URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Виноградов В.Н. История Балкан: Век девятнадцатый (до Крымской войны)
Id: 157130
 
769 руб.

История Балкан: Век девятнадцатый (до Крымской войны)

URSS. 2012. 496 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-396-00418-4.

 Аннотация

Первая половина XIX века --- время массовых восстаний на Балканах, подрывавших устои турецкого господства, яркого проявления освободительной миссии России, утверждения и укрепления автономии ряда народов. Все это происходило в условиях ожесточенного соперничества --- открытого с Великобританией, скрытого с Австрией, занимавшими позицию сохранения власти Османской империи в регионе (доктрина статус-кво). Монография содержит систематическое описание экономического, социального, политического и культурного развития сербов, черногорцев, болгар, румын, греков и албанцев, этапов развития их освободительной борьбы и становления их государственности.

Эпилогом соперничества великих держав явилась Крымская война, в ходе которой российские позиции на Балканах были ослаблены, но заключенный в 1856 г. в Париже мирный договор был обречен на краткое существование, ибо содержал тяжелые для России условия. Запрет на содержание военного флота на Черном море рухнул в 1871 г. Попытка модернизации Османской империи потерпела провал, ибо мусульманское население отвергало проводимые на европейский лад реформы, христиане же использовали реформы для подрыва турецкой власти.

Книга предназначена для историков, политологов, а также всех интересующихся историей и культурой Балкан.


 Оглавление

 Предисловие (В. Н. Виноградов)
Часть первая. Эпоха наполеоновских войн
 На заре "дней Александровых" (В. Н. Виноградов)
 Тильзитский зигзаг во внешней политике России (В. Н. Виноградов)
 На гребне феодальной анархии. Болгарские земли в начале XIX века (И. Ф. Макарова)
 В начале трудного пути. Первое и Второе сербские восстания (1804--1815 гг.) (А. В. Карасев)
 Черногория в первые годы XIX века (Ю. П. Аншаков)
 Дореволюционная Греция (Г. Л. Арш)
 Албано-греческое "княжество" Али--паши Янинского (1800--1822 гг.) (Г. Л. Арш)
 Мустафа Бушати -- последний самостоятельный паша Албании (Г. Л. Арш)
 Балканы в тени Венского конгресса (В. Н. Виноградов)
 Османская империя на пороге великих потрясений (В. Н. Виноградов)
Часть вторая. Эпоха Адрианопольского мира
 Восстание Тудора Владимиреску и поход Александра Ипсиланти (В. Н. Виноградов)
 Греческий народ поднялся на революцию (Г. Л. Арш)
 Через тяжкие испытания к независимости. Каподистрия, первый президент Греции (Г. Л. Арш)
 Союз и соперничество антагонистов, или англо-российские отношения в 2 -е годы (В. Н. Виноградов)
 Война, открывшая эпоху в истории Балкан (В. Н. Виноградов)
 Греция: период регентства и абсолютизма Оттона (Г. Л. Арш)
 Греция: революция 1843 года, мегали идеа (Г. Л. Арш)
 Рождение Черногорского княжества (Ю. П. Аншаков)
 Время перемен. Болгарские земли и начало Танзимата (И. Ф. Макарова)
 Болгары: пробуждение (И. Ф. Макарова)
 Босния и Герцеговина -- очаг постоянных тревог (Е. К. Вяземская, А. В. Карасев)
 Дунайские княжества под знаком Органических регламентов (В. Н. Виноградов)
 Яссы и Бухарест -- последние рубежи революции 1848 года (В. Н. Виноградов)
 Сербское княжество во время правления Милоша Обреновича и режима уставобранителей (1815--1856 гг.) (А. В. Карасев)
 Албания -- мятежная Османская провинция (Г. Л. Арш)
 Первые шаги албанского национального движения (Г. Л. Арш)
 Обманчивый блеск Ункяр-Искелесийского договора (В. Н. Виноградов)
Часть третья. Крымская война и Балканы
 Николай I в "крымской ловушке", а союзная коалиция на пути в никуда (В. Н. Виноградов)
 Румынские унионисты в стане неприятелей России (В. Н. Виноградов)
 Война и болгары (И. Ф. Макарова)
 Сербское княжество, Черногория и Крымская война (Ю. П. Аншаков, А. В. Карасев)
 Греция под англо-французской оккупацией (Г. А. Арш)
 Заключение (В. Н. Виноградов)

 Предисловие

Настоящая книга является второй в серии трудов Института славяноведения РАН, посвященных истории Балкан в Новое время. Первая, относящаяся к XVIII веку, вышла в свет в 2004 г. Подобного рода издание, одновременно исследовательское и обобщающее, охватывающее все компоненты Восточного вопроса (кризис Османской империи, социальное, политическое и культурное развитие балканских народов, рост их освободительного движения, соперничество великих держав в регионе, роль России в процессе их освобождения), предпринимается в нашей стране впервые. Первая половина XIX века дает яркий, впечатляющий материал для раскрытия всех этих явлений. Христианские народы вступили в эпоху открытых вооруженных выступлений против турецкого владычества. Тому свидетельство -- два сербских восстания (1804--1813, 1815 гг.), восстание Тудора Владимиреску в Валахии (1821 г.) и Греческая национально-освободительная революция (1821--1829 гг.) В отличие от прошлого, когда кризисы в Юго-Восточной Европе начинались со столкновения держав, и народы в них вовлекались, теперь они являлись инициаторами событий, потрясавших империю османов. Сербское восстание 1804 г. -- первое из них, не связанное непосредственно с противоборством "великих" в регионе, вспыхнувшее в обстановке крайней их занятости войнами с Наполеоном. Греческая революция происходила на фоне крайнего истощения участников этой великой драмы, залечивания ими ран военного времени; им было не до того, чтобы самим приступать к разборкам на далекой окраине континента. Но возмущение турецким господством достигло критической степени, и настал час испытаний для балканских народов, России и Европы.

Взрыв в балканском котле противоречий мог разнести в клочья всю еще хрупкую конструкцию мира, сооруженную в 1815 г., и Александр I наставлял своего статс-секретаря по иностранным делам, грека с острова Корфу И. А. Каподистрию: "Вразумите Ваших соотечественников, а через них и остальных греков. Я желаю содействовать улучшению их участи, но на основании договоров. Всем нужен мир, а его нельзя обеспечить иначе, как единодушием правительств. Этот великий результат наших трудов будет потерян с той минуты, как интересы Востока бросят между нами начала раздора".

И они-таки бросили. Размежевание держав произошло именно по вопросу о судьбах Османской империи и населявших ее христианских народов. Великобритания и Австрия утвердились на позиции доктрины статус-кво, сохранения ее власти и влияния в Юго-Восточной Европе. Россия встала на защиту угнетенных. Священный союз как организационная структура разбился о балканские утесы, и немалая "заслуга" в этом принадлежала царизму. В борьбе между чувством монархической солидарности и национальным интересом самодержавие, мучительно и с колебаниями, выбрало последнее. Веронский конгресс союза (1823 г.) оказался завершающим в его истории, строй его участников смешался, никогда больше Россия, Австрия, Пруссия и Франция не выступали все вместе, не говоря уже о Великобритании, всяк тянул воз на себя.

Но неформально, как выразитель принципов легитимизма и охранительных начал, Священный союз продолжал существовать вплоть до Крымской войны, любая комбинация консервативных дворов о нем напоминала и прикрывалась его именем.

Балканы рано вышли из тени Священного союза. Долг на сей раз восторжествовал над сантиментом. Сомкнулись интересы стратегической безопасности, коммерческой выгоды, народной симпатии к православным и стремление вызволить их из османской темницы. В кои веки раз власть пошла в единении с обществом.

Кульминацией этого процесса явилась русско-турецкая война 1828--1829 гг. и Адрианопольский мир. Окончательно оформился принцип отказа самодержавия от территориальных завоеваний в регионе, курс на возрождение государственности "турецких христиан", на создание цепи автономных княжеств по периметру юго-западной границы империи превратился в программу действий. Его утверждение сопровождалось своего рода политической и идеологической экспансией царизма, его стремлением установить в контактной зоне свое преобладающее влияние, часто с опорой на местные консервативные силы.

Вторая часть книги, наиболее объемная, носит подзаголовок "Эпоха Адрианопольского мира". Подписанный в сентябре 1829 г. трактат явился вехой судьбоносного значения в истории Балкан, османская махина получила удар, от которого уже не смогла полностью оправиться, власть ее зашаталась. В поисках спасения Порта вступила на путь реформ Танзимата (Преобразований), включавших расширение прав христианских подданных и внедрение в государственную жизнь некоторых европейских правовых норм. Танзимат сопровождался отменой военно-ленной системы землевладения, что в конечном счете привело к падению крупной турецкой собственности на землю и появлению мелкого крестьянского землевладения христиан.

Своего рода участниками Адрианопольского мира стали балканские народы. Статьи, посвященные их государственно-правовому статусу, оформляли, закрепляли, а порой и расширяли итоги их освободительной борьбы. Последовавшие десятилетия -- время интенсивной созидательной деятельности в сфере государственного строительства и культурного возрождения, шедшего семимильными шагами.

Молдавия и Валахия впервые в своей истории обзавелись конституционными актами европейского типа, органическими регламентами, определившими их государственный строй, административную и судебную систему, правовое положение разных категорий населения, аграрный строй; после векового перерыва появились национальные армии. Начался бурный экономический подъем, происходивший на видоизмененной феодальной основе и в условиях малоземелья деревни, что привело к крайнему обострению противоречий между боярским сословием и крестьянством. Культурное возрождение ознаменовалось формированием румынского литературного языка, переводом его с кириллицы на латинский алфавит, появлением талантливых произведений в прозе и стихах, развитием периодической печати, первыми шагами в исторических исследованиях, некоторым весьма скромным распространением школьного образования на родном языке, зарождением театральной жизни.

В Сербии начало строительства государства, пока еще в форме автономии, сопровождалось ожесточенной борьбой между князем Милошем Обреновичем, самовластным тираном патриархальной закваски, и уставобранителями, сторонниками внедрения в жизнь страны конституционных норм. Великие просветители Вук Караджич и Досифей Обрадович стояли у колыбели сербской письменной культуры. А в 1844 г. появилось "Начертание" Илии Грашанина -- первый план объединения сербского этноса вокруг еще маленького княжества.

Болгарские земли в тексте Адрианопольского мира не упоминались. Но и в их судьбе произошла перемена. Упразднение военно-ленной системы привело к ликвидации крупного османского землевладения и появлению крестьянского болгарского. Близость к центрам империи с их обширным рынком создавала условия для развития товарного производства в крестьянских хозяйствах. Засилье Константинопольской патриархии в церковной сфере сопровождалось насаждением греческого языка в образовании, и болгары воспринимали греко-фанариотский духовный гнет столь же остро и враждебно, как и турецкое господство. Зародилось течение в пользу отделения от патриархии и образования своей национальной автокефальной церкви, и все понимали -- духовное по форме движение направлено на обретение самостоятельности. Широкое распространение получили школы с преподаванием на родном языке.

Черногорцы в первой половине ХIX века традиционно отстаивали свою фактическую независимость в почти не прекращавшихся столкновениях с военными силами Высокой Порты. Медленно и мучительно шло изживание пережитков родоплеменного строя, внедрение законодательства, необходимого для создания упорядоченной государственной системы. Архаичным стало представляться совмещение в лице митрополита носителя как духовной, так и светской власти, в 1852 г. Черногория стала светским княжеством.

Для Греции первая половина века -- время почти непрерывных социальных потрясений. На смену революционной республике 20-х гг. пришла монархия во главе с баварским принцем Оттоном. Свойственные ему абсолютистские тенденции настроили против него широкую общественность. Революция 1843 г. сократила прерогативы его власти. Если добавить к этому наличие на политической арене трех "партий" -- английской, французской и русской, соперничавших друг с другом, -- можно представить себе, что на политической арене бури не прекращались. И надо всем доминировала мегали идеа (Великая идея) объединения под крышей королевства всех населенных греками земель.

В особом положении находились албанские земли. После сокрушения полунезависимых греко-албанских пашалыков Мустафы Бушати и Али-паши Янинского, казалось бы, власть Порты должна была утвердиться здесь прочно, отпрыски местных знатных феодальных родов занимали высшие ступени в должностной иерархии империи. На самом деле положение складывалось не столь уж приятно для Стамбула. Местные властители ревниво оберегали свою самостоятельность и право распоряжаться на "малой родине". Они выступали против реформ Танзимата и проявляли явные сепаратистские тенденции.

В лоне единого албанского этноса существовали три общины -- мусульманская, самая многочисленная, католическая и православная, но ничего похожего на рознь и антагонизм между ними не существовало, доминировало сознание албанской общности. Просветитель Наум Векимльхарджи создал первый албанский алфавит, тяга к образованию на родном языке свидетельствовала о нежелании албанцев растворяться в некоей общеосманской массе и стремлении сохранять, укреплять и развивать свое национальное "я".

В страноведческих главах явления представлены в контексте национального, социального, политического и культурного развития народов, их статуса в Османской державе, конкретных проявлений турецкого господства и, в отдельных случаях, управления, структуры общества, развития экономики, роли церкви в духовной жизни, эволюции возрожденческих процессов, становления национальной культуры, форм и этапов освободительного движения, участия жителей в сотрясавших регион войнах на стороне России.

В 1848 г. Балканы очутились на обочине европейской революции. Национальная буржуазия, ее естественный вождь, пребывала еще в пеленках, а население еще "не доросло" до призывов к свободе, равенству и братству. Прежде чем приступить к их усвоению, следовало хотя бы научиться грамоте, чем оно тогда и занималось. Сербы, румыны, греки, черногорцы, болгары пожинали плоды Адрианопольского мира. Внутренние противоречия заслонялись главным и всеобщим -- ненавистью к мачехе -- Турции и стремлением сбросить ее иго. Сербы и черногорцы воспользовались поднявшейся на западе бурей для того, чтобы усилить натиск на Высокую Порту в своих интересах.

В Валахии факел революции разожгла пылкая молодежь, прошедшая школу западных, прежде всего французских, университетов. Однако воодушевить поголовно неграмотное крестьянство конституционными принципами и гражданскими свободами она не сумела, что же касается жгучего вопроса о наделении крестьян землей, она не то что решить, но даже приступить к его решению не сумела, посягнуть на боярские владения не осмелилась, будучи сама боярского происхождения или тесно связанная с этим сословием материальными интересами. Валашская революция потерпела неудачу не только по причине интервенции Высокой Порты и царизма, но и вследствие узости ее внутренней базы.

Крымская война затронула Балканы своим крылом -- Греция и болгарские земли подверглись англо-французской оккупации, румынские -- российской, австрийской и турецкой. Союзники собирались после победоносной войны справить поминки по российскому влиянию на полуострове и, укрывшись за ширмой османского сюзеренитета, заменить его собственным. Для сего следовало слегка обновить и осовременить законы и нравы в турецкой державе, приблизив ее к европейским порядкам, и превратить власть Порты, насколько возможно, из одиозной в привлекательную.

Ничего из замысла не получилось. Мусульмане не желали жить на европейский лад, христиане же, вместо признательности, использовали расширение своих прав для отчуждения от Высокой Порты. Послекрымское двадцатилетие ознаменовалось поэтому не укреплением, а прогрессирующим развалом этой многоэтнической махины. Но об этом -- уже в следующей книге нашего издания, носящей подзаголовок "Судьбоносное двадцатилетие, 1856--1878".

***Работа над многоплановым коллективным трудом неизбежно связана с определенными сложностями структурного порядка. Представляется целесообразным разбить труд на три части: "Эпоха наполеоновских войн", "Эпоха Адрианопольского мира" и "Крымская война и Балканы". В отдельных случаях, однако, внутренняя история отдельных народов и земель, ими населяемых, не совпадает с общими хронологическими рамками. И тогда, чтобы не резать материал "по живому", мы допустили исключения (это касается, например, правления Мустафы паши Бушати в Албании и царствования Оттона в Греции). Канва международных отношений в регионе, соперничество держав на балканской почве обрисованы в обобщающих главах. Нужно, однако, представить складывание этой обстановки для каждого народа в отдельности, показать ее воздействие на развитие освободительных процессов, дать картину его участия в войнах, проанализировать эволюцию той или иной внешнеполитической ориентации, разобраться в сложных маневрах общественных элит, объяснявшихся опасениями, что переход на сторону противников Высокой Порты им даром не пройдет. Все это сделано в страноведческих главах. Авторский коллектив полагает, что нельзя требовать от каждого читателя знакомства с толстой книгой "от доски до доски". Отдельные главы по народам должны иметь самостоятельное значение и содержать необходимый материал для всестороннего представления о сербских, греческих, болгарских и прочих землях в первой половине ХIX столетия. По этой причине мы считаем неизбежными отдельные тематические повторения.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце