URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Беляев В.А. Критика интеркультурного разума: Анализ ценностной структуры новоевропейского мира
Id: 161928
 
329 руб.

Критика интеркультурного разума: Анализ ценностной структуры новоевропейского мира

URSS. 2012. 288 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02967-4.
ДРУГИЕ КНИГИ ЭТОГО АВТОРА: Антропология техногенной цивилизации на перекрестке позиций.
Глобализирующаяся цивилизация в контексте социокультурных стратегий.
Критика интеркультурного разума: Анализ ценностной структуры новоевропейского мира.
Культурная интеркультурная методология.
Либерализированная Россия в поисках нравственной основы.
Методология ММК (Московский методологический кружок): Наука и эзотерика.
Посюсторонняя эзотерика.
Проективная антропология. № 58. Изд.2
Проекты покорения человека против проекта покорения природы: К реконструкции новоевропейской рациональности. № 58. Изд.2
Путешествие в психодраму и социологию. № 60
Технологии справедливости техногенного мира. № 60
Феноменология и методология в контексте интеркультуры. Изд.2
Философия управления между теорией менеджмента и философией культуры. Изд.2, испр. и доп.

 Аннотация

В настоящей книге предлагается концепция интеркультуры, которая, по замыслу автора, должна показать генезис, рост и кризис социокультурного пространства, традиционно называемого новоевропейской культурой. Автор пытается раскрыть особую ценностную "геометрию" интеркультуры, раскрыть жизненные вызовы, ответом на которые она является. Особое внимание уделяется соотношению в интеркультуре трех факторов: научности, техногенности и либеральности. Показано множество парадоксальных следствий специфической ценностной "геометрии" интеркультуры, в частности тех, которые задали возможность ее глобализации и последующего системного кризиса.


 Оглавление

Введение. Шаги герменевтического круга
Часть первая. Концепция интеркультуры
Шаг 1. Вызов техногенности и дискуссии о судьбах естествознания: предварительные тезисы
 1. Перекресток позиций: критики и защитники естествознания
 2. Противоречивая и парадоксальная судьба ученых. "Научное освобождение мира" и "этическое использование науки"
 3. Задача новоевропейской культуры: собирать общедоступный и общеочевидный мир. Техногенная цивилизация как решение указанной задачи в условиях массового общества
 4. Науку невозможно рассматривать как нечто внешнее по отношению к новоевропейской культуре
Шаг 2. Дифференцированное изложение и анализ перекрестка позиций в отношении техногенности, естествознания и науки в целом. Ограниченность позиций критиков и защитников естествознания
 1. Критики естествознания
 2. Защитники естествознания
 3. Ответ критиков естествознания защитникам
 4. Анализ позиции критиков естествознания
 5. Анализ позиций защитников естествознания
Шаг 3. Обобщенное изложение и анализ перекрестка позиций. Выход к системно-культурологическому подходу
 1. Обобщение позиций критиков естествознания
 2. Обобщение позиций защитников естествознания
 3. Анализ позиций критиков и защитников естествознания
  3.1.Ограниченность рассмотрения науки и техногенности отдельно от культуры как системы
  3.2.Принципиальная связь научности и техногенности через экспериментальность. К критике "проекта покорения природы"
  3.3.Эзотерическое ядро научной традиции. Эзотерическая наука
Шаг 4. Пути выхода из перекрестка позиций
 1. Перекресток позиций как перекресток жизненных направленностей
 2. Экзистенциальные направленности критиков и защитников естествознания
 3. Экзистенциальные направленности и типы теории и истории рациональности, им соответствующие
 4. Экзистенциальные генетические контексты критиков и защитников естествознания
 5. Единство в отрицании и различие в утверждении. Отсутствие направленности к компромиссу
 6. Экзистенциальные ситуации и возможности экзистенциально-контекстуального анализа
 7. "Позиционная" структура культуры и экзистенциальная борьба за свободу
 8. Антиномичность позиционной структуры перекрестка позиций и экзистенциальное единство
Шаг 5. Фундаментальные проблематизации, связанные с наукой и техникой, в контексте современной цивилизации
 1. Наука как когнитивная традиция и наука как когнитивная метастратегия
 2. Наука как рациональность по преимуществу и внутренний иррационализм науки. Естественнонаучная и гуманитарная стратегии
 3. Научность и реальность по ту сторону человека
 4. Наука как потенциальная техногенность и техногенность как потенциальная наука
 5. Наука как когнитивный проход сквозь земную реальность и наука как уход от земной реальности
 6. Наука как одна из ценностей культуры и наука по ту сторону ценностей культуры
 7. Научность как когнитивная основа либерализма и либерализм как социокультурная основа научности
 8. Социокультурная либеральность и экспериментальное математическое обществознание
 9. Глобализация как экспансия новоевропейской интеркультуры и культурные ремиссии
Шаг 6. Предварительная концепция интеркультуры
 1. Конструируем коммуникативную ситуацию, требующую введения интерметафизической стратегии
 2. Трансформируем интерметафизическую стратегию в интеркультурную
 3. От интеркультуры вообще к новоевропейской интеркультуре
 4. От новоевропейской интеркультуры к мировой интеркультуре
 5. Интеркультура и либерально-эгалитарный процесс. Рок инновационности
 6. Ремиссии культурной ценностной геометрии в контексте интеркультуры
 7. На пути к метакультуре. По ту сторону науки?
Шаг 7. Две стратегии преодоления борьбы ценностных систем
 1. Ход от глобализации
 2. Веро-центристская стратегия преодоления борьбы ценностных систем. Ее возможности, границы и критический предел
 3. Рацио-центристская стратегия преодоления борьбы ценностных систем как ответ на критический предел веро-центристской стратегии
  3.1.Поиск объединяющей ценностной основы. Рациональность как когнитивная сторона этой основы
  3.2.Поиск общих правил и содержания игры на поле рациональности
  3.3.Изменение ценностного приоритета рациональности
Шаг 8. Новоевропейская интеркультура: идеально-типические построения и реальности исторического процесса
 1. Доказательство. Объективность как равноудаленность от субъектов
 2. Жизненный вызов для рождения доказательства: стремление отделить "знание" от "мнений"
 3. Жизненный вызов для рождения рацио-центрированной стратегии в античности. Выход рациональности на арену "большой социальности". "Логика" Аристотеля
 4. Жизненный вызов для рождения рацио-центрированной стратегии в Новое время. Критический предел веро-центристской стратегии
 5. Рождение интеркультуры
 6. Воспроизводство интеркультурной стратегии в кризисе глобализирующегося мира
Шаг 9. Новоевропейская интеркультура: от локального уровня к глобальному
 1. "Справедливое и законное принижение человеческого духа". Критика рационального обоснования метафизических систем
 2. Поиск пространства когнитивной совместимости на уровне принципов и предмета действия
 3. Изоморфность единства и единственности науки и интеркультуры
 4. Сужение жизненного пространства культур
 5. Возможен ли возврат от интеркультуры к культурам?
Шаг 10. Интеркультурная рациональность: объективация и отчуждение
 1. Экзистенциальное отчуждение и ценностная геометрия интеркультуры
 2. Экзистенциальное отчуждение и "возврат к бытию", "возврат к культуре"
 3. Общая форма "посюсторонней эзотерики". Ее внутренняя парадоксальность
 4. Общая форма внешней парадоксальности "посюсторонней эзотерики"
 5. Эзотерическая наука как частная форма "посюсторонней эзотерики"
Шаг 11. Новоевропейская рациональность и либерально-эгалитарный процесс
 1. Перенесение рассуждений с масштаба взаимодействия культур на внутрикультурный масштаб
 2. Договорная стратегия социальности и стратегия разумного эгоизма
 3. Практическая реализация стратегии разумного эгоизма. Эволюция решений И.Канта
 4. Практическая реализация стратегии разумного эгоизма. Эволюция решений А.Смита
 5. Практическая реализация стратегии разумного эгоизма. "Экспериментальное математическое обществознание"
 6. Проекты "покорения человека" против "проекта покорения природы"
 7. Марксистский проект "покорения человека"
 8. Общая парадоксальность интеркультуры
Шаг 12. Уточнение позиций относительно научной интенции, рационализма науки и проектов "покорения человека"
 1. Наука как когнитивная традиция и наука как когнитивная метастратегия
 2. Науку как рациональность по преимуществу и внутренний иррационализм науки. Естественнонаучная и гуманитарная стратегии
 3. Наука как следствие проектов покорения человека. Идеология науки и проективная антропология
Шаг 13. Итоги относительно концепции интеркультуры
 1. Жизненные вызовы для рождения концепции интеркультуры
 2. Концепция интеркультуры
 3. Особенности интеркультурного мира
Часть вторая. Кризис интеркультуры и культурные ремиссии
Шаг 14. Кризис интеркультуры и антропологический переворот в научной традиции
 1. Антропологическая диверсификация изначальной идеи научной традиции
 2. Изначальная идея новоевропейской науки, просматривающаяся сквозь эволюцию ее дисциплинарных матриц
 3. Дисциплинарные матрицы и эволюция идеи науки
 4. Либерализация научной традиции
 5. Либерализация новоевропейской науки и либерализация новоевропейской культуры
 6. Либерализация научной традиции и прогресс науки
 7. Отражение либерализации научной традиции в философии и методологии науки
Шаг 15. Кризис интеркультуры и постмодернистская философия техники
 1. Программа технетики
 2. Технарии, гуманитарии и социально-когнитивные традиции. Существуют ли в техногенной цивилизации негуманитарные науки?
 3. Технетика как контркультура и андеграунд техногенной цивилизации
 4. Технетика и преодоление человеческого. Парадоксальность позиции технетики
 5. Трансцендентальность научного метода. Объективация научной истины, технетика и техногенная цивилизация
 6. Технетическая теория случайности и проблематизация авторами технетики самих себя
 7. Теория случайности против теории вероятности
 8. Технетическая эволюция
 9. Технетика как скрытая антропология
 1 .Технетическая эзотерика и технетическая техника
 11.Технетика и программа парадоксальной антропологии
Шаг 16. Кризис интеркультуры и гуманитарная стратегия научности
 1. Позиция исследователя и пространство коммуникации. Два пути к гуманитарной научности
 2. О методологии естественных, гуманитарных и социальных наук В.Розина
  2.1.Антипроектный характер естествознания
  2.2.Фактор масштаба
  2.3.Позитивные и негативные последствия гуманитарной методологии
  2.4.Гуманитарная методология и воспроизводство социальности
  2.5.Онтологическая иерархия социальности
Шаг 17. Кризис интеркультуры и кризис либеральной миросистемы
 1. Победа интеркультуры или ее кризис?
 2. "После либерализма" и после интеркультуры
 3. По ту сторону интеркультуры и по ту сторону государственности
 4. Кризис либерализма и кризис капитализма
Шаг 18. Кризис интеркультуры и посюсторонняя эзотерика
 1. По ту сторону власти и "духовная навигация" В.Розина
 2. "Духовная навигация" как "посюсторонняя эзотерика"
 3. Возможности и ограничения "посюсторонней эзотерики"
 4. Компенсация "эзотерической недееспособности" масс
 5. Точка расхождения стратегий Канта и Розина. Эволюция антропологических позиций Канта и Смита
 6. "Посюсторонняя эзотерика" как путь для немногих
 7. "Духовная навигация" как движение по отрицанию от властной ситуации в современной России
 8. Итоговые размышления о "духовной навигации"
 9. "Духовная навигация" и редукция к схеме
  9.1.Редукция к схеме как особая методологическая интенция
  9.2.Редукционизм "духовной навигации"
Заключение

 Введение. Шаги герменевтического круга (отрывок)

1

Современное европейское, а во многом и мировое человечество живет в социокультурной реальности особого рода, которая имеет набор специфических характеристик и жизненных вызовов, с ними связанных.

С одной стороны, эта реальность описывается как техногенная цивилизация. Цивилизация такого рода уникальна. Ей нет прецедентов в истории человечества. Это само по себе вызывает следующие вопросы. Что представляет собой техногенность? Если культуру рассматривать как антропологическую систему, если техногенность является отличительным системным качеством новоевропейской культуры, то какую функцию в этой культуре выполняет техногенность?

С другой стороны, новоевропейскую цивилизацию можно назвать наукогенной. Она пронизана наукой -- и как знанием и как идеологией. Это вызывает свою группу вопросов. Что такое новоевропейская научность? Если наукогенность тоже является отличительным системным качеством новоевропейской культуры, то какую функцию в этой культуре она выполняет? Кроме того логично подразумевать, что культура представляет собой систему, а следовательно техногенность и наукогенность связаны друг с другом. Если это так, то в какого рода связи друг с другом они находятся?

Третья сторона новоевропейской цивилизации -- ее либерально-эгалитарный характер. Это цивилизация масс, цивилизация восстания масс. Группа вопросов, относящаяся к этой стороне новоевропейского мира, звучит так. Какую роль в специфике новоевропейского мира играет либерально-эгалитарный процесс? Как эта его сторона связана со сторонами техногенности и наукогенности? Не являются ли последние способом реализации либеральной антропологической геометрии новоевропейского мира?

Европейское человечество преследует "рок инновационности". Порождение нового, объективация нового является его способом существования. Одновременно проступили и продолжают проступать границы, связанные с бесконечными инновациями. Это разнообразные "пределы роста", реальный и потенциальный техногенный катастрофизм. Что стоит за "роком инновационности" Новой Европы? Вытекает ли он из внутренних системных качеств новоевропейского мира? Если вытекает, то из каких именно?

Европейское человечество глобализируется. То, что называют словом "глобализация", является непрекращающейся на протяжении нескольких веков экспансией новоевропейского мира на все остальное человечество. При этом создается социокультурное пространство с особой ценностной геометрией. В этой геометрии на первом плане стоят так называемые "общечеловеческие ценности", которые задают план земного мирного сосуществования различных исторических культур и субкультур, на которые новоевропейский мир распространял свое влияние. Ценностные миры неевропейских культур трансформируются в соответствии с этой "интеркультурной геометрией". Анализируя становление самого новоевропейского мира можно увидеть рождение той же самой "интеркультурной геометрии". Можно увидеть, что она является специфическим ценностным устройством, которого никогда не существовало в истории человечества. Логично предположить, что с этой "интеркультурной геометрией" должны быть связаны техногенная, наукогенная и эгалитарно-либеральная стороны новоевропейского мира. Связаны ли эти размерности новоевропейского мира в некое единое целое, которое можно было бы считать интегральным новоевропейским ответом на систему жизненных вызовов? Можно ли найти такую систему жизненных вызовов? Если она существует, то как она задает формирование системных качеств новоевропейского мира? Можно ли рассматривать наукогенность, техногенность и эгалитарную либеральность как размерности общего ответа? Как они могут быть связаны с "интеркультурной геометрией"? Или как "интеркультурная геометрия" связана с ними?

Сейчас, в начале XXI века, очевиден кризис и европейского культурного мира и того мира, который был создан в результате его глобализации. Можно говорить о кризисе научности. Это выражается в том, что я называю антропологическим переворотом в науке. То "слишком человеческое" или попросту субъективное, которое тщательно изгонялось из когнитивного горизонта человека классической новоевропейской наукой, с конца XIX возвращается в этот горизонт. Ярче всего это выглядит как рождение гуманитарной научности, как ее развитие до степени, при которой субъективность становится необходимой составляющей научного знания. Если считать, что классическая новоевропейская наука -- экспериментальное математическое естествознание -- выражало в предельном варианте принципы интеркультурности, то рождение гуманитарных наук, их развитие будут выглядеть как некая ремиссия до-интеркультурного состояния. Такого рода ремиссией можно назвать и выражение антропологического переворота в естествознании -- переход от классической к неклассической и постнеклассической науке. С каждой фазой перехода в естествознание проникает дух субъективности -- и в содержание познаваемой реальности, и в содержание того, кто познает, и в способы познания. Все в той или иной мере наполняется иррационалистическим содержанием, тяготеет к тому, чтобы быть самоорганизующейся реальностью, над которой нет прямой организующей инстанции. Предельно очевиден кризис техногенности. Не менее очевиден кризис либерально-эгалитарной идеологии и практики новоевропейской глобализирующейся миросистемы. Слишком очевидной становится декоративность этой идеологии. Слишком очевидным становится неравноправное построение миросистемы, которая вполне описывается марксистским понятием капитализма. Можно говорить о кризисе интеркультуры и интеркультурных принципов. Можно говорить о том, что в ответ на этот системный кризис появляется множество интенций, которые я назвал бы "культурными ремиссиями" -- способами возврата в тех или иных отношениях к до-интеркультурному состоянию.

На фоне всего описанного серьезным вызовом становится рефлексия ученых и инженеров над своей деятельностью, а также направление философствование над наукой и техникой, которое можно было бы назвать идеологией науки и техники. Суть этой рефлексии и идеологии в попытке "поставить" научную и техногенную традиции как автономные, цель которых не зависит от способа использования научного знания и техники "внешним миром". Не весь контингент ученых и инженеров придерживается такой философии. Но это направление остается, и в определенном смысле остается сакральным. В идеологии науки это выглядит как стремление задать науку в качестве направленности к незаинтересованному знанию, сделать ее способом символического ухода от "слишком человеческой" реальности окружающего мира. В то же время, нарастающая техногенность современного европеизированного мира, основанная на науке, доказывает обратное. Как объяснить эту парадоксальность? Не связана ли "идеология науки" с "интеркультурной геометрией"? Если связана, то как?

Исследования, направленные высказанными предположениями, попытки ответить на вызовы, которые бросает новоевропейский мир, и вывели меня на концепцию интеркультуры. Интеркультурой я назвал специфическое ценностно-антропологическое построение новоевропейского мира, а исследование, связанное с этим, можно по-кантовски назвать "Критикой интеркультурного разума".


 Об авторе

Беляев Вадим Алексеевич
Кандидат философских наук, автор монографий "Антропология техногенной цивилизации на перекрестке позиций", "Проективная антропология", "Посюсторонняя эзотерика", "Путешествие в психодраму и социологию", "Технологии справедливости техногенного мира", "Проекты покорения человека против проекта покорения природы: К реконструкции новоевропейской рациональности", "Либерализированная Россия в поисках нравственной основы", "Глобализирующаяся цивилизация в контексте социокультурных стратегий", "Философия управления между теорией менеджмента и философией культуры", "Критика интеркультурного разума: Анализ ценностной структуры новоевропейского мира", "Феноменология и методология в контексте интеркультуры", "Интеркультура и философия", "Конструируем модерн: Посткультурный и интеркультурный аспекты. Проектно-системный подход", "Конструируем модерн: Методологический и диалектический аспекты", вышедших в издательстве URSS. Занимается проблемами философской антропологии, исследует антропологические основания современной цивилизации, науки и либерализма, а также способы реализации эзотерической направленности, которые возможны внутри разнообразных традиций техногенного мира.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце