URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Гивишвили Г.В. Вечный человек: Концепция универсального гуманизма
Id: 165442
 
224 руб.

Вечный человек: Концепция универсального гуманизма

URSS. 2013. 160 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03249-0.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой обобщение новой мировоззренческой концепции --- теории универсального гуманизма, охватывающей исследование ключевых атрибутов индивидуального и общественного бытия. Ее специфика выражается принципом: "Человек есть мера всего сущего", из которого следуют несколько выводов. Во-первых, гуманизм как мировоззрение радикально отличается от всех известных религиозных и светских доктрин тем, что освобождает человека от рабского служения как мистическим, сверхъестественным существам, так и реальным общественным институтам. Во-вторых, гуманизм как философская система противопоставляет себя всем идеалистическим и материалистическим учениям, основанным на традициях анимистического мышления, и представляет собой развитие античной натурфилософской традиции. Наконец, гуманизм как научная концепция отличается от узкоспециальных естественно-научных, общественных и гуманитарных дисциплин, поскольку утверждает, что все видимое и умопостигаемое --- Земля и Вселенная, интеллект и чувства, экономические и политические, социальные и культурные институты --- подчинено общим закономерностям и принципам существования в постоянном развитии, ибо все это имеет общую цель --- вечное пребывание человека и космоса.

Развернутая аргументация изложенных положений дается в ранее вышедших монографиях автора: "Феномен гуманизма" (2001), "Философия гуманизма" (2009), "Психология собственности: Теория эволюции рынка" (URSS, 2011), "От тирании к демократии: Эволюция политических институтов" (URSS, 2012) и "Идеологические системы мира: Сны разума" (URSS, 2012).

Книга обращена ко всем, кого интересуют глубинные связи человека и Вселенной, как влиявшие на прошлое земной цивилизации, так и определяющие ее близкое и далекое будущее.


 Оглавление

1. Зеркало
2. Человек
3. Мир
4. Жизнь
5. Цель
6. Развитие
7. Космос
8. Время X
9. Мультикультурализм
10. Культура
11. Разум
12. Сознание
13. Идеология
14. Гуманизм
15. Вера
16. Истоки
17. Детство
18. Отрочество
19. Юность
20. Наука
21. Долг
22. История
23. Экология
24. Отражение

 Зеркало (отрывок из книги)

Сколько ни вижу я лиц, то мимоходом бросающих на меня взгляды, то пристально вглядывающихся в меня, -- все они разные, -- сказало Зеркало своему Отражению.

-- По форме, то есть по внешнему виду, они действительно разные, но по содержанию, если иметь в виду их поведение, за малым исключением все они на одно лицо, -- возразило ему Отражение.

-- Не могу согласиться. Современная психология насчитывает около 150 черт характера, которые сочетаются в индивиде самыми разнообразными способами. Так что среди миллионов людей не найти и двух, копирующих друг друга поведением, почему последнее и не поддается никакой классификации. Систематика с большим трудом выделяет лишь некоторые его типические нормы и патологии. Облик человечества вообще был бы невообразимо пресен, если бы психология не наделила каждый из его "атомов" печатью своеобразия, -- заметило Зеркало.

На это Отражение привело свой довод:

-- Разнообразие черт характера и поведения проявляется только в том случае, когда индивид не находится в критической ситуации, или под давлением идеологических установок, или, наконец, под воздействием организованной либо стихийной толпы. В подобного рода стесненных обстоятельствах огромное большинство людей ощущает и ведет себя совершенно сходным образом, лишаясь индивидуальности.

-- В целом твое замечание справедливо, -- согласилось Зеркало. -- Но, как ты сам признаешь, существует некое исключение -- меньшинство, способное сохранять свою идентичность даже в самых экстремальных условиях. Я мог бы в этой связи сослаться на примеры высочайшей духовно-нравственной и эмоциональной стойкости, которую демонстрировали неповторимые реальные и вымышленные герои исторических хроник и художественной литературы.

-- Поэтому, как мне представляется, имеет смысл не то чтобы противопоставлять большинство меньшинству, но принимать во внимание их психо-поведенческое различие, -- подчеркнуло Отражение. -- Его можно было бы описать, объединив большинство под именем ординарных О-индивидов, а меньшинство экстраординарных назвать X-индивидами. О-индивидов отличает калейдоскопическое разнообразие психологических типов. Среди них есть интроверты и экстраверты, идеалисты-мечтатели и сухие рационалисты, дорожащие честью и пренебрегающие моралью, тугодумы и сообразительные, добродушные и желчные, даровитые и бесталанные. Вместе с тем они не имеют собственного мнения ни по одной принципиальной для них проблеме существования. Их суждения определяются господствующими в данном месте-времени стереотипами. Они -- "результат" воспитания окружающей средой.

Их поведение непредсказуемо в обыденных житейских ситуациях, поскольку они легко поддаются разнообразным искушениям. Их не трудно подвигнуть на дела как достойные, так и неблаговидные. Они крайне редко задумываются над тем, зачем существуют. Даже когда этот вопрос встает перед философами, они не отвечают на него сколько-нибудь внятно и вразумительно. Те которые неосознанно следуют завету Эпикура жить "незаметно", признают, что для исполнения их жизненной миссии достаточно "возвести дом, посадить дерево, воспитать наследника". Глубоко верующие уверены в том, что выполняют свой долг, служа богу. Четвертые -- более амбициозные и напористые -- цель жизни видят в том, чтобы превратить ее в карнавал, "выбиться в люди" или добиться известности, пусть даже и скандальной. Последние не столько честолюбивы, сколько тщеславны. Но и это чувство у большинства из них, как правило, уходит в тень с наступлением зрелости. Тем не менее оно готово "выйти в свет", как только внешние обстоятельства позволяют им обольщаться на свой счет.

И те, и другие, и третьи, и четвертые сотканы из противоречий: желают быть как "все" и вместе с тем выделяться среди "всех". Они не расточают силы, плывя против течения, и предпочитают, чтобы оно несло их, а они лишь корректировали бы свой жизненный путь, приспосабливаясь к обстоятельствам по мере возможности. Они поверхностно любопытны, но не любознательны. Их воображение щекочут всевозможные тайны и скабрезные сенсации, завораживает мистика и все кажущееся сверхъестественным. Но процесс обретения новых углубленных знаний их отпугивает, если это требует трудов и специальной подготовки. Они -- главные потребители материально-технического прогресса и не довольствуются немногим, когда предоставляется возможность иметь многое. Вот почему в эволюции культуры они играли и играют роль пассивных консерваторов. А главное, что их объединяет, -- это то, что они лишены соединения выдающихся дарований с силой воли и видением цели, выходящей за рамки их обыденного существования.

X-индивид отличается от О-индивидов именно тем, что ему присущи все эти три качества одновременно. По меньшей мере по одному решающему для него вопросу у него есть собственное мнение, позиция или цель, сформированные в процессе поиска истины, познания мира или самопознания. Одержимый ими, он видит свое предназначение в их реализации. Но и то, и другое, и третье часто поначалу представляется парадоксальным или еретическим, а иногда и совершенно неприемлемым для традиций коллективного сознания О-индивидов. Тем не менее в отстаивании своей правды или достижении своей цели X-индивид проявляет инициативу, волю и изобретательность, не свойственные его ординарному собрату. Он предсказуем в том, что направлено на осуществление его миссии, как он ее понимает, благодаря чему сообщество О-индивидов со временем все же воспринимает его идеи, ассимилирует их и... превращает в новые догматы. Поэтому X-индивида можно назвать новатором, раздвигающим горизонты: моральные, духовные и интеллектуальные, правовые, политические и экономические. Именно в нем можно видеть архитектора пирамиды мировой цивилизации, в наше время уже достигшей своей вершиной космических высот, а основанием ушедшей глубоко в недра суши и вод.

Впрочем, не могу не заметить, что все вышесказанное относится не ко всем X-индивидам, а лишь к той их части, которой движет благородное честолюбие и целеустремленность не в ущерб другим, а напротив, в конечном счете, к их благу. Я имею в виду тех X-индивидов, стремление к обретению новых знаний или большей свободы и могущества которых бескорыстно иногда вплоть до самопожертвования. Они -- совесть человечества и двигатели общественного прогресса. Их антиподы -- X-индивиды иного "сорта", обуреваемые противоположными стимулами: безмерным тщеславием, манией величия и эгоцентризмом. Наделенные столь же выдающимися качествами лидеров во многих проявлениях жизненной энергии, они с легкостью приносят в жертву право других (помимо "избранных") не только на свободу и достоинство, но даже на жизнь. Тем самым, вместо того, чтобы способствовать позитивному развитию общественных институтов, они отбрасывают их вспять либо обрекают их на консервацию, поэтому мне по возможности не хотелось бы касаться психологических особенностей X-индивидов второго типа, -- сказало Отражение.

-- За счет чего же в таком случае происходит прогресс, если он действительно происходит? Когда одни X-индивиды пытаются придать обществу импульсы позитивного движения, а другие -- противоположные импульсы, тогда как О-индивиды не вмешиваются в их противоборство, то результирующего движения не должно быть вовсе, -- заметило Зеркало.

-- Способность или неспособность X-индивидов влиять на состояние общества зависит от зрелости общественных институтов. Последняя выражается не столько во временном факторе, сколько в уровне их демократичности и открытости переменам. Цивилизации Ближнего Востока самые древние на Земле. Но степень их зрелости стала приближаться к стандартам значительно более молодых западных цивилизаций только к концу XX -- началу XXI века, -- пояснило Отражение.

-- Благодаря чему последним удалось "обойти" своих восточных соседей?

-- Я полагаю, благодаря заметному преобладанию X-индивидов позитивного типа, которое сложилось в эпоху античности. Они способствовали созданию принципиально новой Афинской цивилизации, по всем показателям отличной от традиционных. Она и послужила примером для подражания европейцам Нового времени. Те, в свою очередь, не только восприняли, но и довели до высокой степени развития идеи, воспринятые ими у античных предшественников.

-- Первый раз слышу, чтобы европейцы Нового времени считали себя восприемниками античности, -- сказало Зеркало.

-- Современным европейцам, особенно германцам, их гордость мешает признать, что все наиболее значимые атрибуты их цивилизации: демократия, рыночные отношения, юриспруденция и так далее -- корнями уходят в аттическое прошлое, что они являются не столько первопроходцами, сколько удачливыми и успешными усовершенствователями, -- предположило Отражение.

-- Одержимость и целеустремленность -- действительно самые выдающиеся черты характера X-меньшинства обоего "знака". Но если все же не противопоставлять его О-большинству, а рассматривать человечество во всей его совокупности, то такое синтетическое лицо, представляющее вид Homo sapiens, вероятно, уместно было бы назвать человеком с большой буквы, не правда ли? -- предложило Зеркало.


 Оглавление

Гиви Васильевич Гивишвили

Доктор физико-математических наук. Вице-президент Российского гуманистического общества. Автор теории универсального гуманизма. Научные интересы -- физика околоземного космического пространства.


 Об авторе

Гивишвили Гиви Васильевич
Доктор физико-математических наук. Вице-президент Российского гуманистического общества. Автор теории универсального гуманизма. Научные интересы — физика околоземного космического пространства.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце