URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Емельянов Ю.Н. С.П.Мельгунов: в России и эмиграции
Id: 157182
 
329 руб. Бестселлер!

С.П.Мельгунов: в России и эмиграции. Изд.2

URSS. 2012. 352 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-354-01421-7.

 Аннотация

В настоящей книге впервые предпринята попытка в жанре научной биографии представить жизненный и творческий путь выдающегося отечественного историка и общественного деятеля Сергея Петровича Мельгунова (1879--1956). Воспитанник Московского университета, в предреволюционные годы он с успехом выступил как историк России и издатель широко известного журнала "Голос минувшего". В 1922 году в силу трагических обстоятельств Мельгунов был выдворен из своего отечества. В эмиграции он, бывший свидетелем разыгравшейся на его глазах всероссийской смуты, посвятил свою жизнь воссозданию истории российских революций 1917 года и Гражданской войны. В эти годы Мельгунов издавал журналы "Борьба за Россию", "На чужой стороне", "Голос минувшего на чужой стороне" и "Возрождение", на страницах которых выступали выдающиеся деятели отечественной культуры и литературы.

Книга будет интересна как специалистам-историкам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление


 Введение

I. С. П. Мельгунов: общественно-политическая и научная деятельность
 1.В России
 2.В эмиграции
II. С. П. Мельгунов -- историк России
 1.Религиозно-общественные движения XVII--XIX веков
 2.Эпоха Александра I
  Личность императора
  Отечественная война 1812 года
  Движение декабристов
 3.Реформы 60--70 годов XIX века
 4.Студенческий вопрос
 5.Масонство
III. Революция 1917 года и гражданская война в освещении С. П. Мельгунова
 Вступление
 1.Дворцовые и военные заговоры
  Сепаратный мир
  Проблема русского масонства
 2.Февральская революция. Судьба императора Николая II
 3.Что мог знать С. П. Мельгунов о "германском золоте"
 4.Октябрьский переворот
 5.Гражданская война и иностранная интервенция
 6.Красный террор
IV. Издательская деятельность С. П. Мельгунова
 1.Кооперативное издательское товарищество "Задруга"
 2.Журнал "Голос минувшего" (1913--1923. номер 1--62)
  История создания журнала
  Проблематика
 3.История России XVIII--XIX веков
  Общественная мысль и революционное движение в России.
  30--50-е годы XIX века.
  50--60-е годы XIX века.
  Революционное народничество 70--80-х годов.
  Николай II.
  Мемуары.
 4.Исторические сборники "На чужой стороне" и "Голос минувшего на чужой стороне"
  "На чужой стороне" (1923--1925. Книги I--XIII).
  "Голос минувшего на чужой стороне"(1926--1928. Книги 1 (XIV)--6 (XIX).)
Заключение
Именной указатель

 Введение

Наше время ознаменовано открытием тех страниц отечественной истории и культуры, которые прежде держались под строжайшим запретом. Это касается прежде всего истории русской эмиграции первой послереволюционной волны. Основная масса беженцев покинула Родину еще в начале 20-х годов нашего века, что было связано с поражением белых армий, массовой депортацией отечественных ученых и представителей творческих профессий, тяжелой экономической ситуацией в России. История русского зарубежья чрезвычайно многогранна и противоречива. И прежде всего она трагична, ибо Россия по существу лишилась цвета нации. Это была не "эмиграция русских", а "эмиграция России", как писал барон Б. Э. Нольде, известный деятель политической и научной жизни эмиграции. Но эмиграция -- это "страшное безвоздушное существование", а потому спасти от него может только духовная связь с Россией, -- писал Роман Гуль. Вот почему, несмотря на этот страшный исход русских из России, они в то же время не считали себя оторванными от нее, а были "кровью и плотью России, ее продолжением в мире".

Мы же только сейчас позволили себе уяснить ту истину, что культурное, историческое и нравственно-этическое наследие различных течений русской эмиграции, даже самых правых и консервативных, является неразрывной, составной частью нашего духовного идейного богатства -- науки, культуры, литературы.

Эта истина особенно актуальна в отношении эмигрантской исторической науки, которая в советское время была объявлена враждебной нашему мировоззрению. В итоге из нашей памяти и исторической науки были вычеркнуты имена и научные труды тех, кто своей общественной позицией, научными взглядами не соответствовали установкам советской идеологии. Причины неизученности этой темы кроются в ее излишней идеологизации, политизации, крайней категоричности в оценках и выводах. Более 200 историков, вырванные в силу названных причин из исторической науки нашей страны, продолжали трудиться на Западе. Это были ученые разного уровня и достоинства, и многие их имена уже основательно подзабыты. Но среди них были и такие, чей вклад в историческую науку был оценен в должной мере мировой исторической наукой, но, к сожалению, только не советской: П. Н. Милюков и А. А. Кизеветтер (оба -- ученики В. О. Ключевского), знаток русской средневековой и византийской культуры академик Н. П. Кондаков, историки Г. В. Вернадский и А. В. Флоровский, археолог-античник М. И. Ростовцев, историки-славяноведы А. Л. Погодин и В. А. Францев, медиевист П. Г. Виноградов и многие другие.

В последнее время стали расширяться возможности по изучению трудов по исторической науке, принадлежащих ученым русского зарубежья, и соответственно изменились угол зрения на данную тему и подход к ней. Это в полной мере относится и к С. П. Мельгунову, который после долгих лет забвения переживает как бы свое второе рождение на Родине, отвергшей его в свое время.

Научная и общественная деятельность Сергея Петровича Мельгунова (1879/1880--1956), выдающегося историка и публициста, редактора широко известного до революции журнала "Голос минувшего", основателя первого в России кооперативного издательского товарищества "Задруга", представляет особый интерес. Ему суждено было стать свидетелем и участником важнейших событий своего времени. Его жизненный путь прошел под знаком всех переломных событий истории России начала ХХ столетия: революций 1905 и 1917 годов, гражданской войны и интервенции, эмиграции. Он знал многое о своем времени и о тех, кто "творил" историю.

Один из важнейших аспектов данного исследования -- личность историка, сложившаяся в переломную историческую эпоху, котораясформировала его научное и политическое мировоззрение.

С. П. Мельгунов принадлежал к партии "народных социалистов" (энесов), которая отличалась не столько своей программой, сколько моральным и психологическим настроем ее членов. Они уподобляли себя жирондистам, противостоящим монтеньярам. Эти две партии эпохи Великой Французской революции, по мнению энесов, -- два противоположных полюса личностей и событий в любой революции. Питая отвращение к таким фигурам, как Марат и Робеспьер, они считали применение террора и силы в качестве средств для достижения свободы фатальными для самой свободы. Эти наблюдения Мельгунов разовьет в рукописи своей неопубликованной работы "Великая Французская революция", написанной в камере ВЧК и хранящейся в Лондонском архиве. Партия энесов отличалась от других русских оппозиционных партий нежеланием связывать борьбу за политическую свободу с борьбой за решение социальных проблем, что и явилось, по мнению Мельгунова, определяющим фактором в поражении русской революции. По свидетельству современников, позиция Мельгунова "была золотой политической серединой", той серединой, "которая вообще только и могла предупредить катастрофу, но оказалась слабой в решающие дни революции".

После Октябрьской революции 1917 года, когда в России царил террор, Мельгунов оказался среди тех немногих социалистов, которые выступили против большевизма. Мельгунов отверг свою прежнюю убежденность, что Россию может спасти только социализм.

Мельгунову суждено было пройти трагический путь страданий и испытаний, предначертанных судьбой русской интеллигенции в революционные годы. Его ждали многочисленные аресты и заключения в тюрьмах ВЧК, громкий политический процесс по делу так называемого Тактического центра, угроза расстрела и, наконец, насильственная высылка из Советской России осенью 1922 года.

В эмиграции С. П. Мельгунов посвятил свою жизнь воссозданию и осмыслению в своих исторических трудах основных вех развивавшейся на его глазах всероссийской трагедии. Им было положено начало детального изучения отдельных фаз российской революции 1917 года -- от политической ситуации в стране конца 1916 года до ключевого вопроса: как большевики захватили власть. Об этой эпохе написано много, но только Мельгунов писал историю революций. Естественным продолжением этой темы явились его работы по истории гражданской войны. Эти исследования поставили Мельгунова в первый ряд историков русского зарубежья. Своим взрывом "мифов" он расчистил поле для дальнейших исследований. С его выводами и наблюдениями не могут не считаться последующие историки.

С. П. Мельгунов был еще и политиком, он и в эмиграции продолжал свою деятельность как политик. Призывая к борьбе с большевизмом, он создает журнал "Борьба за Россию", предназначенный для распространения и в Советской России, активно сотрудничает с подпольными офицерскими организациями, генералом Кутеповым. Последовавшие провалы в этой среде, вызванные прежде всего деятельностью НКВД, заставили Мельгунова отойти от политики и полностью посвятить себя научной работе.

Большой резонанс в русской эмиграции имело издание им журналов "На чужой стороне" и "Голос минувшего на чужой стороне", продолживших славную традицию московского "Голоса минувшего", а также в послевоенные годы журнала "Возрождение".

Несмотря на негативное отношение к Советской власти, Мельгунов в то же время категорически отрицал какую-либо возможность сотрудничества с гитлеровцами во время оккупации Франции фашистской Германией. В послевоенные годы Мельгунов продолжал стоять на прежних антисоветских позициях и умер с убеждением, что власть, "основанная на насилии", обречена.

Советская историческая литература о Мельгунове крайне бедна и ограничивается лишь краткими очерками в энциклопедиях. Сдвиг наметился в последнее время, когда предпринимаются попытки определить место и значение этого ученого в развитии отечественной исторической науки, его роль как политического деятеля в предэмигрантский период.

Зарубежная историография о Мельгунове тоже ограничена небольшими вступительными очерками к некоторым переизданным после смерти автора работам, а также некрологами и воспоминаниями современников и соратников. Подобная ситуация вполне объяснима. Писать историю недавнего прошлого почти невозможно; от эпохи, особенно такой значимой, следует отойти на расстояние для ее осмысления. Трудно писать и вследствие недостатка источников. Но едва ли не самую большую трудность представляет давление политических партий, групп и отдельных личностей, тесно связанных с изучаемой эпохой. По вполне объяснимым и понятным причинам они ревностно относятся к освещению их поведения в прошлом и часто становятся яростными врагами историков. Не избежал этой участи и Мельгунов, который своими трудами снискал ненависть очень многих партийных лиц как справа, так и слева. И если она и не выражалась в прямых выступлениях против его работ, то только потому, что выступать против Мельгунова-историка нелегко, ибо его труды основаны на прочном фундаменте фактов. Этим и объясняется почти отсутствие выпадов против него и его книг в печати даже в тех случаях, когда в его работах имелись суровые обвинения и убийственные разоблачения.

Выяснению места и роли С. П. Мельгунова в отечественной исторической науке и посвящена настоящая работа, состоящая из четырех глав, введения и заключения.

В первой главе анализируется жизненный путь ученого в контексте его научной и общественно-политической деятельности. Вторая глава посвящена характеристике взглядов С. П. Мельгунова на основные проблемы истории России XVII--ХIХ веков: религиозно-общественные движения XVIII--ХIХ веков, история России первой четверти XIX века, реформы 60--70-х годов XIX века, студенческий вопрос в общественной жизни страны и масонство. В третьей главе рассмотрен вклад историка в исследование проблем Февральской и Октябрьской революций, а также гражданской войны. В четвертой главе показана роль С. П. Мельгунова как одного из редакторов и издателей журналов "Голос минувшего", "На чужой стороне", "Голос минувшего на чужой стороне", "Возрождение", а также создателя и руководителя издательства "Задруга".

Для решения поставленной задачи автор использовал значительное количество источников как опубликованных, так и рукописных.

Известно, что после высылки из России С. П. Мельгунова его архив и богатейшая домашняя библиотека были конфискованы и переданы в распоряжение Коммунистической академии. Мы не знаем, когда и с какой целью (об этом можно только догадываться) фонд Мельгунова был расформирован и помещен в трех архивохранилищах: Рукописном отделе Российской Государственной библиотеки (РО РГБ. Ф. 454), Архиве Академии Наук (ААН. Ф. 647) и Российском Государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ. Ф. 305). Материалы этих фондов впервые вводятся нами в научный оборот.

Нами также выявлен огромный фонд С. П. Мельгунова, хранящийся в лондонском архиве. Как нам удалось установить, этот фонд был продан П. Е. Степановой-Мельгуновой, вдовой историка, через посредство известного историка и советолога Леонарда Шапиро в 1961 году в вышеназванный архив за 2000 фунтов. В 1968 году ею были переданы сюда же дополнительные материалы, что в итоге и составило 243 объемных бокса. В 1971 году она сообщила в этот архив, что ею подготовлены к отправке новые материалы, которые так и не поступили туда, и переписка на этом прекратилась. Эти сведения были любезно сообщены нам работниками лондонского архива. Фонд до сих пор не обработан, и нет никакой надежды, что когда-нибудь это будет сделано.

Работа над этим фондом дала возможность определить его состав. Несомненный интерес представляет так называемый картон под заглавием "С. П. Мельгунов" (боксы 131--160), существенной частью которого являются воспоминания самого Мельгунова (в форме дневника) за 1933, 1939--1944 годы. На дневнике есть надпись: "Pod zaporom do 1980". В дневнике отражено отношение Мельгунова ко второй мировой войне, к положению русской эмиграции в оккупированной немецкими войсками Франции, приближению победы над фашистской Германией, в которой Мельгунов не сомневался с первых же дней войны, и так далее. Он собирался также написать воспоминания, посвященные эмигрантскому периоду своей жизни. Составленный им план-набросок включает 25 глав (бокс 143).

Здесь же находятся рукописи его работ "Мартовские дни" (бокс 136, автограф и дополнения, не вошедшие в публикацию), "Легенда о сепаратном мире" (боксы 185--186), многочисленные рецензии на вышедшие книги Мельгунова (бокс 146), а также неопубликованные статьи самого Мельгунова. Следует отметить подготовленные к печати рукописи "Корнилов" (бокс 143), "Белое движение" (там же) и "Великая Французская революция" (бокс 147). Эти работы Мельгунов не успел опубликовать, а о первых двух он вообще нигде и никогда не упоминал. Что касается работы о Великой Французской революции, то Мельгунов пишет в своих опубликованных воспоминаниях, что успел закончить ее, сидя в 1920 году в одиночной камере ВЧК на Лубянке. Эту рукопись он сумел вывезти с собой в 1922 году.

В архиве находится также тщательно подобранный блок материалов, посвященных памяти С. П. Мельгунова (боксы 138, 143, 150).

Большой интерес представляет обширная коллекция писем к С. П. и П. Е. Мельгуновым (боксы 89--101). Среди многочисленных адресатов значатся имена А. Л. Толстой, Е. Д. Кусковой, В. Н. Фигнер, М. А. Алданова, Т. И. Полнера и многих других.

Несомненную ценность фонда составляют материалы, сгруппированные по темам и составленные из газетных вырезок. Она заключается в том, что зачастую эти вырезки заимствованы из газет, которых, как правило, нет в наших хранилищах. Эти материалы сгруппированы по таким темам, как "1917 год. Февраль-Октябрь" (бокс 5), "Императорская семья" (боксы 9--11). Последняя тема включает публикацию царских дневников, переписку Николая II и императрицы, сведения о царской семье и великих князьях, самозванцах, выдающих себя за царских детей Анастасию и Алексея, расстреле царской семьи и многое другое.

Следующую группу материалов составляют сведения, относящиеся к гражданской войне (боксы 12--21). В семи боксах (23--29) сгруппированы материалы из зарубежных и советских газет за 1920--1937 годы, посвященные СССР. Большой интерес представляют сведения, характеризующие положение русской эмиграции (боксы 31--37), подборки по теме "Мельгунов -- Милюков", о политической, военной и общественной организациях эмиграции (боксы 38--40), научной и общественной деятельности А. А. Кизеветтера и В. А. Мякотина (авторитетных деятелей русской эмиграции) (бокс 102).

Много сил отдал Мельгунов в 30-е годы разоблачению провокаторской деятельности советских органов госбезопасности в среде русской эмиграции. Этому посвящены его статьи о "Братстве Русской Правды", "Тресте" (созданном самими чекистами), а также о так называемой "внутренней линии" РОВСа (Российского Общевоинского Союза). Эти и другие материалы, как-то: похищение генералов А. П. Кутепова и Е. К. Миллера (лидеров РОВСа после смерти П. Н. Врангеля), деятельность ОГПУ за границей -- собраны в 56--63 боксах. Бокс 103 представляет материалы под заглавием "Лица (большевики)".

Большая группа материалов характеризует послевоенное время (бокс 71), определяет задачи русской эмиграции в это время, содержит сведения о формировании таких центров борьбы с коммунизмом, как "Посев", НТС (боксы 75--80, отдельные пакеты с пометкой: "veto до 1976 г."), Союз борьбы за свободу России и материалы его съездов в Штутгарте и Тегензи, Лига борьбы за народную свободу (боксы 82--89), радиостанция "Освобождение" (бокс 92).

Особую ценность представляют комплекты эмигрантских газет (боксы 105--130), журналов "Посев" за 1953--1955 и 1960 годы и "Российский демократ" (боксы 157--160, 243). Завершают архив письма П. А. Кропоткина и материалы, отражающие деятельность П. Б. Струве в эмиграции.

Такова краткая характеристика лондонского фонда С. П. Мельгунова, большая часть которого впервые вводится в научный оборот в настоящей работе.

Кроме этого, часть архива С. П. Мельгунова находится в составе Гуверовского института, который пока что был недоступен для нас. Это относится также к той колоссальной переписке, которая велась Мельгуновым и отложилась в целом ряде персональных российских фондов, находящихся в США, а также в частном архиве И. А. Курганова -- А. Ф. Керенского (опять же в США), в котором обнаружено более 200 писем Мельгунова.

К следующей группе материалов относятся работы самогоС. П. Мельгунова. Библиография его работ, составленная нами, включает более 700 наименований: газетные и журнальные статьи, рецензии, насыщенные огромным фактографическим материалом коллективные издания, а также монографические исследования. Из работ дореволюционного периода следует выделить такие, как "Из истории студенческих обществ в русских университетах" (М., 1904), "Студенческие организации 80--90-х гг. в Московском университете" (М., 1907; 2-е изд. -- М., 1917), "Церковь и государство в России. (К вопросу о свободе совести)" (М., 1907), а также коллективные издания "Отечественная война и русское общество. 1812--1912" (М., 1912. Т. 1--7), "Великая реформа. 1861--1911" (М., 1911. Т. I--IV), "Масонство в его прошлом и настоящем" (М., 1914--1915. Т. I--II) и другие.

Эмигрантский период жизни и творчества С. П. Мельгунова представлен исследованиями "Дела и люди Александровского времени" (Берлин. "Ватага", 1923), "Красный террор в России. 1918--1923" (Берлин. "Ватага", 1923), "Гражданская война в описании Милюкова: критико-библиографический очерк по поводу "Россия на переломе" (Париж. Rapid-imp, 1929), "Н. В. Чайковский в годы гражданской войны. (Материалы для истории русской общественности. 1917--1925 гг.)" (Париж. "Родник", 1929), "Трагедия адмирала Колчака. Из истории гражданской войны на Волге, Урале и в Сибири" (Белград, 1930--1931. Ч. 1--3. "Русская библиотека". Кн. 19, 22--23), "На путях к дворцовому перевороту: заговоры перед революцией 1917 года (Париж. "Родник", 1931), "Золотой немецкий ключ к большевистской революции" (Париж. Дом Книги, 1940), "Судьба императора Николая II после отречения. Историко-критические очерки" (Париж. "La Renaissance", 1951), "Как большевики захватили власть: октябрьский переворот 1917 года" (Париж. "La Renaissance", 1953; 2-е изд. -- Париж, 1984; сокр. перевод: "The Bolshevic Seizure Power. Santa Barbara, Oxford, 1972); "Мартовские дни 1917 года" (Париж, 1956; 2-е изд. -- Париж, 1957), а также его "Воспоминания и дневники" (Париж, 1964. Вып. 1--2), подготовленными к изданию П. Е. Степановой-Мельгуновой. Ценность последнего издания заключается в том, что оно доносит сведения о московских событиях 20-х годов, которые мало исследованы и недостаточно точно известны даже в эмигрантской среде, тем более что многие события и факты того времени уже ушли из памяти очевидцев. Это не причесанные воспоминания, написанные по прошествии времени, а сиюминутная запись. В них нет никаких осуждений прошлого в свете открывшихся позже истин.

К числу источников по данной теме относятся также труды тех исследователей, которые являлись современниками С. П. Мельгунова и занимались теми же проблемами (А. А. Кизеветтер, П. Н. Милюков, А. К. Дживелегов, В. И. Семевский, В. А. Мякотин и многие другие), а также исследования советских авторов (К. Ф. Шацилло, Г. З. Иоффе, Л. К. Шкаренков, О. Ф. Соловьев, М. Назаров и др.), дающие возможность определить место Мельгунова в отечественной исторической науке.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце