URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Степанов Ю.С. Имена, предикаты, предложения: Семиологическая грамматика
Id: 159108
 
423 руб.

Имена, предикаты, предложения: Семиологическая грамматика. Изд.5, стереот.

URSS. 2012. 360 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01346-6.

 Аннотация

В настоящей книге рассматриваются две универсальные сферы языка: семантика и синтаксис. Анализ проводится в новом аспекте, который развивается в лингвистике в последние годы: на основе базовой единицы языка --- предложения; прослеживаются отражения его частей --- предикатов и имен (термов) в словаре (лексиконе). На этом пути наиболее естественно устанавливается связь между лингвистическими и логическими понятиями и проблемами (значение и экстенсионал; смысл и интенсионал; предикаты и категории Аристотеля; предложение о реальном и о "возможном" мире в смысле Лейбница---Витгенштейна; грамматика и "теория типов" Рассела и др.). Рассматривается отношение универсальных категорий семантики и синтаксиса к исторически изменчивой "технике" языков --- морфологии. На этой основе разграничиваются понятия эволюции языка и истории конкретных языков. Книга снабжена кратким словарем семиологических терминов.

Книга предназначена для филологов различных специальностей, а также студентов и аспирантов языковых вузов.


 Оглавление

Глава I. Предмет и метод
 1.Предмет
 2.Метод
 3.Стиль
 4.Формализация. Отношение к логике и математике
 5.Психологическая реальность. Отношение к психологии
Глава II. Имена, или термы
 1.Вводные замечания к таксономии
 2.Денотатные и сигнификатные группировки
 3.Основная таксономия -- "Вещи", "Растения", "Животные", "Люди"
 4.Индивидные имена, общие имена, метаимена
 5.Формализация
 6.Психологическая реальность
Глава III. Предикаты, или отношения
 1.Вводные замечания к таксономии
 2.Основная таксономия предикатов. 10 категорий Аристотеля
 3.Формализация
 4.Психологическая реальность
Глава IV. Предложения, или пропозициональные функции
 1.Вводные замечания к таксономии
 2.Основная таксономия по предикатам. 10 категорий -- 10 типов предложений
 3.Основная таксономия по субъектам. "Я"-предложения; "он"-предложения; "оно"-предложения
 4.Предложения с кванторами и отрицанием: с квантором общности; с квантором существования; с отрицанием
 5.Подлежащее и сказуемое (субъект и предикат). Их семиологический грамматический анализ
Глава V. Трансформации
 1.Вводные замечания
 2.Трансформации имен и предикатов
 3.Трансформации предложений
Глава VI. Перифразы
 1.Вводные замечания
 2.Перифразы имен и предикатов
 3.Перифразы предложений
Глава VII. Формализация и психологическая реальность
 1.Вводные замечания
 2.Элементы формализации по системе А. Черча
 3."Описание возможностей", "описание состояний" и форма предложения
 4.Психологическая реальность
Глава VIII. Модальность
 1.Вводные замечания. "Квазипредикаты". Модальность. Локация. Прагматика
 2.Некоторые типы модальностей
 3.Формализация
Глава IX. Семантическое согласование и контраст
 1.Вводные замечания. Подходы к изучению
 2.Семантическое согласование, длинный семантический компонент и контраст
 3.Классификация длинных семантических компонентов по форме и по содержанию: универсальные категории "временность--вневременность", "постоянство--непостоянство", "отчуждаемость--неотчуждаемость" и др.
Глава X. Эволюция
 1.Вводные замечания. Эволюция. Прогресс. История
 2.Изменение семантического согласования и контраста как звено эволюции. Три универсальные семантические модели высказывания - активная, эргативная, номинативная
 3.Обобщение. Изменение длинного компонента как общий семиологический принцип коммуникации
Глава XI. История
 1.Вводные замечания. Морфология как техника и как предмет истории
 2.Под универсальной категорией "временность--вневременность". Предложения тождества ("Сущности")
 3.Под универсальной категорией "активность--неактивность". Предложения "Действия". Типы переходности
 4.Под универсальной категорией "одушевленность--неодушевленность", "личность--неличность"
  а) предложения "Состояния" с аористными (по происхождению) предикатами
  б) предложения "Состояния" с перфектными (по происхождению) предикатами
Глава XII. Слои грамматики, или несколько грамматик в системе одного языка
 1.Вводные замечания
 2.Степени и уровни предикатов как основа слоев
 3.Формализация
Литература
Краткий семиологический словарь-указатель

 Из главы I. Предмет и метод


1. Предмет

Не правда ль: милые предметы...
Пушкин. Евгений Онегин, III, 27

Главные предметы этой книги -- имена, предикаты и предложения. Но лингвисты (и автор в том числе) уже привыкли к тому, что главными предметами в лингвистических теориях выступают семантика и синтаксис. Каково отношение первых объектов ко вторым? Наконец, языковеды предыдущего поколения, возможно, еще более сжились с мыслью, что главными предметами языкознания являются лексика и грамматика, а также фонетика. Каково отношение первых и вторых к третьим?

Ответ на подобные вопросы -- об изменении предмета лингвистики -- сам по себе составляет еще один предмет семиологии, которая является теорией языка, а также метатеорией и эпитеорией (об этих понятиях см. гл.I, 2) одновременно. Семиологический ответ в известном смысле предрешен, поскольку семиология сама состоит из трех частей -- семантики, синтактики, прагматики. С этой точки зрения семантика и синтаксис остаются, вообще говоря, главными предметами. Но в настоящей книге предлагается их новый разрез, пересекающий семантику и синтаксис одновременно и под новым углом зрения. Этот новый угол зрения -- предложение--высказывание.

Подобно этому членение предмета языкознания на лексику и грамматику, причем в последней на первое место выдвигалась морфология, тоже было для своего времени достаточно новым и полезным взглядом -- по существу на тот же самый, универсальный и вечный объект, семантику и синтаксис. (Поскольку, таким образом, речь идет о двух основных сферах языка вообще, следовало бы писать эти названия с большой буквы -- Семантика и Синтаксис, как и Словарь, что мы в дальнейшем иногда будем делать.)

Предложение-высказывание берется здесь все еще -- в отличие от возникшей в последние годы "лингвистики текста" -- в довольно большой абстракции от функционирования языка, скорее как "предложение", чем как "высказывание ". И все же мы надеемся, что это достаточно полезная и новая точка зрения. Она обязывает к некоторому определенному плану книги.

Предложение -- в виде структурной схемы или пропозициональной функции, одним словом в виде типа, -- является основным и исходным предметом. Именно в нем воплощена прежде всего Семантика языка. Но вне предложения имеется другая сфера -- Словарь. В нем также заключена семантика. Эту сферу -- семантику словаря -- следует рассматривать как достаточно автономную и прежде всего потому, что отражение объективной действительности фиксируется как общественное достояние именно в словах, единицах словаря. В семиологической грамматике сначала устанавливается систематика типов предложений -- таксономия Синтаксиса, а затем "челночной процедурой" выявляются зависимые от предложений семантические сущности Словаря -- таксономия Словаря. Абстракциями предложения в сфере Словаря как раз и являются Имена (как соответствия "термов" в составе предложения) и Предикаты (как соответствия "предикатов ", или отношений, между термами в составе предложения); имена подразделяются далее на функциональные классы -- "индивидные имена", "общие имена" и др. и на более независимые от синтаксиса семантические классы -- "Вещи", "Растения", "Животные", "Люди". Порядок изложения, конечно, необязательно должен повторять порядок исследования или копировать иерархию важности. В данной книге мы начинаем с таксономии Словаря (гл.II и III), но вся она пронизана исходными линиями, берущими начало в Синтаксисе (гл.IV).

Новшеством, отличающим данную книгу, является, пожалуй, то, что под таксономию Синтаксиса подводится некоторая более простая система -- таксономия Предикатов. (Исходя из предположения, что она тоже универсальна, мы употребляем здесь заглавную букву.) Последняя, в свою очередь, совпадает, как оказалось, с перечнем "Категорий" Аристотеля, которые до сих пор лингвистически рассматривались лишь как "части речи" (гл.III).

Тот факт, что в лингвистике последних лет проблемы семантики и синтаксиса вышли на первое место, лингвисты мотивируют по-разному: либо тем, что благодаря ориентации на семантику и синтаксис, а следовательно, и на логику лингвистика возвращается от суетных, эфемерных вопросов к непреходящим, вечным проблемам; либо тем, что таково требование научно-технической революции, автоматизации систем управления и разработки для этих целей искусственных языков; либо тем, что лингвистам удалось наконец решительно обновить язык своих собственных описаний и заметно продвинуться в создании метаязыка, универсального семантического языка, или кода. Все эти мотивировки в той или иной мере верны одновременно. Но уже их разнообразие говорит о том, что они лишь субъективные выражения более общего объективного факта. Действительное основание, по которому семантика и синтаксис заняли первое место, заключено в самом языке. Лингвисты разных стран, совершив в последние десятилетия как бы коллективное открытие, обнаружили в этих двух областях подлинно универсальные черты Языка вообще. Стало очевидным, что если могут быть языки с простой или сложной морфологией глагола, с пышным или отсутствующим склонением имени, с сильно или слабо развитой морфологией вообще, то не может быть языка со слабо развитой или отсутствующей семантикой, со слабо развитым или отсутствующим синтаксисом. Какой бы язык мы ни взяли, восточный или западный, литературный или бесписьменный, "культурный" или "примитивный", семантика и синтаксис в нем всегда, по отношению к его собственной системе, развиты вполне. В семантике, с одной стороны, в синтаксисе -- с другой, и в общих чертах их соединения, т.е. соединения между наиболее глубинным содержанием и наиболее поверхностным выражением, в-третьих, приоткрываются теперь наиболее общие, универсальные закономерности Языка вообще.

Иными словами, мы можем сказать, что если семантика и синтаксис вышли в современном языкознании на первое место, то это произошло благодаря тому, что на первое место вышла также третья, наиболее общая проблема -- проблема Языка вообще.


 Об авторе

Степанов Юрий Сергеевич
Доктор филологических наук, профессор, академик РАН (с 1990 г.), член Парижского лингвистического общества (с 1985 г.), профессор honoris causa Вильнюсского университета (Литва; с 2003 г.). Окончил филологический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова по специальности «Испанский язык и зарубежная литература» и аспирантуру по кафедре общего и сравнительно-исторического языкознания. В 1957–1958 гг. стажировался в парижском университете Сорбонна. Работал старшим преподавателем курсов иностранных языков МИД СССР, личным переводчиком глав правительства СССР; заведовал кафедрой французского языка, кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания МГУ. С 1971 г. — старший, затем главный научный сотрудник Института языкознания АН СССР (РАН). Выступал с лекциями и докладами в различных мировых научных центрах и на конгрессах (Франция, Румыния, Дания, Германия, Испания, Италия, США, Куба и т. д.). Лауреат Государственной премии РФ (1995), удостоен Золотой медали РАН имени В. И. Даля (2001). Ю. С. Степанов является основателем таких направлений теоретической лингвистики, как семиотика и философия языка. Основные его труды: «Семиотика» (М.: URSS), «Язык и метод: К современной философии языка», «Константы: Словарь русской культуры. Опыт исследования», «Имена, предикаты, предложения: Семиологическая грамматика» (М.: URSS), «Французская стилистика (в сравнении с русской)» (М.: URSS), «Методы и принципы современной лингвистики» (М.: URSS), «В трехмерном пространстве языка» (М.: URSS), «Индоевропейское предложение» (М.: URSS), «Мыслящий тростник: Книга о воображаемой словесности» и др., учебные пособия «Основы языкознания» (М.: URSS) и «Основы общего языкознания» (М.: URSS).
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце