.), давшее новый импульс исследованиям в этой области. К настоящему времени рассмотрено немало аспектов понятия языковой нормы, но есть и ряд нерешенных проблем, являющихся предметом исследования в данной книге. К этим проблемам относится вопрос о характере границы между нормативными и ненормативными образованиями, вопрос о критериях разграничения кодификации и нормализации, о субъективном и объективном факторе в сфере кодификации и нормализации. На этой основе в работе предлагается анализ и кодификация некоторых явлений современного русского литературного языка; описывается круг подлежащих нормализации явлений современного литературного синтаксиса. Основной метод исследования -- метод регистрации и анализа "отрицательного языкового материала" (Л.В.Щерба), анализа наблюдаемых в практике печати отклонений от кодифицированной нормы. Такие отклонения "вначале с точки зрения действующей нормы воспринимаются как ошибки", но они свидетельствуют о разрушении (в большей или меньшей степени) существующей нормы, о начавшемся, а иногда -- распространившемся процессе вытеснения старой нормы новой: нередко отклонения от кодифицированной нормы попадают в поле зрения исследователя лишь тогда, когда уже получили некоторое распространение в речи.

Метод анализа отклонений от кодифицированной нормы тесно переплетается с методом анализа запретов, предостережений против употребления тех или иных форм и конструкций как ненормативных. Этот метод был успешно применен с другими целями -- для реконструкции быта Древней Руси -- Б.А.Романовым. Для ответа на вопрос "Как люди жили на Руси в это время" (т.е. в XI--XIII вв.), пишет Б.А.Романов, рассматривались памятники повествовательного, учительного уклона и памятники "открыто-карательно-запретительного или директивного, законодательного в известной степени характера". В последнем случае, как пишет далее Б.А.Романов, "зачастую приходится идти путем умозаключения от наличия запрета или кары к распространенности запрещаемого или караемого действия и от наличия совета или предписания -- к отсутствию в повседневном быту предписываемой нормы поведения или к обычности ее нарушения". В другом месте книги запретительная формула характеризуется как "сама по себе свидетельствующая этим запрещением о распространенности запрещаемого". Аналогичное утверждение в значительной части случаев справедливо и в применении к языковым фактам. Маловероятно предостережение в тех случаях., когда в речи нет никаких отклонений от принятого употребления. Предостережение или прямой запрет значат: "Так говорить (или писать) не следует, хотя так говорят".

Язык изменяется медленно и непрерывно. Поэтому в нем всегда есть, кроме основной, стабильной части, элементы старого, уходящего, и нового, продуктивного, развивающегося. Именно в этих двух сферах острее всего стоит проблема кодификации, оценки того, что входит в норму современного литературного языка и что оказывается в серой зоне, разделяющей нормативные и ненормативные образования. В соответствии со сказанным в работе рассматривается судьба языковых единиц, находящихся на нестабильных участках языковой системы, судьба явлений, в сфере которых, с различной интенсивностью и разной скоростью, идет борьба между разными конструкциями, протекают процессы семантической дифференциации различных моделей или вытеснения одних моделей и конструкций другими.

Анализ таких явлений, с одной стороны, ведется на основе общих представлений о характере языковой нормы, о соотношении нормы и ее кодификации. С другой стороны, названный анализ позволяет выявить некоторые черты нормы, уточнить представление о норме, выяснить особенности проявления нормы в разных сферах языковой системы.

Главы книги, с точки зрения их содержания, объединяются в три раздела. Первый раздел (гл.1) посвящен исследованию общих вопросов языковой нормы, ее кодификации, исследованию возможностей нормализации. Эта глава продолжает предшествующие публикации автора, посвященные данной проблематике. Во втором разделе (гл.2--7) описываются некоторые виды языковых явлений с точки зрения их нормативности в современном литературном языке. Предмет третьего раздела (гл.8) -- проблема нормализации в сфере синтаксических явлений. В этой главе рассматриваются конструкции, которые, как правило, не вызывают возражений в нормативном аспекте, но представляются неприемлемыми в литературном употреблении ввиду несоответствия требованиям точности и логичности речи, так как допускают возможность двоякого толкования или по иной причине затрудняют понимание текста. Иначе говоря, это такие конструкции, оценка которых делается не в плане нормы и объективной ее фиксации, а в плане нормализации, в плане активного вмешательства в речь.

Завершается книга заключением, содержащим выводы, сделанные на основе проведенного исследования.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце