URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Ухтомский Э.Э. Из области ламаизма: К походу англичан на Тибет. Конец XIX века
Id: 159107
 
179 руб.

Из области ламаизма: К походу англичан на Тибет. Конец XIX века. Изд.2

URSS. 2012. 136 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02672-7.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1904 г.).
В наличии оригинальное издание 1904г.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга российского ориенталиста, публициста, поэта и переводчика Э.Э.Ухтомского (1861--1921), посвященная исследованию культуры ламаизма --- направления в буддизме, характерного прежде всего для Тибета, а также распространенного в некоторых других регионах Центральной Азии. Данная работа появилась в 1904 г., когда англичане предприняли военную экспедицию в Тибет. В ней вкратце излагается история изучения Тибета, этнокультурные особенности тибетцев, а также обосновывается необходимость изучения ламаизма в России с целью более полного включения Сибири, населенной во многом последователями буддийской религии, в общероссийский культурно-исторический процесс.

Книга будет интересна как специалистам --- историкам, этнологам, политологам, культурологам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление

I.  Утвержденiе ламаизма за Байкаломъ
II.  Въ чемъ сила буддiйскихъ началъ?
III.  Ламы и народъ
IV.  Связь буддiйскаго населенiя съ духовнымъ мiромъ
V.  Наше миссiонерство
VI.  Историческiй очеркъ путешествiй въ Тибетъ
VII.  Какъ идти въ Лхасу?
VII  I. Попытка американца Рокхиля
IX.  Жизнь въ ламайскомъ монастыре
X.  Восточная окраина Тибета
XI.  Трудности паломничества въ "страну бурхановъ и ламъ"
XII.  Кому же тамъ дастся влiянiе?

 I. Утвержденiе ламаизма за Байкаломъ (отрывок)

Мы опоздали! Англичане готовятся властно вторгнуться въ царство Далай-ламы. Очевидно, назреваетъ необходимость для русскаго общества ближе познакомиться съ известнаго рода вопросами, стоящими ныне на очереди, благодаря своему научному и политико-экономическому значенiю. Культура техъ дальнихъ и замкнутыхъ краевъ слишкомъ долго оставалась намъ чуждою и малопонятною. Пора разсеять туманъ и многое выяснить. Съ расширенiемъ же кругозора сами собой определятся наши задачи по отношенiю къ восточно-сибирской окраине и органически съ нею связаннымъ землямъ за русскимъ рубежомъ.

Мне уже неразъ пришлось побывать среди бурятъ, посетить Пекинъ и Монголiю, где туземный жизненный строй и религiозныя воззренiя-разгадка всему, что кажется таинственнымъ въ ламаизме и въ Тибете. Если следить за разросшеюся о томъ литературой, беспристрастно и критически взглянуть на отзывы нашей печати о миссiонерскомъ воздействiи на инородцевъ и объ успехахъ обрусенiя среди нихъ -- немало есть, чтб высказать: нарушенiе молчанiя становится обязательнымъ. Въ сравнительно краткихъ наброскахъ я постараюсь сгруппировать главнейшiе факты по исторiи ламаизма (въ сфере Забайкальскаго края), о характере принятой туземцами веры, причинахъ ея сильнаго воздействiя и т.п. Затемъ важно указать, почему местныя благопрiятныя условiя недостаточно намъ служатъ въ нази- данiе, чемъ надо руководствоваться въ будущемъ: тогда только данныя, почерпасмыя изъ новейшихъ путешествiй по Цен- тральной Азiи, могутъ прiобретать осмысленное освещенiе. Иначе пересказы о разныхъ дорожныхъ приключенiяхъ и наблюденiяхъ представляютъ слишкомъ поверхностный и безформенный матерiалъ. Когда же къ нему отнестись, прiурочивая его къ чему-нибудь более вескому и принципiальному, -- картины сразу изменятся и получатъ своеобразный колоритъ. 

I.

Едва успело государство Московское остановить напирающую на Западъ вечно безпокойную степь, какъ наша вольница уже потянулась, подобно кочевникамъ, искать далеко за Ураломъ наживы, подвиговъ и новизны. Если верить самой современной этногенiи, то Drang nach Osten существовалъ много вековъ раньше, причемъ называемые Геродотомъ юрксы и исседоны (Кавказскаго племени) селились на Оби, доходили до Тибета, Китая и тамъ оставались. И въ среднiе века, задолго до Ермака, русскiе витязи глубоко проникали въ пределы Азiи...

Казаки шли впередъ ощупью, безо всякой ясно сознаваемой цели, и темъ загадочнее для коренныхъ сибиряковъ было ихъ наступательное движенiе, темъ больше обаянiя соединялось съ ихъ внезапными появленiями. Къ несчастно, предпрiимчивые атаманы руководились исключительно частными интересами, а правительство наше тогда еще и не подозревало, чемъ вскоре отзовется широко раскинувшееся завоеванiе. Начало семнадцатая столетiя заставало Азiю (въ особенности внутреннюю и восточную) въ такомъ хоатически волнующемся состоянiи, что будь въ Сибири хоть одинъ деятель, одаренный выдающимися политическими способностями, быть можетъ, въ Пекине правилъ бы не возвышавшiйся позже маньчжурскiй, но русскiй Императорскiй домъ. Стоило намъ хоть сколько-нибудь вникнуть въ положенiе разрозненной Монголiи, завязать черезъ ламъ сношенiя съ Тибетомъ, искавшимъ опоры извне для окончанiя распри, кому тамъ править страной, стоило, наконецъ, опередить укорененiе пришлой северной династiи въ непрiязненномъ ей Китае, -- и весь Востокъ имелъ бы теперь другой видъ, Россiя была бы неоспоримо богатейшей и могущественнейшей державой въ мiре.

Хронологическiя данныя подтверждаюсь это, на первый взглядъ, неправдоподобное мненiе. Пока мы двигались по Сибири и врезались въ середину инородцевъ, калмыки-торготы (великаны), считавшiе себя гвардiей Чингисъ-хана, изъ-за войны съ единоплеменными джунгарами прикочевывали къ реке Янку. Первый ханъ, принявшiй русское подданство (Хо--Эрлыкъ), былъ ламаитъ. Въ двадцатыхъ годахъ XVII века казаки стали уже твердою ногой въ Енисейской губернiи, черезъ короткое время появляются на тысячи верстъ дальше, всюду побеждаютъ, хотя на одного смельчака приходится несколько десятковъ туземцевъ... Какъ разъ въ ту пору Далай-лама (около 1642 года), теснимый внутренними врагами и поддерживаемый лишь монголами, по совету ихъ хана отправилъ пословъ къ крепнувшимъ маньчжурамъ: разстоянiе къ нимъ было ближе, чемъ въ Сибирь, и тамошнiе новые завоеватели, по отдаленности своей, могли столь же нравиться тибетскому духовному iерарху, въ виду его заботы, главнымъ образомъ, не иметь вблизи опасныхъ соперниковъ. Завяжи мы въ такое решительное мгновенiе связь съ Лхасой черезъ благоговевпiихъ къ ней кочевниковъ -- при ихъ невольномъ тяготенiи къ намъ, при быстроте захвата Амура въ 1651 году, Китай не явился бы объединяющимъ цеятромъ древне-языческой цивилизацiи...

Въ 1622 г. русскiе впервые столкнулись съ бурятами, которые, спускаясь по Ангаре, еще на памяти сибирскихъ историческихъ актовъ доходили до Красноярска и облагали дд,нью жившихъ по Енисею инородцевъ. Когда казаки покорили тамошнихъ тунгусовъ, буряты стали отступать. Следомъ двинулся всего съ тридцатью товарищами(!) сотникъ Бекетовъ и въ 1628 году обложилъ ясакомъ это многочисленное племя, въ лице его представителей, при слiянiи Оки съ Ангарой, хотя годомъ раньше уже казачiй отрядъ изъ Енисейска открылъ Байкалъ Присоединенная Якутская область выслала искателей приключенiй по тому же направленiю, вдоль Лены, причемъ ни въ одной экспедицiи не бывало, (да и то редко) свыше 100--130 человекъ и, какъ ни странно, иркутскiе инородцы позже признали могущество воздвигаемыхъ нами остроговъ, чемъ отдаленный Нерчинскiй край. Дело въ томъ, что Забайкалье, славившееся богатствомъ своей природы, притягивало казаковъ, слышавшихъ и по опыту знавшихъ про обилiе серебряныхъ украшенiй и оправъ у монголо-бурятъ. Завоевателямъ думалось найдти тамъ источникъ инородческой роскоши и они стремились переплыть священное озеро Байкалъ.

Въ 1643 году Василiй Курбатовъ носится уже по бурному Байкалу (по-бурятски "байгалъ", "вечный или постоянный огонь": по инородческому преданiю встарину вместо обширной глуби тутъ была неровная местность съ огнедышащею горой). Что ни годъ русскiе твердо оседаются "за моремъ", входятъ въ сношенiе съ ближайшими князьями, берутъ ясакъ и приводятъ бурятъ съ тунгусами къ присяге великому Велому царю Алексею Михайловичу.

Енисейскiе воеводы, въ веденiн которыхъ находилась сперва Забайкальская страна, радели о райвитiи въ ней землепашества и объ удержанiи ея въ целости радй Амура. Къ коренному населенно пришельцы отнеслись повидимому, дружелюбнее, чемъ къ ангарскимъ и окинскимъ инородцамъ, не такъ зверски съ ними обращались и этимъ способствовали сближенiю... По крайней мере, забайкальскiе буряты передаютъ, что последнее совершилось тогда добровольно, безъ упорнаго кровопролитiя, -- совершилось, надо добавить, весьма кстати, потому что маньчжуры успели свергнуть миньскую династiю въ Китае и, словно предчувствуя опасность со стороны Россiи, направляли на насъ северныя родственныя имъ племена...

Результатомъ указанной политики явилась для насъ утрата Прiамурскаго края, несмотря на геройское мужество его защитниковъ. Пекинское правительство понимало значенiе своего случайная превосходства надъ завоевателями Сибири, кичилось этимъ и подстрекало противъ нихъ недостаточно еще намъ дружественныхъ туземцевъ. Каждая, хотя и безъ боя уступаемая, пядь земли роняла русскихъ въ глазахъ окружающаго народонаселенiя. Но въ 1667 году важный маньчжуръ-исполинъ Гантимуръ изъ-за обиды передался намъ у Нерчинска съ целымъ тунгусскимъ родомъ и, ненавидя покинутый Китай, сталъ открывать слабыя стороны соседняго государства.

Это, въ связи съ относительною покорностью и даже привязанностью неладившихъ будто бы съ монголами забайкальскихъ бурятъ, помогло отстоять область, где въ восьмидесятыхъ годахъ XVII века насчитывалось всего 7.000 русскихъ вокругъ трехъ городовъ и девяти остроговъ.

Любопытно, что отпоръ врагамъ, устремившимся на новооснованный Селенгинскъ, далъ сосланный туда запорожскiй гетманъ Демьянъ Многогрешный. Неуверенный въ своей силе китайскiн императоръ склонился къ мысли о необходимости мирнаго договора и, при помощи находившихся въ Пекине iезуитовъ, последнiй былъ заключенъ въ Нерчинске 27 августа 1689 года, а для установленiя точной границы нашихъ и чужихъ владенiй въ 1727 году возникъ новый трактатъ.


 Об авторе

Эспер Эсперович УХТОМСКИЙ (1861--1921)

Известный российский востоковед, дипломат, публицист, поэт, переводчик. Родился в Ораниенбауме, в семье морского офицера; происходил из знатного княжеского рода. Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета; во время учебы заинтересовался буддизмом. Служил в министерстве иностранных дел. В 1886--1890 гг. был командирован в Монголию, Китай и Забайкалье для изучения инородцев-буддистов; описания поездок публиковал в "Русском вестнике" и других изданиях. В 1890--1891 гг. сопровождал цесаревича, будущего императора Николая II, в его путешествии на Восток. С конца 1890-х до 1905 г. возглавлял Русско-китайский банк и правление Маньчжурской железной дороги. В 1896--1917 гг. был издателем "Санкт-Петербургских ведомостей". После Октябрьской революции жил в Царском Селе, занимался переводами и изучением русской истории. Член Русского географического общества.

В своей публицистической деятельности Э.Э.Ухтомский показал себя приверженцем монархического строя; при этом он защищал начала законности и гуманности, отстаивал веротерпимость и местное самоуправление. "Санкт-Петербургские ведомости" под его руководством стали важнейшим печатным органом ориентирующейся на линию С.Ю.Витте российской либеральной бюрократии. По политическим воззрениям он примыкал к славянофильской группе, видевшей в опоре на Восток не просто альтернативу доминированию Запада, но желанное будущее России. В работе "К событиям в Китае" (1900) и некоторых статьях он выступил с идеей союза между Россией и Китаем. Известность получили его этнографические, географические и политологические труды: "От Калмыцкой степи до Бухары" (1891), "О состоянии миссионерского вопроса в Забайкалье" (1892), "Из области ламаизма: К походу англичан на Тибет" (1904), "Перед грозным будущим: К русско-японскому столкновению" (1904) и другие.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце