URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Евсеева И.В. Комплексные единицы русского словообразования: Когнитивный подход
Id: 157994
 
341 руб.

Комплексные единицы русского словообразования: Когнитивный подход

URSS. 2012. 312 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02580-5.

 Аннотация

Настоящая монография посвящена когнитивному описанию деривационной системы русского языка, трактуемой в работе как результат взаимодействия комплексных единиц словообразования. В основу когнитивного описания положен метод фреймового пропозиционально-семантического моделирования словообразовательных типов и лексико-словообразовательных гнезд --- комплексных единиц дериватологии, которые в свете когнитивного направления в лингвистике являют собой категориальные единицы хранения и упорядочивания определенной языковой информации, связанной с познавательной и коммуникативной деятельностью человека.

Исследование выполнено на уровне "лингвистического макроконструкта", вбирающего в себя языковые единицы, функционирующие в разных социальных и территориальных пластах лексики.

Книга предназначена для лингвистов --- русистов, дериватологов, диалектологов, лексикологов, когнитологов, а также студентов филологических специальностей.


 Оглавление

От редактора
Введение
Глава 1. Общие вопросы когнитивного направления в лингвистике
 1.1. Основные исследовательские подходы когнитивного направления в лингвистике
 1.2. Проблема категоризации и концептуализации знания
 1.3. Когнитивные структуры представления знаний
 1.4. Языковая картина мира и понятие лингвистического макроконструкта
 Выводы по главе
Глава 2. Словообразование в аспекте когнитивной парадигмы
 2.1. Словообразование как самостоятельный раздел лингвистики
 2.2. Комплексные единицы словообразовательной системы
 2.3. Когнитивная основа производного слова - центральной единицы словообразовательной системы
  2.3.1. Пропозициональная структура производного слова
  2.3.2. Точки зрения на явление полисемии языкового знака
  2.3.3. Типы связи лексико-семантических вариантов полисемичных дериватов
 2.4. Концептуализация опыта человека посредством единиц деривации
  2.4.1. Методика фреймовой пропозиционально-семантической организации единиц словообразовательной системы
  2.4.2. Полисемия производного слова как одно из средств концептуализации знаний
 Выводы по главе
Глава 3. Словообразовательный тип как фрагмент языковой картины мира
 3.1. Словообразовательный тип в традиционном представлении
  3.1.1. К истории понятия "словообразовательный тип"
  3.1.2. Трактовка понятия "словообразовательный тип" на заре отечественной теории словообразования
 3.2. Словообразовательный тип в русле когнитивной лингвистики
  3.2.1. Значимость семантического критерия при определении словообразовательного типа
  3.2.2. Тождество части речи мотивирующих единиц при определении словообразовательного типа и явление полимотивации
  3.2.3. Тождество форманта при определении словообразовательного типа
  3.2.4. Словообразовательный тип как метаязыковая категория
 3.3. Продуктивность словообразовательного типа
 3.4. Фреймовая пропозиционально-семантическая организация словообразовательного типа "основа существительного +формант -ниц(а)"
  3.4.1. Семантическая реализация дериватов словообразовательного типа
  3.4.2. Субфрейм "соматические объекты"
  3.4.3. Субфрейм "животные"
  3.4.4. Субфрейм "растения"
  3.4.5. Субфреймы соматические объекты", "животные" и "растения": сходства и различия
 Выводы по главе
Глава 4. Лексико-словообразовательное гнездо как фрагмент языковой картины мира
 4.1. Гнездовой принцип группировки языкового материала в лексикографии. История вопроса
 4.2. Теория словообразовательного гнезда: современное состояние
 4.3. Лексическое гнездо  словообразовательное гнездо  лексико-словообразовательное гнездо
 4.4. Место диалектных дериватов в лексико-словообразовательном словаре
 4.5. Лексико-словообразовательное гнездо как способ познания мира
 4.6. Фреймовая пропозиционально-семантическая организация лексико-словообразовательных гнезд
  4.6.1. Фреймовое устройство лексико-словообразовательного гнезда с вершиной - именем соматического объекта
  4.6.2. Фреймовое устройство лексико-словообразовательного гнезда с вершиной - именем животного
  4.6.3. Фреймовое устройство лексико-словообразовательного гнезда с вершиной - именем растения
  4.6.4. Сходства и различия во фреймовом устройстве лексико-словообразовательных гнезд с вершинами - именами соматических объектов, животных и растений
 4.7. Лексико-словообразовательное гнездо как вопросно-ответное диалогическое единство
  4.7.1. Минимальная диалогическая единица и лексико-словообразовательное гнездо
  4.7.2. Лексико-словообразовательное гнездо с вершиной картофель как минимальная диалогическая единица
 Выводы по главе
Заключение
Литература
Список источников
 Приложение 1. Указатель основных терминов с их определениями
 Приложение 2. Список использованных сокращений и условных обозначений

 Введение

В настоящее время в центре лингвистических исследований стоят разнообразные вопросы, связанные с анализом смысловой стороны языка -- семантической структуры его единиц, способов номинации и семантической деривации. Описание смысла языковых единиц, конструкций и моделей в свою очередь непосредственно связано с анализом многообразных фактов концептуализации знания, общих механизмов функционирования единиц и моделей представления знаний, а также конкретных способов каталогизации и категоризации знания, исследования особенностей структурирования и функционирования разных видов знания, закодированных в языковых единицах.

Всеми этими проблемами, наряду с системным описанием и объяснением процессов и инструментов усвоения и использования языка в жизнедеятельности человека, занимается когнитивная лингвистика. Эта относительно новая область науки о языке имеет ярко выраженную антропоцентрическую направленность, на что лингвисты и специалисты, работающие в смежных с лингвистикой сферах научного знания, обратили внимание очень давно. Достаточно назвать такие имена, как В. фон Гумбольдт, А. Шлейхер, А. А. Потебня, И. А. Бодуэн де Куртенэ, Э. Кассирер, Л. фон Витгенштейн, Э. Бенвенист, Г. Г. Шпет, Л. С. Выготский, Р. Якобсон, А. Р. Лурия, Ю. М. Лотман и др.

Антропоцентрическая, психологическая и когнитивная линии развития науки о языке, ясное осознание большой объяснительной силы и научной перспективы, которые стоят за функциональным подходом к анализу языковых единиц, моделей и явлений языка, привели учёных разных научных интересов к критическому переосмыслению многих лингвистических проблем, которые казались уже окончательно решенными.

Сказанное в полной мере относится и к словообразованию. У многих исследователей русского языка в конце 80-х годов ХХ века сложилось ощущение того, что все основные вопросы современного русского словообразования уже решены, -- именно так, по-видимому, можно объяснить заметное падение к концу ХХ века интереса лингвистов к проблемам словообразования.

Развитие когнитивного направления в языкознании открыло новые исследовательские пути и позволило по-новому оценить полученные ранее результаты. Появившиеся работы, следующие этому направлению, уточняют, а то и вовсе пересматривают многие решения. Единицы словообразования и словообразовательные явления в рамках когнитивной лингвистики получают новый и весьма перспективный ракурс рассмотрения.

Сказанное, однако, не означает, что у нас есть какие-то основания полностью отказаться от теоретических положений и построений, разработанных в пределах традиционной структурно-системной концептуальной парадигмы. Вопрос стоит лишь об уточнении и развитии идей, высказанных ранее. Так, чрезвычайно важной для функционального и концептуального анализа и полезной для словообразовательной и, шире, лингвистической теории, по-прежнему остается классификация единиц словообразовательной системы, предложенная еще в 1970-х гг. известными отечественными учеными Е. С. Кубряковой и Е. А. Земской. В их работах были выделены как самостоятельные следующие единицы дериватологии: элементарные единицы (производящая основа и формант), простые (производные слова) и комплексные единицы (словообразовательные типы, гнезда, разряды, цепочки, парадигмы, категории, подкатегории). Основными, центральными элементами в построенной классификации считаются производные слова, которые состоят из ещё более простых -- элементарных -- единиц. Из простых единиц по особым правилам складываются единицы комплексные.

В Русской грамматике-80 словообразовательная система языка определяется, с одной стороны, как совокупность словообразовательных типов в их взаимодействии, с другой -- как 2) совокупность словообразовательных гнезд [Русская грамматика 1980: 137]. В этом определении, как нам представляется, содержится внутреннее противоречие: типы в их совокупности взаимодействуют в рамках системы, а гнезда -- нет. Указанное противоречие вызвано тем, что рассмотрение словообразовательных типов и гнезд в Русской грамматике-80 проводится не на одинаковых основаниях. А это не дает возможности целостного описания деривационной системы через взаимодействие словообразовательных типов и гнезд. Между тем, эти комплексные единицы являются взаимосвязанными, они взаимодействуют друг с другом, что обусловливает динамическое развитие словообразовательной системы.

В настоящее время под влиянием идей и подходов, разработанных и разрабатываемых в рамках когнитивной лингвистики, изменился взгляд на центральный объект словообразования -- производное слово. В работах когнитивного направления оно стало рассматриваться как единица хранения, извлечения, получения и систематизации нового знания (Е. С. Кубрякова). В данном исследовании такое представление производного слова понимается следующим образом. Каждое производное слово, известное человеку, хранится в его языковом сознании. При необходимости человек извлекает из памяти нужное ему производное слово (или нужное значение этого слова, если слово многозначное). Если же дериват был неизвестен, то человек из текста или словаря может извлечь новое знание о слове и, соотнося дериват с производящим словом, включить это знание в словообразовательную систему, и таким образом пополнить старые либо построить новые словообразовательные гнезда и типы.

Когнитивное направление в лингвистике предложило новые подходы к анализу словообразовательных единиц, иначе, чем в традиционном ключе, описывая и структурируя комплексные единицы словообразовательной системы. В рамках этих подходов словообразовательные единицы определяются нами как имеющие не одну, а две основные функции: они трактуются не только как единицы, содержащие информацию в упорядоченном виде, объективируя данные о мире, но и как порождающие концептуальный и языковой мир знания.

Сегодня едва ли не основной проблемой когнитивной теории языка является описание и моделирование процесса переработки релевантной информации. Для этого когнитивная ветвь науки о языке частично заимствовала, частично разработала самостоятельно метаязык, или язык описания, который был освоен теоретически и использован на практике в системах интеллектуальной, по большей части автоматической или автоматизированной, обработки информации. Основными понятиями и терминами этого метаязыка считаются "схемы", "фреймы", "слоты", "скрипты" и др. (см., например, работу [Демьянков 1994]).

Многие понятия и единицы метаязыка, такие, как, например, "фрейм", "слот", "пропозиция", могут быть успешно применены к анализу комплексных единиц дериватологии. Вслед за М. Минским мы понимаем под фреймом структуру языкового знания, организованного вокруг некоторого понятия, в которой "ассоциирована информация разных видов" [Минский 1979: 7]. Слот (в терминологии М. Минского -- терминал) -- это элемент фрейма, ориентированный на конкретизацию какого-либо одного аспекта фрейма посредством заполнения "характерными примерами или данными" [там же]. Слот определяет адекватные условия, способствующие раскрытию фрейма, а эти условия, в свою очередь, порождают конкретные суждения. Суждения же, включенные в определенную логическую модель и рассматриваемые как элементы знания, опираются на пропозициональные структуры.

Принимая во внимание положение, в отечественной лингвистике, по-видимому, впервые сформулированное акад. Н. Д. Арутюновой [Арутюнова 1976], согласно которому предложение и слово строятся по одинаковым глубинным образцам -- пропозициональным структурам, а на их основе организуются пропозиции, в данном исследовании под пропозициональными структурами слов понимаем пропозициональные, или структурно-логические, схемы, а конкретные реализации этих схем называем пропозициями.

Основным ("вершинным") элементом пропозициональной структуры и пропозиции является предикация, то есть предикат (чаще всего глагол) и его основные распространители (актанты). Например: слово конюх `человек, который ухаживает за конями' соотносится с пропозицией `лицо, ухаживающее за животными', которая является реализацией пропозициональной структуры "субъект -- предикат -- объект". Здесь вершинный предикат -- это ухаживать, а актанты -- лицо (субъект) и животное (объект).

Реализация пропозициональных структур на семантическом уровне наглядно демонстрирует системные смысловые и словообразовательные связи между разными значениями производных единиц или между значениями базового и производного слов. Эти связи объединяют лексико-семантические варианты слова (далее -- ЛСВ, в иной терминологии -- лексемы) в пределах многозначной единицы или отдельные дериваты внутри одного словообразовательного типа или гнезда.

Использование таких понятий, как фрейм, слот, пропозициональная структура и пропозиция, для анализа комплексных единиц словообразования, дает возможность рассматривать деривационные единицы как иерархически организованные структуры знаний, как способы и места хранения информации, заключенной в базовом и производном словах.

Комплексные единицы словообразовательной системы, выделенные в середине и второй половине ХХ века (именно это время принято считать периодом расцвета отечественной словообразовательной теории, стимулированной и обогащенной трудами В. В. Виноградова, Г. О. Винокура, Н. В. Крушевского и других ученых), скрупулезно описывались многими дериватологами в 60 -- 80-е годы XX века. Анализу и описанию словообразовательных типов посвятили в это время свои труды такие исследователи как Л. А. Араева, В. Л. Воронцова, Р. М. Гейгер, О. П. Ермакова, О. Н. Киселева, Л. П. Клобукова, Е. В. Красильникова, В. В. Лопатин, Г. В. Луканина, Л. В. Сахарный, И. С. Торопцев, М. Н. Янценецкая и др. Словообразовательные гнезда и их составляющие активно исследовали И. В. Альтман, Е. Л. Гинзбург, Н. В. Давыдова, Т. С. Морозова, П. А. Соболева, А. Н. Тихонов, И. С. Улуханов, Н. Г. Юсупова, М. Н. Янценецкая и др. Анализ системных отношений с использованием понятия словообразовательной категории, впервые введенного в лингвистический обиход чешским исследователем М. Докулилом (1962 г.), проводили Г. С. Зенков, Е. А. Земская, Р. С. Манучарян, И. Ташпулатова, И. С. Улуханов и др.

В настоящее время исследованием словообразовательных типов активно занимаются представители Кемеровской лингвистической школы [Белогородцева 2002; Евсеева 2000а, 2005; Жукова 2002; Ковалева 2004; Проскурина 2006; Фаломкина 2009 и др.], работающие под руководством проф. Л. А. Араевой. В рамках концепции, принятой в этой школе, словообразовательный тип мыслится как ментально-языковая категория, представляющая собой один из способов моделирования познания мира. В основе моделирования лежит выделение фреймов и составляющих их пропозиций как форматов, обеспечивающих когнитивное и смысловое системное рассмотрение языковых единиц и явлений, специфическим образом функционирующих в пределах этих единиц. Анализу словообразовательных типов в их историческом развитии посвящены отдельные работы ученых из Саратова -- это труды проф. О. Ю. Крючковой [Крючкова 2009], проф. О. И. Дмитриевой [Дмитриева 2005] и некоторых других исследователей. Словообразовательные типы и модели разрабатываются и активно описываются также в социокультурном аспекте [Коряковцева 2008; Первухина 2007; Рацибурская 2010 и др.].

Проблематика изучения словообразовательных гнезд и множество подходов к ним в последнее время значительно расширились. Так, сегодня лингвисты рассматривают словообразовательное гнездо не только как микросистему, являющуюся средоточием взаимодействия грамматических, словообразовательных и лексических отношений [Казак 2004; Коломонова 2009], но и как логическую конструкцию, которая моделирует действительность посредством системы коррелирующих друг с другом мотивировочных признаков. См., например, об этом в работе О. Ю. Крючковой [Крючкова 2004а].

Лингвисты, развивая принципы объединения однокоренных слов в лексические микросистемы и словообразовательные гнезда, при описании гнезд учитывают как смысловой, так и структурный аспекты [Авдеева 2007; Ширшов 1996]. Ученые занимаются построением гипотетических, потенциальных гнезд [Изотов 1997], разрабатывают модели комплексного описания словообразовательных гнезд [Бояринова 2006; Кадькалова 1997; Кондратьева 2005; Свечкарева 2007 и др.). Все эти работы в той или иной степени демонстрируют применение когнитивного подхода к анализу гнезд и переосмысление лингвистических теорий в свете возникающих парадигм научного знания.

К важным для нас исследованиям, в которых словообразовательное гнездо анализируется с позиций когнитивной лингвистики и с точки зрения функционально-деятельностного аспекта, относятся труды М. Г. Шкуропацкой, в которых гнездо рассматривается как проявление противоположно направленных тенденций, исходящих из лексической и словообразовательной системности слов [Шкуропацкая 2001, 2003]. Типологическое освещение деривационных процессов содержится в работе М. Д. Тагаева, где гнездо предстает как морфемно-словообразовательная концептосфера [Тагаев 2004]. Пропозициональное моделирование взаимосвязанных гнезд, являющихся составляющими одного фрейма, дается в работе Л. А. Араевой и М. Н. Образцовой [Араева, Образцова 2006]. Идея пропозиционального моделирования гнезд была высказана в трудах М. А. Осадчего [Осадчий 2004, 2005, 2009], который разработал методику пропозиционально-фреймового моделирования гнезда однокоренных слов и апробировал её на большом и разнообразном диалектном материале. Примерно в том же исследовательском ключе были написаны работы К. А. Демиденко [Демиденко 2007], М. С. Косыревой [Косырева 2008] и А. Н. Шабалиной [Шабалина 2008]. Исследование А. М. Кыртепэ [Кыртепэ 2010] направлено на выявление семантико-когнитивной структуры словообразовательных гнезд и словообразовательной категории со значением женскости. Это едва ли не первая работа, в которой исследователь попытался подойти к разным комплексным единицам с единых теоретических и методологических позиций. Однако в целом весьма плодотворная идея единого подхода к двум основным единицам словообразовательной системы не была в этой работе реализована последовательно, поскольку словообразовательное гнездо представлено у автора как пропозиционально-фреймовая структура, а категория описывается с точки зрения семантической организации.

Когнитивная парадигма знаний позволяет по-новому взглянуть и на организацию словообразовательной категории. Так, Е. С. Кубрякова уточняет признаки при типологическом построении этой комплексной единицы дериватологии, обращая внимание на ее внутреннюю организацию [Кубрякова 2006]. На выявление универсальных и специфических признаков словообразовательной категории локативности направлено исследование В. М. Грязновой и О. Я. Ивановой [Грязнова, Иванова 2006], а Г. В. Белякова в рамках докторской диссертации [Белякова 2007], исследуя словообразовательную категорию, выявляет тенденции образования суффиксальных локативных существительных, определяет степень реализации анализируемой словообразовательной категории и обосновывает возможность заполнения выявленных лакун.

Как можно видеть, анализ комплексных единиц словообразования в рамках когнитивной парадигмы является не только актуальным, но и весьма перспективным. К сожалению, существующие в этой области работы до сих пор были направлены на раскрытие когнитивной сущности какой-то одной из основных комплексных единиц дериватологии. Иными словами, лингвисты разрабатывали и продолжают разрабатывать когнитивные методы анализа применительно лишь к одной словообразовательной единице, оставляя другие в стороне, что не позволяет, на наш взгляд, установить все системные отношения между единицами. А ведь, несмотря на несомненные различия, словообразовательные единицы обладают целым рядом характерологических сходных черт. Это их иерархическое устройство, сходство процессов и отношений формальной и смысловой выводимости производных слов, наполняющих комплексные единицы, а также непрерывность смыслового пространства, организованного системными семантическими и словообразовательными связями между значениями производных единиц и/или между значениями базовой и производной единицами. Именно наличие этих общих фундаментальных признаков позволяет, как мы полагаем, применить к комплексным единицам словообразования один и тот же аналитический подход, который раскрывает, моделирует и объясняет выявляемую общность.

Наибольшим сходством между собой обладают словообразовательный тип и словообразовательная категория, так как их выделение базируется на таком важном тождестве, как единство словообразовательной семантики. Это тождество позволяет сводить разные типы в одну категорию, то есть представить их как части единого целого. Выявляя сходство в организации комплексных единиц, мы в первую очередь делаем упор на их формально-смысловую составляющую. В данном исследовании основное внимание уделяется сразу двум комплексным единицам словообразования -- лексико-словообразовательному гнезду и словообразовательному типу. При этом мы строим когнитивное описание словообразовательной системы через взаимодействие типов и гнезд.

Отечественные лингвисты, оценивая словообразовательный тип как величину, обратную словообразовательному гнезду [Моисеев 1987: 29], считают, что целостную словообразовательную систему в русском языке образуют "две подсистемы, которые не являются разными частями одного целого, а представляют систему в разных ее сечениях, в двух разрезах -- поверхностном (типовом) и глубинном (гнездовом)" [Каде 1993: 35]. На наш взгляд, и типы и гнезда являют собой единицы хранения и упорядочивания информации, связанной с познавательной деятельностью человека, и это важнейшее их функциональное свойство предопределяет возможность единого к ним аналитического подхода.

Основным методологическим принципом, принятым в данном исследовании, явилось понимание языка и его лексических единиц как совокупности систем разнообразных форм, смыслов и способов употребления языковых знаков. Методологической базой исследования послужили основные положения, понятия и установки когнитивной лингвистики, наиболее четко сформулированные в трудах таких отечественных и зарубежных лингвистов, как В. З. Демьянков, Ю. Н. Караулов, Е. С. Кубрякова, Дж. Лакофф, Р. Лангакер, М. Минский, Э. Рош и некоторых других.

В данной работе базовые составляющие когнитивной лингвистики переосмыслены и в ряде отношений уточнены и дополнены, что позволило адаптировать её важнейшие теоретические постулаты и элементы метаязыка к исследованию комплексных единиц словообразовательной системы. В частности, мы безоговорочно принимаем фундаментальный тезис когнитивной лингвистики об антропоцентрической организации языка и языковой деятельности его носителей и, основываясь на нем, строим некоторые классификации ранее не попадавшего в орбиту исследователей эмпирического материала и по-новому систематизируем лексику, не раз привлекавшую к себе внимание специалистов в области словообразования. Кроме того, существенно опираясь на этот фундаментальный для когнитивного направления тезис, мы выявляем и объясняем разные, ранее не известные, структурные, смысловые и функциональные особенности двух комплексных словообразовательных единиц и связей между ними.

Выявление деривационного потенциала словообразовательных типов и гнезд проводилось в исследовании с опорой на ранее разработанный, а здесь уточненный, метод фреймового пропозиционально-семантического представления организации единиц деривации. Именно этот метод позволяет вскрыть с большой полнотой связи лексико-словообразовательных значений дериватов как в пределах указанных комплексных единиц, так и в полисемичном производном слове, входящем и в типы, и в гнезда.

В создание, разработку и последующее значительное совершенствование данного метода существенный вклад внесли теоретические и практические исследования в области словообразовательной семантики [Янценецкая 1979; Араева 1994], работы по построению динамической модели семантики, в которых отношения между лексемами многозначного слова трактуются двояким образом -- либо как возникающие, а именно, порождаемые в результате семантической деривации [Зализняк 2006; Кустова 2004; Падучева 2004; Розина 2004, 2005], либо как онтологически существующие, как это принято при ономасиологическом подходе к языку [Толстая 2007].

В данной работе при анализе дериватов словообразовательных типов и гнезд мы опираемся на типологию семантических приращений, свойственных производным словам с фразеологической семантикой [Ермакова 1984], а при анализе лексико-словообразовательного гнезда учитываем методику пропозиционально-фреймового моделирования гнезда однокоренных слов [Осадчий 2009].

При описании и анализе производных единиц использовался признаковый подход, разработанный коллективом ученых под руководством Г. Е. Крейдлина [Крейдлин, Летучий 2006; Крейдлин, Переверзева 2008, 2010]. Данный подход был применен учеными для решения задачи построения семиотической концептуализации человеческого тела и сопоставления языковой и неязыковой знаковых систем. Имеется в виду моделирование того, как в русском языке и русском языке тела отражаются различные соматические, объекты и типы объектов -- тело, части тела, органы, телесные жидкости и др., их свойства, действия, разнообразные явления телесности.

Лингвистические исследования словообразовательных единиц ранее проводились на материале какой-то одной разновидности русского языка -- или литературной, или диалектной. В данной работе производные слова русского языка рассматриваются на уровне "лингвистического макроконструкта", то есть на уровне потенциальной модели, вбирающей дериваты разных социальных и территориальных пластов языка, то есть модели, конституирующие элементы которой реально существуют в некоторой языковой подсистеме.

Привлечение в качестве исследовательского материала одновременно дериватов литературного языка, диалектных слов, просторечной лексики способствует более разнообразной и более полной демонстрации непрерывности смыслового пространства организации типов и гнезд. Помимо этого, анализ литературных и диалектных дериватов внутри выбранных нами для анализа тематических классов и их структурирование в комплексных единицах -- типах и гнездах -- позволяют выявить общие и специфические формально-смысловые характеристики этих единиц как на глубинном уровне -- на уровне пропозициональных структур, так и на поверхностном -- на уровне лексико-словообразовательных значений.

Объектом данного исследования послужили иерархически устроенные комплексные единицы словообразовательной системы -- лексико-словообразовательные гнезда с вершинами -- непроизводными словами, составляющими тематические классы "телесные, или соматические, объекты", "животные" и "растения", а также фрагменты словообразовательного типа "основа существительного + формант -ниц(а)", характеризующие дериваты этих же тематических классов. Выбор данных классов не случаен. Систематизация и описание производных слов, образованных на базе соматизмов, позволит глубже понять, как происходит осмысление носителями языка окружающей действительности через посредство тела, его частей, частей частей тела, органов, телесных покровов, жидкостей и других типов соматических объектов. Животный и растительный миры, являющиеся наиболее близкими людям по целому ряду признаков (среди них -- строение, функция, движение и др.), часто служат репрезентацией мира человека, что максимально ярко демонстрирует диалектная лексика, раскрывающая особенности мыслительных процессов человека.

* * *

Хочу выразить глубокую признательность всем моим коллегам и друзьям, при поддержке которых оказалось возможным появление этой книги.

Огромную благодарность хочу высказать моему научному наставнику, первому читателю, благосклонному критику и редактору книги Людмиле Алексеевне Араевой.

Я очень признательна Российским лингвистам, любезно согласившимся прочесть отдельные части моей работы и высказавшим ряд ценных идей. Это, в первую очередь, ученые Института лингвистики Российского государственного гуманитарного университета (г. Москва) Григорий Ефимович Крейдлин и Максим Анисимович Кронгауз, научные сотрудники Института русского языка им. В. В. Виноградова -- Маргарита Васильевна Китайгородская и Нина Николаевна Розанова, а также профессор Московского государственного университета Елена Алексеевна Нефедова.

Искреннюю любовь и признательность я испытываю по отношению к коллегам кафедры стилистики и риторики Кемеровского государственного университета, которые неоднократно принимали участие в обсуждении положений данной работы на научных конференциях и семинарах.

Особая благодарность рецензентам книги -- Марине Геннадьевне Шкуропацкой и Ольге Викторовне Фельде.

Отдельно благодарю моих учителей студенческого периода, а ныне коллег -- Бориса Яхиевича Шарифуллина, Зинаиду Михайловну Иванову и Татьяну Александровну Лузгину, а также всех сотрудников кафедры русского языка и литературы Лесосибирского педагогического института (филиал Сибирского федерального университета) за многолетнее сотрудничество и поддержку.

Наконец, я хочу выразить бесконечную благодарность моей семье: родителям -- Владимиру Федоровичу и Валентине Михайловне Ландарь, дорогой свекрови Нелли Степановне Евсеевой, мужу Алексею Витальевичу и моим любимым дочерям -- Наталье и Элине, помощь и поддержка которых в процессе работы над книгой были для меня бесценны.


 Об авторе

Ирина Владимировна ЕВСЕЕВА

Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Лесосибирского педагогического института -- филиала Сибирского федерального университета, докторант Кемеровского государственного университета.

Автор более 70 научных работ по актуальным проблемам современной лингвистики и методики преподавания языковых курсов.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце