URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шестаков В.П. История эстетических учений
Id: 165597
 
479 руб. Бестселлер!

История эстетических учений. Изд.2

URSS. 2012. 408 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-397-03253-7.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой обзор основных периодов в истории эстетической мысли от античности до наших дней. Она включает материал как западной, так и отечественной эстетики, в особенности относящейся к русскому религиозному Ренессансу. Книга содержит большой библиографический материал и темы для самостоятельных письменных работ.

Издание предназначено в первую очередь студентам и преподавателям художественных и гуманитарных высших учебных заведений.


 Оглавление

От автора
Предисловие
Глава 1. Античность
 1.1.Ранняя классика
 1.2.Зрелая классика. Сократ
 1.3.Платон
 1.4.Аристотель и его школа
 1.5.Эллинизм
 1.6.Стоики
 1.7.Скептики
 1.8.Эпикурейцы
 1.9.Витрувий
 1.10.Псевдо-Лонгин
 1.11.Неоплатонизм
Глава 2. Средние века
 2.1.Раннее Средневековье. Западная патристика
 2.2.Ареопагитики
 2.3.Византийская эстетика
 2.4.Зрелое Средневековье
 2.5.Эстетика сен-викторской школы
 2.6.Абеляр и Бернард Клервосский
 2.7.Эстетика поздней схоластики
 2.8.Витело
 2.9.Эстетика и теория искусства
Глава 3. Эпоха Возрождения
 3.1.Италия
  Эстетика раннего гуманизма
  Николай Кузанский
 3.2.Альберти
 3.3.Марсилио Фичино и Платоновская академия
 3.4.Пико делла Мирандола
 3.5.Лука Пачоли
 3.6.Леонардо да Винчи
 3.7.Фиренцуола
 3.8.Эстетика итальянских натурфилософов
 3.9.Эстетика маньеризма
 3.10.Испания
 3.11.Германия
 3.12.Англия
 3.13.Франция
Глава 4. XVII век: от Ренессанса к Просвещению
 4.1.Эстетика барокко
 4.2.Рене Декарт и рационализм классицизма
 4.3.Лейбниц и "предустановленная гармония"
Глава 5. Эпоха Просвещения: искусство в век Разума
 5.1.Англия
 5.2.Франция
 5.3.Испания
 5.4.Германия
Глава 6. Немецкая классическая эстетика
 6.1.Кант
 6.2.Фихте
 6.3.Романтики
 6.4.Шиллер
 6.5.Гёте
 6.6.Шеллинг
 6.7.Зольгер
 6.8.Гегель
Глава 7. Эстетические теории второй половины XIX века
 7.1.Эстетика гегелевской школы
 7.2.Неокантианство
 7.3.Психологическая эстетика
 7.4.Практическая эстетика
 7.5.Эстетика иррационализма
Глава 8. Эстетика русских революционеров-демократов
 8.1.В.Г.Белинский
 8.2.А.И.Герцен
 8.3.Н.Г.Чернышевский
 8.4.Н.А.Добролюбов
Глава 9. Эстетика в системе русского религиозного Возрождения
 9.1.Василий Розанов
 9.2.Эстетическая программа "Мира искусства"
 9.3.Фридрих Ницше в России
Глава 10. Эстетические теории XX века
 10.1.Эстетика интуитивизма
 10.2.Прагматизм
 10.3.Эстетика "значащей формы"
 10.4.Эстетика психоанализа
 10.5.Эстетика символизма
 10.6.Гештальтпсихология
 10.7.Социология искусства Франкфуртской школы
 10.8.Cтруктурализм и постструктурализм
 10.9.Эстетика и искусствознание
Заключение. Эстетика на пороге XXI века
Литература
Именной указатель
Предметный указатель

 От автора

В основе этой книги лежит моя работа "Очерки по истории эстетики", написанная четверть века назад и изданная в издательстве Соцэгиз в 1979 г. Подзаголовок книги был "От Сократа до Гегеля", и она завершалась первой половиной XIX века, периодом расцвета немецкой классической эстетики. Не думаю, что за четверть века материал этой книги устарел. Но когда мне предложили переиздать книгу, то появилась вполне естественная потребность расширить ее исторические рамки, включить в нее новые материалы. В результате я раздвинул границы исследования: ввел в книгу, во-первых, эстетическую теорию Запада 2-й половины XIX в. и всего XX в., а, во-вторых, традицию русской эстетической мысли, в особенности того периода, который получил название русского религиозного Ренессанса. Несмотря на многочисленные публикации в этой области, этот период еще нуждается в эстетическом переосмыслении и обобщении.

В первоначальном своем виде книга основывалась на марксисткой методологии. Я не собираюсь отказываться от нее и в настоящем варианте, полагая, что классикам марксизма присущи проницательные суждения в области истории философской и эстетической мысли.

Эта книга -- не справочник по эстетике, она не претендует на исчерпывающую историческую полноту, если даже такая полнота в принципе возможна. Опыт преподавания эстетики в университетах страны позволяет мне сделать отбор того исторического и интеллектуального материала, который представляется наиболее значительным или наименее изученным. К тому же, автор полагает (и в этом лейтмотив книги), что за всеми метаморфозами в историческом развитии эстетической мысли скрывалась и скрывается довольно строгая логика, обусловленная пониманием искусства и эстетического опыта. По мере возможности я пытался эту логику выявить.

Автор надеется, что в обновленном и расширенном варианте книга по истории эстетических учений получит новую жизнь и нового читателя, который заинтересуется содержанием и логикой развития эстетической мысли в западной Европе и в России от античности до наших дней.

Октябрь 2007 года, Москва

 Предисловие

История эстетических учений представляет собой чрезвычайно важный раздел эстетики. За последнее столетие она превратилась в специальную и самостоятельную область знания, для которой характерен историзм, связь с передовой гуманистической традицией.

Изучение истории эстетики существенным образом связано с пониманием актуальных проблем современности. "История эстетики, -- писал известный философ В.Ф.Асмус, -- как и всякая история идей, не есть только музей исторических реликвий. Изучение этой истории может быть плодотворным только при условии, если возникшие и явившиеся в прошлом теории могут оказаться ферментом для современного обсуждения эстетических проблем, для борьбы современных эстетических идей".

Исследование истории эстетических учений может оказать большое влияние на формирование эстетической теории, раскрыв, каким образом на протяжении многовековой истории решались кардинальные проблемы эстетики: о природе искусства, о сущности прекрасного, о значении различных категорий эстетики, о воздействии искусства на человека и общественную жизнь. Такое исследование может во многом обогатить современное понимание этих проблем.

В этой связи следует напомнить мысль Ф.Энгельса о значении истории философии для развития философской теории и теоретического мышления вообще. "...Teopeтическоe мышление, -- писал Энгельс, -- является прирожденньш свойством толькo в виде способности. Эта способность должна быть развита, усовершенствована, а для этого не существует до сих пор никакого иного средства, кроме изучения всей предшествующей философий".

Эти слова с полным правом могут быть отнесены и к исследованию эстетической мысли. Изучение истории эстетики, несомненно, способствует развитию навыков самостоятельного творческого анализа, правильного использования понятий и категорий эстетики, а также самостоятельной оценки сложных проблем развития искусства и понимания сложной и диалектической природы художественного произведения.

Как научная дисциплина эстетика является отраслью философии. Это положение эстетики определяется и ее предметом, и генезисом, и методологией исследования. Философский характер эстетики обусловлен по крайней мере тремя причинами. Во-первых, самим предметом исследования (эстетика изучает наиболее общие законы искусства и художественной деятельности человека); во-вторых, ее генезисом (происхождением и местом в общей системе философского знания) и, в-третьих, ее функцией (способностью оперировать наиболее общими понятиями -- эстетическими категориями).

На протяжении всей истории эстетика развивалась в тесной связи с философией и различными отраслями философского знания, в частности, с логикой, диалектикой, теорией познания и т.д. Вплоть до XVIII века не существовало даже специального названия для этой дисциплины. Лишь в середине XVIII века немецкий философ Александр Баумгартен ввел в употребление термин "эстетика", назвав так свое главное сочинение.

Эстетика продолжает оставаться философской наукой и в наше время, хотя ее связи с так называемыми позитивными дисциплинами, в частности, с психологией, лингвистикой, физикой и другими, быстро растут. Тем не менее, по своим выводам, методам исследования и форме изложения эстетика по-прежнему является одной из отраслей философского знания.

В современной эстетике существует тенденция исключить эстетику из философии, растворяя ее в эмпирических науках. Наиболее отчетливо эта тенденция выражена в эстетике современного неопозитивизма. Один из представителей этого направления американский эстетик Т.Манро пишет по этому поводу: "Со времен XVIII века эстетика занимает несколько неопределенное положение как член философской семьи. Появление ее напоминает рождение позднего и нежеланного ребенка, который явился на свет у престарелых родителей, чьи дети давно уже выросли. Неуклюжие попытки ребенка ходить и делать все самостоятельно кажутся забавными, но в то же время шокируют его хорошо воспитанных братьев. Он слишком много говорит и часто употребляет высокие слова, смысл которых сам не понимает. Когда семья собирается на пикник или распределяет обязанности, о его существовании часто забывают".

Отрицая значение эстетики как "члена философской семьи", Т.Манро предлагает рассматривать ее как "натуральную дисциплину", лишенную всякого мировоззренческого содержания. Этот отрыв эстетики от философии приводит Т.Манро, как и многих других позитивистов, к пагубным выводам. В частности, отрицая философское значение эстетики, Т.Манро вынужден отрицать значение всех эстетических категорий, которыми оперирует эта наука.

Нет необходимости доказывать ошибочность подобного вывода. Значение таких категорий, как прекрасное, трагическое, комическое, сегодня отнюдь не уменьшается. Напротив, с расширением сферы эстетики эти категории приобретают еще большее значение. Это свидетельствует о том, что эстетика -- философская и мировоззренческая дисциплина.

Одна из наиболее важных и сложных проблем, которая должна быть раскрыта исследователем истории эстетических учений, -- соотношение эстетики и искусствознания.

Между этими дисциплинами существуют специфические отличия. Они объективны и закономерны, исторически и гносеологически обусловлены. Гносеологическая обусловленность таких различий заключается в том, что эстетика занимается наиболее общими законами художественного творчества, характерными для всех видов искусства, тогда как искусствознание имеет дело с конкретными, специфическими по содержанию видами искусства -- музыкой, поэзией, живописью и т.д. Для эстетической теории главное -- показать, как общие законы художественного творчества проявляются в разных произведениях, видах и жанрах искусства; для искусствознания главное -- неповторимость художественного произведения, его конкретность и своеобразие.

Эти различные подходы к произведению искусства сложились и закрепились исторически. На протяжении многих веков эстетика развивалась как философская дисциплина, использовавшая приемы, методы и категории, выработанные в системе философского знания. Искусствознание же развивалось как эмпирическая дисциплина, основанная на анализе и обобщении конкретных фактов искусства.

Эстетика и искусствознание, таким образом, представляют собой самостоятельные научные дисциплины. Существует ли между ними определенная взаимосвязь или же они абсолютно независимы друг от друга?

История эстетической мысли убедительно свидетельствует о том, что такая связь существовала и оказывала благотворное влияние на развитие обеих дисциплин. Как известно, эстетика часто развивалась в лоне искусствознания -- теории живописи, поэзии или музыки, в зависимости от того, какой вид искусства выступал в качестве идеальной модели художественного творчества. И не секрет, что эстетическая мысль достигала наиболее плодотворных результатов именно там, где существовала тесная связь, взаимопроникновение эстетики и искусствознания. Об этом свидетельствуют такие шедевры эстетической и в то же время искусствоведческой мысли, как "Поэтика" Аристотеля, "История искусства древности" Винкельмана, "Лаокоон" Лессинга.

Однако далеко не всегда отношения между искусствознанием и эстетикой складывались гармонично. Противоречия, антагонизмы и внутренние конфликты порой приводили даже к разрыву между ними. Эти конфликты отрицательно сказывались на развитии как эстетики, так и искусствознания. Эстетика, оторванная от искусствознания, тогда превращалась в абстрактную, лишенную исторической полноты и конкретности дисциплину, а искусствознание без связи с эстетикой приобретало черты эклектизма.

Наиболее выдающиеся теоретики, в частности, такие мыслители прошлого, как Аристотель, Аристоксен, Витрувий, Дюрер, Винкельман, Дидро и другие, были одновременно и эстетиками, и теоретиками искусства. Противоречия, существовавшие между эстетикой и искусствознанием, не всегда могли быть преодолены усилиями отдельных выдающихся мыслителей. В некоторые эпохи конфликт между эстетикой и искусствознанием оказывался принципиально непреодолимым.

Нельзя сказать, что антагонизм между эстетикой и искусствознанием окончательно преодолен в наше время. Усилия отечественных исследователей направлены на сближение этих смежных дисциплин. Но очевидно, что это трудный процесс, который не может быть осуществлен в короткое время.

Что же может дать союз эстетики и искусствознания? Прежде всего, этот союз всегда был плодотворен для эстетики, так как наполнял ее богатством конкретного знания об искусстве. Такова, например, "Эстетика" Гегеля. Кроме того, этот союз был плодотворен и для искусствознания, особенно в том случае, когда оно ориентировалось на передовую, гуманистическую эстетику. Именно от эстетики искусствознание получило определенный логический аппарат исследования, которым пользуются при анализе произведений искусства, -- иначе говоря, определенные эстетические и художественные категории, определенные методы и приемы исследования. Эстетика влияет не только на анализ и интерпретацию отдельных видов искусства, но и на понимание истории искусства и методы ее изучения.

Изучение истории эстетической мысли началось фактически с момента возникновения самой эстетики. Уже у античных авторов мы находим попытки систематизировать взгляды предшественников в области эстетической теории, критически оценить эстетические идеи своих противников. В дальнейшем с развитием эстетики эти экскурсы в историю науки становились более самостоятельными, им посвящались специальные введения, предваряющие эстетические трактаты. Классическим образцом такого рода анализа истории эстетических идей является, например, знаменитое Введение к "Лекциям по эстетике" Гегеля.

Что касается специальных работ по истории эстетической мысли, то они появляются лишь с середины прошлого столетия, когда возникает необходимость обобщить и систематизировать тот огромный исторический материал, который накопила к этому времени эстетика. Первым сочинением по истории эстетики была работа профессора Пражского университета Р.Циммермана "История эстетики как философская наука", вышедшая в Вене в 1858 г. Это исследование состояло из трех книг. В первой рассматривалась античная эстетика: учение софистов, Сократа, Платона, Аристотеля, Плотина и Августина. Во второй книге Р.Циммерман прослеживал развитие эстетической мысли XVIII века, выделяя главным образом эстетику Германии, Англии и Франции. Наконец, в третьей книге Р.Циммерман анализировал эстетику немецкого классического идеализма: Канта, Гердера, Шиллера, Шеллинга, Зольгера, Гегеля, Руге, Фишера и др.

"История эстетики" Р.Циммермана не была лишена недостатков. В ней отсутствовало освещение не только отдельных стран, но и целых эпох, в частности, эстетики средних веков, Возрождения, XVII века. Она не была совершенна и в методологическом отношении. Как и большинство буржуазных исследователей, Р.Циммерман пытался доказать, например, что история эстетики отличается от истории философии принципиальной незавершенностью и фрагментарностью. "С III по XVIII века, -- писал Р.Циммерман, обосновывая структуру своей работы, -- история философии красоты и искусства представляет собой не что иное, как огромный пробел".

Недостатки сочинения Р.Циммермана во многом искупаются тем, что оно было фактически первой работой, положившей начало историко-эстетическим исследованиям. Вслед за его работой появился целый ряд трудов в этой области. В 1872 г. была опубликована "Критическая история эстетики" М.Шаслера, которая во многом продолжала исследование, начатое Р.Циммерманом. М.Шаслер примыкал к неогегельянской школе (не случайно его работа посвящена гегельянцу К.Розенкранцу). Для философской позиции М.Шаслера характерно стремление дополнить рационализм философии Гегеля иррационализмом новейшей философии. Именно поэтому в предисловии к своей книге М.Шаслер говорит, что "пропасть между мыслью и словом, понятием и смыслом преодолевается только через интуитивное познание".

Вместе с тем, для М.Шаслера характерна попытка расширить систему эстетических категорий, вывести историю эстетики за пределы одной только "философии прекрасного" и включить в нее категорию безобразного. "Введение безобразного, -- писал Шаслер, -- как негативного элемента прекрасного, имманентного абстрактной красоте, в эстетическую систему является новой точкой зрения, которая отделяет мою эстетику от всех предшествующих".

По своему содержанию "Критическая история эстетики" М.Шаслера распадается на две части. Первая -- это эстетика античного мира: Платон, Аристотель, а также послеаристотелевская школа, куда включаются припатетики, стоики, эпикурейцы, эклектики (Цицерон и Плутарх), риторики (Деметрий, Квинтилиан). К поздней античности М.Шаслер относит Филострата, Лонгина, Плотина и Августина. Во второй части своей работы М.Шаслер характеризует английскую эстетику (Шефтсбери, Хом, Бёрк, Хогарт), эстетику Франции (Баттё, Дидро, Кузен), немецкую эстетику (Лейбниц, Вольф, Баумгартен, Зульцер, Мендельсон, Гердер, Гёте), эстетику Италии и Голландии.

Вслед за Р.Циммерманом М.Шаслер обосновывает идею о незавершенности и фрагментарности истории эстетической мысли. По его мнению, разрывы в его собственном историческом исследовании не случайны, а вполне закономерны. "Зияющая щель в пять веков между философскими теориями Платона и Аристотеля, с одной стороны, и Плотином -- с другой, может показаться случайностью. Но после Плотина и близких ему по времени философов, таких, как Лонгин, Августин и другие, следует уже не пять, а пятнадцать веков, в которых нет никакого следа научного интереса к миру красоты и искусства".

Таким образом, в изложении М.Шаслера, так же как и его предшественника Р.Циммермана, история эстетики оказывается не целостной системой, а совокупностью фрагментарных идей и мнений, высказанных мыслителями прошлого.

В Германии появляется ряд исследований по истории эстетики. Среди них исследования Э.Гартмана "Немецкая эстетика, начиная с Канта" (1886), Р.Зоммера "Основы истории немецкой психологии и эстетики, начиная с Вольфа -- Баумгартена и кончая Кантом -- Шиллером" (1892), Г.Лотце "История эстетики в Германии" (1868), Г.Шпитцера "История эстетики и философии искусства" (1914) и др.

Эти работы значительно расширили исторические и географические границы исследования истории эстетики. Вместе с тем, накопление фактологического материала требовало новых методов историко-эстетического анализа. Биографический метод исследования и изложения истории эстетики, который использовался в первых исследованиях, оказался уже недостаточным. Новые потребности и тенденции получили отражение в "Истории эстетики" (1892) известного английского философа Б.Бозанкета, который хотел возродить гегелевскую философию в Англии.

Прежде всего, Б.Бозанкет попытался отказаться от попыток изобразить историю эстетики как историю биографии отдельных философов и их частных мнений. Не случайно в предисловии к своему исследованию Б.Бозанкет писал: "Я вижу свою задачу в том, чтобы написать историю эстетики, а не историю эстетиков... Поэтому в первую очередь я заботился о такой структуре исследования, которая позволяла бы представить определенную совокупность идей, а уже потом говорить о месте и индивидуальных заслугах тех авторов, с которыми я имел дело". Не отказываясь от чисто биографического принципа построения истории эстетики, Б.Бозанкет предложил дополнить его историко-проблемным методом. Поэтому в его "Истории эстетики" не только приводятся данные об отдельных мыслителях и их учениях, но и дается освещение различных проблем и понятий истории эстетики.

Так, уже в первых главах своего исследования, предваряя характеристику античных школ, Б.Бозанкет приводит различные определения красоты, анализирует отношения красоты в искусстве и красоты в природе и, наконец, говорит о соотношении эстетики и истории искусства. Характеризуя античную эстетику, Б.Бозанкет выделяет три принципа, которые, по его мнению, лежали в основе греческой теории искусства и эстетики: моральный, метафизический и эстетический. В "Истории эстетики" Б.Бозанкета впервые появляются разделы об эстетике досократиков, пифагорейцев. В ней дается довольно обстоятельное освещение эстетики эллинизма, в особенности учений стоиков, эпикурейцев и неоплатоников. Специальный раздел посвящен эстетике средних веков, где анализируются эстетические учения Иоанна Скота Эриугены, Фомы Аквинского и Абеляра. Правда, у Б.Бозанкета отсутствует раздел, посвященный эстетике Возрождения, и все многообразие эстетической мысли этого времени сводится к единственной теме "Сравнение Данте и Шекспира". Более полно представлена эстетика Нового времени, где анализируется эстетическая мысль XVIII века (Бёрк, Хогарт, Готшед, Лессинг, Винкельман). Специальный раздел посвящен эстетике объективного идеализма в Германии после Гегеля (Зольгер, Розенкранц, Шаслер, Гартман).

Таким образом, для своего времени "История эстетики" Б.Бозанкета носила новаторский характер. Она расширяла границы исторического исследования искусства и, что самое главное, вносила в историко-эстетическое исследование новые методологические принципы -- в результате история эстетики оказывалась историей не только биографий отдельных мыслителей, но и важных эстетических проблем.

Значительный вклад в изучение истории эстетической мысли внесли русские исследователи. Одной из первых работ, содержавших обзор истории эстетических учений, было исследование магистра Московского университета И.Н.Среднего-Камышева "О различных мнениях об изящном" (1829), в котором рассматривались эстетические учения от античности до XIX в. Вслед за этой работой появляются исследования профессора Харьковского университета И.Я.Кронеберга "Исторический взгляд на эстетику" (1830) и "Материалы по истории эстетики" (1831). Основу этих работ составляет главным образом немецкая эстетика (Баумгартен, Мендельсон, Винкельман, Зульцер, Кант, Шиллер), хотя И.Я.Кронеберг еще ничего не говорит об эстетике Гегеля.

В 1913 г. выходит в свет "История эстетических учений" А.М.Миронова, представляющая собой конспект лекций, прочитанных в Казанском университете. Вслед за ней публикуется работа Н.В.Самсонова "История эстетических учений" (1915), содержащая довольно большой исторический материал. Помимо античной эстетики в ней освещается эстетика Средневековья (Августин, Бонавентура, Фома Аквинский), Возрождения, эстетические учения XVIII и XIX веков. Завершенный очерк по истории европейской эстетики был написан Е.Аничковым. В целом по уровню информативности, широте исторического охвата русские исследования по истории эстетики отнюдь не уступали вышеназванным работам зарубежных философов.

Расширение фронта работ по истории эстетики, начавшееся по сути дела во всех европейских странах, привело в конце концов к изменению и усложнению методологии исследования. В результате появились работы, в которых историко-эстетический процесс рассматривается на основе нового эстетического принципа -- категориального. В книге известного теоретика и историка искусства Э.Панофского "Идея. История понятий старой теории искусства" (1924) и в "Истории эстетики" Э.Утитца (1932) история эстетики предстает как история определенных эстетических понятий и категорий. На большом историческом материале Э.Панофский рассматривает, как, начиная с античности и кончая Ренессансом и теорией маньеризма, развивалось и изменялось понятие "мимесиса". В работе Э.Утитца рассматривается ряд эстетических понятий: "подражание", "катарсис", "форма", "единство во многообразии", "вчувствование" и т.д.

Попытка исследования истории основных понятий и категорий эстетики предпринята нами в книге "История эстетических категорий", написанной в 1965 году совместно с А.Ф.Лосевым (1965), где исследуется историческое развитие таких категорий, как "идеал", "прекрасное", "гармония", "мера", "вкус", "грация", "подражание", "аллегория", "ирония", "гротеск" и др. Наряду с изложением исторического материала, авторы ставили перед собой и проблемы методологического характера, а также задачу выявления новых приемов и методов анализа истории эстетики как развивающейся системы понятий и категорий.

Параллельно с усложнением и развитием методологии расширялись границы эстетического исследования, исчезали "темные пятна" в истории эстетики. В 1946 г. вышла трехтомная работа Э. де Брюина "Очерки средневековой эстетики": первый том -- от Боэция до Скота Эриугены, второй -- эстетика романской эпохи и третий -- эстетика XIII века. Появились работы, посвященные эстетическим концепциям Византии, в частности, "Эстетический подход к византийскому искусству" П.Михелиса (1946) и "Византийская эстетика" Дж.Мэтью (1963). Часто в обзоры мировой эстетики включаются все новые периоды и страны. В этом отношении показательна "История эстетики" французского исследователя Р.Байе (1961), который наряду с традиционными разделами об эстетической мысли Германии, Англии, Франции включил в книгу и эстетические теории России.

Несмотря на то, что в работах по истории эстетики, издаваемых за рубежом, содержится большой фактологический материал, им, так же как и вообще всем буржуазным исследованиям, свойственны недостатки, характерные для методологии буржуазной философии: объективизм, идеалистическое понимание истории, эклектизм. Такой характер носит, например, изданная в 1960 году на русском языке "История эстетики" Г.Куна и К.Гилберта. Несомненно, это фундаментальная работа, содержащая огромное количество фактов. Но вместе с тем авторы стоят на позициях буржуазного объективизма, игнорируют материалистическую традицию в истории эстетики, искусственно выдвигают идеалистические и мистические теории. Именно поэтому в их работе отсутствует даже упоминание об эстетике античного материалиста Лукреция или о французском философе Гельвеции.

Как отмечал М.Ф.Овсянников в послесловии к книге Г.Куна и К.Гилберт, авторы исповедуют объективизм -- они рассматривают историю эстетических идей вне связи с социальной действительностью, вне развития художественных направлений и стилей. Для них история эстетики -- спонтанное развитие идей, как бы "переливание" интеллектуальной энергии из прошлого в настоящее. Довольно отчетливо свою позицию сами авторы излагают в предисловии: "Авторы этой книги снова настаивают на своей прежней позиции, что необходимо прислушиваться к источникам. Вместо высказывания возражений они предпочитают что-нибудь послушать, оставаясь в стороне, и прислушаться не столько к прямым вопросам и ответам представителей традиции, сколько к этим почтенным источникам... Весь этот философский процесс протекал не "вовне", а скорее в головах самих авторов и если не всецело вмещался там, то переносился на некую воображаемую сцену, мысленно проецируемую от собственных умов авторов в направлении исторических собеседников".

Аналогичную позицию занимает и американский исследователь В.Кенник, составитель антологии "Искусство и философия. Книга по эстетике" (1960). В предисловии автор ставит вопрос о целях изучения истории эстетики и, в конце концов, дает совершенно релятивистский и скептический ответ на этот вопрос. "Обычно, -- пишет он, -- к эстетике предъявляют слишком много требований. Так, требуют, чтобы она, просвещая художника, улучшала искусство, чтобы она очищала критику, повышала ее нормы и критерии и т.д. Я скептически отношусь к этим требованиям и не вижу оснований, чтобы поддерживать их". Таким образом, по мнению В.Кенника, изучение истории эстетики не имеет никакой практической ценности и ее надо изучать ради интеллектуального удовольствия, которое может доставить это изучение. "Проблемы эстетики по своему внутреннему смыслу увлекательны, поиски интеллектуального смысла должны быть отделены от практической ценности этих решений". На основе этой методологии Кенник строит свою антологию, пытаясь самим подбором материалов и источников доказать, что в области эстетики не существует никакой объективной истины -- каждая система эстетики по-своему истинна, как бы противоречивы и относительны ни были ее выводы.

Большое влияние на современные исследования истории эстетики на Западе имеет позитивизм. Отказываясь от понимания эстетики как философской и мировоззренческой дисциплины, позитивисты предлагают отказаться от изучения места и роли эстетических категорий в учениях прошлого. Так, например, Ф.Колмэн, составитель антологии "Современные исследования по эстетике", пишет в предисловии к этой работе: "Мы, конечно, могли бы начать с какой-нибудь деревянной дефиниции, вроде той, что "эстетика -- это наука о гармонии, равновесии и красоте". Но подобный язык основательно устарел, так как искусство XX века далеко ушло от всякого равновесия, гармонии и красоты. Поэтому было бы, пожалуй, целесообразно отказаться от любых формулировок, вроде того, что "эстетика -- это изучение того-то и того-то", а лучше всего перечислить все те проблемы, которые в течение 25 веков волновали всех, кто писал об эстетике".

В соответствии с этим Колмэн предлагает, отказавшись от всех дефиниций и категорий эстетики, свести историю эстетики к описанию ряда эстетических вопросов: что такое объект искусства, что такое эстетический опыт, что такое "изящные" искусства, каковы цели искусства и т.д. Однако отказаться от таких категорий, как прекрасное или гармония, для эстетики равносильно тому, чтобы отказаться от таких категорий, как истина, в философии.

Становление отечественной истории эстетики было сложным и длительным процессом. В книге Л.Зивельчинской "Опыт марксистского анализа истории эстетики" (1928) -- первой специальной работе -- сказалось сильное влияние вульгарной социологии. Однако последующие исследования в этой области, предпринятые отечественными учеными -- В.Ф.Асмусом, Н.Я.Берковским, В.Р.Грибом, В.П.Зубовым, М.А.Лифшицем, А.Ф.Лосевым, М.Ф.Овсянниковым и другими, -- сделали чрезвычайно много для изучения отдельных этапов и проблем истории эстетики. В связи с этим появилась актуальная потребность в обобщенных и систематических исследованиях. В 1962 г. известный советский искусствовед И.Л.Маца издает краткий учебный курс "История эстетических учений". В 1963 г. появляется обстоятельная работа М.Ф.Овсянникова и З.В.Смирновой "Очерки истории эстетических учений". Начиная с 1973 г. коллектив авторов издает три выпуска "Лекций по истории эстетики" под редакцией М.С.Кагана. В 1978 г. выходит книга М.Ф.Овсянникова "История эстетической мысли".

Большой вклад в развитие отечественной истории эстетики внес В.Ф.Асмус. Его работы по античной эстетике, по немецкой эстетике XVIII и XIX веков представляют большой интерес как образец глубокого анализа истории эстетической мысли.

Огромную работу проделал профессор А.Ф.Лосев, издавший семь томов "Истории античной эстетики". По своей фундированности, филологической тщательности и методологии, рассматривающей развитие эстетических учений в контексте социального и исторического развития античного общества, эта работа -- одна из самых значительных из всего того, что сделано в современной литературе в области изучения античной теории искусства и эстетики.

Параллельно с этим велась работа по изданию литературных памятников эстетической мысли. Нами были опубликованы пятитомная антология "История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли", серия изданий "Памятники мировой музыкально-эстетической мысли" (вышло 6 книг), двухтомная хрестоматия "Идеи эстетического воспитания". Издательство "Искусство" выпустило серию книг "История эстетики в памятниках и документах", которая насчитывает окола ста томов, включая работы Вольтера, Шефтсбери, Хома, Юма, Хатчесона, Дюбо, Морриса, Зольгера, Ваккенродера и др.

Значительная работа по изучению истории эстетической мысли ведется за рубежом. В Болгарии издана "История эстетики" А.Илиева (1954), в Чехословакии -- исследование Я.Волека, в Венгрии -- "Краткая история эстетики" Д.Золтаи (1978). Фундаментальная трехтомная работа по истории эстетики опубликована известным польским философом В.Татаркевичем (на польском и английском языках; на русском языке в 1977 году вышел только один том). Первый том книги посвящен античной эстетике, второй -- эстетике Средневековья, третий -- эстетике Ренессанса и эстетическим учениям XVII века. Исследование В.Татаркевича содержит обширный, тщательно осмысленный фактический материал. Много внимания автор уделяет структуре и значению тех эстетических понятий и категорий, с помощью которых на разных этапах истории выражалось содержание тех или иных эстетических учений.

Одно из интересных наблюдений В.Татаркевича заключается в том, что история эстетики является одновременно историей эстетических понятий и терминов. По словам В.Татаркевича, история эстетики носит "двойственный характер". "Эта двойственность неизбежна, ибо развитие эстетики состоит не только в эволюции понятий, но также и в эволюции терминов; и обе они не протекают равномерно". Из этого вытекает чисто практический вывод: любой исследователь, который хочет изложить развитие человеческой мысли о красоте, не должен ограничиваться только исследованием термина "прекрасное", так как теория прекрасного развивалась и в другой терминологии, часто и без употребления самого термина "прекрасное".

Помимо анализа важнейших эстетических понятий и терминов, В.Татаркевич указывает на существование в истории эстетики так называемых эстетических мотивов -- таких, как "мотив Сократа", "мотив Платона", "мотив Аристотеля", "мотив Эпикура" и другие, -- которые, по его мнению, проходят через всю историю европейской эстетики. Существование этих мотивов служит основой для обоснования В.Татаркевичем эстетического плюрализма, множественности эстетических идей, проходящих через всю историю эстетики.

"История эстетики" В.Татаркевича еще не завершена, она доведена только до XVII века. Однако еще до завершения своей работы В.Татаркевич публикует новое исследование "История шести понятий" (1975). В этой книге подробно анализируются такие категории, как "искусство", "красота", "форма", "творчество", "отражение", "эстетическое восприятие". Новая книга В.Татаркевича во многом отличается от предшествующей ей "Истории эстетики". Здесь история эстетики рассматривается в ином методологическом ключе. Она предстает как история эстетических категорий и теорий эстетики. И все же, несмотря на различия, эта "История шести категорий" является в известной мере продолжением и теоретическим итогом "Истории эстетики".

Современные историко-эстетические исследования имеют свою метатеорию, свои методы, приемы и способы анализа истории эстетической мысли. Среди них можно выделить три метода, которые сформировались в процессе исторического развития истории эстетики как науки.

Прежде всего, это историко-описательный, или биографический метод. Особое распространение этот метод, как мы видели, получил на первых этапах становления историко-эстетического знания. Этот метод заключался в том, что история эстетики излагалась как биография отдельных выдающихся мыслителей, как высказываемая ими сумма идей и мнений. Биографический метод обладал своими положительными чертами. Он позволял накапливать большой информационный материал, выделять эстетику из общей системы философских идей и т.д. Однако этот метод был далеко не совершенен. При одностороннем его применении история эстетики выступала только как простая сумма мнений: Платон сказал по этому поводу то-то, Аристотель -- то-то и т.д. Даже систематизация этих мнений в рамках определенных школ и направлений не спасала историю эстетики от внешней описательности. Поэтому биографический метод вскоре исчерпал себя и перестал удовлетворять эстетиков.

На смену описательному методу исследования пришел историко-сравнительный, который излагал историю эстетической мысли уже не как сумму мнений различных мыслителей прошлого, а как совокупность проблем, выдвигаемых каждой эпохой, которые можно было сопоставлять и сравнивать. Однако такой метод, примененный не критически, таил в себе опасность трактовки истории эстетики как определенной филиации идей. Критерий, на основе которого осуществлялся отбор проблем, был неопределенным.

В последнее время в историко-эстетических исследованиях все чаще используется еще один специальный метод, который можно назвать категориальным. Этот метод заключается в том, чтобы излагать историю эстетики не только как сумму биографий, идей или мнений, но прежде всего как определенную, исторически развивающуюся систему важнейших понятий и категорий эстетики. Категориальный метод является наиболее сложным, но в то же время и наиболее эффективным, так как в огромной массе исторических фактов, мнений, концепций он позволяет обнаружить скрытую логику развития эстетического знания.

Мы стремились использовать все методы и приемы исследования эстетики, исходя из того, что современная научная методология предполагает систему принципов, методов и приемов исследования. Поэтому в книге применяются и историко-описательный, и историко-сравнительный, и категориальный методы. Однако в качестве главного, доминирующего выделяется категориальный метод, который, на наш взгляд, в наибольшей степени соответствует важнейшему научному принципу -- принципу историзма. Такой принцип очень важен и для истории эстетики. Анализ системы эстетических категорий, характерных для разных этапов истории эстетической мысли, служит средством для борьбы за строгую историчность в истории эстетики.

Выделяя категории как "результирующие понятия", подводящие итог развитию того или иного этапа истории эстетики, мы ни в коей мере не хотим абсолютизировать категориальный метод исследования и не противопоставляем его другим. Уровень современного историко-эстетического знания требует комплексного исследования, сочетания различных методов и приемов в процессе анализа истории эстетической мысли.

Автор должен предупредить, что предметом его анализа была только европейская эстетическая мысль. Эстетика стран Востока -- Индии, Китая, Японии -- в настоящей книге не рассматривается, поскольку, как мы полагаем, она должна стать предметом самостоятельного исследования.


 Об авторе

Вячеслав Павлович ШЕСТАКОВ

Специалист в области эстетики, теории и истории культуры. Доктор философских наук, профессор, заслуженный работник культуры Российской Федерации. Заведующий сектором теории искусства Российского института культурологии, профессор кафедры истории искусства Российского государственного гуманитарного университета. Окончил философский факультет МГУ им. М.В.Ломоносова в 1957 г. В 1963 г. защитил кандидлатскую диссертацию, в 1975 г. -- докторскую. Преподавал в университетах США и Великобритании. Имеет гранты Варбурского института (Лондон), фонда Пола Меллона по изучению английского искусства, фонда "Про-Гельвеция" (Швейцария), Йельского центра изучения английского искусства (США).

Консультант Комиссии по делам ЮНЕСКО по вопросам культуры (1980--1990). Публиковал доклады и сообщения по вопросам культуры в документах ЮНЕСКО.

Основной научный интерес В.П.Шестакова -- интеллектуальная история, связанная с историей философии, эстетики и образования. Его работы посвящены изучению культурной истории США, Великобритании и России. Fвтор более 60 книг по проблемам эстетики, философии культуры и истории искусства. Среди основных сочинений: "История эстетических категорий" (совместно с А.Ф.Лосевым), "Очерки по истории эстетики", "От этоса к аффекту. История музыкальной эстетики", "Эсхатология и утопия. Очерки русской философии и культуры", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Америка извне и изнутри", "Английский акцент. Английское искусство и национальный характер", "Эрос и культура. Философия любви и европейское искусство", "Очерки по истории эстетики", "Эстетика Ренессанса", "Русская литературная утопия", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Искусство и мир в "Мире искусства"", "Интеллектуальная история Кембриджа", "Интеллектуальная биография Эрнста Гомбриха", "Трагедия изгнания. Судьба Венской школы истории искусств", "Философия и культура эпохи Возрождения", "История истории искусства: От Плиния до наших дней" (URSS, 2008), "История эстетических учений" (URSS, 2009), "США: псевдокультура или завтрашний день Европы?" (URSS, 2010, 2012), "История английского искусства: От Средних веков до наших дней" (2010), "Европейский эрос: Философия любви и европейское искусство" (URSS, 2011) и др.

Под научной редакцией В.П.Шестакова изданы книги, ставшие учебными пособиями для российских вузов -- пятитомная "История эстетики в пяти томах" (1962-1967), "Музыкальная эстетика западноевропейского Средневековья и Возрождения" (1965), двухтомная хрестоматия "Идеи эстетического воспитания" (1966), "Эстетика Ренессанса" (1981--1982), "Трактаты о любви и красоте женщин эпохи Возрождения" (1992). Он также исследует методологию истории искусства от ее происхождения до нашего времени.

Работы В.П.Шестакова переведены на английский, итальянский, польский, венгерский, чешский, словацкий и китайский языки.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце