URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шрейдер Ю.А. Ценности, которые мы выбираем: Смысл и предпосылки ценностного выбора
Id: 164927
 
299 руб.

Ценности, которые мы выбираем: Смысл и предпосылки ценностного выбора. Изд.3

URSS. 2012. 208 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-03178-3.

 Аннотация

Настоящая книга известного российского философа и логика Ю.А.Шрейдера (1927--1998) включает произведения 1969--1994 гг., написанные в жанре философской публицистики. По мнению автора, философия и наука, если они достаточно честны и самокритичны, не находятся в неизбежной конфронтации с истинной религией. Но честное отношение к истине --- любой религиозный, философский или научный поиск истины --- отделены непроходимой пропастью от идеологизированного сознания. Страшна не конкретная идеология, а идеологизация сознания, способность использовать для своих целей и науку, и религию, и мистику, и что угодно, в том числе и борьбу с идеологией.

Книга рассчитана на философов, психологов и научных работников, интересующихся проблемами сознания.


 Оглавление

Предисловие
Часть I. Истина как предпосылка свободы, свобода как предпосылка знания
 1.Наука и истина
 2.Свобода как предпосылка науки
 3.Наука -- модель жизни
Часть II. Наука -- источник знаний и суеверий
 1.Место науки в нашей системе знаний
 2.Истинность и содержательность научных утверждений
 3.Как наука помогает противостоять суевериям
Часть III. Двойственность шестидесятых
 1.Попытка восстановления культуры
 2.Слабости шестидесятых
 3.Право на удовольствия
Часть IV. Логика -- этика науки
 1.Ценность обоснования
 2.Необходимые правила мышления
 3.Допустима ли в науке нелогичность?
 4.Необходимость интуиции
 5.Логичность как ценность
 6.О ценностных ориентациях науки
Часть V. Сознание и его имитации
 1.Человек сознающий (homo consciens)
 2.Знание и реальность
 3.Антисознание
 4.Идеологизация и практическая эффективность
Часть VI. Синдром освобождения
 1.Лагерь как принцип
 2.Возможен ли демонтаж системы?
 3.Куда мы идем?
Часть VII. Между молохом и мамоной
 1.Гибель богов
 2.Между молохом и мамоной
 3.Рождественские колокола
Часть VIII. Свобода и моральный выбор как основа общества
 1.Мораль и религия
 2.Религия свободы
 3.Свобода и моральный долг
Часть IX. Ценности, которые мы выбираем
 1.Мир необходимости и мир предпочтений
 2.Уровни ценностей
 3.Абсолютизм истины как основа свободы
 4.Ловушка "обезьяньей лапы"
Часть X. Синдром Мюнхгаузена
 1.Как пробить стену непонимания?
 2.Современный человек в перспективе спасения
 3.Синдром Мюнхгаузена
 4.Через истину о человеке к Богу
 5.Как возможен диалог?
Основные работы автора по проблемам этики
Цитированная литература
Именной указатель

 Предисловие

Настоящая книга представляет исследования и размышления автора за двадцать пять лет. В основном она составлена по материалам публикаций с 1969г. по 1994г. Исключение составляют первая и десятая части, написанные специально для этой книги. Как-то само собой оказалось, что я отобрал свои произведения, написанные в жанре философской публицистики, позволяющем выразить все то, что меня волновало не только как научно-философская проблема, но и как жизненно важный экзистенциальный феномен. Более академические работы философско-богословского плана, равно как и непосредственное обсуждение практической религиозной жизни, пришлось оставить за бортом этой книги, хотя все это образует ее важный контекст. Но включение этих материалов потребовало бы большой работы по приведению их в систему и выявлению смысловых связей между публицистикой и лежащей в ее основе философской проблематикой. В результате резко бы вырос необходимый для выражения этого объем, и пришлось бы поступиться важным для меня содержанием. Кроме того, изложение стало бы претендовать на более высокую степень системности и обоснованности, чем это есть фактически и чем это отвечает моим собственным философским установкам. Лично меня никогда не волновали поиски самодостаточных философских систем, претендующих на универсальное объяснение всего сущего (и особенно того, чего нет и не может быть). Меня всегда интересовали проблемы, которые приходится решать для экзистенциального и интеллектуального самоопределения, а не создание универсальных отмычек для решения возможных проблем.

Вошедшая в эту книгу важная часть "Сознание и его имитации" возникла на основе цикла исследований по проблемам состояний сознания, которые я вел вместе с Н.Л.Мусхелишвили и по его инициативе. Я надеюсь, что наши совместные исследования будут еще отражены в монографии, бремя написания которой лежит, к счастью, не на мне одном.

Перекликаются с содержанием книги и мои работы, связанные с исследованием отношения между личным (неявным) знанием и его представлением как информации, т.е. социализированного, закрепленного на материальном носителе знания. Но эта перекличка не служит достаточным основанием для включения сюда и этой тематики.

В некотором смысле эта книга автобиографична. Она начинается с моей первой публицистической статьи на философские темы и кончается одной из последних. Я не пытался приспосабливать написанное ранее к моему сегодняшнему пониманию происходящего.

В первой части делается попытка объяснить связь моего интереса к сущности науки и моих занятий философско-богословской тематикой. Надо признаться, что перед написанием статьи "Наука -- источник знаний и суеверий", я подготовил рукопись объемом порядка 120 страниц под несколько богословски неточным, но личностно оправданным названием "Неизбежность христианства". Эта рукопись написана для самого себя, и публиковать даже выдержки из нее нет никакого смысла, кроме автобиографического. Но именно она сделала возможным подготовку текста, нашедшего дорогу к довольно широкому кругу читателей, многие из которых раскусили в нем христианский подтекст. Эта удача стимулировала мои дальнейшие занятия философской проблематикой и раз и навсегда задала жанр, в котором мне удается наиболее адекватно выразить свое отношение к действительности: без замедляющих историко-библиографических отсылок и громоздких обоснований тех суждений, достоверность которых открыта проверке непредубежденным сознанием. Этот жанр не накладывает на читателя обременительного обязательства принять написанное или мотивированно его опровергнуть. Максимум, на что я рассчитываю -- вызвать отклик в читателе, стимулировать его соработу со мной, которая, скорее всего, приведет не к принятию или отвержению моих мнений, но к возникновению новых -- более глубоких и более отвечающих стремительно изменившимся к настоящему времени времени условиям реальности.

Изучение науки как особого человеческого феномена помогает понять некоторые фундаментальные особенности человеческого сознания и поведения в рамках "модельной ситуации". В свое время понимание того, что наука есть феномен культуры, сыграло позитивную роль в преодолении идолопоклонства перед наукой, в преодолении сциентизма как одного из предельных выражений позитивистского мировоззрения. Однако при этом затушевывается религиозная подоплека феномена науки, его отношение к истине как к абсолюту. Представление о культуре как о полифоническом многообразии ведет в этом случае к отказу от понятия истины, к допущению правомерности разных истин, которые могут находиться в вопиющем противоречии между собой.

Нечто весьма сходное получается и в сфере морали. Культуроцентрический подход рассматривает этику как исторически возникшее порождение культуры. Тем самым моральные ценности рассматриваются как условность, как нечто возникающее и исчезающее с развитием и сменой культурных парадигм. Это влечет оправдание манипулирования моралью, превращает ее всего лишь в инструмент воздействия на людей, а не проявление Божественного присутствия. Онтологическая укорененность феномена морального поведения есть условие действенности морали, без которого с ней, как с любым культурным обычаем, можно считаться лишь до определенного предела.

Идеология, как внешний по отношению к сознанию феномен, пользуется условной моралью как одним из средств манипулирования человеческим сознанием. Вот почему идеология (прежде всего -- тоталитарная, т.е. доведенная до предела самодостаточности) несовместима с истинной религией, апеллирующей к человеческой свободе, опирающейся на Божественную истину как на единственный источник.

Философия и наука, если они достаточно честны и самокритичны, отнюдь не находятся в неизбежной конфронтации с истинной религией (а не с исторически наслаивающимися суевериями). Но честное отношение к истине -- любой религиозный, философский или научный поиск истины -- отделены непроходимой пропастью от идеологизированного сознания. Идеология -- это заклятый враг истины, отрицающий всеми силами ее существование.

Лысенковщина в советской науке, борьба с "еврейской наукой" нацистских идеологов, подавление любой "немарксистской" философской мысли в бывшем Советском Союзе и т.п., ярый атеизм большевиков и нацистов с уничтожением церквей и священников -- все это симптомы ненависти к истине, стремление поставить над истиной идеологическую конструкцию.

Идеология стремится владеть истиной, использовать ее как инструмент манипулирования массовым сознанием. Следует заметить, что к истине (недаром она женского рода) более подходит глагол "познать", чем "владеть". Постмодернистская концепция множественной истины оставляет идеологии возможность маневра для выбора "привилегированной" истины, ибо фактически отказывается познавать истину. В этом коренится бесплодие постмодернизма и его неспособность сопротивляться идеологизации сознания. Постмодернизм -- это лишь иллюзия свободы. ибо он отказывается от бремени свободного и верного выбора, от усилий преодоления абсурда ради постижения истины.

1 Распространенная опасность состоит в связывании феномена идеологии с ее конкретным наполнением. В этом случае человек сопротивляется определенной (скорее всего, господствующей) идеологии и не замечает возникновения новых. Это особенно заметно в сегодняшней России, когда на смену коммунистической идеологии приходят другие, а имя им легион. Борьба с нацистской опасностью заставила западные демократии заключить союз с коммунизмом. Разгром гитлеризма привел к распространению сталинизма и первым опасным симптомам национал-коммунизма. Страшна не конкретная идеология, а идеологизация сознания, способная использовать для своих целей и науку, и религию, и мистику, и что угодно, в том числе и борьбу с идеологией. Вот, собственно, основные идеи, ради которых написано все последующее. Если они читателю очевидны, то можно больше ничего не читать. Если неприемлемы -- тем более. Но если читателя тянет поразмышлять на эти темы, то имеет смысл хотя бы пробежать остальную часть книги. Именно в надежде на этого читателя к книге приложен список публикаций автора, в том числе не вошедших непосредственно в эту книгу. Такому читателю автор заранее благодарен.

Особенно автор благодарен первым читателям отдельных фрагментов этой книги, существенно стимулировавших их публикацию в первоначальном виде, а также тем, с кем довелось обсуждать этот круг идей. В первую очередь я хотел бы назвать покойного писателя Ефима Дороша, благодаря которому в 1969г. мне удалось впервые опубликоваться в "Новом мире". Затем я хочу выразить мою признательность уже ушедшим из жизни профессору А.А.Любищеву, Надежде Яковлевне Мандельштам, о. Сергию Желудкову, Сергею Мейену и Эрику Юдину. С чувством благодарности я вспоминаю моих редакторов: Галину Башкирову, Юрия Буртина, Геннадия Файбусовича, Юрия Прилюка.

Я должен упомянуть покойного Лена Карпинского, первым подавшего мне идею подготовить книгу в этом жанре и даже попытавшегося ее издать в начале 70-х годов. Это был существенно иной текст, написанный очень робко.

Благодарю за существенную поддержку идеи издать эту книгу Леонида Финберга (Киев). Без него она так бы и осталась идеей. Большую благодарность я испытываю к моим друзьям и коллегам -- философам Наталии Ивановне Кузнецовой, Светлане Сергеевне Неретиной, Александру Павловичу Огурцову, Борису Григорьевичу Юдину, Абусаламу Абдулкеримовичу Гуссейнову, Андрею Андреевичу Игнатьеву, Владиславу Александровичу Лекторскому, Борису Исаевичу Пружинину.

Особую благодарность я испытываю к Наталье Леонидовне Трауберг и Николаю Львовичу Мусхелишвили, в постоянных беседах с которыми рождалось многое из вошедшего в текст этой книги.

И, наконец, я благодарен Российскому гуманитарному научному фонду за поддержку этого издания.

Ю.Шрейдер

23 апреля 1998г.,

г. Москва.


 Об авторе

Юлий Анатольевич ШРЕЙДЕР (1927--1998)

Известный отечественный математик, кибернетик и философ. Кандидат физико-математических наук, доктор философских наук, профессор. Родился в Днепропетровске. В 1946 г. закончил механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, в 1949 г. там же аспирантуру, в 1950 г. защитил кандидатскую диссертацию по функциональному анализу. C 1961 по 1989 гг. работал в отделе семиотики Всесоюзного института научной и технической информации АН СССР, где был одним из ведущих сотрудников. С 1970-х гг. занимался исследованием актуальных проблем философии. В 1981 г. защитил докторскую диссертацию по философии. С 1989 г. работал в Институте проблем передачи информации РАН. Преподавал в МГУ на механико-математическом факультете и на отделении структурной и прикладной лингвистики филологического факультета. Автор около 800 трудов.

В область научных интересов Ю. А. Шрейдера входили математика (функциональный анализ, вычислительные методы), вычислительная техника, информатика, семиотика, логика, философия и методология науки, системный анализ, философия религии. В его трудах представлены новые результаты по теории бинарных отношений типа сходства; подведены итоги исследований по теории классификации, логике принятия решений «большинством», теории ранговых распределений и общей концепции системы; исследуется отличие информации от личностного знания, формулируются основные принципы инженерии знаний и др. Его книги "Равенство, сходство, порядок" (1970), "Системы и модели" (1980), "Природа биологического познания" (1991), "Основы этики" (1993), "Ценности, которые мы выбираем" (2-е изд. URSS, 2010), многочисленные статьи, опубликованные в том числе и на страницах журнала "Вопросы философии", стали классическими в российской философской литературе.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце