URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Коровяков Д.Д. Этюды выразительного чтения художественных литературных произведений
Id: 158963
 
208 руб.

Этюды выразительного чтения художественных литературных произведений. Изд.3

URSS. 2012. 184 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02651-2.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1900 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга русского писателя, критика и театрального педагога Д.Д.Коровякова (1849--1895), которая представляет собой руководство по выразительному чтению и содержит ряд практических рекомендаций по применению теоретических условий к задачам обучения и самообучения искусству чтения. Книга включает две части. В первой части рассматриваются общие условия чтения, обеспечивающие его рельефность, колоритность и мелодичность; описываются виды голосовых тембров, освещается значение письменной и устной пунктуации. Вторая часть посвящена так называемому характерному чтению; в ней разбираются особенности чтения произведений различных литературных родов и жанров, подчеркивается важность индивидуального начала в искусстве выразительного чтения.

Книга будет полезна как профессиональным актерам, так и студентам театральных вузов в качестве пособия по сценической речи, преподавателям, а также всем, кого интересует искусство декламации.


 Оглавление

Отъ автора
Вместо вступленiя
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Общiя условiя чтенiя
РАЗДЕЛЪ I
Рельефность чтенiя
Глава I Деленiе подробностей содержанiя.-Группировка ихъ.-Ценныя слова
Глава II Значенiе пунктуацiи. - Пунктуацiя письменная. - Ея исторiя. - Знаки препинанiя.-Ихъ значенiе и характеръ
Глава III Устная пунктуацiя и ея задачи. - Измененiя письменныхъ знаковъ пунктуацiи. - Постановка голосовой пунктуацiи. - Значенiе авторской пунктуацiи и отношенiе къ ней чтеца. - Совокупность условiй рельефнаго чтенiя
РАЗДЕЛЪ II
Колоритность чтенiя
Глава IV Поэтическiй элементъ, какъ внутренняя сущность колоритности.- Анализъ колоритности въ описательной прозе и въ лирической поэзiи
Глава V Совокупность условiй рельефности и колоритности чтенiя.-Разборъ басни "Два Голубя"
РАЗДЕЛЪ III
Мелодичность чтенiя
Глава VI Общiя понятiя мелодичности речи. -Понятiе о тембрахъ вообще.- Тембры голоса и ихъ главнейшiе виды
Глава VII Различiе понятiй тембра и колорита -Переходы отъ одного голосоваго тембра къ другому
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Чтенiе характерное
Глава VIII Отраженiе господствующего начала въ различныхъ формахъ художественнаго творчества -Господство эпическаго начала въ классическую эпоху искусства. - Эпическiй тонъ въ различныхъ видахъ поэзiи.-Героическая поэма. -Античная трагедiя.-Классическiя оды. - Былины
Глава IX Господство чувства въ исгсусстве.-Лирическое начало -Баллады и тонъ ихъ чтенiя
Глава X Поэма и ея тонъ.-Лирическiя пьесы
Глава XI Басни и сложность ихъ тона.-Значенiе элементовъ эпическаго, лирическаго и драматическаго въ чтенiи басенъ
Глава XII Индивидуальное начало.-Реальное направленiе въ искусстве.- Господство драматическаго элемента въ поэзiи.-Драматически тонъ чтенiя.-Трагедiя и комедiя.-Романъ и его виды.-Заключенiе

 Вместо введения (отрывок)

Въ последнее время искусство выразительнаго чтенiя начинаетъ мало-по-малу завоевывать себе все большую и большую долю общественнаго вниманiя. Имъ начинаютъ интересоваться уже не только, какъ формою артистической деятельности, какъ отдельными случаями индивидуальной талантливости или какъ прiятнымъ диллетантскимъ занятiемъ, но какъ искусствомъ, заслуживающимъ изученiя, и какъ предметомъ, возможнымъ для обученiя. Какъ ни медленны на этомъ пути шаги общественнаго сознанiя, все же оно приближается къ признанiю этого искусства пракпшчески-полезнымъ въ современномъ жизненномъ строе, а потому и необходимымъ въ ряду воспитательныхъ задачъ семьи и школы. Еще встречаемыя пока возраженiя представляютъ собою не более, какъ плодъ совершеннаго незнакомства съ задачами, средствами и прiемами искусства декламацiи. Въ многолетней практике моей мне не разъ приходилось наблюдать тотъ фактъ, что лица, являвшiяся съ целью выучиться выразительному чтенiю, при ознакомленiи съ первыми же правилами и прiемами искусства, были до крайности удивлены: они никогда и не подозревали, чтобы правила эти были такъ просты, а соблюдете ихъ такъ трудно. Съ дальнейшимъ ходомъ занятiй требованiя декламацiи выяснялись предъ ними все подробнее и подробнее и о томъ, чтобы можно было хорошо читать безъ соблюденiя правилъ искусства, более для нихъ не могло быть и речи: они проникались сознанiемъ важности прiемовъ чтенiя, сложности художественныхъ задачъ искусства и, могу смело сказать, почти всегда увлекались предметомъ своихъ занятiй, раскрывавшимъ предъ ними целый, неведомый имъ дотоле мiръ эстетическихъ наслажденiй.

Нетъ сомненiя, что съ увеличенiемъ числа такихъ, вкусившихъ отъ плода искусства выразительнаго чтенiя, существующее противъ него предубежденiе исчезнетъ само собой, а потому лучшимъ и наиболее действительнымъ средствомъ къ тому, чтобы эта последняя преграда рухнула, является возможно широкое распространенiе практики этого искусства. Насколько теорiя необходима для сознательной оценки задачъ и средствъ искусства, настолько практика -- наиболее могущественная форма пропаганды его въ общественной среде.

Въ моемъ предыдущемъ скромномъ труде я задавался целью указать на главнейшiя теоретическiя основы искусства декламацiи, показать ихъ систематическую последовательность и раскрыть ту неразрывную связь, которая существуетъ между разнообразнейшими проявленiями выразительности и теоретически систематизированными техническими, логическими и художественными прiемами искусства. Эти задачи и объемъ моего опыта заставили меня держаться сжатыхъ научныхъ формъ и сухихъ теоретическихъ указанiй. Самымъ важнымъ было указать главные устои искусства и доказать всю систематическую стройность его прiемовъ. Нужно было прежде всего поставить принципомъ, что задачи и прiемы искусства выразительнаго чтенiя могутъ быть теоретически оценены, систематизированы и изучены, а стало быть и само искусство должно и можетъ быть предметомъ обученiя. Не мне, конечно, судить, насколько мне удалось выполнить эту задачу, но я вполне ясно сознавалъ, что въ числе многаго, чего не хватаетъ въ моемъ "Опыте", есть большой недостатокъ -- отсутствiе примеровъ, иллюстрирующихъ теоретическiя положенiя и поясняющихъ виды примененiя техъ или другихъ прiемовъ искусства. Не трудно предугадать, что весьма многiе подходятъ къ моей книжке съ запросомъ: какъ же надо читать? не получая на это яснаго ответа.

Логическимъ последствiемъ такого обстоятельства является съ моей стороны желанiе дополнить то немногое, что мною уже сделано; оно и заставило меня вновь взяться за перо, чтобы после теорiи дать насколько возможно ясныя указанiя практическая ея прнмененiя въ деле выразительнаго чтенiя.

Однако съ первыхъ же шаговъ я столкнулся съ такими трудностями, преодолеть которыя можетъ показаться едва ли возможнымъ. Въ самомъ деле, какъ объяснить мертвыми буквами написанныхъ словъ все разнообразiе человеческихъ интонацiй? Какъ описать съ должною ясностью те едва уловимые оттенки голосового произнесенiя, въ которыхъ и заключается вся суть требуемой выразительности? Какъ научить прочесть данную фразу темъ или другимъ образомъ, не имея возможности ни показать примеръ собственнымъ голосовымъ воспроизведенiемъ, ни поправить неверную интонацiю, ни заставить повторить найденное правильное выраженiе? Однимъ словомъ, какъ обучать чтенiю заочно?

И далее, какой системы держаться при указанiи практическихъ прiемовъ чтенiя? Идти ли въ последовательной постепенности теоретическихъ правилъ, приводя примеры на каждое правило въ отдельности, т.-е. указать, напр., сначаламесто передышекъ, измененiе относительнаго тона, затемъ привести примеры соблюденiя знаковъ препинанiя и паузъ, далее уяснить примерами логическiя ударенiя, дать образцы соответственныхъ окрашиванiй и т.д. и т.д. или же брать всю совокупность теоретическихъ основъ, принимать за известное все техническiя, логическiя и художественныя условiя искусства чтенiя и распределять примеры соответственно какимъ-либо более общимъ разделенiямъ, какъ напр. общаго тона (эпическаго, лирическаго или драматическаго), жанра литературныхъ произведенiй или индивидуальныхъ особенностей стиля того или другого автора?

Напрасно было бы искать въ нашей литературе по искусству выразителыiаго чтенiя какихъ-либо ответовъ на эти недоуменiя. При крайней бедности вообще трудовъ по занимающему насъ вопросу, мы ничего не найдемъ въ смысле нужныхъ намъ указанiй, и лишь въ Западно-Европейской литературе мы можемъ отыскатъ кое-какiя пригодныя для насъ указанiя. Такъ, наиболее подходящими къ нашимъ настоя щимъ задачамъ могутъ быть признаны: сочиненiе Легуве "La lecture ей action", составляющее продолженiе известной его книги "L'art de la lecture" и сочиненiя Пети (Arsene Petit) "La grammaire de la lecture a haute ".

Последнее изъ названныхъ выше сочиненiй касается, однако, только правильности произношенiя гласныхъ и согласныхъ звуковъ и словъ французской речи и соблюденiя голосомъ интерпункцiи и паузъ, т.-е. того, что по принятой нами системе составляетъ лишь часть техническихъ и логическихъ условiй выразительнаго чтенiя. Что же касается до новаго сочиненiя Легуве, то при всей неоспоримой талантливости его оно изложено совершенно безсистемно. Прекрасный знатокъ родной литературы, Легуве широко черпаетъ изъ сокровищницы французскихъ поэтовъ и прозаиковъ потребные ему разнообразнейшiе примеры, съ огромною изобретательностью и талантомъ разъясняетъ добьттыя анализомъ подробности ихъ и остроумно делаетъ выводы, но все его указанiя разбросаны, иллюстрируемыя правила-разрознены и выводы эпизодичны, такъ какъ никакая определенная система теоретическихъ принциповъ ихъ не связываетъ и не объединяетъ.

Въ выборе литературныхъ примеровъ французскiй изследователь стоитъ въ положенiи несравненно более выгодномъ, чемъ изследователь русскiй. При скопленномъ за три века богатстве французской литературы и значительномъ числе писателей-классиковъ, создавшихъ красоты французскаго языка, не можетъ быть и вопроса о скудости подходящихъ примеровъ для самыхъ разнообразныхъ требованiй. Число русскихъ классиковъ вообще не велико, а если пользоваться только теми пзъ ыихъ, языкъ которыхъ до сихъ поръ не устарелъ, то число это еще меньше. Испытанное русскою словесностью въ разныя эпохи влiянiе различныхъ веянiй Запада и подражательность господствовавшимъ. въ данное время Западно-Европейскимъ и своимъ образцамъ нивелировали стиль русскихъ писателей целыхъ литературныхъ эпохъ подъ одне и те же господствовавшiя формы и еще более уменьшили яркость характеризующихъ каждаго изъ нихъ особенностей. Въ виду этого, если мы будемъ обращаться за нужными намъ примерами лишь къ темъ изъ славныхъ русскихъ литературныхъ именъ, которыя блещутъ своеобразными красотами поэтической концепцiи и самостоятельностью стиля, которыя ярко отразили на своихъ ироизведенiяхъ различiе своихъ индивидуальныхъ особенностей, -- то число это будетъ еще ограниченнее. Въ самомъ деле, если взять напр. писателей Грибоедовской эпохи, то какую яркую разницу стиля и манеры письма можно заметить между хотя бы Грибоедовымъ (до "Горя отъ ума") и Хмельницкимъ или Шаховскимъ и другими? Чемъ резко отличаются внешнiя формы поэзiи последователей и подражателей великаго Пушкина и техъ изъ современниковъ его, которые находились всецело подъ обаянiемъ его генiя? Какое близкое сродство поэтическихъ формъ русскихъ поэтовъ, подчинившихся влiянiю Байрона! Какое поразительное сходство въ манере и формахъ поэтовъ русскаго народнаго направленiя!

Да не будетъ понято приведенное замечанiе въ томъ смысле, что я обвиняю русскую поэзiю въ однообразiи, безличности или тусклой талантливости. Немало всеми чтимыхъ русскихъ литературныхъ именъ могутъ привести мне въ доказательство багатства и блеска нашей отечественной словесности, несмотря на ея относительную юность. Но следуетъ помнить, что все вышесказанное относится къ произведенiямъ русской изящной словесности главнымъ образомъ въ отношенiи стиля и внешнихъ ея формъ, какъ образцовъ, потребныхъ для декламацiоппыхъ целей; достоинства же внутренняго содержанiя и степень талантливости авторовъ стоятъ за пределами разбираемаго теперь вопроса.


 Об авторе

Дмитрий Дмитриевич КОРОВЯКОВ (1849--1895)

Русский писатель, критик и театральный педагог. Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. По его инициативе Обществом любителей сценического искусства (Русским литературно-театральным обществом) была основана первая частная драматическая школа. В 1882--1888 гг. занимал пост директора этой школы; также работал в ней преподавателем декламации. В 1880-е гг. занимался созданием первых частных русских театров в Петербурге. Публиковался в "Ежегоднике императорских театров", "Русском вестнике", "Новостях сезона" и других изданиях. Был сотрудником 82-томного "Энциклопедического словаря" Брокгауза и Ефрона.

Д.Д.Коровяков -- автор большого числа постоянных рецензий и отчетов о текущей деятельности петербургских театров, а также статей по общим вопросам сценического искусства. Эти статьи в 1894 г. были собраны и изданы им отдельной книгой под заглавием "Вокруг театра"; некоторые из них в этой редакции были значительно исправлены и дополнены. Известность получили и его книги "Искусство выразительного чтения" (1892) и "Этюды выразительного чтения художественных литературных произведений" (1893) -- первые в России учебные пособия по сценической речи; в них автор дал систематическое изложение теории основ художественного чтения.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце