URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Андреас-Саломе, Л. Эротика
Id: 160580
 
299 руб.

Эротика

2011. 80 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-98904-112-1.

 Аннотация

Книга «Эротика», впервые опубликованная в 1910 году, выдержала в Германии пять изданий. Написанная до встречи и знакомства с З. Фрейдом, книга является поиском философских оснований для всепроникающего, всеобъемлющего и тотального в своих истоках и в своих проявлениях эротического, являющегося, по мысли Л. Андреас-Саломе, субстанцией человеческих отношений. Эта книга была высоко оценена современниками за ее философскую интуицию, жесткость мыслительных конструкций, оптимизм и внутренюю свободу. З. Фрейд переиздал эту книгу в своем издательстве, включив таким образом в дискурс психоанализа через текст Л. Андреас-Саломе философские искания, идущие от Ницше. Несмотря на сложность языка, тяжеловесность фраз текст Л. Андреас-Саломе представляет собой прекрасный образец безупречного философского вкуса и оригинальности мысли и является безусловным вкладом в метафизику эротического.


 Цитаты из книги

«С какой стороны ни возьмись за проблему эротического, постоянно остается ощущение, что сделал это весьма однобоко. А больше всего, пожалуй, в том случае, если пытаться осуществить это средствами логики: то есть подходить с внешней стороны.

Ведь это само по себе уже означает: настолько сильно и до тех пор отнимать непосредственную живость впечатлений, пока не окажешься в удобнейшем согласии с как можно большей частью общества. Или, иначе выражаясь: представлять вещи достаточно несубъективными, достаточно чуждыми нам самим, чтобы вместо целости, недробимости жизненного проявления обрести раскладывающееся на фрагменты, незавершенное произведение, которое как раз благодаря этому можно фиксировать в слове, уверенно манипулировать им на практике, однобоко-тотально обозревать.

Здесь, однако, такой метод отображения, вынужденно всё овеществляющий, обездушивающий, приходится применять и к тому, что в деталях известно нам только субъективно, что возможно пережить только индивидуально, что мы поэтому привыкли обозначать как «умственные» или «душевные» впечатления от вещей, т.е. просто: «впечатления», к тому, что принципиально не поддаётся именно этому методу. Ради согласия, которое должно быть при этом достигнуто, мы и такие иного рода воздействия каждый раз объясняем только на основании этого одного воздействия, а всё прочее, что могло бы быть ими высказано, принимаем только как дополнение в духе описания, — которое, как бы в остальном ни приноравливалось к логической согласуемости, тем не менее, даже с её формальной помощью способно убеждать только более или менее субъективно».

«[Вполне] можно допустить, что... однажды придут к выводу, что сексуальная воздержанность не просто приемлема для здоровья, но и ценна, — в том смысле, что увеличивает силу, накапливая её в себе и преобразуя. И тогда многие женщины таинственно улыбнутся, так как почувствуют, что уже давно знали что-то об этом, — женщины, в которых принуждающее сексуальное воспитание всех веков христианства, по меньшей мере, в некоторых слоях, переродилось в естественную независимость от голой потребности влечения, — женщины, которым сегодня поэтому ещё трижды, нет, десять тысяч раз следует поразмыслить, прежде чем, погнавшись за более современной свободой любви, снова позволить ускользнуть от себя плоду долгой, жестокой культурной борьбы, доставшемуся им лично на блюдечке почти без приложения усилий; ведь чтобы чего-то лишиться, достаточно гораздо меньшего числа поколений, чем чтобы это приобрести».

«...любовь чувствует себя окруженной тоской и боязнью смерти, которые едва ли можно четко различить друг от друга, — как бы первичным сновидением: в нём собственная самость, любимый человек и общий ребёнок ещё могут быть одним, и тремя именами называется только всё то же бессмертие».

«Для проблемы эротического характерны две вещи:

Первое, что его следует рассматривать как особый случай внутри физических, психических, социальных связей вообще, а не просто самовластное само по себе, как это часто происходит. А второе, что оно все три вида этих связей переплетает в себе ещё раз и тем самым соединяет их в одну единственную связь и в свою проблему.

...мы находим его [эротическое] уже в соединении с почти чисто вегетативно протекающими процессами нашей телесности, в тесном сплочении с ними... [и] даже на вершине самых сложных любовных восторгов, неистребимо остаётся что-то от этого глубокого, простого происхождения: что-то от этой доброй веселости, которую телесное ощущает в прямом смысле своего удовлетворения как всегда новое, юное переживание, как бы жизнь в её исконном смысле. Как любой здоровый человек каждый раз заново с удовольствием наслаждается своим пробуждением или хлебом насущным, или прогулкой на свежем воздухе, словно с каждым днём заново рождаясь, и как иногда начинающиеся нервные расстройства правильно распознают по тому, что в эти обыденности, исконные насущности, внезапно примешиваются понятия «скучного», «монотонного», вызывая пресыщение, так и в любовной жизни за прочими блаженствами и среди них всегда содержится одно, не воспринимаемое органами чувств и не поддающееся оценке, которое человек разделяет со всем, что дышит с ним вместе...»

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце