URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Дирингер Д. АЛФАВИТ. Пер. с англ.
Id: 164473
 
2399 руб.

АЛФАВИТ. Пер. с англ.

1963. 656 с. Твердый переплет. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

Книга известного языковеда Д.Дирингера является наиболее полной сводкой знаний, накопленных человечеством в области изучения истории письменностей земного шара. В первой ее части дается обзор развития неалфавитных письменностей, вторая посвящена основной теме книги --- происхождению и развитию алфавита. Характеризуя процесс возникновения и развития письма у различных народов, автор показывает взаимоотношения между различными системами письма, находит общие черты в их развитии.

Книга снабжена большим количеством иллюстраций; она представляет интерес для языковедов всех специальностей.


 Оглавление

О письменности (От редактора)
Предисловие к первому изданию
Предисловие ко второму изданию
Введение (Перевод И. М. Дунаевской)
 Изучение истории письма
 Письменность и ранняя цивилизация
 Различные ступени развития письма
  Зачатки письма
  Иконография и "симпатическая магия". Наскальные рисунки
  Мнемонические приемы
  Символические послания как средство передачи сообщений
  Пиктография, или рисуночное письмо
  Идеографическое письмо
  Переходные письменности
  Фонетическое письмо
  Силлабическое, или слоговое, письмо
  Алфавитное письмо

Часть первaя. Неалфавитные системы письма (Перевод И. М. Дунаевской)

Глава I. Клинопись
 Наименование
 Происхождение
 Развитие системы
 Народы, употреблявшие клинопись
  Шумерийцы
  Вавилоняне и ассирийцы
  Другие народы
  Эламиты
  Древнеэламское письмо
  Новоэламское письмо
 Конец клинописи
 Дешифровка
Глава II. Египетское иероглифическое письмо
 Наименование
 Происхождение
 История египетского иероглифического письма
  Иератическое письмо
  Демотическое письмо
 Дешифровка египетской письменности
Глава III. Критские письменности
 Минойская цивилизация
 Недешифрованные критские письменности
  Пиктографические письменности
  Линейное письмо
 Происхождение критских письменностей
 Попытки дешифровки
 Фестский диск
Глава IV. Культура и недешифрованная письменность долины Инда
 Общий обзор
 Разведка, раскопки и изучение
 Культурные и хронологические связи с другими цивилизациями
 Письменность долины Инда
  Происхождение
  Попытки дешифровки
  Предполагаемое влияние на другие письменности
Глава V. Письменности хеттов
 Хетты
 Народы, их языки и цивилизация
 Основные исторические события
 Хеттская иероглифическая письменность
 Происхождение хеттской иероглифической письменности
Глава VI. Китайский языки китайское письмо
 Китайский язык
  Происхождение китайской культуры
 Происхождение китайской письменности
  Древнейшие надписи
 История китайских знаков
  Изменения внешней формы китайских знаков
  Основные разновидности китайского письма
  Систематизация китайских знаков
  Фонетические словари
  Классификация китайских знаков
  Современная китайская письменность
 Передача китайского языка при помощи латинского алфавита
Глава VII. Письменности древней Центральной Америки и древней Мексики
 Общий обзор
 "Тайна" древней Мексики
 Изучение древней Мексики и Центральной Америки
 Культура древней Мексики и Центральной Америки
 Племена, внесшие основной вклад в культуру древней Мексики и
 Центральной Америки
  Майя
  Сапотеки
  Тольтеки
  Астеки
 Письменности доколумбовой Америки
  Астекские письмена
 Астекские кодексы
 Астекское письмо
  Письменность майя
 Система письменности майя
Глава VIII. Таинственная письменность острова Пасхи
 "Таинственная" проблема
 Факты
 Письменность
  Связь с другими письменностями
Глава IX. Другие идеографические письменности
 Общий обзор
 "Идеографические" письменности некитайских народностей Китая
  Группа ло-ло -- мо-со
  Письменность ло-ло
  Письменность мо-со
  Группа мяо-яо
  Центральный и северный Китай
  Тангутская письменность (или письменность си-ся)
 Западноафриканские "идеографические" письменности
  Письменность нсибиди
  Наименование
  Происхождение
  Письменность
  Письменность бамум
 Новейшие идеографические письменности американских индейцев
 Письменность минахасса
 Чукотская письменность
Глава X. Слоговые системы письма
 Чисто слоговые системы
 Псевдоиероглифическая письменность Библа
  Надписи
  Характер письменности
  Дешифровка
 Кипрское слоговое письмо
  Древний Кипр и его письменность
  Происхождение кипрского силлабария
 Японская письменность
  Доисторическая японская "письменность"
  Происхождение японской письменности
  Японские идеограммы
  Японские слоговые системы знаков
 Слоговая письменность чироки
  Происхождение
  Письменности чироки, созданные Морисом и Юбэнксом
 Слоговая письменность вам
  Характер письменности
  Происхождение
 Слоговая письменность менде
 Искусственные письменности канадских племен
  Слоговая письменность кри
 Юго-западный Китай: система письменности Полларда и связанные с ней системы
Глава XI. Полуалфавитные письменности
 Древнеперсидская письменность
  Характер письменности
  Появление и исчезновение
  Надписи
  Дешифровка
 Мероитская письменность
  Мероэ
  Характер письменности
  Происхождение
  Влияния

Часть вторая. Алфавитные письменности (Перевод гл. I-V И. М. Дунаевской и И. А. Перельмутера)

Глава I. Происхождение алфавита
 Постановка проблемы
  Египетская теория
  Другие теории
  Критская теория
  Теория доисторических геометрических знаков
  Идеографическая теория
  Синайская теория
  Угаритский клинописный алфавит
  Псевдоиероглифическая письменность Библа и происхождение алфавита по теории М.Дюнана
  Недешифрованные надписи, найденные в Египте
  Надпись из Балу'а
  Другие попытки создания алфавитного письма
  Древнеханаанейские надписи и теория "недостающего звена"
 Северносемитские надписи
 Первоначальная алфавитная письменность
 Где был изобретен алфавит?
 Влияние других систем
 Важнейшее новое достижение
 Отсутствие гласных
 Наименования букв
 Порядок букв
 Основные ветви древних алфавитов
Глава II. Южносемитские алфавиты
 Древняя Южная Аравия
 Южносемитские алфавиты
  Южноарабские надписи
  Северноарабские надписи
 Происхождение южносемитских алфавитов
 Эфиопское письмо
  Происхождение
  Развитие эфиопской письменности
Глава III. Ханаанейская ветвь
 Ханаанеи
 Ранний древнееврейский алфавит
  Надписи
  Письмо
  Самаритянский алфавит и письменность иудейских монет
  Письменность моавитян, аммонитян и эдомитов
 Финикийский алфавит
 Вероятные ответвления финикийского алфавита
  Ливийское письмо
  Иберийское письмо
Глава IV. Арамейская ветвь
 Арамеи
 Арамейские государства
 Распространение арамейского языка
 Арамейский алфавит
  Развитие
  "Вульгарный арамейский"
  Армазское арамейское письмо
 Ответвления арамейского алфавита
 Квадратный еврейский алфавит
  Происхождение
  Надписи и рукописи
  Величайшая из рукописных находок нашего времени
  Разновидности еврейского алфавита
  Современный еврейский алфавит
  Знаки для гласных
  Другие диакритические знаки
  Происхождение диакритических знаков и их употребление
  Идиш и худесмо
 Набатейцы и их письмо
 Новосинайский алфавит
 Арабский алфавит
  Арабский язык и арабское письмо
  Происхождение арабского алфавита
  Ранние этапы развития арабского алфавита
  Развитие арабского письма: куфическое письмо и несхи
  Современный арабский алфавит
  Диакритические точки и огласовка
  Приспособление арабского письма к другим языкам
 Пальмирский алфавит
 Сирийские письменности.
  Сирийцы
  Письменности сирийцев
  Сирийский язык
  Христианский палестинский, или палестинско-сирийский язык
  Сирийский алфавит
  Огласовка
  Пунктуация
  Направление письма
  Варианты сирийских письменностей
  Эстрангела и восходящие к ней письменности
  Развитие несторианской, яковитской и мелькитской письменностей
  Новосирийское письмо
  Гаршуни
  Греческий язык в сирийской графике
 Мандейский алфавит
 Манихейский алфавит
 Приложение к главе IV
 Мальгашское письмо -- проблема, ожидающая своего решения
  Тайнопись езидов
  Алфавит балти
  Сомалийский алфавит
Глава V. Несемитские ответвления арамейской ветви
 Письмо кхароштхи и проблема индийских письменностей
  Монеты и надписи
  Другие документы
  Письмо
 Иранские письменности
  Общий обзор
  Пехлеви
  Арамейские идеограммы
  Пехлевийский алфавит
  Письменность
  Авеста
 Согдийский алфавит
 Тюркские руны
 Древневенгерская письменность
 Уйгурский алфавит
 Монгольская письменность
  Маньчжурская письменность
  Калмыкский алфавит
  Бурятский алфавит
 Вероятные ответвления арамейской ветви
 Армянские письменности
  Армянский язык
  Армянский алфавит
  Происхождение армянского алфавита
 Грузинские алфавиты
  Грузинский язык
  Грузинская письменность
  Происхождение
 Албанский, или алванский, алфавит
Глава VI. Индийская ветвь (Перевод И. М. Дунаевской и Г. А. Зографа) 386
 Происхождение индийского письма
 Теории происхождения письма брахми
 Индийские надписи
 Развитие индийских письменностей
  Древний период (до IV в. н. э.)
  Основные типы древнеиндийского письма, или письма брахми
  1) Письмо с направлением справа налево
  2) Тип времени ранних Маурьев, III в. до н. э.
  3) Письмо раннекалингского типа, или "дравиди"
  4) Раннее западнодеканское письмо, или "письмо андхра"
  5) Тип времени поздних Маурьев
  6) Тип сунга
  7) Прототипы северноиндийских видов письма
  8) Прототипы южноиндийских письменностей
  Дальнейшее развитие индийских письменностей
 Северноиндийские письменности (IV-XIV вв.)
  Северноиндийский монументальный тип, известный под названием гуптского
  Центральноазиатские разновидности гуптского письма
  Центральноазиатское наклонное гуптское письмо
  Агнинский и кучанский языки
  Агнинское и кучанское письмо
  Центральноазиатское курсивное гуптское письмо
  Хотанский язык
  Хотанское письмо
  Гуптское письмо в применении к китайскому языку
  Западная ветвь восточного гуптского письма
  Тибетское письмо и его ответвления
  Письмо пассепа
  Письмо лепча
  Применение тибетского письма к другим языкам
  Язык нам
  Китайский язык в тибетской транскрипции
  Письмо сиддхаматрика
  Письмо нагари
  Нанди-нагари
  Письмо деванагари
  Письмо шарада
  Протобенгальское письмо
  Раннее непальское письмо (невари)
  "Стрелоглавый" тип
 Современные североиндийские письменности
 Северо-восточные разновидности
  Бенгальское письмо
  Письмо орья
  Письмо майтхили
  Раннее манипурское письмо
  Асаамское письмо
  Письмо кайтхи
  Гуджаратское письмо
  Бихарское письмо
  Разновидности письма восточного хинди
  Письмо махаджани
  Письмо моди
  Северо-западные письменности
  Письмо такри и его разновидности
  Письмо догри
  Письмо чамеали
  Письмо мандеали
  Письмо сирмаури
  Письмо джаунсари
  Письмо кочи
  Письмо кулуи
  Письмо каштавари
  Письмо ланда
  Письмо мультани
  Синдхские разновидности письма ланда
  Письмо синдхи
  Письмо гурмукхи
 Южноиндииские письменности
  Дравидские языки
  Развитие южноиндийских письменностей
  Западная разновидность
  Центральноиндийское письмо
  Письменности канн-ада и телугу
  Позднекалингское письмо
  Письмо грантха
  Ранний тип грантха
  Средний тип грантха
  Переходный тип грантха
  Современный тип грантха
  Тулу-малаяльское письмо
  Тамильское письмо
  Письмо ваттелутту
  Письмо саураштри
 Сингальское письмо
  Остров Цейлон
  Развитие сингальского языка и письма
  Пали-пракритский период
  Протосингальский период
  Средневековый период
  Современный период
 Мальдивские письменности
  Общий обзор
  Эвела акуру
  Дивес акуру
  Габули тана
 Сиро-малабарский алфавит
Глава VII. Письменности Юго-Восточной Азии (Перевод И. М. Дунаевской и Г. А. Зографа)
 Общий обзор
 Индокитай
 Вьетнам, Лаос, Камбоджа
  Чамы
  Кхмеры
  Развитие чамско-кхмерских письменностей
  Письмо чакма
 Бирма
  Моны
  Пью
  Бирманцы
  Карены
  Таунгтху и яо
 Таиланд
  Шаны
  Лаосское письмо
  Письменности лю и кюн
  Ахомское письмо
  Сиамское (тайское) письмо
  Происхождение
  Развитие
  Современный тайский (сиамский) алфавит
  Сиамское письмо в применении к языку мяо
  Письменности шанских княжеств
  Письмо кхамти
  Письмо айтониа
  Тхаи мао, или тхаи кхе
  Чан лао северного Вьетнама
  "Китайские шаны"
 Индонезия
  Борнео
  Малайя
  Древняя Ява
  Древнеяванское письмо, или письмо кави
  Происхождение
  Надписи кави
  Современное яванское письмо
  Суматра
  Местные письменности Суматры
  Батакское письмо
  Лампонгская и реджангская письменности
  Сулавеси
  Письменности Сулавеси
  Происхождение
  Бугийское письмо
  Выводы
 Филиппины
  Древние письменности
  Тагальское письмо
  Письменности тагбануа и мангйан
  Разновидности письменностей
  Значки гласных
  Пунктуация
  Своеобразная почта
  Направление письма
  Происхождение филиппинских письменностей
 Корейская письменность
  Онмун
  Гласные и согласные
  Совершенен ли корейский алфавит?
  Происхождение корейского алфавита
 Слоговая письменность Волеаи
  Местная письменность
  Происхождение
 Письмо Oberi okaime
 Алфавит яганов (Ямана)
Глава VIII. Греческий алфавит и его ответвления (Перевод гл. VIII-X И. А. Перельмутера)
 Греки
 Происхождение греческого алфавита
 Изменения, введенные в греческий алфавит
  Разновидности раннего греческого алфавита
  Греческие гласные
  Греческие сибилянты
  Дополнительные знаки для согласных
  Классический греческий алфавит
  Развитие греческого письма
  Греческие надписи и рукописи
 Заключение
 Алфавиты Малой Азии
  Ликийский алфавит
  Фригийский алфавит
  Лидийский алфавит
  Карийская письменность
  Заключение
 Коптский алфавит
  Нубийская письменность
 Мессапский алфавит
 Готский алфавит
 Ранние славянские алфавиты
  Кириллица
  Применение или приспособление кириллицы к другим языкам
  Реформа русской орфографии
  Буквица
  Глаголица
  Происхождение кириллицы и глаголицы
 Местные албанские алфавиты
 Алфавиты Западной Европы
Глава IX. Этрусский алфавит и его ответвления в древней Италии
 Этруски
 Этрусские надписи
 Этрусский алфавит
  Происхождение этрусского алфавита
  Развитие этрусской письменности
  Поздний этрусский алфавит
  Алфавит из Пицена
  Венетский алфавит
  Северноэтрусские алфавиты
  Италийские письменности
  Оскский алфавит
  Умбрский алфавит
  Сикульский алфавит
  Алфавиты латинской группы
  Фалискский алфавит
 Приложение к главе IX
 Руны и огамические письмена
  Название
  Надписи и письменные памятники
  Рунические рукописи
  Надписи, найденные в Швеции
  Дания и Шлезвиг -- области наиболее раннего знакомства с рунами
  Норвегия
  Британские острова
  Другие страны
  Самые ранние надписи
  Происхождение рун
  Футарк
  Развитие рунического письма
  Ранний, или общегерманский, или праскандинавский
  Славянские руны
  Англосаксонские, или англские руны
  Северные, или скандинавские варианты
  Хельсингские руны
  Мэнские руны
  Пунктированные руны
  Руническая тайнопись
  Конец рунических письменностей
 Огамические письмена
  Название
  Огамические надписи
  Происхождение огамической письменности
  Огамические письменности
  Огамические письмена пиктов
  Пикты
  Письменность
  Геральдика (?)
  Германские огамические письмена (?)
Глава X. Латинский алфавит
 Ранние латинские надписи
 Происхождение латинского алфавита
  Эволюция латинского алфавита
  Виды латинской скорописи
  Варианты латинского алфавита
  Средневековые варианты латинского алфавита
  Итальянский полукурсивный минускул
  Другие континентальные пошибы
  Островные или англо-ирландские пошибы
  Ирландский пошиб
  Англосаксонский пошиб
  Каролингский пошиб
  Готический шрифт
  Курсив и прямой латинский шрифт
 Приспособление латинского алфавита к другим языкам
 Английский алфавит
 Проблема единого международного алфавита
Заключение (Перевод И. А. Перельмутера)
 Приспособление алфавитных письменностей к другим языкам
  Другие неизвестные письменности
 Внешнее изменение букв
 Цифры -- аббревиатуры -- стенография

 О письменности (От редактора)

Письменность -- одно из самых существенных культурных завоеваний человека. Хотя, казалось бы, она играет в истории культуры подсобную, техническую роль, очевидно, что без нее не было бы возможно то огромное культурное развитие человечества от каменного до атомного века, которое сделало современный мир таким, каким он является ныне. Вплоть до изобретения радио и звукозаписи только письменность давала возможность передавать творения человеческой мысли на расстоянии и сохранять их в течение веков. Однако и сейчас письменность имеет ряд преимуществ перед механической звукозаписью, прежде всего в компактности и обозримости письменного текста.

Проследить историю развития письменности от первых древних рисуночных письмен и до современной книги, проследить все вариации этого изобретения и разнообразные виды иероглифов и алфавитов, существовавшие у различных народов, -- задача чрезвычайно увлекательная. Популярные книги по истории письма всегда вызывали интерес читателя.

Однако эта задача не только очень интересная, но и исключительно трудная. С полной компетентностью судить о какой-либо одной системе письма и рассказать о ней может только тот, кто в полной мере владеет и этой системой письма, и языком, для которого она предназначена, а для того, чтобы проследить ее историю, нужно, кроме того, хорошо знать историю данного народа, его культуры, литературы и языка. Между тем в течение многовековой истории человечества были созданы тысячи систем письменности для тысяч языков и народов.

Не удивительно поэтому, что наука грамматологии -- как было недавно предложено называть теорию и историю письменности -- отстает в своем развитии от других гуманитарных наук и что писать историю письменности решались до сих пор лишь немногие. Те же, кто отваживался на этот шаг, нередко вызывали нарекания специалистов, так как в изложении отдельных систем письма и их истории допускали слишком много погрешностей.

Из новейших трудов по истории письменности книга Д.Дирингера "Алфавит " по обилию привлеченных источников и полноте охвата различных систем письменности принадлежит к числу лучших. Правда, и в этой книге есть ошибки, пробелы и погрешности, которые редакторы русского перевода стремились по мере сил исправить, прибегая к консультации специалистов, однако естественно, что полностью избежать фактических неточностей в подобной книге невозможно. В целом же представленная Д.Дирингером картина достаточно верна, да и по полноте фактического материала вряд ли можно найти исследование, которое превзошло бы работу Д.Дирингера.

Впрочем, многие теоретические положения, высказываемые автором, не могут считаться убедительными, а некоторые покажутся советскому читателю наивными. Теоретическая разработка вопросов грамматологии позволяет в настоящее время иначе взглянуть на предлагаемый автором материал. Поэтому нам казалось правильным предпослать книге Д.Дирингера краткое историко-теоретическое введение, изложив наш взгляд на различные виды письменности и их пути развития от древнейших времен до наших дней. В этом редакционном введении мы свели фактический материал до минимума, так как читатель найдет его в достаточно полной мере в самой книге.

В составлении настоящего введения большую помощь его автору оказали В.С.Воробьев-Десятовский и Б.И.Панкратов.

Письмо представляет собой фиксацию человеческой речи для передачи ее в целях общения на расстоянии и во времени с помощью системы начертательных обозначений. Изобретение письма, сделало возможным массовое накопление знаний и передачу любых сообщений, а также произведений художественного слова и науки вне личного общения и на протяжении неограниченного времени.

Возникновение и постепенное развитие письменности охватывает многие тысячелетия человеческого существования.

Появление письма в собственном смысле слова относится к периоду создания классового общества и государства, нуждавшегося в упорядоченной переписке, в сохранении содержания хозяйственных, правовых и административных актов на длительное время и в передаче их на расстоянии.

Пока отношения между людьми были самыми простыми и регулировались обычаями, пока хозяйственная жизнь была скудной и примитивной, пока не существовало государства и государственной администрации, не было нужды и в упорядоченной письменности. Однако попытки фиксации отдельных сообщений, то есть зачатки письменности, имелись у большинства племен уже на этапе развитого первобытнообщинного строя начиная с конца каменного века.

Для передачи сообщений на расстоянии или во времени служили первоначально те или иные напоминательные, или мнемонические, средства. Они могли быть очень разнообразными, но их можно свести к двум основным типам.

Во-первых, напоминанием для лица, передающего сообщение, могли служить те или иные вещественные предметы, как готовые (например, стрелы при объявлении войны), так и специально сделанные при составлении сообщения, подлежащего передаче (например, зарубки на палочке, узлы и т.п.).

Во-вторых, напоминанием могли служить начертания, либо изобразительные (то есть рисунки, изображающие события или вещи, о которых нужно напомнить), либо условные (то есть рисунки и начертания, связанные с данной вещью или событием не безусловно, а по условию с людьми, пользующимися этими начертаниями -- причем последние могут быть специально придуманы для данного случая или же быть общеизвестными в среде пользующихся ими; таково, например, старинное "письмо" юкагиров в Сибири или нсибиди в Африке). Обыкновенно употребляется и тот и другой тип рисунков -- и изобразительный (пиктография) и условный, который можно было бы назвать "символографией".

Рисунки-напоминания могли представлять отдельные предметы или целые сцены и комплексы изображений. В отличие от произведений искусства такие пиктограммы не преследовали художественных целей, но и не являлись в то же время письмом в собственном смысле слова, так как не фиксировали речь, а представляли лишь средство мнемоники (напоминания); они не передают мысль (так как мысль передать вне ее речевого выражения невозможно), а только напоминают о ней. Когда же тот, кто пользовался мнемоническими знаками пиктографии, передавал сообщение, он мог применить самые различные слова по своему выбору. Рисунок лодки, трех солнц и животных, перевернутых вверх ногами, мог, например, быть средством передачи сообщения об охотничьем путешествии по воде в течение трех дней, в результате которого эти животные были убиты; однако такой рисунок не подразумевал ни слов, в которых может быть изложено это сообщение, ни даже языка, на котором оно может быть сделано. Поэтому здесь нет еще письменности.

Пиктография применялась для передачи производственных и других важных известий (например, охотничьих маршрутов) и для записи памятных событий, а также для запоминания главных моментов магических обрядов и преданий.

Принцип, близкий к пиктографии, применяется и в настоящее время для общепонятных условных обозначений, предназначенных для быстрого восприятия сообщения без процесса чтения по словам (например, "мертвая голова " -- знак смертельной опасности на банках с ядом и на трансформаторах, уличные знаки для транспорта, изображения предметов продажи на вывесках магазинов и т.п.).

Если начертательное обозначение -- рисунок или условный значок -- является постоянным средством выражения какого-либо отдельного, определенного понятия или группы близких понятий, то оно называется идеограммой, а фиксация сообщений с помощью таких знаков -- идеографией. Идеография является переходной ступенью между пиктографией и собственно письмом: фиксируя только узловые понятия передаваемой мысли, она является по существу лишь дальнейшим чисто количественным развитием пиктографии в сторону ее упорядочения; по сравнению с пиктографией она дает мало преимуществ и не может отвечать тем усложненным требованиям, которые ставит перед фиксацией речи сколько-нибудь развитая общественная жизнь.

Так, чисто идеографическая (понятийная) система письменности обыкновенно не может передать всего того, что выражает отношения между понятиями, -- лица, времени и вида глагола, падежа имени, различных частиц и т.п., не позволяет различать близких по содержанию понятий. Поэтому такие виды письменности, как иероглифы острова Пасхи (Рапануи) на Тихом океане, или идеография, изобретенная около 1931 г. пастухом оленеводческого совхоза чукчей Теневилем (до введения чукотского алфавита на русской основе), передают речь лишь приблизительной с трудом поддаются прочтению. По существу мы и здесь имеем дело лишь с весьма разработанной мнемонической, а не собственно письменной системой. Это письмо уже приближается к связной передаче речи, но еще возможны большие колебания в словесном воспроизведении сообщения.

Идеографическое письмо не отражает звуковой формы слова, и поэтому возможность понимания той или иной идеографической системы письменности в принципе не ограничена пределами распространения того или иного языка; если система письма сохраняет рисуночный характер, то знаки, обозначающие конкретные предметы, могли бы являться общепонятными независимо от языка читателя. Однако практически далеко не все знаки общепонятны, многие из них являются условными, и их значение известно только тем, кто знаком с принятой для данного письма символикой, поэтому идеография обычно бывает распространена в сравнительно узком кругу и не получает международного значения.

Слабостями идеографии являются, помимо неполной и неточной передачи речи и необходимости запоминания огромного количества знаков, также

1) возможность различного конкретного толкования отдельных знаков и

2) трудность графической передачи абстрактных и других понятий, не поддающихся прямой зарисовке, а также отношений между понятиями. Выход из последней трудности обычно бывает трояким: либо для передачи абстрактных понятий употребляют рисунки конкретных предметов, наиболее близко ассоциируемых с данным абстрактным понятием, например "солнце" в смысле "день" или "время" (при этом еще более увеличивается многозначность употребляемых графем); либо изобретают значительное количество условных по форме знаков, лишь искусственно ассоциируемых с тем или иным абстрактным понятием (в этом случае значительно ухудшается запоминаемость знаков, особенно при переходе за пределы наиболее простых сообщений); либо, наконец, применяют принцип ребуса: поскольку каждое понятие в данном языке выражается вполне определенным сочетанием звуков, его знак можно использовать для передачи не самого понятия, а только соответствующего звукового сочетания; путем складывания простых звуковых сочетаний можно фонетически передать любое слово, в том числе и не поддающееся изобразительному воспроизведению, а также грамматические показатели, частицы и т.п.

Большинство идеографических систем письменности сразу же пошло в своем развитии по линии использования всех этих трех способов передачи абстрактных понятий, однако наиболее важным средством расширения возможностей начертательной фиксации сообщений является третий -- ребусно-фонетический способ. Этому способствовало то случайное обстоятельство, что в языках, начинавших первыми применять письменность, существовало много односложных слов.

Настоящее письмо возникает только там, где фиксируется именно речь, где каждое слово в речи и все грамматические отношения между словами находят свое воспроизведение в начертательных знаках, и, таким образом, воспроизводится не только общий смысл сообщения, но и его дословное содержание, то есть когда мысль фиксируется не в общем виде, не в виде напоминания о ее узловых моментах, а в точном речевом выражении. Для этого необходимо, чтобы выработалась строго определенная система отдельных знаков (графем), причем каждая графема соответствовала бы строго определенной единице речи -- слову (в таком случае это будет логографическое, или словесное письмо), слогу (силлабическое, слоговое письмо) или, наконец, звуку (алфавитное письмо). Переход к системе отдельных знаков, фиксирующих именно речь, обыкновенно происходит в связи с нуждами хозяйственной записи отдельных объектов собственности и т.п. на грани классового общества, а иногда даже уже после того, как классовое общество сложилось. Логографическое, или словесное письмо, как правило, в самостоятельном виде существовать не может, так как связную речь в подавляющем большинстве языков нельзя передать одним только последовательным размещением знаков для отдельных слов; их грамматические отношения между собой по большей части выражаются с помощью морфологических звуковых показателей, которые требуют особых обозначений.

Поэтому наиболее широко распространенные древнейшие системы письменности были, как правило, словесно-слоговыми. Эти системы сложились в ранних рабовладельческих обществах. Основу их составляли графемы, которые во многих случаях сохранялись длительное время в форме рисунков (иероглифов), применяемых преимущественно для монументальных надписей на каменных сооружениях, скалах и т.п. Наряду с иероглифами (а иногда постепенно вытесняя их) употреблялись различные виды скорописи (клинопись в Вавилонии, иератика и демотика наряду с иероглификой в Древнем Египте, линейные формы критских и хеттских иероглифов, курсивные формы китайской иероглифики). Словесно-слоговые иероглифические системы письменности возникали всюду, где впервые складывалось государство, и, по-видимому, в подавляющем большинстве случаев независимо друг от друга; заимствована могла быть лишь идея начертательной фиксации речи, но сами графические средства были слишком специфичны для каждого данного общества и слишком тесно связаны с возможностями данного языка, чтобы быть заимствованными. Отдельные случаи сходства знаков объясняются либо сходством изображаемых предметов и однородностью писчих материалов, либо случайным совпадением. Из словесно-слоговых систем письма наиболее известны: древнеегипетское письмо (со второй половины IV тыс. до н.э.); шумерское письмо (начиная приблизительно с 3200 г. до н.э.) и развившиеся из него виды клинописи; эламская иероглифика (III тыс. до н.э.); протоиндийское письмо (III--II тыс. до н.э.), критское, или минойское, письмо (с конца III тыс. до н.э. до последней четверти II тыс. до н.э.); китайское письмо (со II тыс. до н.э.), а также возникшие под влиянием последнего другие виды письма на Дальнем Востоке. На Американском континенте наиболее известны словесно-слоговые письменности народа майя (Мексика и Гватемала, с I тыс. н.э.) и ряда древних народов Центральной Америки (с середины I тыс. н.э. и позже), в том числе примитивное полу-пиктографическое письмо астеков.

Наиболее характерными словесно-слоговыми системами являются письменности древнего Египта и древнего Двуречья.

В египетском письме графема (часто одна и та же) могла либо иметь словесное значение (идеограмма или логограмма), либо обозначать группу звуков речи, включая один отдельный согласный или группу согласных (силлабограмма), либо, наконец, являться знаком-определителем категории понятий (так называемым детерминативом). Как правило, к каждой идеограмме (логограмме) прибавлялись:

1) фонетический комплемент -- одна-две силлабограммы, уточнявшие произношение слова (так как чтение идеограммы самой по себе могло быть различным в пределах круга передаваемых знаком понятий), а также

2) детерминатив, определявший более общую категорию понятий, к которой относилось данное слово (люди, жидкости, местности, деревья, части тела и т.п.). Этим достигалась уверенность чтения и правильный выбор как словесных, так и слоговых значений каждого знака из числа многих возможных. Дело в том, что египетские силлабограммы, не содержа указаний на гласные, сами по себе еще не давали достаточно точного указания на произношение слова. Отнесение же слова к определенной группе понятий ограничивало выбор возможного произношения. Число знаков в египетской иероглифической письменности достигало 600, не считая редких.

В шумерской клинописи существовали те же три категории значений графем -- каждый знак мог иметь значение словесное (логографическое), слоговое (силлабическое) или быть детерминативом. Но поскольку здесь силлабограммы, в отличие от египетских, передавали как согласные, так и гласные, постольку достаточно уверенное чтение было возможно и без детерминативов, применявшихся лишь изредка. Словесным знаком (идеограммой или логограммой) обозначалась основа слова, слоговыми знаками -- различные грамматические показатели и служебные слова. Когда позже клинописная система письма была перенята семитами-аккадцами, они не делали такого различия в употреблении словесных и слоговых знаков; аккадская клинопись -- в основе письмо слоговое, но любой словесный знак или сочетание знаков шумерской клинописи, даже написание целых шумерских слов вместе со всеми их грамматическими показателями, а в некоторых случаях -- и целых предложений, могли быть употреблены в качестве понятийных знаков для обозначения аккадских слов; при чтении последние подставлялись взамен написанного шумерского слова или выражения. В других клинописных системах того же происхождения ту же роль знаков, выражающих понятие, могли играть уже и аккадские слова и грамматические формы. Число знаков клинописи колебалось от 900 до 300 знаков; понятийных написаний, или гетерограмм, существовало много тысяч.

Эти же основные принципы с теми или иными особенностями господствовали и во всех других системах словесно-слогового письма.

Словесно-слоговой письменностью могли передаваться тексты самого разнообразного содержания: царские памятные надписи, хозяйственные и правовые документы, религиозные, литературные и научные сочинения, хотя не во всех случаях до нашего времени сохранились все эти категории текстов. Такая система письменности обеспечивала достаточно точную фиксацию речи, а следовательно, и надежное воспроизведение текста при чтении, однако изучение ее требовало громадного труда и большого количества свободного времени, поэтому оно было доступно только небольшому числу специально посвятивших себя грамоте специалистов из числа зажиточных граждан, обычно жрецов. Грамота возводилась в степень священного искусства, поэтому в мифологии многих древних народов создание письма приписывалось тому или иному божеству (у египтян -- Тоту, у астеков -- Кецалькоатлю и т.п.). В то же время трудность изучения словесно-слоговых систем письма, а также длительность процесса письма делали невозможным создание особо крупных литературных и научных произведений, а тем более их широкое распространение, и таким образом тормозили развитие культуры. Поэтому такие системы письма не могли удовлетворить потребности более развитых обществ.

Единственной из древних систем словесно-слогового письма, которая оказалась жизнеспособной и существует поныне, является система письменности китайского языка. Сохранение и жизнеспособность китайского письма объясняются особенностями языка и спецификой исторического развития китайского народа. Основным средством выражения грамматических отношений в китайском языке являлся порядок слов в предложении, а морфологические показатели не играли почти никакой роли (за исключением самостоятельных частиц). Поэтому простая последовательность размещения словесно-понятийных знаков позволяла достаточно связно передавать речь. С другой стороны, идеографический характер письменности, при котором графемы различались в зависимости от содержания слова, а не от его звучания, позволял легко различать на письме свойственные китайскому языку многочисленные омонимы -- слова, полностью совпадающие по звучанию (но не по значению) или расходящиеся только по музыкальному тону. Тот же идеографический характер письма, при котором написание слова не меняется при изменении произношения, способствовал и письменному взаимопониманию носителей сильно разнящихся между собой китайских диалектов и даже некоторых некитайских языков. Таким образом, в китайской письменности долго не было достаточного стимула для развития чисто фонетических знаков.

Графемы китайского письма восходят к рисункам, которые еще ясно различимы в наиболее древних текстах (например, в надписях на гадальных костях второй половины II тыс. до н.э.); позднее они подверглись упрощению и в начале нашей эры приняли в связи с усовершенствованием письменных материалов (бумага появилась в начале II в.) тот облик, который в основном типичен и для позднейшего китайского письма, в том числе и для типографских его форм. Имеются также различные виды скорописи.

Китайские знаки (не вполне точно обозначаемые как иероглифы) могут быть чистыми идеограммами, первоначально передававшими данное понятие либо непосредственно, то есть в виде рисунка, либо тем или иным косвенным путем; или же словесно-фонетическими знаками, которые передают слова по принципу ребуса -- с помощью знака для другого понятия, выражаемого сходно звучащим словом. Но чаще всего китайские иероглифы являются составными, представляя собой соединение знака, изображающего какое-либо понятие (передается словом, звучащим сходно с данным, по принципу ребуса), и знака-детерминатива, определяющего группу понятий, к которой относится именно данное слово. Так, например, знак, обозначавший первоначально плод на дереве и означавший слово го "плод", в соединении с детерминативом "пищи" означает го "печенье", а с детерминативом "речи" -- кэ (ко) "задача, урок".

Китайские иероглифические знаки разделены на 214 групп по применению тех или иных начертаний для детерминативов (так называемые "ключи"). Общее число иероглифов, включая издавна вышедшие из употребления, около 60 тысяч, но употребительна лишь небольшая их часть. В настоящее время идет упрощение системы письма и составляющих ее знаков.

Проблема трудности овладения китайским письмом, являвшейся препятствием для доступа широких масс к грамоте, впервые настоятельно потребовала своего разрешения после победы китайской народной революции, так как в рабовладельческом и феодальном Китае народные массы отстранялись от участия в общественной жизни. До победы народной революции свыше 80 процентов населения было неграмотно. В настоящее время тысячи китайских трудящихся успешно овладевают грамотностью на основе новых методов ускоренного изучения иероглифов. Немедленный же переход к алфавитной системе при отсутствии единого литературного произношения помешал бы взаимопониманию людей, говорящих на разных диалектах, и сделал бы невозможным сохранение традиций огромной классической литературы китайского народа, написанной иероглифами; предусмотрена постепенная замена китайской иероглифики более совершенным типом письма.

Китайское словесно-слоговое письмо имело распространение, кроме Китая, во Вьетнаме, Корее и Японии. В японской системе письменности китайские иероглифы применяются главным образом как логограммы (точнее, гетерограммы) для словарных основ, а грамматические показатели, частицы и т.п. выражаются с помощью фонетических слоговых знаков. Имеются две системы слоговых знаков, восходящие к VIII--IX вв. н.э. -- катакана и хирагана, выработанные на основе переработки китайских скорописных графем. Аналогичные принципы находили применение в древнем корейском письме и в других письменностях. Слоговые системы письма обыкновенно являются дальнейшим развитием словесно-слоговых систем. Хотя принцип фонетических слоговых знаков был известен носителям большинства иероглифических видов письменности, однако в ходе своего развития они не всегда отбрасывали словесные знаки (идеограммы, гетерограммы) и переходили на чисто слоговую основу. Этому могло препятствовать отсутствие графического различения слогов с разными гласными (как в египетском письме), или наличие большого количества омонимов (как в шумерском и китайском), или, наконец, желание сохранить взаимопонимание между иноязычными народами и культурную преемственность; нельзя забывать и о преднамеренном желании господствующих классов создать барьер для распространения грамотности среди народных масс. В большинстве случаев упрощение словесно-слоговых систем все же имело место, причем оно происходило за счет постепенного исключения идеограмм, особенно при перенесении словесно-слоговых систем в новую культурную и языковую среду. Народы, достигшие такого уровня развития общества, который уже требовал введения письменности, обыкновенно были уже знакомы с фактом существования письменности в других странах и, вводя ее у себя, естественно, стремились воспользоваться наиболее совершенным из уже выработанных способов начертательной фиксации речи. Так, потомком критской словесно-слоговой письменности явилось кипрское слоговое письмо, а дальним потомком вавилонской клинописи (через неизвестные нам посредствующие звенья) явилась, по-видимому, древнеперсидская, почти чисто слоговая клинопись; в том же направлении часто шло и упрощение письменности у одного и того же народа; так, современное слоговое письмо африканского племени бамум в Камеруне восходит к идеографической письменности; к словесно-слоговым прототипам восходит, вероятно, и слоговая система письма народа ваи в Западной Африке.

Областью особенно широкого распространения многочисленных фонетических слоговых систем письменности являются Индия и Юго-Восточная Азия. Наиболее ранние из этих систем -- письмо кхароштхи и письмо брахми (IV--III вв. до н.э.), происхождение которых не вполне ясно. Письмо брахми пытались связать либо с южно-семитской или арамейской системой письма, либо с протоиндийской словесно-слоговой письменностью, для которой, между прочим, характерно образование лигатур (слитных начертаний), аналогичных по принципу лигатурам для слоговых знаков позднейших индийских систем письма. Однако памятники протоиндийской письменности середины II тыс. до н.э. отсутствуют, а древнейшая надпись письмом брахми не восходит далее второй половины I тыс. до н.э., к тому же непосредственного сходства системы знаков между брахми и протоиндийским письмом не наблюдается, поэтому вопрос о связи между этими системами письма решить трудно. Впрочем, существование в древности не известных нам иероглифических систем -- в том числе и промежуточных между протоиндийским письмом и брахми -- вполне возможно.

Если некоторые системы слогового письма передают звуковой состав речи несовершенно, не имея, например, средств для передачи скопления согласных и т.п., то слоговые системы индийского типа, восходящие к письму брахми, передают звуковой состав языков очень точно, превосходя в этом отношении большинство европейских алфавитов. Именно это обеспечило стойкость и жизнеспособность индийских слоговых систем на протяжении более чем двух тысячелетий.

Письмо брахми состоит из системы графем (акшара), служащих в своей первичной форме для написания либо гласных в начале слова, либо согласных, сопровождаемых кратким гласным а. Если за согласным следует какой-либо другой гласный, то к знаку, передающему данный согласный, присоединяется особый значок (обычно над строкой или под ней), служащий для выражения данного гласного в слоге. Если за согласным следует другой или еще и третий согласный, то из знаков, предназначенных для передачи этих согласных с гласным а, составляется один слитный знак (лигатура). Для передачи согласного исхода слова последний слоговой знак снабжается особым значком (вирама), указывающим на отсутствие гласного.

Описанный принцип письма сохраняется в индийских письменных системах без сколько-нибудь существенных изменений до наших дней. Он же лежит в основе и всех систем письменности, ведущих свою родословную от индийских и употребляющихся или бывших ранее в употреблении в различных странах Юго-Восточной Азии (хотано-сакское и другие вымершие центральноазиатские виды слогового письма, письмо Цейлона, Бирмы, Таиланда, отмершие или отмирающие виды письменности ряда народностей в Индонезии, на Филиппинах).

Следует отметить, что, поскольку в слоговых системах письменности определенная форма знаков типографски не закреплялась (до XIX--XX вв.), существовало громадное множество вариантов письма, формировавшихся в зависимости от времени и места написания рукописи, от ее языка и даже от традиций писцовых канцелярий. Поэтому одна и та же по происхождению система слогового письма предстает перед нами в самых разнообразных внешних формах; в большинстве своем это изменившиеся до полной неузнаваемости варианты первоначальных графем, а отчасти знаки, вновь образованные для звуков данного языка, созданные по типу прочих. Поэтому в настоящее время почти каждому языку многочисленных наций и народностей Индии и Юго-Восточной Азии, кроме бесписьменных языков, соответствует особая по внешним формам графем система письма. Многие из этих систем применяются для книгопечатания (наиболее важные -- деванагари, применяемая для санскрита и для многих живых индийских языков, бирманская, таи и др.).

Помимо перечисленных выше систем, известны слоговые и даже идеографические системы письма, созданные искусственно лицами, уже знакомыми с другими видами письменности. Таково, например, весьма совершенное слоговое письмо североамериканского индейского племени чироки, изобретенное индейцем Секвойей в 1821 г. (одно время этим письмом даже печаталась газета на чирокском языке); менее совершенное письмо западноафриканского племени менде, изобретенное Кисими Канала уже в XX в., а в особенности многочисленные слоговые системы, создававшиеся в различное время миссионерами для религиозной пропаганды среди бесписьменных племен и народностей. Подобные системы письма не имеют широкого распространения и обыкновенно обречены на быстрое вымирание.

Общим недостатком всех слоговых систем письма является слишком большое количество графем (от нескольких десятков до нескольких сотен), не связанных с конкретными изображениями и поэтому плохо запоминающихся и часто недостаточно сильно разнящихся друг от друга. В силу этого слоговые системы письма медленно усваиваются учащимися и служат помехой широкому распространению грамотности среди населения. Алфавит, то есть такое письмо, каждый знак которого передает, как правило, один звук речи, является наиболее удобным типом письменности. Почти все известные алфавитные системы письма имеют общее происхождение, восходя к семитскому письму Финикии, Сирии и Палестины. В Финикии и Палестине не позже середины II тыс. до н.э. было распространено письмо, в котором обозначались только согласные (22 знака; возможно, вначале их было несколько больше); тогда же был установлен алфавитный порядок знаков и названия графем (букв), легшие потом в основу порядка и названий букв в позднейших алфавитах.

О происхождении этого так называемого финикийского алфавита имеется несколько мнений. Одни ученые (Ленорман, де Руже и другие) считали, что финикийский алфавит основан на выделении из египетской системы письма знаков для отдельных согласных (см. выше) и на дальнейшем видоизменении их форм. Другие (в СССР акад. В.В.Струве) предполагают, что в основе финикийского алфавита лежит акрофонический принцип: каждая графема обозначает звук, с которого начиналось по-финикийски слово, обозначающее изображаемый графемой предмет, а что самые рисунки (но не их значение) взяты либо из египетской иероглифики, либо из скорописных (иератических) форм египетских знаков. В качестве промежуточной ступени предполагают полурисуночный алфавит (?) надписей, нацарапанных в начале II тыс. до н.э. на скалах Синайского полуострова. Это объяснение происхождения финикийского алфавита является наиболее распространенным, но не вполне убедительным, так как, во-первых, акрофонический принцип в развитии письма вообще не употребителен, во-вторых, характер предметов, изображаемых знаками финикийского алфавита, в большинстве случаев остается неясным, что заставляет подозревать, не являются ли эти знаки чисто условными начертаниями.


 Предисловие к первому изданию

Книга эта представляет собой введение к такому увлекательному вопросу, как история азбуки. В первой части предпринята попытка дать исторический обзор развития неалфавитных письменностей, вторая посвящена основной теме настоящей книги -- происхождению и развитию алфавита. Все, что касается первоначальных средств передачи идей, происхождения письма и его ранних форм, автор вынужден отложить, так же как и более детальное изучение неалфавитных письменностей и развития скорописи, до следующей книги, в которой речь пойдет о письме в целом.

Но и при этом условии книга о развитии алфавита, объем которой лимитируют трудности, связанные с публикацией, может достичь цели только в том случае, если читатель примирится с рядом ограничений. Так, например, он не должен рассчитывать, что найдет здесь исчерпывающую библиографию: если бы автор попытался ее дать, то книга оказалась бы наполненной одними лишь именами авторов и названиями их трудов. В интересах читателя, а также в целях большей краткости и ясности ссылочный аппарат, как правило, отсутствует, однако не следует думать, что автор не представляет себе, чем он обязан своим предшественникам.

Не пытаясь рассматривать в деталях алфавиты всех современных народов мира, что было бы просто невозможно, автор уделил больше места менее разработанным проблемам, представляющим в настоящее время наибольший интерес с точки зрения истории письма, в частности происхождению некоторых отдельных письменностей, связи между различными системами письма и т.д. Поэтому может показаться, что между главами существует некоторая диспропорция в объеме. Однако здесь трудно ожидать единодушия; вопросы, кажущиеся одному наиболее существенными, другой может счесть не заслуживающими внимания. Автор приложит все усилия к тому, чтобы, предлагая свои выводы и основные аргументы, на которые он опирался, по возможности упростить изложение. Если читатель проявит терпение, он сможет понять, какие основные документальные свидетельства позволяют нам открыть пути развития письма, и в частности алфавитных письменностей -- как древних, так и современных. В то же время автор надеется, что общий обзор вопроса, а также истолкование изложенных фактов удовлетворят не только тех историков письма, методы которых не совпадают с методами автора, но и ученых, являющихся специалистами в отдельных затронутых автором областях. По понятным причинам здесь нет исчерпывающего обзора всего относящегося к делу материала и даже документация сведена к минимуму. Спорные моменты автор старался по возможности обойти, а все, что не сумел проверить по имевшимся в его распоряжении различным источникам, исключил; гипотетические соображения, кроме нескольких особых случаев, также были опущены. В целом история письма рассматривается здесь так же, как и другие области исторической науки; проблемы, сведения о которых слишком скупы, сводятся к перечислению ряда фактов. В некоторых случаях выводы мешал сделать недостаток оригинальных документальных источников.

Работа такого рода, разумеется, не могла быть выполнена без участия ряда лиц, которым автор счастлив выразить свою благодарность за помощь и поддержку.

В книге почти не применяются диакритические знаки, употребляемые филологами нашего времени при транслитерации различных алфавитов средствами латинской графики. Эти знаки, указывающие на точное значение и произношение некоторых условных символов, представляют собой точки, черточки, знаки ударения и т, п., которые добавляются к буквам g, h, s, t и т.д.

Совершенно необходимые в научных и специальных работах, они совсем не нужны в книге, рассчитанной на широкие круги читателей, тем более что выражаемые ими фонетические значения непостоянны; например, значение семитического s совершенно отлично от индийского s; это же касается и других букв и звуков различных языков.

В написании и транслитерации египетских, семитических, индийских, китайских, греческих и других слов, в особенности же топонимических наименований и имен собственных, здесь даются, как правило, общепринятые написания, однако кое-где последовательность нарушена; там, где это не могло привести к недоразумениям, написания упрощены. Избежать такой непоследовательности в обзорной работе невозможно, поэтому читателю придется считаться с тем, что проблема транслитерации еще не получила своего вполне удовлетворительного решения. В некоторых случаях разнобой в транслитерации вызовет определенные трудности, однако большинство читателей, вероятно, безразлично отнесутся к этому, тем более что и сами специалисты далеко не всегда придерживаются одного написания. Кроме всего прочего, некоторые научные транслитерации производят впечатление не менее устрашающее, чем китайская грамота или какая-либо другая иероглифика.

Как правило, согласные транслитерируются в соответствии с английскими звуками; для гласных применена общепринятая система транслитерации, соответствующая, грубо говоря, следующим звукам: а как в англ. father, e как в bell, i как в field, о как в order, и как в rude буква у употребляется в том же фонетическом значении, что и в английском ("й").

Разделы, содержащие вводный или объяснительный материал, отделены от основного текста отбивками. Автор полагает, что читатели-неспециалисты будут признательны за сведения, которые они почерпнут в таких справках, касающихся истории некоторых малоизвестных народов или различных лингвистических и этнических проблем.

Д.Д.
Лондон, июль 1947 г.

 Предисловие ко второму изданию

Выпуская в свет второе издание настоящей книги всего лишь через несколько месяцев после выхода первого, автору хотелось бы выразить читателям свою благодарность за столь неожиданную благосклонность. Популярность книги "The Alphabet; a Key to the History of Mankind" показала, сколь велика потребность в издании такого рода. Вместе с тем хотелось бы выразить признательность тем ученым, благоприятные рецензии которых привлекли внимание публики к этому старому и вместе с тем новому предмету. Пользуясь представившейся возможностью, автор исправил в данном издании некоторые ошибки, а также уточнил ряд формулировок.

Тем не менее возможно, что, несмотря на принятые меры, в книгу все же вкрались кое-какие ошибки; все указания на них будут приняты с большой благодарностью. Само собой разумеется, что ученому, занимающемуся письменностями всего мира и всех эпох, в ряде вопросов неизбежно приходится иметь дело со сведениями, полученными не из первоисточников, а о своих ошибках и упущениях он узнает чаще всего уже после выхода книги в свет. Поэтому хотелось бы заверить читателей, что все их замечания будут не только доброжелательно приняты, но и учтены при подготовке следующего издания.

Д.Д.
Кембридж, октябрь 1948 г.

 Список опечаток

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце