URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Малиновский А.А. (Александр Александрович) Тектология. Теория систем. Теоретическая биология
Id: 1594
 

Тектология. Теория систем. Теоретическая биология

URSS. 2000. 448 с. Твердый переплет. ISBN 5-8360-0090-5. Букинист. Состояние: 4+. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Александр Александрович Малиновский (1909--1996) --- видный российский ученый, крупный специалист в области биологии, теории и практики применения системного подхода. Основными направлениями его научной деятельности являлись разработка проблем генетики и теоретической биологии, а также философско-методологический анализ проблем системного подхода и разработка принципов тектологии (где он развивал идеи, выдвинутые его отцом --- А.А.Богдановым) и кибернетики. Ряд важных положений в этой области, в том числе о роли и содержании положительных и отрицательных обратных связей в биологии, были обоснованы им впервые. В работах А.А.Малиновского разрабатывались проблемы типологии и классификации систем, дан анализ формирования их целостности и эффективности. Ценный вклад А.А.Малиновский внес в развитие теории структур и обоснование ее места в системном подходе. Работы А.А.Малиновского содержат яркие образцы творческого применения системного подхода не только в области биологии и медицины, но и в таких областях, как социология, исследование творческих процессов и др. Книга содержит наиболее ценные работы А.А.Малиновского, которые представляют важнейшие направления его исследований: тектологию и теорию систем, системный подход в биологии и медицине, методологию анализа проблем организации и развития науки.


 Оглавление

Александр Александрович Малиновский (1909--1996): вехи жизни и творчества (В.В.Бабков, В.Н.Садовский)
А.А. Малиновский в Украинском НИИ глазных болезней и тканевой терапии имени академика В. П. Филатова (1951--1965) (Л.С.Жолнерович, И.С.Збиндут, Л.П.Ивченко, О.П.Копп)
А. Богданов и А. А. Малиновский (В.С.Клебанер)

Раздел первый: От тектологии к теории систем

Тектология
Типы взаимодействия и их значение в организме
Некоторые вопросы организации биологических систем
Общие вопросы строения систем и их значение для биологии
 Основные определения
 Взаимодействие двух типов систем
 Основные принципы организации живых систем
 Общий характер принципов системной организации
Теория структур и ее место в системном подходе
 Доклад
 Ответы на вопросы
Механизмы формирования целостности систем
Эффективность некоторых типов полужестких систем

Раздел второй: Системный подход в биологии и медицине

Физиологические источники корреляции в строении человеческого организма
 I.Организм как целое в медицине
 II.Методическое значение корреляций в учении о конституции
 III.Изменчивость костной системы
 IV.Общие причины корреляции в эйрисомной и лептосомной конституциях
 V.Физиология и патология организма в связи с гетерогенным ростом
 Заключение
Типы управляющих биологических систем и их приспособительное значение
 1.Введение
 2.Приспособление к ненаправленным изменениям среды
 3.Приспособление к постоянным условиям или правильной смене условий
 4.Приспособительное значениенекоторых типов систем с обратными связями
 5.Некоторые общие соотношенияуправляющих систем в организмахи в машинных устройствах
 6.Некоторые возможные направления практических приложений представлений о типах биологических систем
 Заключение
О корреляциях близорукости у человека с анатомо-физиологическими особенностями его организма
Роль обратных связей и системных изменений в развитии аутистического мышления шизофреников и шизоидов
 I.Введение
 II.Качественная кривая и обратная связь в развитии шизофрении
 III.Физиологические предпосылки шизофрении
 IV.Особенности мышления больных
 V.Системные особенности психологии при шизофрении
 VI.Предварительные выводы и иллюстрации
 VII.Некоторые дополнения
 VIII.Проблема терапии шизофрении
 IX.Резюме
Вид как эволюционное целое
Системная логика дарвинизма

Раздел третий: Проблемы организации и развития науки

Выступление на совещании по вопросам генетики и селекции при редакции журнала "Под знаменем марксизма"
Послесловие переводчика к книге Э. Шредингера"Что такое жизнь с точки зрения физики?"
К вопросу о путях исследования условий творческого процесса
Наука об организации и организация науки
 Системные проблемы организации науки
 Наука: слабые и сильные звенья
 Другие аспекты дифференцифции научного творчества
 Как реализовать открытие
 Некоторые пути регуляции в системе науки
Пути теоретической биологии
 Введение
 Общие черты некоторых биологических теорий
 Некоторые проблемы теоретической биологии
 Теория и эксперимент в биологии
 Дальнейшие пути теоретической биологии (теория биологических систем)

Научные труды А.А.Малиновского

Именной указатель

 Александр Александрович Малиновский (1909--1996):вехи жизни и творчества

Александр Александрович Малиновский -- выдающийся российский биолог, генетик, специалист по проблемам тектологии, кибернетики и системных исследований.

Александр Александрович Малиновский родился 12 июля 1909 г. в Париже. Его отец -- профессиональный революционер Александр Александрович Богданов (Малиновский), врач, социалист, экономист, философ, просветитель рабочих, поэт, писатель, создатель первого в мире Института переливания крови и основатель Всеобщей организационной науки "Тектологии", мать -- революционерка Анфуса Ивановна Смирнова, прошедшая тюрьму и ссылку. Александр был крещен в соборе Александра Невского; крестным отцом был А.В.Луначарский. А.А.Малиновский провел ранние годы в среде российских социалистов-эмигрантов. "Котик" Малиновский ходил в детский сад русских политэмигрантов в парке Монсуль вместе с двоюродным братом "Тото" Луначарским -- сыном А.В.Луначарского и его первой жены Анны Александровны, сестры А.А.Богданова-Малиновского.

За неделю до начала Первой мировой войны А.А.Малиновский с матерью приехал в Россию и жил с семьей сестры матери в Барнауле. После смерти матери от туберкулеза в 1915 г. он воспитывался главным образом в семье Лидии Павловны Павловой, подруги матери. В Москве он учился в гимназии совместного обучения Репмана, затем в гимназии Брюханенко, ставшей после революции образцовой экспериментальной школой Московского отдела народного образования.

В 1913 г. А.А.Богданов, отошедший от политической деятельности из-за разногласий с В.И.Ульяновым-Лениным, вернулся в Россию, где печатал свои сочинения и занимался экономическим просвещением рабочих. Круг его занятий в советской России был весьма широк. Он читал лекции по экономике, был членом Коммунистической академии, подготовил и опубликовал новые издания "Тектологии" (2-е изд. в трех частях 1922; 3-е, 1925--29), печатал новые сочинения, например, 2-й том "Курса политической экономии" (1919; 1-й том вышел в 1910) и другие, участвовал в разработке основ идеологии Пролеткульта. Вместе с тем его главным делом этого периода стала организация Института по переливанию крови, открытого в 1926 г. Этот Институт расположился в особняке И.В.Игумнова на Б.Якиманке (и делил его с Институтом мозга Ленина О.Фогта; позже там было посольство Франции). Стремясь разрешить задачу омоложения, Богданов проводил опыты по обменному переливанию крови, основанные на тектологических принципах. Первые опыты привлекли внимание правительственных и высших партийных кругов и прошли успешно. Однако 7 апреля 1928 г., после одного из опытов по обменному переливанию крови (где его партнером был студент, больной малярией и туберкулезом), в результате несовместимости по резус-фактору, который тогда определять еще не умели, Богданов скончался.

Воспитываясь отдельно от отца, А.А.Малиновский в более зрелом возрасте выявил устремления к тектологическому (говоря языком наших дней -- системно-кибернетическому) стилю мышления, а также к занятиям медициной, что было близко к устремлениям его отца А.А.Богданова-Малиновского (об отношениях отца и сына рассказано в статье В.С.Клебанера, публикуемой в настоящем издании). Поначалу А.А.Малиновский склонялся к занятиям математикой. Однако знакомство с книгой Эрнста Кречмера "Строение тела и характер" (тогда как раз появилось ее первое русское издание: М.: Биомедгиз, 1923) повлияло на его судьбу: он задумал разрешить загадку конституций человека. В 1926 г. он поступил на Медицинский факультет 1-го МГУ и окончил его в 1931 г., когда факультет был уже выведен из состава Университета и преобразован в 1-й Московский медицинский институт. В начале 30-х гг. А.А.Малиновский занимался генетикой психиатрии под руководством проф. П.Б.Ганнушкина, живо интересуясь этой областью исследований.

С 1931 по 1948 г. А.А.Малиновский был аспирантом, затем научным сотрудником Института экспериментальной биологии (ИЭБ) Наркомздрава РСФСР (с 1939 г. -- Института цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР), созданного и руководимого Николаем Константиновичем Кольцовым. Будучи аспирантом, А.А.Малиновский с согласия Кольцова, занялся выяснением функциональных корреляций человеческого организма как источника конституциональных типов, -- темой, не имеющей никакого отношения к задачам ИЭБ и даже опасной для его существования в конкретных обстоятельствах той эпохи, но близкой научным интересам А.А.Малиновского. В течение 1929--1931 гг. Н.К.Кольцов отражал систематические атаки тогдашних советских партийных и научных идеологов на его Институт. Дело шло к его закрытию. С помощью Максима Горького и других друзей Н.К.Кольцов спас Институт. Однако ему пришлось пожертвовать изучением генетики человека в ИЭБ. Н.К.Кольцов был вынужден закрыть занимавшееся этим Евгеническое отделение; темы и сотрудников он передал в организуемый тогда Соломоном Григорьевичем Левитом Медико-генетический институт.

В 1935 г. в СССР были восстановлены ученые степени и звания. В этом году А.А.Малиновский стал кандидатом биологических наук. Он не спешил с публикациями: очерк о типах конституций, основа кандидатской работы, был напечатан лишь через 10 лет, в 1945 г. (публикуется в разделе II настоящего сборника [1945а], а расширенный вариант диссертации -- в 1948 г. [1948а].

В раннем цикле своих работ Малиновский анализирует понятия обратной отрицательной связи и обратной положительной связи и применяет их к вопросам гормонального баланса и т.п. Помимо полученных им конкретных биологических результатов, самостоятельную ценность этого медико-биологического исследования составляют его принципы и подходы, близкие к системно-кибернетическому подходу в его сегодняшнем понимании.

А.А.Малиновский пришел в Институт Н.К.Кольцова после того, как по политическому обвинению был арестован и сослан Сергей Сергеевич Четвериков и ликвидировано его Генетическое отделение, которое за короткое время существования заложило основы генетического анализа природных популяций. Следует отметить, что эти большие достижения школы С.С.Четверикова были в значительной мере связаны с системным стилем мышления, используемом участниками этой школы. В начале 1930-х гг. Н.К.Кольцов восстановил Лабораторию генетики под руководством Н.П.Дубинина. Преемственность с Отделением С.С.Четверикова в ИЭБ сохранилась благодаря Эволюционной бригаде (Лаборатории) с Дарвиновским семинаром Дмитрия Дмитриевича Ромашова, ученика Н.К.Кольцова и С.С.Четверикова. Д.Д.Ромашов привлек к работе друга детства А.Н.Колмогорова и еще одного математика А.А.Ляпунова. В напряженной творческой атмосфере Эволюционной бригады А.А.Малиновский, который до 1938 г. выполнял обязанности ее секретаря, подготовил несколько генетических работ. Одной из них -- "Роль генетических и феногенетических явлений в эволюции вида. Сообщение 1. Плейотропия" [1939а] -- открывается список его опубликованных работ. Этот цикл исследований А.А.Малиновского был посвящен по сути дела формулированию системных принципов в области биологической эволюции (см. [1940а; 1941а; 1945в; 1947а, в, г, д]).

В математике А.А.Малиновский придавал большее значение логике постановки задачи, чем математической технике ее решения. Может быть, поэтому он загадку конституций предпочел математике. А в Эволюционной бригаде А.А.Малиновский, наряду с Д.Д.Ромашовым, играл существенную роль в постановке биологических задач в форме, понятной математикам и доступной для применения математических подходов. Он, например, сформулировал принцип существования оптимума изоляции для эволюции популяций (где "борются интересы" дрейфа и отбора) и предложил две модели оптимальной структуры популяции, но не опубликовал статью на эту тему. Одна из этих моделей, ориентированная на аналитические методы, была тогда же проанализирована А.Н.Колмогоровым, который применил для ее описания "прямое уравнение Колмогорова", только что разработанный им метод анализа уравнений в частных производных. В своей работе "Уклонение от формул Харди при частичной изоляции" академик А.Н.Колмогоров пишет, что предлагаемая им формула "может быть использована для подтверждения общего положения о существовании оптимума частичной изоляции для отбора рецессивных генов, выдвинутого и обоснованного с качественной стороны А.А.Малиновским". Другая модель, ориентированная на компьютерное моделирование, была проанализирована позже.

А.А.Малиновский глубоко вникал в научные проблемы коллег по Эволюционной бригаде и щедро делился с ними своими идеями (но и многое почерпнул от них), поэтому можно предполагать, что опубликованные им работы -- только "надводная часть" его научного наследия этого периода.

Спокойная жизнь в исключительной творческой атмосфере, под ежедневной защитой Н.К.Кольцова кончилась, когда весной 1939 г. Кольцов был смещен с поста директора, а его Институт, в виде более узкого по тематике Института цитологии, гистологии и эмбриологии, был включен в систему АН СССР и начал рассыпаться. Первой была ликвидирована Эволюционная лаборатория Ромашова. В отсутствие Эволюционной лаборатории Малиновский должен был заняться иными направлениями исследований. Он разработал логическое обоснование опытов по пересадке зародышевых зубов, а блестящий хирург и его друг А.Г.Лапчинский предложил экспериментальную методику проведения этих опытов с позиций механики развития. Они поставили такие опыты на крысах, кошках, собаках, и пошли дальше -- поставили опыт (тогда неудавшийся) на человеке [1940б, в, г; 1941а]; в роли подопытного выступил А.А.Малиновский.

А.А.Малиновский активно участвовал в дискуссиях по вопросам генетики и селекции в 30-е годы. Еще в апреле 1931 г. Общество биологов-материалистов Комакадемии по распоряжению И.В.Сталина устроило дискуссию, где были противопоставлены сторонники теории гена и сторонники ламаркизма. На деле это была генеральная репетиция позднейших атак лысенковцев на генетику. Большая дискуссия между генетиками и лысенковцами шла вторую половину 1935 и весь 1936 год. Ее кульминацией стала IV сессия ВАСХНИЛ в декабре 1936 г. Там Н.К.Кольцов возглавил генетиков -- оппонентов Т.Д.Лысенко и И.И.Презента. Генетики не сдались, но следствием сессии стала оголтелая пропаганда Агитпропом ЦК партии лысенковщины среди широкой публики, а также ряд административных мер. Преподавание генетики в школах было отменено. Медико-генетический институт был разгромлен, а генетика человека запрещена de facto. На деле декабрьская сессия 1936 г. была организована И.В.Сталиным в противовес планируемому московскому VII Международному конгрессу по генетике, назначенному на август 1937 г. Очевидно, что Конгресс показал бы мировому сообществу существенные успехи русских генетиков и бесплодность обскурантов, сторонников Т.Д.Лысенко -- И.И.Презента, поэтому он был отменен распоряжением Сталина.

Генетики, не удовлетворенные итогами декабрьской сессии 1936 г., настаивали на публичной дискуссии. И.В.Сталин распорядился о проведении дискуссии при редакции идеологического журнала "Под знаменем марксизма" в октябре 1939 г. -- вслед за VII Конгрессом по генетике, прошедшем в августе 1939 г. в Эдинбурге в отсутствие советских генетиков. Главный редактор журнала М.Б.Митин поддерживал лысенковцев.

В бурных дискуссиях октября 1939 г. преобладали два вопроса: о неизменности гена и о практической ценности теорий генетиков и лысенковцев. В перерыве заседания, после особенно ожесточенного обмена мнениями, Малиновский отправился в Наркомзем СССР и запросил справку: сколько посевных площадей, по пшенице и ржи, занято сортами генетиков и сколько лысенковскими. Такую справку он получил без промедления. Оказалось, что сортами генетиков заняты громадные площади. Изрядные площади были засеяны несортовыми семенами, доставшимися от прежних времен. Лысенковские сорта -- собственно, один кандидат на сорт (он не прошел государственных сортоиспытаний), -- занимали настолько ничтожную площадь, что не могли считаться промышленными посевами. После перерыва А.А.Малиновский выступил в прениях, потратил некоторое время на обсуждение принципиальных вопросов (и здесь он стремился к логически четкому обоснованию генетической комбинаторики и расщепления генов и доказательству необоснованности слитной наследственности, отстаиваемой лысенковцами) и только затем предъявил бомбу -- зачитал справку Наркомзема. Председательствующий прервал выступление А.А.Малиновского, сославшись на истраченное время. Справка Наркомзема из выступления А.А.Малиновского была лишь кратко упомянута в обзоре дискуссии, подготовленном В.Н.Колбановским. Однако до поры сохранялась двухтомная стенограмма всей дискуссии. В начале 1970-х гг. были изготовлены четыре машинописные копии стенограммы. Впоследствии оригинальная стенограмма исчезла, поэтому выступление А.А.Малиновского на дискуссии 1939 г. печатается в III разделе настоящего сборника по одной из этих машинописных копий [1939б].

А.А.Малиновский принял участие в Великой Отечественной войне в качестве военврача 3-го ранга; в 1941--1942 гг. он руководил лабораторией при военном госпитале близ Торжка и пережил там жестокие бомбардировки германской авиации и выход из замыкавшегося уже кольца окружения.

Осенью 1942 г. в связи с болезнью он был демобилизован и вернулся на работу в Институт цитологии, гистологии и эмбриологии, где продолжил разработку системы конституций человека (см. [1945а,б,г; 1948а]). В этот период А.А.Малиновский занимался также логическим анализом ряда генетических механизмов эволюции: инверсий, плейотропии, дрейфа; провел анализ учета миграций в экспериментах в природе (это одна из его работ по применению математических методов в биологии [1947 г.]); занимался вопросами системной логики дарвинизма; обосновал системную постановку вопроса о биологическом виде как эволюционном целом (см. [1945в; 1947а, в, д]).

В 40-е годы А.А.Малиновский подготовил материалы к монографии, которая в сокращенном виде и уже с использованием понятий кибернетики была опубликована в 1960 г. в сборнике "Проблемы кибернетики", N4 [1960а].

В 1948 г. в томе трудов Института цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР вышла большая работа А.А.Малиновского по типам конституций [1948а], но судьба этого тома трудов была трагичной. Две трети тома занимала работа И.А.Рапопорта по химическому мутагенезу; после его резкого выступления против группы Т.Д.Лысенко -- И.И.Презента на августовской сессии 1948 г. он был исключен из партии, а тираж тома почти полностью уничтожен.

В 1947 г. вышел перевод А.А.Малиновского с его послесловием знаменитой книги Эрвина Шредингера "Что такое жизнь с точки зрения физики?" [1947б]. Материал книги построен вокруг анализа статьи 1935 г. Н.В.Тимофеева-Ресовского, К.Г.Циммера, М.Дельбрюка с изложением принципа попадания и принципа мишени. В свою очередь, эта статья была основана на матричном принципе воспроизведения наследственных молекул Н.К.Кольцова. В послевоенный период книга Э.Шредингера привлекла химиков и физиков всего мира к решению круга проблем, составившим основу молекулярной биологии. Химикам и физикам, членам Академии наук СССР, книга Шредингера ясно рассказала, что методы их собственных наук могут найти новое поле приложения в генетике, но не уживутся с лысенковщиной.

На августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. Т.Д.Лысенко провозгласил решение партии одобрить и поддержать позицию его сторонников. В основном докладе он персонально упомянул, среди ряда биологов, А.А.Малиновского, назвав "идеалистическим" его послесловие к книге Шредингера. Далее последовал ряд мероприятий ведущих советских научных биологических организаций, в том числе заседание расширенного президиума АН СССР, где часто упоминались идеалист Э.Шредингер и его переводчик А.А.Малиновский (впоследствии этот факт, возможно, сыграл благоприятную роль в судьбе Александра Александровича, когда после осуждения монополии Т.Д.Лысенко вице-президент АН СССР Н.Н.Семенов пригласил А.А.Малиновского к себе консультантом по биологии).

А.А.Малиновский, как и все "вейсманисты", после сессии ВАСХНИЛ был уволен с работы. На несколько лет его семья осталась без средств к существованию. В эти годы систематическую материальную поддержку его семье оказывал профессор экономической географии МГУ Иван Александрович Витвер, брат матери Елены Дмитриевны Смирновой, жены А.А.Малиновского.

Нельзя сказать, что у Александра Александровича не было никаких возможностей работать. Например, А.Н.Колмогоров, высоко ценивший научные способности Малиновского, предложил регулярно снабжать его деньгами в виде гонорара за систематическую научную работу по четкому плану. Однако некоторые условия этого предложения не позволили Малиновскому его принять.

Знаменитый офтальмолог Владимир Петрович Филатов, разбирая бумаги своего брата Дмитрия Петровича Филатова (выдающегося исследователя, основателя механики развития, руководителя Отделения Института Н.К.Кольцова, умершего в Москве в 1943 г.), нашел его теплый отзыв об А.А.Малиновском. В.П.Филатов узнал, что А.А.Малиновский находится в Москве и не имеет работы, связался с ним и пригласил в свой институт в Одессу. Превосходное предложение вольной работы в провинции, далекой от столичных неприятностей, при серьезной защите со стороны могущественного директора было принято в начале 1951 г.

Одесский период -- 1951--1965 гг. -- был счастливым для Малиновского. Он имел возможность выбирать тему исследования по душе, принимать в Одессе коллег и друзей, ездить в Москву и Ленинград для общения с семьей, с друзьями, для участия в Совещаниях по применению математических методов в биологии (см. [1959а; 1960г; 1961б; 1964г]), Симпозиуме по комплексному изучению творчества [1963а] и т.п. В Одессе им выполнен ряд работ по тканевой терапии (см. [1953а; 1955б; 1956г; 1960б; 1962б]) и серия исследований по миопии и другим вопросам офтальмологии (см. [1955а; 1956а, б, в, д, е, ж, з; 1957а; 1958а, г, д; 1959б--ж, и; 1960в, г; 1961а, г; 1961а, в, д; 1963б, в; 1964а--г; 1965а--г; 1966а]). За работы в области борьбы с близорукостью Малиновский впоследствии был награжден знаком "Отличник здравоохранения". Об этом периоде в настоящем сборнике рассказывают его друзья и коллеги по Украинскому институту глазных болезней Л.С.Жолнерович, И.С.Збандут, Л.П.Ивченко, О.П.Копп в одной из вступительных статей.

В Одессе А.А.Малиновским была написана важная работа "Типы управляющих биологических систем и их приспособительное значение", посвященная анализу типов структур [1960а]. Упомянем и об изучении им соотношения процессов возбуждения и торможения при экспериментальной эпилепсии [1954а; 1958б, в]. Данная проблема поставлена под влиянием круга идей Л.В.Крушинского, высказанных в Институте Н.К.Кольцова; и в этой работе экспериментальные результаты сопровождались, что неудивительно, системно-кибернетическим анализом. Это исследование (как и "Типы управляющих систем") было задумано и в основном выполнено в "Кольцовский" период и лишь оформлено было в "Филатовский".

* * *

Теоретическая деятельность Александра Александровича Малиновского развивалась главным образом в двух основных направлениях: разработка проблем генетики и теоретической биологии, включая исследования по истории биологии главным образом XX века, и философско-методологический анализ проблем системного подхода, развитие принципов тектологии и кибернетики.

В первый период своей деятельности, который продолжался до возвращения Александра Александровича из Одессы в Москву в 1965 г., он концентрировал свое основное внимание на первом направлении, хотя и в эти годы, прежде всего во время работы в Одессе в 1951--1965 гг., выполнил и ряд важных работ по теоретической кибернетике и по проблемам применения математических методов в биологии -- см., в частности, его программную статью, которую мы уже называли, "Типы управляющих биологических систем и их приспособительное значение", опубликованную в 1960 г. [1960а] и включенную в настоящее издание, а также работы [1960г; 1964г; 1966в].

Основные полученные А.А.Малиновским конкретные генетические и общебиологические результаты были освещены в первой части настоящей статьи. К сказанному ранее добавим, что обобщенные изложения ранних исследований Александра Александровича по биологии и генетике даны в его работах "Строение и жизнь человеческого тела" (М.: Гостехиздат, 1946 [1946а] -- в 1946--1958 гг. эта работа выдержала 20 изданий) и "Организм человека и его жизнедеятельность" (М.: Медгиз, 1952 [1952а]). Определенные итоги своих генетико-биологических и медицинских исследований А.А.Малиновский подвел в работах "Пути теоретической биологии" (М.: Знание, 1969 [1969в] -- публикуется в настоящем издании) и "Биология человека" (М.: Знание, 1973 [1973б]).

После осуждения монополии Т.Д.Лысенко во второй половине 60-х гг. в Академии наук усилились попытки создать новые и расширить уже имеющиеся возможности для развития современной биологии. А.А.Малиновский смог переехать в Москву в качестве консультанта вице-президента Академии наук, лауреата Нобелевской премии академика Н.Н.Семенова и работал в этой должности в 1965--1970 гг. Одновременно он организовал и возглавил курс генетики на медико-биологическом факультете 2-го Московского медицинского института. А.А.Малиновский стал доктором наук в 1967 г. и профессором в 1969 г. Кабинет А.А.Малиновского стал своего рода клубом, где можно было встретить самых разных, но несомненно интересных людей -- от Льва Николаевича Гумилева до Эрика Григорьевича Юдина.

В качестве консультанта вице-президента Академии наук Н.Н.Семенова А.А.Малиновский активно включился в работу по восстановлению теоретической биологии (см. его работы [1967б; 1968а, б, в; 1969а, в; 1970а--з]), математической биологии (см. [1964в; 1969в]), биологии человека (см. [1965а; 1969е, ж; 1971б; 1973б, в, з; 1975б; 1976а, в, г; 1977г]). В ходе работы по восстановлению генетики А.А.Малиновский и его коллеги столкнулись с кардинальным изменением позиции Н.П.Дубинина: активный защитник генетики (везде, кроме сессии 1948 г.), Дубинин стал тормозить присуждение докторских степеней генетикам, создавать препятствия организации генетических учреждений, кроме тех, которыми руководил он сам, -- словом, монополия Лысенко сменялась тогда монополией Дубинина.

В 1974 г. А.А.Малиновский перешел на работу в Институт истории естествознания и техники Академии наук СССР на должность старшего научного сотрудника сектора истории биологии. Этим сектором руководил профессор Л.Я.Бляхер, уволенный в 1948 г. как вейсманист с кафедры общей биологии 2-го Московского медицинского института, -- резкий противник, как и А.А.Малиновский, лысенковщины. В Институте истории естествознания и техники Александр Александрович поддерживал тесные научные связи с сотрудниками сектора системного исследования науки И.В.Блаубергом, Э.Г.Юдиным, В.Н.Садовским, Э.М.Мирским и другими, активно участвовал в работе семинара этого сектора, в издаваемом сотрудниками сектора ежегоднике "Системные исследования", в организации встречи-дискуссии на тему "Системный подход в современной биологии", на которой он был одним из главных докладчиков. Вскоре после перехода в 1978 г. сотрудников сектора системного исследования науки во Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований АН СССР (позднее этот институт был переименован в Институт системного анализа РАН) А.А.Малиновский последовал за своими друзьями-коллегами и в 1979--1986 гг. работал в Институте системных исследований.

Второй период творчества А.А.Малиновского, продолжавшийся около 25 лет, оказался очень продуктивным. В 1965--1989 гг. Александр Александрович опубликовал около 90 научных работ. Основное внимание в них было уделено развитию тектологии, теории систем и кибернетики, обсуждению философских вопросов биологии и науковедения, а также обобщению результатов его исследований по проблемам общей биологии, генетики и медицины. Второй период научного творчества А.А.Малиновского таким образом продолжил его работу в первый период и придал ей большую философско-методологическую общность и определенность.

Интерес А.А.Малиновского к методологическим научным принципам, которые впоследствии стали называться кибернетическими, проявился практически с начала его научной деятельности -- еще за несколько лет до публикации Н.Винером книги "Кибернетика" (1948), то есть по сути дела до официального рождения кибернетики. Большое влияние в этом отношении на Александра Александровича оказали работы Н.А.Белова и М.М.Завадовского, на которые он неоднократно ссылался в своих публикациях. Так, в частности, в небольшой статье "Типы взаимодействия и их значение в организме" [1945г], подготовленной в 1943 г., А.А.Малиновский, следуя Н.А.Белову и М.М.Завадовскому, обращает внимание на тип взаимодействия органов, где орган А (например, гипофиз) стимулирует В (например, семенники), а В тормозит А. Такое взаимодействие, отмечает А.А.Малиновский, получило название "плюс--минус" (кибернетической терминологии еще не существует, и А.А.Малиновский использует свои собственные обозначения). Этот тип взаимодействия, по мнению А.А.Малиновского, объясняет явления регуляции, компенсаторной гипертрофии и т.д. Он распространен между эндокринными органами. Однако он определяет лишь стабилизацию и свойственен только поздним стадиям развития. Где нет стабилизации (тимус, цикл беременности), тип взаимодействия "плюс--минус" не доказан: на ранних стадиях преобладают взаимная стимуляция частей "плюс--плюс" или взаимное угнетение "минус--минус". Фактические в этой статье изложены некоторые важные принципы кибернетического подхода к исследованию биологических объектов.

Позднее в 1960 г. в статье [1960а], используя уже кибернетическую терминологию, Александр Александрович пояснил, что в то время как Н.А.Белов в основном занимался анализом отрицательных обратных связей, то он в рассматриваемой работе "показал, что в процессах дифференциации, а также в регуляции некоторых физиологических процессов основную роль играют положительные обратные связи".

В другой ранней статье "Вид как эволюционное целое", опубликованной в 1947 г. [1947д], А.А.Малиновский излагает по сути дела системное решение вопроса о критерии вида (сам автор называет его "принципиальным"). По его мнению, любая конкретная систематическая единица реальна как сумма особей, но критерий, выделяющий ее, может быть или условен или объективен. Александр Александрович формулирует следующие требования к критерию: "1) всеобщность (для всех организмов, от простейших до высших), 2) объективность, 3) единство (то есть критерий не должен базироваться на ряде независимых признаков, могущих противоречить один другому), 4) специфичность, то есть он должен выделять именно вид, основную систематическую единицу". Обычно применяемые критерии не отвечают этим требованиям. А.А.Малиновский считает, что "единственным критерием вида... может быть только критерий вида как эволюционного целого. С этой точки зрения существенными должны считаться те и только те разграничения, которые реально приводят к самостоятельному эволюционному развитию или являются отражением его. Пока имеющиеся различия (полиморфизм, чистые линии самоопылителей, хромосомные вариации) не нарушают единства эволюционного развития и вся группа эволюционирует как целое, она -- единый вид, и эти различия -- внутривидовые. Когда две группы приобретают эволюционную независимость в смысле самостоятельных путей развития, они -- самостоятельные виды. Вид -- эволюционное целое, и низшие единицы входят в него как части. Это значит, что развитие одних подвидов путем скрещиваний, миграций (у самоопылителей) или сходства условий идет параллельно путям эволюции других подвидов, и особи разных подвидов сохраняют эволюционную эквивалентность (сходство эволюционной реакции) и относительную эволюционную обратимость".

Сравнивая вид с высшими систематическими единицами, Александр Александрович отмечает, что "вид представляется единым, в то время как род уже дискретен, его части непрерывно дивергируют. В виде преобладают объединяющие, центростремительные силы (скрещивание, общность строения и условий), в роде -- центробежные (изоляция, различия строения и реакции и т.д.). Отношение вида к подвиду характеризуется внешними взаимоотношениями: подвид зависит от других подвидов, вид эволюционно самостоятелен в отношении соседнего вида. Отношение к роду в простейшем случае характеризуется внутренними связями: вид целостен, род дискретен и множественен в своей эволюции".

Гонения на кибернетику в СССР в начале 50-х гг. с большой горечью воспринимались А.А.Малиновским, а признание серьезного научного значения кибернетики -- благодаря главным образом усилиям академика А.И.Берга и члена-корр. АН СССР А.А.Ляпунова, было встречено им с большим энтузиазмом. Уже неоднократно упоминавшаяся работа А.А.Малиновского "Типы управляющих биологических систем и их приспособительное значение" [1960a] была одним из первых очень серьезных кибернетических исследований, выполненных отечественным автором, и она по сути дела сыграла фундаментальную роль в переходе А.А.Малиновского от первого этапа его творчества ко второму.

Трудно определить время первого знакомства А.А.Малиновского с идеями "Тектологии" -- главного научного труда его отца А.А.Богданова-Малиновского. Думается, однако, что определенные тектологические знания Александр Александрович получил и из контактов с А.А.Богдановым в 20-е годы и из тех дискуссий, главным образом критических, которые развернулись после публикации "Тектологии" в 1913--1917 гг. и особенно после публикации третьего издания этой книги в 1925--1929 гг.

В 30--50-е гг., как хорошо известно, "Тектология" А.А.Богданова, хотя и не была запрещена в СССР, пользовалась, однако, очень плохой репутацией в советских партийных и научных кругах, и А.А.Малиновский -- сначала студент, затем аспирант и молодой научный сотрудник не имел никаких возможностей ни глубоко освоить идеи "Тектологии", ни -- тем более -- добиться ее научной реабилитации. Этого не сделали многие маститые мужи того времени, и, конечно, этого не мог сделать в те годы А.А.Малиновский. Однако, как только общая идеологическая ситуация в стране стала меняться, А.А.Малиновский оказался среди тех философов и ученых (А.И.Уемов, В.Боголепов, А.Л.Тахтаджян, И.В.Блауберг, Э.Г.Юдин, М.И.Сетров и другие), которые, хотя и не сразу, но достаточно решительно заявили о высоком научном статуса тектологии и к началу 70-х гг. добились ее полной научной реабилитации.

Видимо, первые публикации А.А.Малиновского, посвященные восстановлению научного реноме А.А.Богданова как основателя тектологии, -- это его статьи, опубликованные в "Философской энциклопедии" и других энциклопедических изданиях, -- "Организация" [1967б], "Тектология" [1970б] (публикуется в настоящем издании), "Богданов" [1970з]. В статье "Тектология", в частности, дано четкое определение предпосылок тектологии, ее исходного пункта, сформулирована тектологическая дефиниция организованной системы и подчеркивается, что "в тектологии рассматриваются основные организационные механизмы (формирующие системы и регулирующие их), устойчивость и организованность форм, дается классификация систем (централистические, слитные, четочные) и форм устойчивости (количественные, структурные и т.д.). Большое внимание уделяется изучению кризисов в развитии систем, а также подбора как фактора этого развития и некоторых форм равновесия. Особое значение придается процессам отбора, которые рассматриваются как основные и универсальные механизмы формирования и превращения систем".

Александр Александрович особо подчеркивает в этой статье "заметную общность принципов и отдельных положений кибернетики с рядом тезисов тектологии" -- "это относится к основной постановке проблемы изучения общих принципов, приложимых к системам, которые различны по составу и происхождению, к вопросу о роли моделирования, об общем для разных наук языке, к разработке принципа обратной связи (в тектологии называемой бирегулятором), к распространению принципа отбора на процессы мышления. Идеи тектологии близки и к современной проблематике системных исследований".

Большое внимание, которое А.А.Малиновский уделил в своем научном творчестве разработке философских, методологических и теоретических проблем системных исследований, хорошо понятно, особенно если учесть постоянно проявляемый им интерес к исследованию вопросов методологии и логики научного исследования.

Наиболее значительный вклад А.А.Малиновского в методологию системных исследований состоял в предложенной им и подробно разработанной классификации систем. Уже в первой кибернетической работе Александра Александровича "Типы управляющих биологических систем и их приспособительное значение" [1960a] выделено "несколько типов биологических систем в связи с определенными условиями, в которых существуют живые организмы (например, постоянно и неожиданно меняющимися, меняющимися регулярно, устойчивыми), и с теми процессами, которые протекают в самих организмах (устойчивыми, циклическими, нарастающими и пр.)". В связи с этим А.А.Малиновский пытается решить следующую задачу -- "выяснить, какие системы более благоприятны для приспособления организма (или вида и т.д.) к тем или иным условиям или для выполнения необходимых для организма функций".

В этой работе А.А.Малиновский предложил следующую классификацию систем:

1. Дискретные или корпускулярные системы, состоящие из ряда элементов, непосредственно почти не связанных друг с другом и легко вступающих между собой в любые комбинации.

2. Системы с фиксированными отношениями отдельных звеньев, в частности, характеризующиеся цепной последовательностью отдельных звеньев или "звездным" расположением их вокруг одного центрального звена.

3. Системы из двух или более взаимно влияющих (по типу обратной связи) звеньев при условии их взаимной стимуляции, взаимного торможения или "плюс--минус" взаимодействия и комбинация последнего типа с взаимно стимулирующим (или тормозящим).

В дальнейшем, прежде всего в работах "Некоторые вопросы организации биологических систем" [1968б], "Общие вопросы строения систем и их значение для биологии" [1970в], "Теория структур и ее место в системном подходе" [1970г], "Механизмы формирования целостности систем" [1973а], "Эффективность некоторых типов полужестких систем" [1974а], "Основные понятия и определения теории систем (в связи с приложением теории систем к биологии)" [1980в] и других, А.А.Малиновский существенно развил и усовершенствовал предложенную им классификацию систем. Приведем очень важную цитату из работы [1974а], которая содержит описание основных выделенных им типов систем:

"1. Дискретные (корпускулярные) системы состоят из более или менее эквивалентных элементов, характеризуются раздробленностью этих элементов, из взаимной относительной заменяемостью и аддитивностью в смысле влияния на свойства системы, способностью к отбору и свободной комбинаторике. Примерами систем этого типа служат: вид животных, где каждое животное более или менее эквивалентно любому другому животному того же вида, а увеличение численности животный увеличивает в общем устойчивость вида; однотипные рефлекторные реакции; любые однотипные образования в неорганической природе, начиная с однотипных молекул газа или жидкости.

2. Жесткие пассивные системы характеризуются такой структурой, при которой каждый элемент является необходимым и незаменимым. В связи с этим их эффективность (т.е. прочность, жизнеспособность, продуктивность или пригодность в каком-либо отношении) лимитируется относительно слабым элементом".

Итоги своих исследований по системному кибернетическому анализу биологических явлений и процессов прекрасно подвел сам А.А.Малиновский:

"1. Применение теории систем аналогично применению математики не только благодаря абстрактному обобщенному характеру системных закономерностей, но и в том отношении, что в зависимости от поставленной задачи возможно рассмотрение одних и тех же объектов как систем разного типа (так же как при применении математических методов могут выбираться именно те количественные показатели, которые важны для решения данной проблемы).

2.1 Одной из важнейших задач теории систем является оценка эффективности различного типа систем, где под критерием эффективности может разуметься как существующая, так и потенциальная функция системы. При этом эффективность системы всегда должна рассматриваться в определенном аспекте, в зависимости от поставленной задачи.

3.1 Предложенное ранее выделение крайних типов систем -- жестких и дискретных -- позволило сформулировать основные особенности эффективности таких систем. При рассмотрении эффективности вполне жестких систем необходимо учитывать, что она всегда зависит от относительно наиболее слабого звена, поскольку все звенья в таких системах взаимно незаменимы. Это очень упрощает оценку таких систем. Эффективность дискретных систем в простейших случаях зависит от качества и суммарного эффекта всех их элементов.

4. Большинство реальных систем относится к промежуточному типу, совмещающему подсистемы, элементы или особенности систем жесткого и дискретного типа. В частности, к ним относятся системы: 1) "гибридные" (с чередованием на разных уровнях жестких и дискретных); 2) "звездные" (в которых элементы связаны между собой через один центральный элемент); 3) "сетевые" (с частично незаменимыми элементами); 4) "гетерогенные" (совмещающие наличие незаменимых и взаимозаменяемых элементов), эффективность которых при известных условиях определяется одновременно всеми элементами. При увеличении или уменьшении показателей отдельных элементов такой системы они (элементы) могут стать активными или лимитирующими, а система из полужесткой перейти в тип жесткой пассивной или активной системы.

5. "Гетерогенные" системы являются одним из наиболее распространенных типов. Они широко представлены среди биологических, географических и других сложных объектов. Однако из--за их сложности определение их эффективности представляет известные трудности. В них, как и в жестких системах, имеются незаменимые элементы двух типов: 1) те, которые при их недостаточности лимитируют эффективность системы; 2) те, в которых (если система уже устойчива) даже один "активный" элемент может практически целиком определять эффективность системы, независимо от большей или меньшей суммы положительных заменимых элементов. Наряду с ними в гетерогенной системе имеются положительные взаимозаменяемые элементы, как в системе нежесткого типа.

6. Рассмотрение эффективности "гетерогенных" систем в зависимости от состояния незаменимых и заменимых элементов позволило наметить определенную последовательность ролей тех или иных элементов по мере их относительного количественного роста в системе.

Рост эффективности всей системы происходит сначала за счет роста того незаменимого элемента, который ограничивает ее, затем -- за счет увеличения суммарного эффекта заменимых элементов (включая "избыточные" незаменимые), и, наконец, если имеется "активный" элемент в системе, -- за счет возрастания его значения.

7. "Гетерогенные" полужесткие системы потенциально могут выступать как жесткие. По мере постепенного повышения уровня самого слабого звена такой системы она сначала выступает как вполне жесткая (пока хотя бы один незаменимый элемент лимитирует ее эффективность), затем -- как система с взаимной компенсацией элементов (т.е. близкая к дискретной) и, наконец, если один из элементов достигает уровня активно определяющего, -- как система жестко-активного типа.

8. Систематизация и конкретное дифференцированное изучение различного типа систем является ближайшей задачей теории систем, решение которой открывает возможности более широкого применения этой новой дисциплины".

Следует отметить еще одну область научных интересов А.А.Малиновского -- его исследования по проблемам философии и социологии научного творчества и науковедению. Для того, чтобы оценить, что удалось Александру Александровичу сделать в этом направлении, мы рекомендуем читателям обратить внимание на публикуемые в разделе III настоящего сборника статьи "К вопросу о путях исследования условий творческого процесса" [1969б] и "Наука об организации и организация науки" [1972в].

* * *

В 1986 г. в связи с ухудшением состояния здоровья А.А.Малиновский ушел на пенсию, однако он продолжал активно работать. Так, в 1986 г. он опубликовал три научные работы: "Основные особенности генетических механизмов, эволюция и онтогенез" [1986а], "Старость с точки зрения эволюциониста" [1986б] и "Математика и теория систем в теоретической биологии" [1986в], в 1987 г. вышла его во многом итоговая статья "Общая теория систем в биологии и медицине" [1987а].

В 1988 и 1989 гг. А.А.Малиновский принял активное участие в подготовке переиздания "Тектологии" А.А.Богданова. Времена изменились, и богдановская "Всеобщая организационная наука" стала весьма актуальной. А.А.Малиновский как член редакционной коллегии этого издания и как блестящий знаток содержания этой книги (во многом он ее буквально "выстрадал" и как сын А.А.Богданова, и как ученый) внес очень важный вклад в это новое, по существу четвертое издание "Всеобщей организационной науки". "Тектология" А.А.Богданова была опубликована в 1989 г. [1989а] спустя шестьдесят лет после последнего ее издания, осуществленного при жизни автора.

В 1989 г. в журнале "International Journal of General Systems" была опубликована статья видного зарубежного специалиста по системным исследованиям Милана Зелены "О работах А.А.Малиновского по теории систем", в которой дана высокая оценка важнейшим работам А.А.Малиновского по методологии системных исследований, по кибернетике и тектологии.

В 1990 г. Указом Президента СССР М.С.Горбачева за особый вклад в сохранение и развитие генетики и селекции, подготовку высококвалифицированных научных кадров Александр Александрович Малиновский был награжден вместе с другими выдающимися генетиками Орденом Ленина. Зловещая ирония судьбы: в конце жизни научные заслуги А.А.Малиновского были отмечены правительством и государством высшим советским орденом, носящим имя человека, который очень много сделал для того, чтобы лишить его отца возможности заниматься политической деятельностью и подавить как личность.

Александр Александрович Малиновский скончался после тяжелой продолжительной болезни 16 апреля 1996. Некрологи на А.А.Малиновского были опубликованы в журнале "Вопросы философии" (1997, N3) и в сборнике "Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1995--1996" (М., 1996).

Александр Александрович Малиновский был женат на Елене Дмитриевне Смирновой (1913--1989), многие годы работавшей доцентом на географическом факультете МГУ. В соавторстве с ней А.А.Малиновский написал ряд работ, одна из которых "Эффективность некоторых типов полужестких систем" [1974а] публикуется в настоящем издании. Дочь Александра Александровича -- Смирнова Наталья Александровна (род. в 1938 г.) -- по специальности математик, окончила механико-математический факультет МГУ, сын -- Малиновский Александр Александрович (род. в 1945 г.), окончил математический факультет ЛГУ.

Александр Александрович Малиновский многие годы вынашивал идею опубликовать обширную монографию с изложением полученных им основных результатов как в теоретической биологии, генетике и медицине, так и в разработке проблем философии и методологии науки. Несколько раз он приступал к осуществлению этого проекта, но подготовленные для монографии тексты очень быстро оказывались опубликованными в виде новых статей, и планируемая монография А.А.Малиновского, к сожалению, так и не вышла в свет. Мы надеемся, что настоящее издание в какой-то степени может восполнить этот пробел.

* * *

Работа над этой книгой потребовала значительно большего времени, чем мы предполагали. Мы хотим высказать признательность тем людям, которые много сделали для завершения этой работы.

Владимир Самойлович Клебанер, муж дочери Александра Александровича Малиновского Натальи Александровны Смирновой, выполнил поистине гигантский объем работы -- он не только тщательно сверил весь текст книги с оригинальными публикациями работ Александра Александровича и внес необходимую правку, но также составил окончательный вариант списка трудов А.А.Малиновского и написал очень интересную статью "А.Богданов и А.А.Малиновский", которая публикуется в настоящем издании.

Мы благодарны семье Александра Александровича Малиновского за предоставленные фотографии и сыну А.А.Малиновского Александру Александровичу за выполненный им перевод на английский язык текста "Содержания" настоящей книги.

Огромный объем работы, связанный с вводом в компьютер текстов работ А.А.Малиновского, их первоначальной правкой и последующими исправлениями, был выполнен сотрудниками Института системного анализа РАН Еленой Андреевной Богомоловой, Татьяной Вячеславовной Никоновой и Наталией Сергеевной Смирновой. Большое им спасибо за эту работу. Мы хотим также выразить благодарность Владимиру Владиславовичу Келле и Константину Александровичу Томилину за неоценимую помощь в подготовке этого издания.

И, наконец, наша глубокая признательность коллективу издательства "Эдиториал УРСС" за высокое качество выпущенной им книги.

В.В.Бабков, В.Н.Садовский


 Contents

Alexander Alexandrovich Malinovsky (1909--1996): Landmarks of Life and Creative Work (V.V.Babkov, V.N.Sadovsky)
A.A.Malinovsky in Ukranian Filatov Research Institute of Eye Diseases and Tissue Therapy (1951--1965) (L.S.Zholnerovich, I.S.Zbandut, L.P.Ivchenko, O.P.Kopp) A.Bogdanov and A.A.Malinovsky (V.S.Klebaner)28

Section I: From tektology to general systems theory

Tektology
Types of Interactions and their Significance in Organism
Some Problems of Organization of Biological Systems
General Problems Concerning Systems' Structure and their Significance for Biology
Theory of Structures and its Place in Systems Approach
Formative Mechanisms of Systems Integrity
Effectiveness of Some Types of Semi-Rigid Systems

Section II: Systems approach to biology and medicine

Physiological Sources of Correlations in Human Organisms' Structures
Biological Control Systems and their Importance in Adaptation
On Correlation of Human Myopia with Particular Anatomical and Physiological Features of Organism
Role of Feed-backs and System Changes in the Development of Autistic Thinking of Schizophrenics and Schizoids
Species as an Evolutionary Single Whole
Systems' Logic of Darvinism

Section III: Problems of organization and development of science

Address to the Conference on Genetics and Breeding Organized by Editorial Board of Journal "Under the Banner of Marxism"
Translator's Postscript to the Book by E.Schrodinger "What is Life? The Physical Aspect of the Living Cell"
On Approaches to Research of Conditions of Creative Process
Science of Organization and Organization of Science
Ways of Theoretical Biology

List of scientific works of A.A.Malinovsky

Name index
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце