URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Цабель Е. Граф Лев Николаевич Толстой: Литературно-биографический очерк. Пер. с нем.
Id: 157006
 
219 руб.

Граф Лев Николаевич Толстой: Литературно-биографический очерк. Пер. с нем. Изд.2

URSS. 2012. 192 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02436-5.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1903 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга немецкого критика Евгения Цабеля (1851--1924), посвященная описанию жизни и творчества великого русского писателя и мыслителя Льва Николаевича Толстого. В работе подробно освещаются молодые годы Толстого, его первые юношеские произведения, в том числе повести "Детство", "Отрочество" и "Юность". Анализируются наиболее выдающиеся романы писателя --- "Война и мир", "Анна Каренина", "Воскресение", разбирается творчество Толстого-драматурга. Большое внимание автор уделяет миросозерцанию и личности писателя, рассматривает его философские взгляды, жизненные убеждения; описывает взаимоотношения Толстого с его знаменитыми современниками, в частности с И.С.Тургеневым.

Книга будет интересна как специалистам --- литературоведам, критикам, историкам, биографам Л.Н.Толстого, так и всем, кто неравнодушен к творчеству великого писателя.


 Оглавление

Юношескiе годы
Юношескiя произведенiя
"Воина и миръ"
"Анна Каренина"
Толстой драматургъ
Мiросозерцанiе и личность Толстого

 Юношескiе годы (отрывок)

Графъ Левъ Николаевичъ Толстой родился двадцать восьмого августа по старому стилю, девятаго сентября по новому, въ именiи Ясная Поляна, въ Тульской губернiи; онъ былъ младшимъ изъ четырехъ сыновей, за которыми следовала еще дочь Mapiя Его мать умерла полтора года спустя после его рожденiя. О ней говорятъ, что она не выдавалась ни красотой, ни молодостью но принадлежала къ княжескому роду Волконскихъ и владела огромнымъ имуществомъ. Главнымъ образомъ это обстоятельство обратило на нее вниманiе ея будущаго мужа, подполковника Николая Ильича Толстого, который принималъ участiе въ походахъ 1812 и 1813 годовъ противъ Наполеона, затемъ взялъ отставку и повелъ праздную жизнъ на широкую ногу. Онъ скончался, когда Лъву Николаевичу шелъ девятый годъ. Исторiю фамилiи Толстыхъ можно проследить до сравнительно отдаленной эпохи. Полагаютъ -- и съ этимъ согласны даже русскiе генеалоги -- что фамилiя эта собственно германскаго происхожденiя, что первоначально родъ этотъ носилъ прозванiе "Dick" (толстый), которое затемь было буквально переведено на русскiй языкъ -- Толстой). Въ русской исторiи родъ Толстыхъ становится виднымъ съ начала восемнадцатаго ввка, когда Петръ Андреевичъ Толстой, потомкомъ котораго, въ шестомъ поколенiи, является авторъ "Войны и мира" и "Анны Карениной", былъ пожалованъ Петромъ Великимъ, за свои заслуги передъ трономъ, графскимъ титуломъ. Борьба и интриги, среди которыхъ вступилъ на престолъ молодой царъ, едва не погубили Толстого: онъ сталъ было сначала на сторону царевны Софьи, но своевременно угадалъ въ Петре будущаго великаго человека, перешелъ на его сторону и, какъ раскаявшiйся грешникъ, былъ помилованъ имъ. Съ техъ поръ царъ, не спуская глазъ, следилъ за нимъ, однако, ничемъ не выказывалъ своего недоверiя, сумелъ оценитъ его дарованiя и приспособить ихъ къ своимъ целямъ. Царь назначалъ Толстого даже на трудные и ответственные посты, давалъ ему сложныя и щекотливыя порученiя -- и онъ всегда съ честью выходилъ изъ испытанiя. Между прочимъ, Толстому поручено было разыскать бежавшаго заграницу царевича Петра Алексеевича и доставить его на суде въ Россiю.

Въ 1837 году дети семейства Толстыхъ были уже круглыми сиротами. Воспитанiемъ ихъ должны были заняться ихъ две тетки, сестры отца, и одна дальняя родственница. Младшая изъ этихъ тетокъ, безалаберная, ханжа, съ крайне пустымъ и поверхностнымъ мiросозерцанiемъ, отличаласъ невыносимымъ характеромъ, до самой своей смерти, последовавшей на восемьдесятъпервомъ году ея жизни. Старшiй изъ братьевъ, Николай, былъ въ это время уже въ московскомъ университете; остальные жили въ деревне, гдъ занималисъ подъ руководствомъ домашнихъ учителей, но вскоре все братья поступили въ казанскiй университетъ. Удаленный отъ главныхъ культурныхъ центровъ, университетъ этотъ былъ въ те годы въ такомъ состоянiи, которое можетъ вызвать одновременно и слезы, и смехъ. Люди, которымъ были доверены -- занятiя съ академической молодежью, очень мало заботились объ этихъ занятiяхъ и о подготовке будущихъ врачей, юристовъ и учителей; имъ было горя мало до того, прiобретаютъ ли студенты необходимую научную подготовку къ своей будущей деятельности; и въ то же время они были очень непрочь выставить напоказъ блестящее доказательство въ полъзу своихъ трудовъ -- дать степень доктора, въ томъ случаЪ, когда кандидатъ умелъ, чтобы собрать необходимое количество подписей, смазать кредитными билетами пальцы этимъ безсовестнымъ людямъ, привыкшимъ жить въ довольстве, несмотря на ничтожное вознагражденiе, которое получали они отъ правительства. Левъ Николаевичъ поступилъ на факультетъ восточныхъ языковъ и имелъ случай основательно ознакомиться съ дурными порядками, господствовавшими въ университете. У него отбили охоту къ систематическимъ научнымъ занятiямъ. Онъ принялся за исторiю и юриспруденцiю; и отсюда ведетъ свое начало его склонностъ къ самокритике на нравственной и религiозной основе, -- къ самокритике, которая съ техъ поръ не оставляла этого писателя во всю его жизнъ и придала впослъдствiи специфическую окраску всему его литературному творчеству.

Когда братъя выбыли изъ университета, Левъ Николаевичъ остался въ Казани, со своими неизменными мыслями о томъ, что же будетъ съ нимъ въ конце концовъ. Что такое онъ? ЧЪмъ онъ располагаетъ? Что делатъ ему съ собой? Съ такими вопросами обращался онъ неизменно къ самому' себе. Наконецъ, онъ решилъ, что ему будетъ лучше всего возвратитъся къ своимъ роднымъ полямъ. Ясная Поляна, -- именiе, въ которомъ онъ родился, -- составляла его наследственную долю. Онъ зналъ, что земля обрабатывается совсемъ плохо, что его крестъяне нуждаются въ руководителе, который могъ бы указатъ имъ средство, какъ увеличитъ доходъ отъ земли, указатъ путь, какъ самимъ имъ поднятъся на более высокую ступенъ человеческаго развитiя. Эти крепостные люди, въ своемъ невежестве и грубости, жили наполовину какь дети, наполовину какъ животныя. И вотъ среди нихъ раскинулъ Толстой свою палатку, какъ господинъ ихъ и учителъ, съ намеренiемъ помочъ имъ выбратъся изъ душной, спертой, угнетающей атмосферы, въ которой влачили они свое существованiе, и сделать ихъ настоящими людъми. Но тутъ же онъ съ ужасомъ увидълъ, что крестьяне совершенно не понимаютъ ни его, ни его намеренiй, что за его отеческiя заботы они платятъ не любовью и привязанностью, но съ недоверiемъ слвдять за каждымъ его шагомъ, какъ будто онъ хотель сделать имъ зло. Съ горькимъ чувствомъ виделъ Левъ Николаевичъ, какъ препятствiя H затрудненiя одно за другимъ возникали на его пути. Пожалуй, въ то время онъ былъ слишкомъ молодъ, такъ что едва ли могъ въ каждомъ случаъ правильно выбрать путь, который прямее всего могъ бы вести къ осуществленiю его плановъ. Во всякомъ случае у него не было ни того терпенiя, ни той беззаветной решииости, которыя позднее онъ выработалъ въ себе и которыя впосл Бдствiи давали ему возможностъ твердо стоятъ на пути, который разъ былъ признанъ имъ за правилъный, и настойчиво, до полной победы, поддерживатъ свои убежденiя. Къ тому же онъ, собственно говоря, совсъмъ не виделъ света, не вкусилъ техъ удоволъствiй, которыя для человека съ его происхожденiемъ и положен1емь въ обществе подразумеваются сами собой. Петербургу, этому блестящему творенiю Петра Великаго, суждено было посвятитъ его въ тайны жизни, -- жизни, окатившей его такимъ тусклымъ, безотраднымъ взглядомъ въ его родовомъ именiи. Осенъю 1847 года, девятнадцатилетнимъ юношей прибылъ Толстой въ северную столицу, чтобы на берегахъ Невы продолжатъ научныя занятiя, начатыя имъ въ Казани. Однако, тутъ онъ недалеко ушелъ въ смысле систематическихъ занятiй наукой. Зиму онъ выдержалъ еще, хотя съ трудомъ; занимался противъ желанiя уголовнымъ правомъ; но не дотянулъ своихъ занятiй до того, чтобы можно было явитъся на экзаменъ. Но когда весеннее солнце растопило невскiй ледъ и надъ землей понвялъ теплый мягкiй вътерокъ, пришелъ опятъ конецъ его добрымъ намеренiямъ.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце