URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Осипов Г.В., Кара-Мурза С.Г. Общество знания: История модернизации на Западе и в СССР
Id: 164017
 
399 руб. Бестселлер!

Общество знания: История модернизации на Западе и в СССР
Общество знания: История модернизации на Западе и в СССР

URSS. 2013. 368 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01410-6.

 Аннотация

Выздоровление, укрепление и подъем отечественной науки, образования, массовой культуры мышления --- условие перехода России на инновационный путь развития, а точнее --- условие самого существования России. В настоящий момент эта идея оформилась как строительство так называемого общества знания. По своей глубине и масштабу это проблема цивилизационного порядка. Она предполагает изменения во всей системе жизнеустройства страны и народа --- создание новой многомерной ткани общественных отношений, нового языка и нового типа рациональности.

Данная книга --- первый том единого труда. В ее первом разделе рассмотрены основные положения социологии и экономики "общества знания", которые вырабатывались в ходе проектирования и практической реализации программы Запада --- и в апологетической, и в критической ветви общественной мысли. К началу ХХI века накопилось достаточно сигналов, позволяющих скорректировать тот проект постиндустриального "общества знания", который был разработан в 70--90-е годы ХХ века в обстановке технократических иллюзий. Второй раздел посвящен истории дореформенного (российского и, в основном, советского) "общества знания", а также кризису этой системы в поздний советский период, который был "стёрт" мощным системным кризисом в ходе демонтажа советского строя в 90-е годы.

Авторы приходят к выводу, что для работы над проектом будущего российского "общества знания" надо трезво оценить главные утраты от ликвидации СССР и советского строя и найти способы компенсации этих потерь.

Книга предназначена научным работникам, преподавателям и студентам, а также всем, кто размышляет над новейшей историей России и ее будущим.


 Оглавление

 Введение
Раздел I. "Общество знания" в западной цивилизации
 Глава 1. Кризис индустриализма и идея "общества знания": риски трансплантации
 Глава 2. Постиндустриализм и Новое время: разрыв непрерывности или ускорение
 Глава 3. Футурологические представления об "обществе знания"
 Глава 4. Техносфера и биосфера: слабое место в доктрине "общества знания"
 Глава 5. "Общество знания" и его двойники: критический эксперимент 11 сентября 2 1 года
 Глава 6. Социальные функции науки как системообразующего элемента "общества знания"
 Глава 7. Научное знание как инструмент господства
 Глава 8. Черты знания, формирующего институциональные матрицы индустриального общества
 Глава 9. "Общество знания": типы знания, подавленного научным рационализмом
 Глава 1. Социология западного "общества знания"
Раздел II. "Общество знания" в СССР
 Глава 1. Черты советского "общества знания", важные для нового строительства
 Глава 2. Советская школа и тип "общества знания"
 Глава 3. Советская наука и "общество знания"
 Глава 4. Советское "общество знания": сборка основных блоков
 Глава 5. "Общество знания" как генератор форм жизнеустройства
 Глава 6. Знание власти
 Глава 7. Вторая половина советского периода: от недомогания к кризису
 Литература

 Введение

Человек живет в трех мирах -- в мире природы, в созданном искусственно мире техники (техносфере) и в мире самих людей (обществе). Чтобы жить (и даже чтобы выжить) в этих сложных мирах, человеку необходимо знание о них. Поэтому само возникновение человека было связано с появлением способности к познанию, особой духовной деятельности. Знание накапливалось сообща, обрабатывалось, передавалось друг другу и детям, дополняло, а потом и замещало инстинкты. Оно соединяло людей, так что с самого начала их общности были "обществом знания".

Знания обо всех трех мирах взаимосвязаны, подпитывают и укрепляют друг друга, средства познания природы применяются в изучении и создании техники, приспосабливаются для исследования общества -- и наоборот. Складывается большая система знания со сложной развивающейся структурой. С ХVII века важное место в этой системе стало занимать научное знание, полученное особым методом. Исключительное значение в общественной жизни приобрела и наука, профессиональная познавательная деятельность особого типа. Знание -- сила... Его общественное "производство", распределение и использование были сопряжены с социальными противоречиями. Мировоззренческие кризисы превращались и в конфликты интересов. "Общество знания" как одна из ипостасей общества всегда было ареной драматических событий, переживало взлеты и глубокие провалы. Противоречия обострились в Новое время, когда на Западе череда великих революций привела к возникновению нового общества с новой картиной мира, новыми представлениями о человеке, обществе и государстве, с новым типом техносферы и новыми средствами господства. Структуры сословного общества были ослаблены или устранены, и традиционное знание о человеческих общностях стало недостаточным. Уже в ходе Научной революции, в ХVII веке возникла наука об обществе, и создаваемое ею знание стало важным фактором благополучия народов и стран. Недостаток знания об обществе или ложные представления вели к глубоким кризисам и даже национальным катастрофам.

Нынешняя Россия -- продукт большой самобытной евразийской цивилизации, которая складывалась и развивалась около тысячи лет. Почти весь ХХ век, время которого было спрессовано в несколько исторических периодов, эта цивилизация существовала в социальных формах советского строя. Он оформился в результате русской революции первой четверти ХХ века, но стал складываться гораздо раньше, после реформы 1861 года, в противоречивом процессе развития российского капитализма, импорта институтов западного капитализма и одновременного укрепления и модернизации русской крестьянской общины.

Важную роль в этом процессе сыграло российское "общество знания" -- быстрое развитие с начала ХХ века школьного и высшего образования, резкий рост книгопечатания, становление интеллигенции как важной социокультурной группы, расширяющей свои связи со всеми частями общества, укрепление социального статуса и роли отечественной науки. А главное, формирование нового массового культурно-исторического типа -- грамотного трудящегося человека, соединившего в своем мировоззрении космическое чувство традиционной культуры России с идеалами Просвещения и развития.

Этот культурно-исторический тип вышел на общественную арену России как доминирующий в советское время и создал социальную базу для быстрого развития науки и всего "общества знания" без тяжелого разрыва непрерывности, которым была чревата антисословная и антибуржуазная революция.

За советское время был реализован ряд больших национальных проектов, плодами которых жива нынешняя Россия. Один из них -- создание современной научно-технической системы и, вокруг нее, отечественного "общества знания", обладающего структурной полнотой. Советская наука -- одно из самых необычных и великолепных творений России как цивилизации. Самобытный "русский стиль" научного мышления соединился в нем с жаждой знания широких народных масс в момент духовного подъема. Это духовное состояние соединилось с оригинальными социальными формами, рожденными русской революцией и творческими усилиями советских общественных институтов последующих периодов. Сама наука стала одним из "созидателей" советского строя и одной из главных его опор.

К несчастью, в советское время эта научная система, как и почти все созданные в советский период системы (промышленность и колхозы, армия и школа), была плохо изучена и, казалось, работала "сама собой". Теперь ее надо знать и понимать, чтобы восстановить, развить и улучшить -- нынешнее поколение унаследовало научную систему, достроенную в советский период. Эта система создавалась в течение трех веков и обладает большой инерцией. Другой системы у России нет и, скорее всего, не будет. Как творение большой самобытной цивилизации, наука России развивается как неотъемлемая часть всего этого организма. Она вместе со всем организмом России переживает периоды подъема и кризисы, приливы духовных сил и болезни.

Выздоровление, укрепление и подъем отечественной науки -- условие модернизации России и перехода ее на инновационный путь развития. А точнее -- условие самого существования России.

В настоящий момент в приложении ко всем системам общества и государства идея перехода к инновационному пути развития оформилась как строительство "общества знания". Построение нового типа общества не сводится к частным реформам в технологической, экономической и социальной сферах. По своей глубине и масштабу это проблема цивилизационного порядка. Она предполагает изменения во всей системе жизнеустройства страны и народа. Строительство общества -- это создание новой многомерной ткани общественных отношений, нового языка и нового типа рациональности. Все это ставит нас перед "последними", бытийными вопросами.

Предстоящий России выбор неизбежно сопряжен с конфликтом ценностей, как и любой исторический выбор. Речь идет о преобразовании реального российского общества начала ХХI века, со всеми его достоинствами и болезнями, а не общества США, Франции или СССР.

Но никакое общество не развивается вне системы интенсивных обменов элементами культуры с другими обществами и цивилизациями. Перед нами опыт Запада, который уже 40 лет целенаправленно осмысливает и реализует свою программу строительства "общества знания". В ходе глубокой рефлексии здесь создан большой корпус ценных сведений, выполнены важные работы по проектированию будущего, систематизирован эмпирический опыт. В становлении "общества знания" Запад уже прошел несколько этапов, им уже сформулированы и изучены общезначимые проблемы. Освоение этого запаса знаний и умений, бесспорно, будет для России большим подспорьем. На этом основании влиятельная часть российской элиты настаивает на том, чтобы взять западные формы за основу при формировании "общества знания" России.

Но имитация таит в себе большие риски. Дело серьезно, обсуждение не должно скатываться ни в апологетику той идеологической программы, которая маскирует очередной важный сдвиг западной цивилизации, ни в симметричное отрицание, препятствующее разрешению реальных противоречий через синтез.

Метафора строительства обязывает. Что за объект мы строим, каково его назначение? Мы должны создать такую совокупность социальных и технологических систем, чтобы сложилась эффективная социодинамика знания с необходимыми для России свойствами. Каков первый стратегический шаг в строительстве? Определить принцип выбора проекта. Здесь -- одно из главных противоречий, которые раскололи наше общество за последние 30 лет.

Есть два альтернативных принципа:

1-й принцип. Взять чужой проект и скопировать его у себя. Это -- имитационная стратегия. Запад уже построил многие структуры "общества знания"? Давайте скопируем их.

2-й принцип. Делать свой проект -- исходя из "почвы" и наличных ресурсов своего "хозяйства" и из опыта своего народа. Внимательно изучая при этом опыт соседа.

Понимать проекты Запада нужно не для того, чтобы их имитировать. Их знание нужно, чтобы разумно и с наименьшими издержками продолжать модернизацию России, то есть освоение технологий и институтов, порождаемых другими цивилизациями в их развитии. Модернизация -- часть всеобщего непрерывного процесса обмена культурными достижениями. Для современной России она приобрела особое значение потому, что смута последних двадцати лет привела российское общество в состояние глубокой деиндустриализации и демодернизации. Этот провал должен быть закрыт форсированной программой восстановления и развития.

Эта программа не может повторять прежних витков модернизации -- система знаний, технологий и организации сильно изменилась. Изучение и положительного, и негативного опыта нашего прошлого и западного настоящего позволит России сберечь время и силы. Однако многие философские, социальные и экономические проблемы становления современной системы "производства" и использования знания будут решаться в России иначе, чем на Западе. Имитационный проект будет обречен на неудачу или приведет к национальной катастрофе. Этот вывод подтвержден и логически, и исторически, трагическим опытом многих культур и тяжелыми травмами самой России.

В любом случае при такой операции необходимы глубокие предварительные исследования. Трансплантация даже конкретной техники (кривой сабли, картофеля или компьютера) сопряжена с культурной травмой и кризисом трансформации национальной системы, но реакция иммунитета большой культуры, подобной России, в этих случаях все же не угрожает ее целостности. Организм такой культуры обладает большим разнообразием и "переваривает" нововведение, интегрируя его путем синтеза (даже несмотря на "картофельные бунты").

Но проблема совместимости тканей при пересадке заведомо здоровых органов донора резко усложняется, если пытаются заимствовать ткани у больного организма, каким является современный Запад, переживающий травму перехода в постиндустриализм.

Следует зафиксировать важное исходное положение: сама постановка на Западе вопроса о переходе цивилизации к ее постиндустриальной фазе, сам поиск нового названия западному обществу в этой новой фазе служат симптомами глубокого кризиса западного общества, не сводящегося к кризису индустриализма как технологического и экономического уклада. Речь идет о кризисе мировоззренческой матрицы, на которой было собрано и в течение четырех веков воспроизводилось западное индустриальное общество. Российское общество, которому на новом витке модернизации предлагается осуществить трансплантацию структур западного "общества знания", должно отдавать себе отчет в том, что это проект пересадки в его организм продукта кризиса.

Поэтому "реакция иммунитета", вызванная попыткой имитации западных социальных форм, будет именно системной, она вызовет шок в каждой клетке организма. Здесь вероятна мутация национальной культуры России с ее полным "переформатированием". В настоящий момент в России эта опасность тем более велика, что речь идет о трансплантации от больного донора к больному реципиенту. Неизбежная реакция иммунного отторжения будет осложнена системными кризисами обоих "партнеров". Сами эти кризисы плохо изучены и поняты, и уж тем более плохо изучено взаимодействие таких кризисов при их наложении.

Судя по тому, к каким последствиям привела в 90-е годы в России трансплантация структур гораздо более частной системы -- неолиберальной экономики, -- имитацию "общества знания" Россия как культурная целостность не переживет.

Имитационный подход к строительству "общества знания" России не годится и по причине невыполнения критериев подобия между Россией и Западом в приложении к их массивным структурам и социальным процессам в "большом времени". Но еще острее несоизмеримость условий проявляется в скоротечных процессах, которые накладывают жесткие ограничения на принятие среднесрочных решений.

В отличие от Запада последних трех десятилетий, Россия начинает свою программу строительства "общества знания" в условиях аномальных и неравновесных -- в ходе продолжающегося демонтажа и беспорядочного разрушения прежних структур производства и использования знания, унаследованных от советского строя. Не будем пытаться дать здесь целостную картину и оценку этого процесса поистине цивилизационного масштаба. Напомним только, что резко ослаблен и частично демонтирован отечественный научный потенциал, который выстраивали 300 лет.

Потеряли системные качества и резко сократились в размерах главные профессиональные сообщества, служащие социальной базой "общества знания", -- исследователей, конструкторов, промышленных рабочих, сельских механизаторов. Резко сократились базовые системы коммуникации знания через печатные тексты: тираж книг упал в три раза, журналов в 4 раза, газет в 6 раз. Электронные средства заменить печатного текста не могут. Глубокой трансформации подвергаются "генетические механизмы" межпоколенной передачи знания -- школа и университет.

Эти процессы, инерция которых исключительно велика и которые вовсе не остановлены, делают задачу "строительства в условиях разрушения" чрезвычайно сложной и лишают имитационный проект всяких шансов на успех. Это надо хладнокровно осознать, закрепить в общественном диалоге и сосредоточить усилия на разработке своего, новаторского проекта -- исходя из трезвого учета ограничений, честного сравнения альтернатив с применением адекватных и жестких критериев.

Для этого надо изучить, без всяких идеологических пристрастий, не только опыт Запада, но и огромный опыт строительства и разрушения отечественного "общества знания" в ХХ веке. И строительство, и разрушение дают важное знание.

Поэтому наше обсуждение проблемы в книге делится на две части. В первой оно будет следовать той структуре социологии и экономики "общества знания", которая, с одной стороны, складывается в ходе практической реализации программы Запада, и с другой -- в свете опыта строительства "общества знания" в СССР. Вторая часть будет посвящена актуальному состоянию тех систем российского общества и государства, которые будут непосредственно вовлечены в создание структур нашего, отечественного "общества знания" первой половины ХХI века.


 Об авторах

Геннадий Васильевич ОСИПОВ (род. в 1929 г.)

Доктор философских наук, профессор, академик РАН. Окончил Московский государственный институт международных отношений МИД СССР по специальности "юрист-международник" и аспирантуру Института философии АН СССР. Инициатор создания Института конкретных социальных исследований (ныне Институт социологии РАН) и Института социально-политических исследований РАН, директором которого являлся с 1991 по 2000 гг. Почетный президент Российской социологической ассоциации. Организатор и главный редактор журналов "Социологические исследования" и "Наука. Политика. Предпринимательство". В настоящее время -- научный руководитель ИСПИ РАН, заместитель руководителя секции философии, социологии, психологии и права ООН РАН.

Г.В.Осипов -- автор свыше 20 монографий, 350 работ по актуальным проблемам философии и социологии; его книги изданы более чем на 20 иностранных языках. Основная сфера его научной деятельности -- теория и история социологии, методология социологических исследований. Г.В.Осипов одним из первых поставил вопрос о социологии как самостоятельной науке об обществе, дал научное обоснование предмета и структуры отечественного социологического знания, был организатором первых социологических исследований в СССР. Под его редакцией в 1977 г. вышло первое в нашей стране учебное пособие по социологии -- "Рабочая книга социолога", которая переведена на многие иностранные языки и продолжает переиздаваться до настоящего времени (URSS, 2012). За фундаментальные социологические исследования "Социология и политика", "Социология и социальное мифотворчество", "Социальное мифотворчество и социальная практика" в 2005 г. Президиумом РАН академику Г.В.Осипову присуждена золотая медаль имени М.М.Сперанского.

Сергей Георгиевич КАРА-МУРЗА (род. в 1939 г.)

Доктор химических наук, профессор. В 1961 г. окончил химический факультет МГУ им.М.В.Ломоносова, работал как исследователь-химик. С 1968 г. стал заниматься историей и методологией науки, а затем анализом сложных систем. С 1990 г. работал в Аналитическом центре по научной и промышленной политике АН СССР (затем РАН), изучавшем ход и результаты реформ в СССР и России. С 2007 г. -- главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН. Автор большого числа книг, а также статей в газетах и журналах. Основные труды: "Интеллигенция на пепелище России" (1998), "Манипуляция сознанием" (2000), "Советская цивилизация" (в 2 т.; 2001), "Демонтаж народа" (2005), "Потерянный разум" (2005), "Маркс против русской революции" (2008), "Кризисное обществоведение" (2011), "Угрозы России" (2012), "Народное хозяйство СССР" (2012).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце