URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Гринин Л.Е., Коротаев А.В. Циклы, кризисы, ЛОВУШКИ СОВРЕМЕННОЙ МИР-СИСТЕМЫ: Исследование кондратьевских, жюгляровских и вековых циклов, глобальных кризисов, мальтузианских и постмальтузианских ловушек
Id: 160383
 
539 руб.

Циклы, кризисы, ЛОВУШКИ СОВРЕМЕННОЙ МИР-СИСТЕМЫ: Исследование кондратьевских, жюгляровских и вековых циклов, глобальных кризисов, мальтузианских и постмальтузианских ловушек
Grinin L.E., Korotayev A.V. "Cycles, Crises, and Traps of the Modern World-System". (In Russian)

URSS. 2012. 480 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-397-02798-4.

 Аннотация

Cycles, crises, and traps the modern world-system (Kondratiev's, Juglar's and secular cycles, global crises, and the Malthusian and post-Malthusian traps).

Исторические и современные события показывают, что циклы, порождающие ловушки и кризисы, являются важнейшим способом социального развития. Так, депрессия, недавно охватившая мир, вновь подтвердила, что цикличность и кризисы органично присущи современной экономике. А бурные события на Ближнем Востоке, вызвавшие политический кризис в регионе, наглядно показали, как и почему социальные системы раз за разом попадают в ловушки завышенных ожиданий и революционных иллюзий.

Развитие почти всегда сопровождается возникновением диспропорций, усилением средовых ограничений, конкурентной борьбой за ресурсы и т. п. Поэтому сравнительно короткие периоды быстрого роста сменяются стагнацией, застоем и откатами, а циклы означают попеременное движение вперед и отступление. Откат назад --- неизбежное следствие забегания вперед в развитии --- сигнализирует о возникновении более или менее тяжелого кризиса в обществе. Постоянное повторение цикла с тяжелыми последствиями, ведущими к кризисам, означает, что обществу суждено при определенных условиях попадать в своего рода ловушку (говоря языком синергетики, оно скатывается к "аттрактору").

Настоящая монография представляет собой попытку исследовать взаимосвязь циклов (как важнейшей формы развития обществ) с неизбежными последствиями такого развития --- ловушками и кризисами, преодоление которых дает мощный импульс социальной динамике. В книге анализируются мальтузианская ловушка, а также различные виды широко распространенных в современном мире постмальтузианских ловушек, связанных с модернизацией обществ и одним из ее главных следствий --- изменением демографической структуры общества. Монография включает в себя три раздела, посвященные соответственно длинным кондратьевским и среднесрочным жюгляровским экономическим циклам; мальтузианским и постмальтузианским (модернизационным) ловушкам, а также возможностям выхода из них; различного типа кризисам. В последнем разделе значительное внимание уделено прогнозам --- тому, как и насколько изменится мир в ближайшие десятилетия.


 Оглавление

 Введение. Эволюционные циклы: развитие через кризисы и ловушки
Раздел 1. КОНДРАТЬЕВСКИЕ ВОЛНЫ И ЖЮГЛЯРОВСКИЕ ЦИКЛЫ
 Глава 1.Кондратьевские длинные волны
 Глава 2.Жюгляровские среднесрочные циклы
 Глава 3.Соотношение волн Кондратьева и циклов Жюгляра
Раздел 2. МАЛЬТУЗИАНСКИЕ И ПОСТМАЛЬТУЗИАНСКИЕ ЛОВУШКИ
 Глава 1.Мальтузианская ловушка и возможности выхода из нее
 Глава 2.Модернизационные (постмальтузианские) ловушки
 Глава 3.Мальтузианско-марксова и марксова ловушки
 Глава 4.Ловушка на выходе из мальтузианской ловушки в современных модернизирующихся обществах
 Глава 5.События Арабской весны 2011 г. К системному анализу и моделированию социально-политической дестабилизации в странах мир-системной периферии
Раздел 3. КРИЗИСЫ И ПРОГНОЗЫ
 Глава 1.О некоторых факторах политической нестабильности: к разработке математических моделей политических процессов
 Глава 2.Великая депрессия 1929-1933 гг.
 Глава 3.Психология экономических кризисов
 Глава 4.Современный глобальный кризис: причины и особенности. Оценка первых этапов
 Глава 5.Приведет ли глобальный кризис к глобальным изменениям?
 Глава 6.Китайская экономическая модель и глобальные перспективы Китая
 Глава 7.Реконфигурация Мир-Системы?
 Приложение. Сводная хронологическая таблица циклических экономических кризисов
 Краткий глоссарий
 Библиография

 Введение

Эволюционные циклы:
развитие через кризисы и ловушки

Современный мир (Мир--Система) переживает бурный период изменений, трансформаций и реконфигураций. Понять причины и направленность этих изменений -- важнейшая задача общественной науки. В этом плане мы и пытались продвинуться в настоящей монографии, в которой исследуются некоторые закономерности, особенности и тенденции циклического развития Мир--Системы. Исторические и современные события показывают, что циклы, порождающие ловушки и кризисы, являются важнейшей формой движения социальной эволюции. Вот почему название этой книги включает в себя понятия циклов, кризисов и ловушек как системно-диалектического единства. Современные события дают яркие примеры, подтверждающие востребованность такого подхода. Так, депрессия, охватившая сегодня весь мир, как и предшествующий ей бум с ловушками финансовых и ценовых "пузырей", показала, что цикличность и кризисы попрежнему органично присущи экономике. А бурные события на Ближнем Востоке, вызвавшие глубокий политический кризис в регионе, наглядно продемонстрировали, как и почему общества раз за разом попадают в ловушки завышенных ожиданий и революционных иллюзий.

Эволюционное развитие социумов в течение длительного времени шло разными путями и реализовывалось в огромном множестве форм. Идея многолинейности/альтернативности социальной эволюции (см.: Коротаев 1992, 1999, 2003; Коротаев, Крадин, Лынша 2000; Гринин 2007в, 2007м, 2007э/с; Гринин, Коротаев 2009а; Бондаренко, Гринин, Коротаев 2010; Grinin 2009Й, 2011; Bondarenko, Grinin, Korotayev 2011) приводит нас к пониманию, что в процессе сосуществования и конкуренции обществ и учреждений возникали многочисленные формы отношений и институтов, из которых эволюционно перспективными оказывались лишь немногие. Любая система стремится к устойчивости, однако пребыванию обществ в состоянии длительной стабильности препятствует много обстоятельств, которых тем больше, чем плотнее социальное пространство. В результате фазы устойчивости регулярно сменялись кризисом, упадком, коллапсом и т.п. Другими словами, в своем жизненном цикле общества время от времени попадают в ловушки, созданные предшествующим развитием. Сразу приходит на ум ловушка отсталости (по сравнению с соперниками), куда попадают общества, не пожелавшие или не сумевшие развить нужные технологии и отношения. Именно опасность стать (или остаться) слабыми заставляет государства модернизироваться, самоусиливаться, совершать рывки. Гораздо менее очевидна ловушка развития, подстерегающая общественные системы, которые активно развиваются и в тех или иных отношениях являются лидерами или по крайней мере превосходят средний уровень развития. Стоит упомянуть еще ресурсную ловушку, более известную как "ресурсное проклятие" (см., например: Auty 1993), о которой мы говорим в Главе 2 Раздела 2.

В целом можно сказать, что траектория жизненного пути обществ и -- шире -- социальной эволюции лежит между Сциллой отсталости и Харибдой чрезмерно ускоренного развития. В последнем случае расплатой за успех сегодня в будущем становятся кризис и откат назад. В данной книге пойдет речь о некоторых подобных ловушках развития. Так, страны периода Средних веков и Нового времени, сумевшие добиться внутреннего мира, обеспечить развитие хозяйства, торговли, урбанизации и т.п., оказывались заложниками своих достижений. Дело в том, что успехи в развитии государства и сельского хозяйства приводили аграрно-ремесленные общества в мальтузианскую ловушку, преодолеть которую удалось только в рамках индустриального принципа производства. Неожиданно для их правителей (но вполне закономерно с точки зрения системного анализа) в стране, где еще недавно не хватало рабочих рук, население начинало быстро расти именно в результате созданных удачных условий. В итоге с невероятной силой возрастали проблемы перенаселения, малоземелья, а в результате нарастал социальный кризис. А поскольку в трудные периоды, согласно пословице, беда не приходит одна, обычно (и совершенно закономерно) давали о себе знать и другие проблемы (неурожаи, политические кризисы, нехватка ресурсов и т.п.). Нередко к ним добавлялись войны и эпидемии, и все вместе это вело к социально-демографическому коллапсу. Неудивительно, что в целом рост населения до последних веков шел в долгосрочной перспективе сравнительно медленно, с частыми откатами. Проблемам мальтузианской ловушки и выхода из нее посвящены первые главы второго раздела монографии.

Другой формой ловушки, подстерегающей быстро развивающееся общество, являются модернизационные ловушки (им посвящен весь Раздел 2). Они создаются в результате того, что многие традиционные институты и отношения, а также идеология не успевают за изменениями в технологиях, коммуникациях, торговле, образовании и медицине. В результате таких диспропорций в обществах нарастают радикальные настроения и возникает революционный кризис. Кризис усиливается тем, что изменения в способе воспроизводства населения (то есть демографический переход/демографическая модернизация), связанные с сокращением смертности при сохранении длительное время высокой рождаемости, ведут к небывало быстрому росту населения. Таким образом, в общем плане именно быстрое (ускоренное) развитие в разных сферах является причиной системного кризиса, который может нанести обществу огромный ущерб, но одновременно выступает мощным источником поиска инноваций.

Нам уже приходилось отмечать, что революции -- очень затратный и опасный способ социального развития (см., например: Гринин 2007в). Но хотя уже давно выработаны иные, гораздо более эффективные формы развития, тем не менее, к сожалению, революции по-прежнему остаются распространенным способом решения социальных проблем. Анализу феномена современных революций (в том числе на примере Арабской весны) посвящено несколько глав монографии (см. также: Гринин, Коротаев, Малков 2010а).

Еще один пример ловушки, возникающей именно в результате ускоренного развития, -- ловушка экономического бума (или перегрева), в результате которого общество попадает в тиски экономического кризиса. "Кажется, кризисы, как болезни, являются одним из условий существования обществ, где господствуют торговля и промышленность. Их можно предвидеть, смягчить, отсрочить до определенного момента, облегчить возобновление экономической деятельности; но отменить их, несмотря на самые различные приемы, до сих пор никому не удавалось", -- писал сто пятьдесят лет тому назад Клемент Жюгляр (Juglar 1862: VII), один из первых, кто доказал, что экономические кризисы имеют циклический характер. Текущий кризис подтвердил, что эта мысль, к сожалению, по-прежнему актуальна.

Современное общество сделало постоянное развитие не только в экономике, но и во всех других областях своим принципом. Однако жизнь в процессе постоянных изменений требует глубокого понимания как механизмов, их обеспечивающих, так и условий, которые им препятствуют. Непрерывное развитие, как бы мы его ни приветствовали, таит в себе большие опасности, недоучет последних и создает ловушки, выбраться из которых оказывается крайне сложно1. Мы считаем, что без глубокого анализа форм и механизмов развития труднее понять как динамику исторического процесса, так и многие современные проблемы, уходящие корнями в историю. Имеется ряд теорий, которые внесли и продолжают вносить свой вклад в этом направлении, в том числе теории социальной эволюции (например: Спенсер 1898; Carneiro 2000; Claessen 1989, 2000; Hallpike 1986; Voget 1975; Гринин, Коротаев 2009а), прогресса (анализ см., например: Nisbet 1980; Гринин, Коротаев 2009а; Коротаев 2003), цивилизаций (см., например: Шпенглер 1993; Тойнби 1991; Айзенштадт 1997; Ерасов 1998), мир-систем (см., например: Бродель 1986--1992; Frank 1990; 1993; Frank and Gills 1993; Wallerstein 1987; Amin et al. 2006; Арриги 2006; Гринин, Коротаев 2009а; Коротаев, Малков, Халтурина 2007), исторической глобализации (см., например: O'Brien 2006; Berg 2008; Гринин 2011 г; Коротаев, Малков, Халтурина 2005), Большой истории (см., например: Christian 2004; Spier 2011; Назаретян 2009; Grinin, Korotayev, Rodrigue 2011)2. Однако каждая из них имеет свои ограничения и уязвимые места (см. подробнее: Гринин 2007и; Гринин, Коротаев 2009а). Требуются новые подходы, а также синтез макроподходов, которые позволяли бы видеть социальное развитие в разных масштабах и на разных уровнях, в различных областях социальной и социально-природной реальности. Для этого важно исследование не только современных, но и исторических процессов.

Качественное (в том числе инновационное и арогенное) движение к новым, неизвестным формам, уровням, объемам и т.п. не может идти бесконечно, линейно и беспрепятственно. Оно всегда имеет ограничения, сопровождается возникновением диспропорций, ростом сопротивления средовых ограничений, конкурентной борьбой за ресурсы и т.п. Эти бесконечные попытки преодоления сопротивления среды и создавали условия для более или менее заметного продвижения вперед в отдельных обществах. Однако сравнительно короткие периоды быстрого развития (которое могло быть выражено линейным, экспоненциальным или гиперболическим трендом) сменялись стагнацией, застоем, кризисами разных видов и откатами. Во многом именно поэтому движение очень часто приобретало циклические формы, причем можно говорить о циклах самой разной длительности, включая тысячелетние.

Цикличность в жизни обществ была замечена еще древними (уже, например, в работах Полибия), а позже Ибн--Халдун и Макиавелли смогли сформулировать и достаточно развернутые теории циклической социально-исторической динамики (см., например: Гринин 2010 г, 20126; Коротаев 2006).

Среди разных типов циклов мы можем выделить такие, которые можно назвать циклами развития, или эволюционными циклами. Это повторяющиеся циклы не полностью, а с частичным сохранением достигнутого, поскольку после отката назад общество оказывалось все же дальше начальной точки, с которой начинался подъем. На распространенность такого спирально-циклического развития указывал еще Гегель. Циклические формы развития не остались в прошлом, а остаются важными и в современной жизни, в чем-то их значимость даже усиливается, например в экономических ритмах. Свидетельство этому -- огромный интерес к самым различным циклам в современной науке.

Эволюционные циклы означают попеременное движение вперед и откат назад как неизбежное следствие рывка в развитии. Откат знаменует возникновение более или менее тяжелого кризиса в обществе. Вот почему многие циклы содержат в себе в качестве центрального пункта кризис. Но кризисы -- это не просто поворотный пункт в циклическом движении, но и потенциальная возможность найти новые ответы на вызов средовых, производственных, социальных, идеологических и иных ограничений. Даже частичное снятие подобных ограничений -- это всегда крупный эволюционный шаг. Однако далеко не всем обществам удается использовать этот шанс.

Если мы наблюдаем в целом ряде обществ и на протяжении достаточно длительного времени регулярное повторение однотипного цикла, заканчивающегося тяжелым кризисом и значительным откатом назад, это означает, что при данном уровне развития имеются такие жесткие системные и средовые ограничения, преодолеть которые общество не в состоянии. Говоря другими словами, в ходе социальной эволюции возникла ловушка, которая не позволяет совершить фазовый переход к новому уровню развития. Именно такого рода ситуацию представляла вышеописанная мальтузианская ловушка, жестко ограничивающая рост населения и уровень его потребления. Пребывание сверхсложных социальных систем в этой ловушке вело к периодическим тяжелым кризисам (нередко принимавшим масштабы социально-демографических коллапсов/катастроф), откатам назад. Периодически делались попытки выбраться из данной ловушки6. Долгое время сделать это не удавалось, однако указанные попытки в долгосрочной перспективе вели к систематическому росту уровня технологического развития Мир--Системы. В результате на уровне отдельных социальных систем социально-демографические коллапсы происходили после достижения этими системами все более высоких значений численности населения и социокультурной сложности.

Понятие ловушки недостаточно используется в социальных науках, между тем оно очень выразительно, и можно было бы предложить использовать его для описания устойчиво (закономерно) повторяющейся ситуации, при которой развитие сверх определенного уровня, заданного особенностями общества, отдельных его сфер и средой, неизбежно раньше или позже создают системные диспропорции, что ведет к периодическим состояниям напряжения и затем кризиса о6щества и отката назад. На языке синергетики понятие ловушки будет в определенной, но далеко не полной, мере соответствовать понятию "аттрактор". Несовпадение заключается в том, что притяжение к аттрактору в отношении социальных систем только иногда связано с возникновением серьезного кризиса, между тем как, попадая в ловушку, социальная система практически по определению испытывает более или менее серьезный кризис. Продолжая сравнение с синергетикой, следует сказать, что устойчивый выход из ловушки во многом будет соответствовать понятию фазового перехода.

Как уже сказано, в данной монографии мы сосредоточились на исследовании а) мальтузианской ловушки, одном из важнейших, но все еще недостаточно изученных типов ловушек, и б) на еще менее исследованном типе постмальтузианских ловушек, связанных с модернизацией обществ и одним из ее ведущих следствий -- изменением демографической структуры общества (демографической модернизации). Постмальтузианские (модернизационные) ловушки широко распространены в современном мире, и это делает проблему их анализа весьма актуальной.

Монография включает в себя три раздела. При выборе композиции книги в некотором роде была использована описанная выше логика движения: в процессе циклического развития нарастает опасность очередного попадания в ловушку, а результатом этого становятся структурные кризисы. Последняя часть монографии включает прогнозы развития Мир--Системы. Мы составили также краткий глоссарий, в нем помещены определения некоторых терминов, которые мы часто употребляем и которые являются ключевыми для понимания настоящей монографии, в том числе понятия Мир--Системы, кризиса, различных типов ловушек и т.п.

Раздел 1 "Кондратьевские волны и жюгляровские циклы" состоит из трех глав. В нем исследуются экономические циклы разной длительности. Временной аспект цикличности важен так же, как длина волн в исследовании волновых явлений. Имеется множество разных по времени циклов, образующих сложную систему перекрывающих друг друга (и влияющих друг на друга) колебательных движений. Анализ взаимодействия разных по времени экономических циклов (среднесрочных и длинных) сделан в первом разделе книги. Мы рассматриваем два типа экономических циклов: длинные (длительностью от 40 до 60 лет), получившие название циклов или волн Кондратьева (К-волны), и среднесрочные циклы деловой активности (иначе -- циклы экономической конъюнктуры, бизнес-циклы, или циклы Жюгляра) с характерным периодом порядка 7--11 лет. Анализу кондратьевских циклов посвящена Глава 1 раздела, анализу среднесрочных циклов -- Глава 2.

Отметим, что в экономике наиболее четко прослеживаются среднесрочные циклы, что касается длинных циклов, то они были обнаружены много позже и далеко не все экономисты готовы признавать их существование даже сегодня. С момента возникновения теории длинных циклов, выдвинутой в 1920-х гг. выдающимся российским экономистом Н.Д.Кондратьевым, возникла и проблема соотношения среднесрочных и длинных циклов. Анализ длинных экономических циклов помогает понять долгосрочную динамику развития Мир--Системы, позволяет строить прогнозы, но также очень многое проясняет в понимании прошлых кризисов и современного глобального экономического кризиса. Одновременно анализ (в историческом и теоретическом аспектах) среднесрочных экономических (жюгляровских) циклов и их кризисных фаз также является важнейшим ключом к пониманию причин современного глобального кризиса. Глава 3 данного раздела "Соотношение волн Кондратьева и циклов Жюгляра" связана с нашими попытками продвинуться в понимании органической, хотя и весьма нелинейной и непростой, связи между среднесрочными и долгосрочными экономическими циклами. Эта задача тем более важна, что едва ли не со времен И.Шумпетера в этом плане не было каких-то заметных сдвигов. Мы показываем одно из возможных решений. Для наглядности мы также поместили в виде приложения "Сводную таблицу циклических экономических кризисов", в которой даны характеристики этих кризисов, а также описана на конкретном материале взаимосвязь жюгляровских и кондратьевских циклов.

Раздел 2 "Мальтузианские и постмальтузианские ловушки" состоит из пяти глав. Одним из центральных его понятий (оно раскрывается в Главе 1 "Мальтузианская ловушка и возможности выхода из нее") является понятие мальтузианской ловушки, связанное с невозможностью в абсолютном большинстве случаев для доиндустриальных обществ выйти за пределы ограничения экологической емкости среды. Жесткие мальтузианские ограничения действуют даже сегодня в целом ряде развивающихся стран. Понятно, что для доиндустриального общества были, характерны не экономические, а в основном социально-демографические и политические (династийные) циклы. Анализ доиндустриальных социально-демографических (вековых) циклов сделан в Главе 1 второго раздела. Далее в этой главе мы показываем и моделируем условия выхода из мальтузианской ловушки и даем характеристику тех изменений, которые произошли в некоторых европейских обществах (особенно в Англии) в XVI--XVII вв., когда впервые возникли предпосылки для окончательного выхода из мальтузианской ловушки.

В следующих главах идет речь о возникновении нового типа ловушек в процессе модернизации и преодоления мальтузианских ограничений. Постмальтузианские ловушки образуются в результате сложных структурных перестроек, глубоких и масштабных изменений в обществе, которые происходят в исторически короткие сроки в процессе модернизации (поэтому такие ловушки мы также называем модернизационными). Именно быстрые изменения (включая и ускорившийся рост населения) создают такую ситуацию в обществе, которая чревата системным кризисом. Повторим, что постмальтузианские (модернизационные) ловушки -- малоисследованная проблема, которой необходимо уделить больше внимания, поскольку учет опасности попадания в такого рода ловушки крайне важен при оценке рисков эволюции развивающихся стран. Современные процессы в арабском мире, равно как и в ряде других регионов, лишний раз это подчеркивают. В Главах 2--5 исследуются разные типы модернизационных ловушек, условий, при которых они возникают, и механизмов, которые превращают успехи обществ (в развитии образования, медицины, уменьшении смертности, повышении производства сельского хозяйства и т.п.) в их болевые точки.

В Главе 2 "Модернизационные (постмальтузианские) ловушки" показывается органическая связь между процессами модернизации в обществах и возрастанием рисков социально-политических кризисов в них за счет усиления различного рода диспропорций. В главе дается типология таких ловушек, отдельные типы подробно рассматриваются в последующих главах. Как уже сказано, в большинстве модернизационных ловушек можно обнаружить очень значимую составляющую демографического давления, поскольку на первом этапе демографической модернизации резко увеличиваются темпы прироста населения. Однако эта составляющая, строго говоря, будет уже не мальтузианской, а квазимальтузианской, поскольку технологически проблема обеспечения населения средствами существования теперь вполне решаема, а значит, в рамках этой ловушки уже не выполняется основное "правило" Мальтуса, согласно которому население всегда растет быстрее, чем производство продуктов питания (в более широком плане -- быстрее, чем растет ВВП). Напротив, в отличие от мальтузианской ловушки проблема перенаселения в модернизационной является уже не фатальной, а скорее социальной, поскольку темпы роста ВВП (и в целом продуктов питания тоже) на душу населения обгоняют темпы роста населения.

В Главе 3 "Мальтузианско-марксова и марксова ловушки" исследуется особый исторический случай модернизационной ловушки -- мальтузианско-марксовой, которая возникла в России накануне революций (однако характерна она не только для россий- ской, но и для европейской истории).

В Главе 4 "Ловушка на выходе из мальтузианской ловушки в современных модернизирующихся обществах" дается анализ модернизационных ловушек в современных обществах Африки и ряда других развивающихся стран и делается подробный анализ социально-демографического механизма возникновения подобных ловушек. Поскольку такие ловушки возникают в процессе или в результате выхода из мальтузианской ловушки, они получили также название "ловушки на выходе из мальтузианской ловушки".

В Главе 5 "События Арабской весны 2011 г. К системному анализу и моделированию социально-политической дестабилизации в странах мир-системной периферии" современные модернизационные ловушки на выходе из мальтузианской ловушки анализируются в связи с событиями Арабской весны.

Раздел 3 "Кризисы и прогнозы" состоит из 7 глав. В настоящем разделе представлен наш анализ различных по причинам, масштабам и последствиям политических и экономических кризисов. В целом такой анализ позволяет увидеть некоторые корни и аспекты сложного развития современного мира и позволяет дать некоторые прогнозы его развития в ближайшем будущем. Особое внимание, разумеется, уделено проблемам современного глобального финансово-экономического кризиса. В Главе 1 данного раздела "О некоторых факторах политической нестабильности: к разработке математических моделей политических процессов" исследуется взаимосвязь двух ключевых переменных -- политической нестабильности и урбанизации. Мы проанализировали более пятидесяти эпизодов особо кровопролитных социально-политических потрясений за последние 60--70 лет. Опираясь на полученные статистические данные и достаточно простую математическую модель, мы пришли к выводу, что в диапазоне примерно 7,5--22,5 также подтверждает выводы глав второго раздела о связи между модернизацией и попаданием в ситуацию социально-политического кризиса. Ведь уровень урбанизации в районе 10--25 зующихся стран означает, что они вступили в период глубокой модернизации, ведущий к большим диспропорциям и напряжениям.

Глава 2 "Великая депрессия 1929--1933 гг." дает возможность читателю восстановить в памяти события 70-летней давности, которые изНза особой актуальности требуют постоянного переосмысления. Можно вполне согласиться с Д.Дж. Хоппе, который писал: "Крах фондового рынка в октябре 1929 г. является одной из тех драматических вех, таких как убийство Юлия Цезаря, высадка на берег Колумба или битва при Ватерлоо, которыми историки отмечают поворотные пункты истории человечества" (Hoppe 2005).

Как уже было сказано выше, кризисы исследуются нами с разных сторон. В частности, Глава 3 "Психология экономических кризисов" посвящена психологическим аспектам, связанным с цикличностью экономической жизни, и психологии кризиса как наиболее драматической фазы экономического цикла; в ней также затрагиваются некоторые общие аспекты психологии бизнеса и предпринимательства. Это тем более важно, что данные проблемы в рамках психологии бизнеса и предпринимательства практически не исследуются.

В Главе 4 "Современный глобальный кризис: причины и особенности. Оценка первых этапов" дается анализ причин и особенностей современного кризиса, а также его сходств с предшествующими (в частности, и с Великой депрессией). Одним из важных системных сходств (и одновременно важнейшей причиной возникновения кризисов) является анархичность в инвестициях, развитии производства и движении капиталов. Только современной глобальной экономике она присуща на глобальном уровне, а в эпоху свободной конкуренции и монополистического капитализма она проявлялась в рамках национального хозяйства. Современный кризис имеет и ряд особенностей, поскольку, например, сектор финансовых услуг в центре Мир--Системы достиг невиданных ранее размеров (от четверти до трети всего ВВП), поэтому нынешнюю депрессию можно назвать кризисом перепроизводства денег. Цикличность в современных условиях остается важнейшей чертой социальной макродинамики. Поэтому развитие средств анализа экономических циклов, исследование их взаимозависимости и взаимообусловленности представляет одно из самых важных направлений научного поиска, благодаря которому есть надежда продвинуться по пути предвидения и прогнозирования динамики развития общества и Мир--Системы в условиях интенсификации глобализационных процессов.

В разделе много внимания уделено прогнозам. Так, в Главе 5 "Приведет ли глобальный кризис к глобальным изменениям?" мы пытались понять, насколько изменится мир в ближайшие десятилетия. В Главе 6 "Китайская экономическая модель и глобальные перспективы Китая" исследуется один из самых важных случаев для современного мира -- китайский, дается анализ плюсов и минусов этой модели развития и на этой базе строятся прогнозы развития китайской экономики и возможностей Китая занять более значимое место в современной Ми--Системе. В целом в пятой и шестой главах раздела мы приходим к выводу, что смена нынешнего лидера Мир--Системы -- США означает коренное изменение в организации Мир--Системы, что занять то уникальное место ее лидера, на котором США остаются уже почти 70 лет, не сможет ни одна страна мира.

Наконец, в Главе 7 "Реконфигурация Мир--Системы?", проанализировав события Арабской весны, а также аналогичные им по типу события в истории Мир--Системы, мы приходим к выводу, что они дают основания говорить о начинающейся или даже уже начавшейся реконфигурации Мир--Системы.

Идея настоящей монографии родилась как итог большой работы авторов над проблемами, затронутыми в книге, в течение последних лет. Все концепции и выводы прошли апробацию в ходе публикаций наших многочисленных статей и нескольких монографий. Однако в процессе работы над этой книгой нам пришлось многое пересмотреть, переосмыслить, переписать, дать оценку самым последним экономическим и политическим событиям и заново написать ряд крупных фрагментов. В целом родилось новое произведение, пронизанное и объединенное новыми теоретическими идеями, которые мы и отдаем на суд читателя. При этом мы более чем кто-либо отдаем себе отчет, что наши исследования неполны, а выводы требуют дополнительных подтверждений. Однако мы убеждены, что избранный нами подход, позволяющий делать крупномасштабный анализ различных форм и механизмов социально-экономического развития, продуктивен и имеет значительные достоинства. Современный глобальный мир требует глобального знания. На этой мысли, которая высказывалась нами уже не раз, мы и хотели бы закончить это введение.

Благодарности. Авторы выражают огромную признательность Е.В.Емановой, а также К.А.Бирюковой, Е.А.Никифоровой и Н.В.Самсоновой за большую помощь при подготовке этой книги к изданию.


 Об авторах

Леонид Ефимович ГРИНИН

Доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, заместитель руководителя Евроазиатского центра мегаистории и системного прогнозирования, заместитель главного редактора журналов "История и современность" и "Философия и общество", соредактор международных журналов "Social Evolution & History", "Journal of Globalization Studies" и альманахов "Эволюция", "История и Математика", шеф-редактор журналов "Историческая психология и социология истории" и "Век глобализации"; главный научный сотрудник Волгоградского центра социальных исследований. Автор более 300 научных трудов, включая 21 монографию, в том числе "Философия, социология и теория истории" (4-е изд. М.: URSS, 2007), "Производительные силы и исторический процесс" (3-е изд. М.: URSS, 2006), "Государство и исторический процесс" в 3 книгах (2-е изд. М.: URSS, 2009--2011), "Социальная макроэволюция. Генезис и трансформации Мир--Системы" (М.: URSS, 2009, совместно с А.В.Коротаевым), "Глобальный кризис в ретроспективе. Краткая история подъемов и кризисов от Ликурга до Алана Гринспена" (М.: URSS, 2010, совместно с А.В.Коротаевым).

Андрей Витальевич КОРОТАЕВ

Доктор философии (Ph. D.), доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой современного Востока Российского государственного гуманитарного университета. Ведущий научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки и Института востоковедения РАН, координатор проекта "Комплексный системный анализ и моделирование мировой динамики" Президиума РАН. Автор более 350 научных трудов, включая монографии "Ancient Yemen" (Oxford: Oxford University Press, 1995), "Социальная эволюция: факторы, закономерности, тенденции" (М., 2003), "Возникновение ислама" (М., 2007; совм. с В.В.Клименко, Д.Б.Прусаковым) и "Законы истории" (в 2 кн.; 3-е изд. М.: URSS, 2010; совм. с Д.А.Халтуриной, А.С.Малковым, Ю.В.Божевольновым, С.В.Кобзевой, Ю.В.Зинькиной).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце