URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бейджхот У. Естествознание и политика: Мысли о применении начал естественного отбора и наследственности к политическому обществу. Пер. с англ.
Id: 160009
 
344 руб.

Естествознание и политика: Мысли о применении начал естественного отбора и наследственности к политическому обществу. Пер. с англ. Изд.2

URSS. 2012. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02767-0.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1874 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга известного британского экономиста и политического философа Уолтера Бейджхота (1826--1877), в которой рассматривается возможность применения основных принципов естествознания к политическому обществу и его изучению. Автор ставит целью объяснить предварительные условия, необходимые для прогресса, в первую очередь в первобытном обществе. С точки зрения начал естественного отбора и наследственности он рассуждает об образовании национальностей, войнах и политическом развитии общества.

Книга будет интересна обществоведам, политологам, историкам, философам, а также широкому кругу читателей.


 Оглавление

I.  Подготовительная эпоха
II.  Полезность войны
III.  Образованiе национальностей
IV.  Образованiе национальностей
V.  Эпоха критики
VI.  Осязательный политический прогрессъ

 Подготовительная эпоха (отрывок)

I.

Одну изъ отличительныхъ особенностей нашего времени составляетъ быстрое приобретение множества естественно-научныхъ знаний. Врядъ ли отыщется теперь хотя одинъ отделъ науки или техники, который находился бы въ томъ же, или почти томъ же состоянии, какъ пятьдесятъ летъ тому назадъ. Новый видимый миръ изобретений, железныхъ дорогъ и телеграфовъ выросъ около насъ; другой, невидимый мiръ идей, носится кругомъ и действуетъ на насъ. Для полной оценки всехъ этихъ результатовъ потребовалось бы целое огромное сочинение, и, конечно, не въ моихъ силахъ было бы написать его. Но, мне кажется, будетъ не безполезно, если я, хотя въ краткихъ очеркахъ, укажу, съ одной или несколькихъ сторонъ, какъ новыя идеи действуютъ изменяющимъ образомъ на две науки прежняго времени: политику и политическую экономiю. Впрочемъ, даже и относительно этихъ сторонъ, изложенiе мое будетъ неполно, потому что предметъ слишкомъ иовъ. Во всякомъ случае я представлю несколько выводовъ, и такимъ образомъ покажу, что остается сделать тамъ, где всего самъ я сделать не могу.

Еслибы потребовалось указать на наиболее выдающееся результаты современной мысли, или даже, пожалуй, на самый выдающiйся результата ея, мы могли бы сказать, что онъ состоитъ въ стремленiи за всякимъ разсматриваемымъ предметомъ видеть его древнейшее состоян?е. Когда въ прежнiя времена наши предки представляли себе антикварiя, они описывали его занятымъ разными монетами, медалями, друидическими камнями; таковы были въ то время наиболее характерическiе остатки доступнаго человеческому взгляду прошедшаго, и люди, изучавш?е это прошедшее, должны были заниматься именно такими остатками. Но теперь мы имеемъ дело съ иного рода древностями, или -- на самомъ деле -- у насъ все обращается въ древность. Наука пытается относительно каждаго комка земли определить причины, которыя сделали его именно темъ, что онъ есть, и знаетъ, что действовавшiя въ этомъ случае силы также положили на него отпечатокъ, какъ рука или генiй художника на какую нибудь классическую камею. Было бы утомительно (да и безполезно для моихъ целей) перечислять здесь те остроумные вопросы, которые геологiя задаетъ той или другой части земнаго шара, заставляя ее разсказать намъ хотя немногое изъ своей исторiи; но ответы земли на этотъ вопросъ оставались бы для насъ непонятными, еслибы физiологiя, конхiологiя и сотни другихъ подобныхъ наукъ не оказывали своего содействiя. Эти вспомогательный науки составляютъ для нынешняго археолога то же, чемъ некогда были древнiе языки для антикварiя; они возсоздаютъ те слова, которыя онъ открываетъ, и вносятъ въ изображаемую имъ картину полноту, разнообразiе и жизнь, даже тогда, когда сообщаемыя ими подробности, повидимому, не имеютъ особой важности. По отношенiю къ настоящему труду, особеннаго вниманiя заслуживаетъ то обстоятельство, что, въ глазахъ современной науки, самъ человекъ обратился въ "антикъ". Наука старается прочитать, принялась уже читать и сознаетъ, что должна прочесть въ строенiи каждаго человека исторiю всей его прошедшей жизни, узнать по этому строенiю что онъ такое и что сделало его такимъ, проследить исторiю всехъ его предковъ, и определить каковы они были и отчего были именно такими. Каждый нервъ хранитъ, такъ сказать, память о своей прошедшей жизни: онъ приспособлялся къ деятельности, или нетъ, и соответственно этому притуплялся или получалъ большую жизненность; каждая черта лица является либо оформленною и характеристичною, либо осталась неопределенною и безъ выраженiя; на каждой руке сохраняются различные следы ея деятельности и жизни, смотря по тому, надъ чемъ она трудилась, -- лишъ бы мы все это сумели прочитать.

Можно заметить, что въ этихъ разсужденiяхъ нетъ ничего новаго; что мы и безъ того знаемъ какое влiянiе имеетъ прошедшее человека на его будущее; что каждому известно стремленiе человека походить на своихъ предковъ; что существованiе нацiональныхъ особенностей есть избитая истина, и что каждый разъ, когда мыслитель не въ состоянiи чего нибудь объяснить, онъ смело приписываетъ это некоторому особому свойству расы. Но естествознанiе должно не только указать наследственный элементъ, но и объяснить его; оно должно дать намъ точное обозначенiе того, чего мы вправе ожидать, и показать, почему именно мы можемъ ожидать этого. Посмотримъ же, что говоритъ намъ на этотъ счетъ наука. При этомъ мы постараемся выражаться словами самихъ спецiалистовъ; это необходимо прежде всего для большей уверенности въ совершенной точности нашихъ ссылокъ; кроме того, намереваясь приложить эти начала къ спецiальному предмету моихъ изследованiй, я желаю показать читателю, что не подгоняю посылокъ къ умозаключенiямъ.

Во-первыхъ, по отношенiю къ особи, мы узнаемъ следующее:

"Даже когда мозговыя полушарiя целы и находятся въ полномъ обладанiи своими способностями, головной мозгъ можетъ порождать такiя же вполне рефлективныя действiя, какъ те, которыя порождаются спинными мозгомъ.

"Когда веки мигаютъ при яркомъ свете или ударег угрожающемъ глазу, то является отраженное действiе, въ которомъ зрительные нервы имеютъ значенiе центростремительныхъ, а личные центробежныхъ. Путемъ того же двигательнаго нерва (личного) происходить отраженное действiе, когда дурной запахъ вызываетъ гримасу; въ этомъ случае центростремительными путями служатъ обонятельные нервы. Такимъ образомъ, въ этихъ случаяхъ рефлективное действiе обусловливается мозгомъ, такъ какъ все действующiе при этомъ нервы принадлежатъ къ головнымъ.

"Когда при сильномъ шуме вздрагиваетъ все тело,- центростремительный слуховой нервъ производить импульсъ, который идетъ въ продолговатый мозгъ и оттуда приводить въ действiе большую часть двигательныхъ нервовъ тела.

"Можно сказать, что все эти явленiя имеютъ значенiе простыхъ механическихъ прiемовъ и не представляютъ ничего общаго съ теми действiями, которыя мы приписываемъ разуму. Но разсмотримъ, что происходитъ, напримеръ, при чтенiи вслухъ. Въ этомъ случае все вниманiе обращено или должно быть обращено на предметъ, о которомъ говорится въ книге; но при этомъ происходитъ еще множество самыхъ утонченныхъ мышечныхъ действiй, совершенно ускользающихъ отъ сознанiя читающаго. Такъ, книга держится рукою на онределенномъ разстоянiи отъ глазъ, глаза движутся слева на право, справа на лево и сверху внизъ страницы. Далее, въ воспроизведены речи участвуютъ быстрыя и весьма тщательно приспособленные къ этому движенiя мускуловъ языка, губъ, глотки, гортанныхъ и дыхательныхъ. Читающiй можетъ стоять и сопровождать свое чтенiе соответственными жестами, и каждое его мышечное действiе можетъ быть производимо вполне безсознательно, такъ что до сознанiя будетъ доходить только смыслъ словъ, находящихся въ книге. Другими словами, все эти действ?я рефлективныя.

"Рефлективныя действiя спиннаго мозга естественны и обусловливаются самымъ его строенiемъ и свойствами составныхъ его частей. При помощи головнаго мозга, мы можемъ получить безконечное число искусственныхъ рефлективныхъ действiй. Это значитъ, что действiя, для совершенiя которыхъ въ первый, во второй, или въ третiй разъ намъ необходимо употребить все наше вниманiе и волю, при частомъ повторенiи становятся наконецъ частью нашей организацiи и совершаются помимо нашей воли и даже безсознательно.

"Каждому известно, что солдаты не скоро выучиваютъ военные прiемы и долго не могутъ, напримеръ, стать въ надлежащее положенiе въ самый моментъ произнесенiя команды: "смирно!" Но по прошествiи некотораго времени звуки словъ вызываютъ действiя мгновенно, все равно-думаетъ ли солдатъ о команде или нетъ. Разсказываютъ- и это весьма правдоподобно,- что какой-то злой шутникъ, завидевъ отставнаго служаку, несшаго домой обедъ, вдругъ вскрикнулъ: "смирно!" Солдатъ разомъ протянулъ руки по швамъ, а баранина съ картофелемъ полетели въ лужу. Воинская выправка, какъ видно, вполне достигла цели и влiянiе ея воплотилось въ нервную систему солдата.

"Возможность всякой выучки (военная выправка только одинъ изъ ея видовъ) основана именно на этой способности нервной системы превращать сознательныя действiя въ действiя более или менее безсознательныя, или рефлективныя. Можно принять за правило, что если какiя нибудь два умственныя состоянiя вызываются вместе, или одно за другимъ, достаточно часто и энергически, то впоследствiи произведете одного изъ нихъ будетъ тотчасъ же вызывать другое, все равно -- желаемъ ли мы этого или нетъ."

Такимъ образомъ организмъ человека вследствiе выправки изменяется и отличается отъ организма того, кто не прошелъ той же школы; въ немъ является запасъ способностей и прiобретенныхъ свойствъ, которыя затемъ обнаруживаются уже помимо сознанiя.

Во-вторыхъ, относительно расы, другой авторитетъ говоритъ: "Вся человеческая жизнь представляетъ прогрессивное развитiе нервной системы, нисколько не уступающее тому развитiю, которое совершается въ материнской утробе, хотя и происходящее вне ея. Постоянно замечаемое превращенiе движенiй, произвольныхъ вначале, въ движенiя автоматическiя, какъ ихъ называетъ Гертли, зависитъ отъ постепенно совершающегося процесса организацiи; и каждый разъ, когда мы встречаемъ координированныя действiя, мы можемъ быть уверены, что имеемъ дело съ постепенно накопившеюся въ организме способностью, врожденною или прiобретенною.

"Чтобы убедиться въ справедливости предыдущихъ замечанiй, нужно обратить вниманiе на способъ, которымъ прiобретенная родителями способность иногда передается детямъ, какъ наследiе, инстинктъ или врожденный даръ. Способность, которая была прiобретаема съ трудомъ и сохранялась въ статическомъ состоянiи въ одномъ поколенiи, проявляется въ виде врожденной способности въ следующемъ поколенiи. Развитiе совершается здесь согласно тому общему закону возрастанiя спецiализацiи и сложности приспособленiя къ внешнимъ условiямъ, который можно проследить во всемъ животномъ царстве вообще; иначе говоря,-согласно тому закону прогрессивнаго перехода отъ общаго къ частному, который выясняется появленiемъ нервной силы въ ряду другихъ силъ природы и выработкою сложной нервной системы человека. Жизненная сила, такъ сказать, сосредоточиваетъ въ себе второстепенныя силы и можетъ считаться развитiемъ этихъ последнихъ; нервная сила обнаруживается вследствiе поглощенiя и сконцентрированiя более простыхъ и общихъ силъ въ более спецiальный и сложный родъ силы,-точно также и въ развитiи нервной системы совершается дальнейшая спецiализацiя, и въ ряду последовательныхъ поколенiй, и втеченiе единичной жизни особи. Во всякомъ случае, если мы желаемъ достигнуть полной истины, мы не должны ограничиваться наблюденiями надъ жизнью отдельной личности, такъ какъ личность-не более какъ одно изъ звеньевъ въ непрерывной цепи существъ, связующихъ прошедше съ будущими. Индивидуумъ настоящаго времени есть не что иное, какъ необходимый продуктъ предшествовавшихъ индивидуумовъ, и только изучение этихъ последнихъ приводить къ уразумен?ю перваго. Поэтому когда мы встречаемъ какую нибудь врожденную способность, мы не должны на этомъ останавливаться, а напротивъ, должны обратиться къ прошедшему, проследить въ немъ рядъ причинъ и следствiй, и такимъ образомъ определить, если возможно, способъ происхожденiя этой способности. Это темъ более необходимо, когда приходится иметь дело съ низшими животными, у которыхъ такъ много врожденнаго."

Частные законы наследственности остаются пока неразъясненными. Очевидно только одно (а это одно и нужно для моей цели), что существуетъ наклонность, возможность,-большая или меньшая, смотря по обстоятельствамъ, но всегда значительная,-вследствiе которой потомки цивилизованныхъ родителей будутъ, въ силу врожденныхъ свойствъ нервнаго строенiя, более способны къ развитiю, чемъ потомки неразвитыхъ родителей; и это стремление усиливается въ возрастающей прогрессiи въ ряду несколькихъ последовательныхъ поколенiй.


 Об авторе

Уолтер БЕЙДЖХОТ (1826--1877)

Известный британский экономист и политический мыслитель XIX века, представитель манчестерской школы в политической экономии. Родился в Лэнгпорте (графство Сомерсет), в семье банкира. В 1848 г. закончил Лондонский университетский колледж со степенью магистра. Вначале работал юристом, затем занялся банковским делом. Работа в банке Бристоля оставляла массу времени для журналистики, и У.Бейджхот стал писать статьи на различные темы из области политики, экономики и литературоведения. С 1855 г. соредактор журнала "Нэшнл ревью". В 1860--1877 гг. редактор журнала "Экономист", получившего при нем международную известность.

Уолтер Бейджхот -- автор книг и статей по экономике и политической философии, а также биографических эссе; несколько сборников его работ были опубликованы после его смерти. Широкую популярность ему принесла книга "Английская конституция" (1867), в которой он подверг критическому анализу политическую систему Англии и показал, какая пропасть лежит между реальной властью, находящейся в руках правительства и палаты общин, и формальными ее атрибутами, которыми, по его мнению, являются монархия и палата лордов. Книга была переведена на многие иностранные языки. Известность получили также его труды "Обзор "Принципов политической экономии" Милля" (1848), "Экономические исследования" (1880), "Постулаты английской политической экономии" (1885) и другие. Его именем была названа еженедельная колонка об английской политике в журнале "Экономист", а британская Ассоциация политических наук ежегодно присуждает премию имени У.Бейджхота за лучшую работу в области обществоведения и теории государства.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце