URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шестаков В.П. История музыкальной эстетики от Античности до XVIII века
Id: 158623
 
391 руб.

История музыкальной эстетики от Античности до XVIII века. Изд.3

URSS. 2012. 376 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01342-8.

 Аннотация

В настоящей книге освещены основные направления развития музыкально-эстетической мысли от Античности до конца XVIII века в странах Европы и в России. Автор касается главным образом общих вопросов эстетики, в числе которых --- происхождение музыки, ее природа и сущность, историческое развитие и национальные особенности, природа ее воздействия на эмоции и психику человека, принципы и критерии ее художественной оценки и т.д. Показано, что музыкальная эстетика обладает богатой исторической традицией, которая в принципе никогда не прерывалась. Приводятся разнообразные материалы, теоретические трактаты и статьи по проблемам музыкальной эстетики.

Издание предназначено для специалистов по эстетике, историков и теоретиков музыки, искусствоведов, культурологов и всех любителей музыки.


 Оглавление

Предисловие

Часть первая. АНТИЧНОСТЬ

1.  Место и значение музыки в античной культуре
2.  Мифологическая основа античной эстетики
3.  Музыкальная эстетика древнего пифагореизма
4.  Учение досократиков о музыке
5.  Музыкальная эстетика Платона
6.  Музыкальная эстетика Аристотеля
7.  Аристоксен и традиция эмпирического изучения музыки
8.  Учение о музыкальном зтосе
9.  Скептики и эпикурейцы. Критика теория музыкального этоса
10.  Музыкальная эстетика Плутарха
И.  Музыкальная эстетика позднего эллинизма. Борьба "гармоников" и "каноников"

Часть вторая. СРЕДНИЕ ВЕКА

1.  Общая характеристика музыкальной эстетики средневековья
2.  Музыкальная эстетика отцов церкви
3.  Средневековые теории музьики. От Августина до Гвидо из Ареццо
4.  Гвидо из Ареццо и его музыкальная реформа
5.  Средневековое учение о ладах
6.  Проблема классификации музыки
7.  От монодии к полифонии
8.  Эстетика Ars nova: подготовка Ренессанса

Часть третья. ВОЗРОЖДЕНИЕ

1.  Особенности музыкальной культуры Ренессанса
2.  Начало Возрождения
3.  Музыкальная эстетика XVI века. Царлино. Салинас. Глареан
4.  Проблема музыкального исполнения
5.  Античность и современность
6.  Музыкальная эстетика Германии эпохи Реформации

Часть четвертая. СЕМНАДЦАТЫЙ ВЕК

1.  К характеристике эпохи
2.  Идея мировой гармонии
3.  Учение об аффектах
4.  Рождение оперы и возникновение оперной эстетики
5.  Эстетика музыкального барокко
6.  Проблема национального стиля в музыке
7.  Исследования истории музыки

Часть пятая. ЭПОХА ПРОСВЕЩЕНИЯ

I.  Развитие музыкальней эстетики в Италии
II.  Развитие музыкальной эстетики во Франции
 1. Учение о гармонии Рамо
 2. Музыкальная эстетика Руссо
 3. Споры сб опере. "Война буффонов"
 4. Эстетика французских энциклопедистов. Дидро и Д'Аламбер
 5. Оперная реформа Глюка. Борьба "глюкистов" и "пиччинистов"
 6. Споры о музыкальном подражании
III.  Развитие музыкальной эстетики в Германии
 1. Учение об аффектах в эстетике немецкого Просвещения
 2. Теория и практика "смешанного стиля"
IV.  Развитие музыкальной эстетики в Англии
 1. Споры о музыкальном подражании
 2. Исследования истории музыки в Англии. Броун Хоукинс. Бёрш
 V. Развитие музыкальной эстетики в России
Вместо заключения
Примечания
Указатель имен

 Предисловие

О необходимости создания марксистской музыкальной эстетики много говорят и пишут. Действительно, в наше время остро ощущается потребность в эстетическом осознании проблем современной музыкальной культуры. Нельзя сказать, что в этой области все обстоит совершенно благополучно: работ, посвященных проблемам музыкальной эстетики, у нас еще мало. Очевидно, что теоретическое исследование этих проблем по-прежнему остается настоятельной и далекой от своего окончательного разрешения задачей.

Одной из причин недостаточной разработки теоретических проблем музыкальной эстетики является, на наш взгляд, слабая изученность ее истории. Действительно, можно ли серьезно говорить о попытках создания музыкальной эстетики и ее теории, не учитывающих того опыта, который был накоплен эстетической мыслью более чем в течение двух с половиной тысяч лет. Конечно, речь идет о критическом освоении исторического наследия. Каждая наука имеет свою историю и в своих теоретических выводах опирается на определенную историческую традицию. Музыкальная эстетика не представляет в этом смысле исключения. Совершенно очевидно, что опыт прошлого поможет нам понять и осмыслить многие проблемы, стоящие перед современной эстетической мыслью.

Прежде чем перейти к изучению истории музыкальной эстетики, следует хотя бы в общих чертах определить предмет и задачи музыкальной эстетики как науки. Что такое музыкальная эстетика? Что общего и что различного между ней и теорией искусства? Как складывались отношения между этими дисциплинами в истории? Разумеется, мы не претендуем на то, чтобы дать полный и исчерпывающий ответ на эти вопросы.

Прежде всего, сравнивая между собой музыкальную эстетику и теорию музыки, нельзя не видеть, что между ними есть определенная общность. Эта общность заключается в том, что обе эти науки имеют дело с одним и тем же объектом исследования: они изучают музыку как определенный вид искусства.

Но наряду с общностью, между ними есть и весьма существенные отличия. Каждая из них исследует специфическую сторону объекта, или, другими словами, имеет специфический предмет исследования. Музыкальная эстетика исследует наиболее общие законы строения и функционирования музыки, соотношение музыки с другими видами искусства и формами общественного сознания, изучает ее с помощью основных эстетических понятий и категорий. Напротив, теория музыки как конкретная область искусствознания исследует музыку со стороны ее конкретно-специфических закономерностей, она изучает структуру и особенности музыкальной формы, закономерности развития музыкального языка, специфические формы музыкального выражения.

Это гносеологическое различие в подходе к изучению музыки закреплялось и исторически. На протяжении многих веков эстетика развивалась как философская дисциплина, как составная часть философии. Она отражала борьбу различных философских школ и направлений, и прежде всего двух основных направлений в философии -- материализма и идеализма. Теория же развивалась как конкретная дисциплина, основанная, прежде всего, на эмпирических данных (законы акустики, изучение музыкальных инструментов, исследование биографий композиторов и т.д.). Поэтому музыкальная эстетика и теория музыки отличаются друг от друга не только предметом, но и методом исследования.

Разумеется, музыкальная эстетика и теория музыки тесно между собою связаны. В истории музыкальной мысли порой довольно трудно отделить эти науки друг от друга, рассматривать их независимо, так сказать в "чистом виде". Это, конечно, не означает, что отношения между музыкальной эстетикой и теорией музыки всегда складывались абсолютно гармонично. Между ними подчас возникали трагические противоречия и острые конфликты, которые существовали на протяжении длительных исторических периодов. Но дело в том, что такие конфликты, как правило, болезненно сказывались как на музыкознании, так и на музыкальной эстетике. И наоборот, прочный союз между эстетикой и музыкознанием приводил, как правило, к плодотворным результатам, к взаимному обогащению этих наук.

Это взаимоотношение между музыкальной эстетикой и музыкознанием следует иметь в виду при изучении истории эстетической мысли.

Цель настоящей работы состоит в том, чтобы представить главные направления в развитии музыкально-эстетической мысли от античности до конца XVIII века. Одна из задач, стоящих перед нами, заключалась в том, чтобы показать, что музыкальная эстетика обладает богатой исторической традицией, которая в принципе никогда не прерывалась. Эта традиция закреплена в обширной теоретической литературе, какой, пожалуй, не существовало ни в какой другой области искусствознания. Разительный пример представляет собой эпоха средневековья. Действительно, что дошло до нас от средневековой теории драмы или живописи? Всего лишь несколько трактатов, иногда чрезвычайно фрагментарных. Что же касается музыкальной эстетики, то мы не можем пожаловаться на малочисленность или фрагментарность дошедших до нас памятников. Средневековая литература о музыке весьма обширна, она свидетельствует о прочной и устойчивой традиции в развитии музыкальной мысли в ту эпоху.

Все это не означает, что в истории музыкальной мысли не существовало "белых пятен", исторических утрат или перерывов в традиции. Такие разрывы и утраты, конечно, были, но они дают о себе знать в меньшей степени, чем в какой-либо иной области искусствознания.

Изучение истории музыкальных учений убедительно показывает, что музыкальная эстетика тесно связана с развитием философии. Она отражает поступательное развитие человеческой мысли в познании природы искусства, борьбу передовых эстетических теорий с господствующей идеологией, религией, идеалистическими теориями. Знакомство с музыкальной эстетикой прошлого показывает нам место музыки в системе общественной жизни, дает представление о ее роли в обществе, в жизни человека, в человеческом познании.

Рассматривая историческое развитие музыкальной мысли от античности до эпохи Просвещения, мы касались главным образом общих вопросов эстетики. В их число входят такие проблемы, как происхождение музыки, ее природа и сущность, историческое развитие и национальные особенности, природа ее воздействия на эмоции и психику человека, принципы и критерии ее художественной оценки и т.д. По мере возможности, мы стремились не касаться тех областей музыкознания, с которыми музыкальная эстетика тесно связана, но с которыми она, тем не менее, имеет достаточно отчетливые и строгие границы. Речь идет о теории музыки и музыкальной критике. В сферу этих смежных областей знаний мы вторгались лишь по необходимости и, увы, не без робости. Нам представляется, что эти области музыкознания имеют свою самостоятельную историю и требуют специального музыковедческого подхода. В настоящей работе мы рассматриваем только самые общие вопросы, связанные с областью философии или эстетики, привлекая теорию музыки лишь в той мере, в какой необходимо для объяснения развития эстетических идей.

Изучение истории музыкальной эстетики связано с целым рядом специфических трудностей. Одна из них состоит в том, что на протяжении долгого исторического периода, в особенности от поздней античности и вплоть до XVII века, музыка рассматривалась главным образом как теоретическая дисциплина и ставилась в один ряд с другими областями научного знания: арифметикой, геометрией, астрономией и даже медициной. Это, в частности, объясняет, почему в прошлом теоретические рассуждения о музыке мы находим в трактатах по математике или астрономии. Только в XVIII веке музыкальная мысль окончательно порывает со спекулятивной традицией и становится независимой от математики или астрономии. Все это в чрезвычайной степени затрудняет понимание памятников музыкально-эстетической мысли прошлого. Многое в этой области окончательно умерло, безвозвратно ушло в прошлое и с трудом поддается расшифровке или реконструкции.

Другая значительная трудность заключается в том, что очень часто в истории музыкальная мысль была оторвана от развития художественной практики, либо же эта связь становилась слишком условной, скрытой, опосредованной. Иногда это касалось не только кратковременных периодов, но и целых исторических эпох. Все такие несоответствия между художественной теорией и практикой нуждаются в теоретическом истолковании и, насколько это было в наших силах, мы пытались найти им объяснение. Однако именно соотношение теории и практики было той путеводной нитью, с помощью которой мы пытались пройти по сложному лабиринту эстетической теории прошлого.

Изучение истории эстетической мысли имеет свою историю, свою научную традицию. Систематическое исследование истории эстетики началось, пожалуй, лишь в XX веке. В начале столетия появились работы немецкого историка Г.Аберта, посвященные музыкальной эстетике античности и средних веков, Г.Римана и Г.Питцша, посвященные средневековым теориям музыки. Позднее были опубликованы исследования Г.Ризе и М.Букофцера о музыкальной теории Ренессанса, Г.Гольдшмидта, В.Серауки, К.Даренберга о музыкальной эстетике XVIII--XIX веков.

Из общих обзоров истории музыкальной эстетики следует отметить работы Р.Шефке и Д.Фергюсона, содержащие большой фактологический материал. Однако нельзя не учитывать того, что большинство работ западных ученых основано на идеалистической методологии и в этом смысле нуждаются в очень осторожном и критическом подходе. Многие исследования музыкальной мысли, появившиеся сравнительно недавно на Западе, -- исторические обзоры, антологии, хрестоматии, -- носят отчетливый отпечаток идеалистического понимания истории, в результате чего на первый план выдвигаются всевозможные идеалистические и мистические концепции музыки, тогда как материалистическая традиция в истории музыкальной эстетики остается в тени.

Так, например, западногерманский музыковед Ганс Мозер, составитель "Документов по истории музыки" ограничивает эпоху средневековья X веком, а музыкальную теорию и эстетику Возрождения вообще не выделяет в самостоятельный раздел. Тем самым стирается принципиальное отличие музыкальной эстетики Возрождения от средневековья, затушевывается характер того переворота, который происходит в музыкальной культуре и музыкальной мысли в эпоху Возрождения. Во французской антологии Г.Бернара главное место отводится преимущественно идеалистическим и мистическим направлениям в истории музыкальной эстетики. Идеалистический подход к истории музыкальной мысли сказывается и на структуре антологии Германа Пфогнера "Музыка: история ее толкования". Об этом свидетельствуют хотя бы уже названия отдельных глав книги: "Музыка как магия", "Музыка как мировой принцип", "Музыкальный мистицизм", "Музыка как символ вселенной".

Авторы этих работ, ссылаясь на специфическое положение музыки в ранние периоды истории, на ее связь с древней мифологией, а в средние века -- с христианской религией, пытаются доказать, что материалистическая линия в истории музыкальной мысли вообще отсутствовала.

В противоположность этой широко распространенной на Западе концепции мы стремимся показать материалистическую традицию в понимании музыки, которая существовала во все эпохи истории и противостояла всякого рода идеализму и мистике. Это стремление к материалистическому пониманию природы музыки, попытки связать музыкальную теорию с потребностями музыкальной практики мы можем обнаружить, в принципе, на любом этапе развития музыкальной эстетики.

Уже после того, как работа была закончена, нам удалось познакомиться с вышедшей в ГДР книгой венгерского музыковеда-марксиста Денеша Золтаи "Этос и аффект. История философской музыкальной эстетики от ее возникновения до Гегеля". Это -- одна из лучших работ, написанных по истории музыкальной эстетики. Основанная на марксистской методологии, она дает глубокую философскую характеристику развития музыкальной мысли от античности до середины XIX века. Многое в предлагаемой нами книге оказалось общим с работой Д.Золтаи. Однако в некоторых моментах мы расходимся с венгерским музыковедом.

Прежде всего, Д.Золтаи стремится отделить "философскую " эстетику от "практической", связанной с музыкальной критикой, обсуждением практических вопросов музыки. Нам представляется такое выделение "философской " эстетики в известной мере искусственным. Реальный исторический процесс развития музыкальной эстетики является более сложным, порой решение коренных вопросов музыкальной эстетики было связано не столько с философией музыки, сколько с ее практикой. Поэтому в настоящей книге мы обращаемся не только к философской традиции в истории музыкальной мысли, но и к той, которая была связана с осознанием вопросов музыкальной практики.

Кроме того, нам представляется, что Золтаи рассматривает этос и аффект как два различных полюса в развитии музыкальной эстетики, противостоящих друг другу и между собой не связанных. Напротив, в нашей работе мы стремились показать, каким образом учение о музыкальном этосе, возникшее в античную эпоху, наследуется в средние века и в эпоху Возрождения, а затем трансформируется в учение об аффектах на основе новой материалистической эстетики просветителей, стремящихся понять музыку как подражание природе.

При подготовке настоящей книги мы опирались на труды советских музыковедов, которые внесли большой вклад в изучение истории музыкальной мысли. Среди них в первую очередь следует назвать М.В.Иванова-Борецкого, работы которого в области истории музыкальной теории создали целую школу в советском музыкознании. Значительную роль в изучении истории музыкальной эстетики играют работы Р.И.Грубера по истории музыкальной культуры, в особенности эпохи античности и Возрождения. Серьезный вклад в изучение истории музыкознания и истории музыкальной критики внесли главы, посвященные музыке в завершенной недавно "Истории искусствознания".

Но если история музыкальной теории и музыкальной критики исследуется в нашей литературе достаточно основательно, то изучение собственно музыкальной эстетики находится на сравнительно невысоком уровне. У нас до сих пор отсутствует систематическое исследование по истории музыкальной эстетики, которое бы позволило представить развитие музыкально-эстетических теорий от древности до нашего времени. Правда, сравнительно недавно изданы два тома "Истории эстетики " С.Маркуса, но, фактически, это исследование начинается с XVIII века, и более чем двухтысячелетний период в развитии музыкальной эстетики остался неосвещенным.

Очевидно, что в наше время изучение такой огромной и трудоемкой области, как история музыкальной эстетики, не может быть делом индивидуальных усилий. Оно требует коллектива исследователей, специалистов в разных областях знания: философов, историков, музыковедов, филологов. Попыткой такого рода коллективной работы является публикуемая издательством "Музыка" серия "Памятники музыкально-эстетической мысли". За десять лет, прошедших с начала публикации этой серии, опубликовано пять выпусков: "Античная музыкальная эстетика" (1960), "Музыкальная эстетика западноевропейского средневековья и Возрождения" (1966), "Музыкальная эстетика стран Востока" (1967), "Музыкальная эстетика Западной Европы XVII--XVIII веков" (1971), "Музыкальная эстетика России XI--XVIII веков" (1973), "Музыкальная эстетика Франции XIX века" (1974).

Завершение этого издания, очевидно, потребует еще много времени и усилий. Но уже сейчас возникла потребность подвести итог завершенной работе и дать читателям возможность ознакомиться с содержанием и основными тенденциями в развитии музыкальной эстетики от античности до XVIII века.

Настоящая книга -- попытка обобщения результатов работы по изданию "Памятников музыкально-эстетической мысли". В книге широко используются материалы, опубликованные в соответствующих изданиях серии в качестве комментариев и вступительных статей.

В заключение автор приносит глубокую благодарность всем, кто помогал ему в работе над этой книгой. Прежде всего, -- докторам наук А.А.Аниксту, Т.Н.Ливановой, А.Ф.Лосеву. Без их советов, указаний и поддержки настоящая книга вряд ли когда-либо была бы написана. Особую благодарность автор выражает Н.Г.Шахназаровой, с которой много лет сотрудничает в серии "Памятники музыкально-эстетической мысли".


 Об авторе

Вячеслав Павлович ШЕСТАКОВ

Специалист в области эстетики, теории и истории культуры. Доктор философских наук, профессор, заслуженный работник культуры Российской Федерации. Заведующий сектором теории искусства Российского института культурологии, профессор кафедры истории искусства Российского государственного гуманитарного университета. Окончил философский факультет МГУ им. М.В.Ломоносова в 1957 г. В 1963 г. защитил кандидлатскую диссертацию, в 1975 г. -- докторскую. Преподавал в университетах США и Великобритании. Имеет гранты Варбурского института (Лондон), фонда Пола Меллона по изучению английского искусства, фонда "Про-Гельвеция" (Швейцария), Йельского центра изучения английского искусства (США).

Консультант Комиссии по делам ЮНЕСКО по вопросам культуры (1980--1990). Публиковал доклады и сообщения по вопросам культуры в документах ЮНЕСКО.

Основной научный интерес В.П.Шестакова -- интеллектуальная история, связанная с историей философии, эстетики и образования. Его работы посвящены изучению культурной истории США, Великобритании и России. Fвтор более 60 книг по проблемам эстетики, философии культуры и истории искусства. Среди основных сочинений: "История эстетических категорий" (совместно с А.Ф.Лосевым), "Очерки по истории эстетики", "От этоса к аффекту. История музыкальной эстетики", "Эсхатология и утопия. Очерки русской философии и культуры", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Америка извне и изнутри", "Английский акцент. Английское искусство и национальный характер", "Эрос и культура. Философия любви и европейское искусство", "Очерки по истории эстетики", "Эстетика Ренессанса", "Русская литературная утопия", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Искусство и мир в "Мире искусства"", "Интеллектуальная история Кембриджа", "Интеллектуальная биография Эрнста Гомбриха", "Трагедия изгнания. Судьба Венской школы истории искусств", "Философия и культура эпохи Возрождения", "История истории искусства: От Плиния до наших дней" (URSS, 2008), "История эстетических учений" (URSS, 2009), "США: псевдокультура или завтрашний день Европы?" (URSS, 2010, 2012), "История английского искусства: От Средних веков до наших дней" (2010), "Европейский эрос: Философия любви и европейское искусство" (URSS, 2011) и др.

Под научной редакцией В.П.Шестакова изданы книги, ставшие учебными пособиями для российских вузов -- пятитомная "История эстетики в пяти томах" (1962-1967), "Музыкальная эстетика западноевропейского Средневековья и Возрождения" (1965), двухтомная хрестоматия "Идеи эстетического воспитания" (1966), "Эстетика Ренессанса" (1981--1982), "Трактаты о любви и красоте женщин эпохи Возрождения" (1992). Он также исследует методологию истории искусства от ее происхождения до нашего времени.

Работы В.П.Шестакова переведены на английский, итальянский, польский, венгерский, чешский, словацкий и китайский языки.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце