URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Северцов А.Н. Этюды по теории эволюции: Индивидуальное развитие и эволюция
Id: 157186
 
341 руб.

Этюды по теории эволюции: Индивидуальное развитие и эволюция. Изд.2

URSS. 2012. 320 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02472-3.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося отечественного биолога, теоретика эволюционного учения А.Н.Северцова (1866--1936), посвященная исследованию взаимных отношений между индивидуальным развитием живых существ и филогенетической эволюцией. В работе рассматриваются морфологические закономерности индивидуального и эволюционного развития, описываются способы эволюции органов, исследуются отношения между индивидуальными вариациями и эволюцией органов, а также отношения между внешней средой и первичными и вторичными изменениями организма. Рассматривается развитие регрессивных признаков при эволюции, а также явление рекапитуляции. Во введении освещается значение основного биогенетического закона ("онтогенез повторяет филогенез") в морфологии животных. Кроме того, в работе представлен очерк истории вопроса об отношениях между эмбриональным развитием и эволюцией животных, включающий критику биогенетического закона.

Книга рекомендуется биологам различных специальностей, преподавателям и студентам биологических факультетов вузов, а также всем, кто интересуется проблемами эволюции.


 Оглавление

Предисловие
Введение
 I. Значение основного биогенетического закона в морфологии животных
Очерк истории вопроса об отношениях между эмбриональным развитием и эволюцией животных
 II. Эпоха до появления теории Мюллера-Геккеля
 III. Биогенетический закон Фр.Мюллера и Э.Геккеля
 IV. Критика биогенетического закона в связи с вопросом о гетерохрониях
 V. Критика биогенетического закона с точки зрения теории наследственности
Исследование вэаимных отношений между эмбриональным развитием и филогенетической эволюцией
 VI. Периоды индивидуальной жизни многоклеточных животных и их биологическое значение
 VII. Отношения между внешней средой и первичными и вторичными изменениями организма
 VIII. Способы эволюции органов взрослых животных
 IX. Отношение между индивидуальными вариациями и эволюцией органов посредством изменения эмбриональных зачатков
 X. Филэмбриогенезы при эволюции органов посредством изменения эмбриональных зачатков
 XI. Способ эволюции органов посредством изменения конечных стадий индивидуального развития
 XII. Развитие регрессивных признаков при эволюции посредством изменения конечных стадий индивидуального развития
 XIII. Взаимные отношения между эволюцией по способу эмбриональных изменений и эволюцией посредством изменения конечных стадий
 XIV. Эволюция ценогенезов в истинном значении этого слова
 XV. Рекапитуляция признаков предков в эмбриональном развитии IIOTOMHOB при эволюции посредством эмбрионального изменения зачатков
 XVI. Рекапитуляция признаков предков при эволюции посредством изменения конечных стадий индивидуального развития
 XVII. Заключение
 Приложение: "Эволюция и эмбриология" -- речь, произнесенная автором 3-го января 1910 г. на соединенном заседании XII с'езда Русских Естествоиспытателей и Врачей и Общества Испытателей Природы

 Предисловие

Зоологу, занимающемуся исследованием эволюции животных постоянно приходится при своих теоретических выводах пользоваться тем обобщением, которое известно в науке под именем основного биогенетического закона Геккеля--Мюллера, и при этом естественно возникает вопрос о значении и ценности этого обобщения, как средства исследования. Мы говорим, что такой вопрос возникает естественно потому, что в литературе касающейся биогенетического закона мы встречаемся с крайне противоречивыми и повидимому исключающими друг друга мнениями: с одной стороны мы имеем ревностных сторонников Геккеля, признающих за биогенетическим законом громадное методологическое значение и видящих в нем действительно основной закон развития организмов, с другой стороны мы имеем не менее ярых противников, отрипающих за обобщением Геккеля даже право наименоваться законом и вполне отвергающих его значение для исследования хода эволюционного процесса. Для исследователя, желающего быть беспристрастным и самостоятельным остается одно: попытаться разобраться в этих разногласиях на основании личного опыта и наблюдения.

При моих исследованиях по морфологии позвоночных животных мне также пришлось поставить этот вопрос о ценности биогенетического закона, как метода филогенетического исследования и для его разрешения я уже мнот'о лет тому назад начал подбирать отчасти на основании личных наблюдений, отчасти на основании изучения литературных данных, годный цля решения этого вопроса фактический материал. Изучение морфологии позвоночных животных, а особенно исследование развития их скелета, т.-е. системы органов, где возможно сопоставление результатов сравнительно анатомического и эмбриологического исследования с данными палеонтологии, привело лично меня к убеждению, что основное положение закопа Мюллера--Геккеля в значительной степени подтверждается: в эмбриональном развитии потомков действительно повторяются фазы эволюции, пройденной их взрослыми предками в течение предшествующих геологических эпох. Но это же изучение привело меня также к убеждению, что отношение между зволюцией и индивидуальным развитием животных гораздо сложнее, чем это принято думать и далеко не исчерпываются обобщениями Геккеля; это заставило меня избрать темой исследования уже не вопрос о проверке биогенетического закона, а гораздо более общий вопрос о соотношениях между индивидуальным развитием животных, т.е. вопрос интересгый не только для специалиста зоолога, но и для всякого, инт:ресующегося эволюционной теорией. Результатом этого исследования и является настоящая работа. Я подошел к вопросу о соотношениях между индивидуальным развитием с эволюционно-морфологической точки зрения и это определило весь характер исследования. Для выяснения своей точки зрения замечу следующее.

Морфологи эволюционисты очень много работали над чисто историческими (филогенетическими по терминологии Геккеля) вопросами, т.е. вопросами о том, каким путем шла эволюция тех или иных групп животного царства: конечные результаты этих исследований выражаются в построении родословного древа животного царства и в генетической классификации. Идеалом этого направления исследования является создание подробной, по возможности полной истории изменений организации и функций животных организмов, происшедших в течение эволюции. Вопрос о закономерностях эволюционного процесса это чисто филогенетическое исследование обыкновенно ставит лишь попутно, а чаще вовсе не ставит.

С другой стороны эволюционисты биологи очень много занимались вопросом о законах эволюции и в этой области мы имеем стройные и широкие теоретические построения, которыми раскрыт целый ряд закономерных отношений; но центр тяжести исследования здесь лежит главным образом на изучении отношений между организмами и окружающей средой и в этой области действительно сделано очень много. Но именно благодаря этому морфологическая сторона эволюционного процесса, т.е. исследование законов изменения организмов в течение индивидуального развития и в течение филогенетической эволюции этим биологическим направлением затраuивается.весьма мало. Таким образом законы онтогенетического и филогенетического морфогенеза и соотношений между ними для морфологов как бы не представляют самостоятельной задачи иcследования.

Я не хочу этим сказать. что в этой области ничего не сделано: напротив мне кажется, что мы здесь имеем весьма ценные обобщения. В качестве примеров достаточно указать на уже упомлнутыИ биогенетический закон Мюллера--Геккеля, на закон субституции органов Клейненберга, на принцип смены функции Дорна и т.д. Но эти обобщения высказаны уже давно, и громадное большинство морфологов приняло их как окончательные истины, и стало ими пользоваться как таковыми при морфологических исследованиях. А между тем более чем вероятно, что эти обобщения представляют собой только первые приближения к истиие и в весьма значительной мере нуждаются в проверке, пополнении и дальнейшей разработке; теоретических работ морфологического характера, т.е. посвященных изучению морфологических закономерностей самих по себе в новейшей литературе мы имеем сравнительно мало. В литературной части настоящего исследования, придется излагать исследования, посвященные проверке биогенетического закона, так что об них я здесь говорить не стану. Из новейших работ в этом направлении отмечу весьма интересные исследования В.М.Шимкевича и на открытый им принцип меторизиса, представляющий собой пример того, что может дать исследование в области чисто морфологических закономерностей.

Исследование морфологических закономерностей при процессе эволюции и составляет задачу настоящей работы. Предпосылкой при исследовании служит для меня теория эволюции, т.е. тот общий факт, что все современные животныя и растения произошли путем медленных, постепенных и закономерных изменений от иначе, и в общем более просто, организованных предков, живших в прежние геологические эпохи. Задачей своего исследования я ставлю вопрос об отношениях между онтогенетическим индивидуальным развитием и эволюцией организации животных, так что центр тяжести его лежит на морфологических закономерностях индивидуального и эволюционного развития, а не на соотношениях между организмами и средой. Поэтому я по возможности стараюсь не связывать своих выводов с признанием того или другого теоретического об'яснения причин эволюционного процесса, т.е. Ламаркизмом, или Дарвинизмом, или другой из распространенных в настоящее время теорий эволюции. Не делаю я этого потому, что, как мне кажется, теоретическое исследование эволюционной морфологии представляет собой самостоятельную область исследования, и что признание или непризнание ее теоретических выводов нельзя ставить в зависимость от принятия той или иной теории о причинах эволюционного процесса. Само собой разумеется, что этим я нисколько не умаляю значенил этих теорий для понимания эволюции, и нисколько не отрицаю возможности согласования результатов с выводами Дарвинизма, Ламаркизма и т.д.: разделение областей исследования в данном случае есть только методологический прием. По совершеыно аналогичным причинам я не считаю возможным поставить результаты морфологического исследования указанного направления в зависимость от принятия той или иной теории наследственности. Моя точка зрения на этот вопрос попутно изложена на стр.61--68 настоящей работы.

Свои результаты я излагаю в сжатой форме; увеличить число приводимых примеров было бы весьма легко, но такое увеличение едва-ли бы было целесообразным. Всякий морфолог легко может и на основании собственных исследований и на основании литературных данных подыскать факты, аналогичные проводимым мной, а для читателя не специалиста увеличение подробно разбираемых примеров вряд ли прибавило убедительности, но в значительной степени затруднило бы чтение, сильно увеличив об'ем книги. Я уже отметил, что при этом исследовании я в широкой степени пользовался собственными наблюдениями, что отразилось на приводимых мной примерах: большая часть их взята из области моих личных исследований, т.е. из морфологии позвоночных животных. Исследование вопроса о соотношениях между индивидуальным развитием и эволюцией начато мной уже давно, но первое сообщение о нем сделано в Киевском обществе естествоиспытателей в 1907 г., а в начале 1910 г. короткая сводка результатов напечатана в дневнике XII-го с'езда русских естествоиспытателей и врачей в Москве.

Весьма значительную помощь в настоящей работе мне оказали мои ученики, работавшие в зоотомической лаборатории Киевского университета. Особенной благодарностью я обязан Е.М.Подгрушной, много помогавшей при исследованиях, сделанных специально для настоящей работы и И.И.Шмальгаузену, сообщившему мне ряд своих наблюдений над развигием конечностей позвоночных до их опубликования и взявшему на себя труд просмотра корректур.


 Об авторе

Алексей Николаевич СЕВЕРЦОВ (1866--1936)

Выдающийся советский биолог, основоположник эволюционной морфологии животных, академик АН СССР. Родился в Москве, в семье известного зоолога Н.А.Северцова. В 1889 г. окончил Московский университет. Ученик известного биолога М.А.Мензбира. В 1898 г. успешно защитил докторскую диссертацию. С 1899 г. профессор Юрьевского (ныне Тартуского) университета, с 1902 г. -- Киевского университета, в 1911--1930 гг. -- Московского университета. В 1930 г. по инициативе и при участии А.Н.Северцова в системе АН СССР была организована лаборатория эволюционной морфологии, преобразованная в 1935 г. в Институт эволюционной морфологии и палеозоологии (ныне Институт эволюционной морфологии и экологии животных им.А.Н.Северцова РАН).

Основные труды А.Н.Северцова были посвящены установлению закономерностей эволюции, проблемам онтогенеза. Применив сравнительно-эмбриологический метод исследования, он собрал ценный фактический материал по историческому развитию позвоночных животных и обосновал гипотезу происхождения низших позвоночных. Он установил основные направления, которыми достигается биологический прогресс (ароморфоз, идиоадаптация, дегенерация). Он также дал ряд теоретических обобщений: наиболее известна его теория филэмбриогенезов, согласно которой изменения органов, происходящие в эмбриональном развитии, являются причиной изменения этих органов у взрослых животных в процессе их эволюции. А.Н.Северцов -- создатель советской школы морфологов-эволюционистов. Известность получили его труды: "Этюды по теории эволюции", "Исследования об эволюции низших позвоночных" (три монографии, объединенные общим заглавием), "Морфологические закономерности эволюции", "Главные направления эволюционного процесса" и другие.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце