URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Здравомыслова О.М. Семья и общество: гендерное измерение российской трансформации
Id: 15686
 
769 руб.

Семья и общество: гендерное измерение российской трансформации

URSS. 2003. 152 с. Твердый переплет. ISBN 5-354-00305-9.

 Аннотация

Монография написана на материале исследований, посвященных разным аспектам одной темы --- гендерные отношения в России и их изменение под влиянием социальных катаклизмов последнего десятилетия ХХ века. Гендерное измерение социальной трансформации, аналитический подход, использованный в книге, позволяет связать воедино комплекс проблем: изменение семьи, положение женщины в обществе, жизненные стратегии мужчин и женщин, гендерная идеология и политика, способствующая или препятствующая достижению гендерного равенства.

Монография адресована специалистам, работающим в области социальных наук, и широкому кругу читателей, интересующихся тем, как меняется современное российское общество.


 Оглавление

Введение. Исследования социальной трансформации и гендерные исследования

I "Расторжение" советского гендерного контракта и формирование жизненных стратегий

 § 1.Основные черты контракта "работающей матери"
 § 2.Судьба контракта "работающей матери" в 1990-е годы
 § 3.Кризис двойной идентичности
 § 4."Перемена участи"
 § 5.Выжить или преуспеть: представления об успехе в российском обществе
 § 6.Противоположные жизненные стратегии (результаты российско-шведского сравнения)

II Изменение гендерных границ

 § 7.Постсовременная семья и проблема гендерных границ
 § 8.Российская семья versus -- постсовременная семья
 § 9.Роль кормильца и главенство в семье
  9.1.Характеристики экономического положения семей
  9.2.Отношение к работе и профессиональному продвижению
  9.3.Внутрисемейный гендерный "контракт" и проблема семейного главенства
  9.4.Роль кормильца как гендерная граница
 § 10.О возможности партнерства мужчин и женщин в российской политике
 § 11.Типы женщин-политиков
  11.1.Тип первый. "Эксперт"
  11.2.Тип второй. "Общественный деятель"
  11.3.Тип третий. "Революционерка"
  11.4.Тип четвертый. "Звезда"
 § 12.Образ современной российской женщины в СМИ как результат переосмысления гендерных границ
Заключение. Гендерное измерение социальной трансформации и задача достижения гендерного равенства

 Введение. Исследования социальной трансформации и гендерные исследования

Эта книга написана на материале нескольких исследований, посвященных разным аспектам большой темы: гендерные отношения в России и их изменение под влиянием социальных катаклизмов последнего десятилетия XX века. В большинстве этих исследований российские данные рассматривались "на фоне" результатов, полученных по идентичным методикам в нескольких европейских странах (Германии, Швеции, Венгрии, Польше, Чехии). Анкетные опросы и интервью проводились среди жителей городов -- столичных, средних и малых.

Исследования, о которых идет речь в этой книге, охватывают тот период времени, когда Россия и бывшие социалистические страны начинали движение, обозначаемое по-разному: трансформация, переход, революция, "кризисная эволюция", демократизация, модернизация, распад, архаизация. Однако любые, порой диаметрально противоположные интерпретации, оценки, прогнозы сходятся в одном: изменения оказались далеко не поверхностными, они затронули самые глубокие пласты жизни людей, радикальным образом повлияли на повседневность, ценности и нормы, обыденные представления и жизненные стратегии.

Многие аналитики -- отечественные и зарубежные -- приходят к выводу, что неправомерно рассматривать Россию как переходное (к демократии западного образца) общество или как общество, беспрерывно возвращающееся на круги своя, попадающее в ловушки собственной истории. Более плодотворно, на наш взгляд, исследовать Россию в парадигме социальной трансформации -- как изменяющееся общество, анализировать ход изменений, признавая, что вопрос о магистральной тенденции остается открытым.

Мы согласны с теми, кто выделяет принципиальную черту происходящего в России трансформационного процесса -- его стихийный характер. Именно в силу этого, как подчеркивает Т.И.Заславская, "процесс более сложен и менее изучен, чем реформирование обществ, сохраняющих типологическую идентичность", а вызванные им общественные сдвиги зависят "от действий не только верхнего, но также среднего и базового слоев общества, представители которых исходят из собственных интересов и действуют в условиях не вполне сформированной и нежесткой институциональной среды". По сути дела, все исследования, проводившиеся в России в постсоветский период, пытались постичь суть происходящих на глазах социальных и психологических превращений, "измерить" глубину и степень необратимости изменений. Исследования 1991--2002 годов, представленные в этой книге, развиваются в русле данного подхода.

Гендерное измерение социальной трансформации -- аналитический подход, использованный в этой книге, -- новый подход в отечественной социальной науке. В России его развивают исследователи, работающие в области экономики и социальной политики (Н. Римашевская, Л. Ржаницына, М. Баскакова, Е. Мезенцева, Т. Мельникова, М. Малышева, А. Посадская, З. Хоткина), в области социальной демографии и социологии семьи (М.Арутюнян, В.Бодрова, Т.Гурко, А.Клецин, Г.Клемантова, Е.Смирнова-Ярская, А.Синельников. И.Тартаковская), в области социальной философии (О.Воронина, Т.Клименкова), в области политологии и феминистского анализа (С.Айвазова, Н.Шведова, Е.Здравомыслова, Л.Попкова, А.Темкина, С.Ушакин). Несмотря на сравнительную многочисленность работ (перечисление авторов, безусловно, можно продолжить), гендерное измерение социальных процессов остается на периферии исследований трансформации российского общества. В традиционных подходах женщины рассматриваются как социально-уязвимая группа -- объект социальной защиты, возможности которой сейчас крайне ограничены. При этом гендерные отношения как разновидность отношений власти, затрагивающих самую суть общественных изменений, редко становятся предметом специального анализа. В результате мы все еще довольно мало знаем о том, как "устроена" гендерная культура российского общества, почему, несмотря на длительный исторический опыт включенности в профессиональную деятельность, российские женщины сохраняют стойкую приверженность патриархатным стереотипам -- и прежде всего, когда речь идет о публичной деятельности и политике.

Гендерные исследования развиваются в отечественной социальной науке с начала 1990-х годов. Именно в это время появляются первые гендерные центры и начинается процесс институализации нового направления. Надо сразу сказать об обстоятельстве, имеющем принципиальный характер: в 90-е годы гендерные исследования уже сформировались на Западе как самостоятельное научное направление, и поэтому прошедшее десятилетие их существования в России явилось одновременно периодом овладения уже сложившейся теорией и методологией.

Гендерные исследования во всем мире существуют на границе между наукой, идеологией и политикой. В России они решают несколько взаимосвязанных задач: поиск эмпирической информации, их концептуализация, создание российской "гендерной" школы, продвижение результатов и выводов исследований в общество -- по сути дела, просветительская работа.

Как на Западе, так и в России гендерные исследования, являясь по природе своей междисциплиными, объединяют представителей (как правило, представительниц) различных социальных и гуманитарных наук. Гендерный анализ используется в философии, социологии, экономике, истории, литературоведении, лингвистике, политологии, этнологии, психологии.

Нынешнее состояние гендерных исследований в России, с одной стороны, отражает несомненный успех в становлении новой, нетрадиционной сферы научного знания, а с другой -- свидетельствует об исчерпанности этапа становления и необходимости перехода на новый, более глубокий уровень понимания и постановки вопросов. Характерно, что уже обозначились барьеры, препятствующие дальнейшему движению.

За прошедшие десять лет гендерные исследования отвоевали "место под солнцем" в социально-гуманитарном знании. Об этом свидетельствуют многочисленные публикации -- в том числе в ведущих научных журналах, конференции по гендерной тематике, начавшаяся разработка гендерных курсов, предназначенных для переподготовки преподавателей и обучения студентов. В то же время есть явные признаки того, что в отечественной науке гендерное направление является, по сути, маргинальным. Оно представлено женщинами-исследовательницами, "широко известными в узком кругу", при этом явно ощущается недостаток обсуждения теоретических проблем, выявляющего разные позиции.

Российские исследовательницы гендерных проблем все активнее включаются в международное научное сообщество, но результаты их работы имеют незначительный общественный резонанс в России. При этом ясно ощущается внутреннее сопротивление общества серьезному разговору на темы, которые поднимаются в гендерных исследованиях или в связи с ними. Природа этого отношения не вполне очевидна, хотя несомненно, что она обусловлена глубинными особенностями гендерных отношений в российском социуме, для которого характерны, с одной стороны, замкнутость, даже изолированность женской и мужской культур, с другой -- неприятие партнерских, основанных на договоре, отношений между полами в разных сферах, начиная с семьи и заканчивая политикой.

Темы, которые рассматриваются в гендерных исследованиях, на первый взгляд, поражают широтой охвата. В то же время очевидно, что простое описание эмпирических данных и эмпирически зафиксированных тенденций часто подменяет собой содержательную интерпретацию, формулирование гипотез, постановку новых проблем, теоретический анализ. Это можно понять, учитывая, что гендерные исследования как самостоятельное направление существуют сравнительно недавно, но нельзя не признать, что приращение нового знания идет медленными темпами и при росте общей численности публикаций еще мало концептуальных и обобщающих работ.

Таким образом, несмотря на неоспоримые достижения в области гендерных исследований, их дальнейшее развитие в России наталкивается на внутренние препятствия (такие, как несформированность отечественной школы, относительная слабость научной коммуникации, принципиальная эмпиричность работ) и на внешние барьеры (прежде всего -- на "глухоту" общества к проблемам, обсуждаемым в гендерных исследованиях).

В работах российских ученых, работающих в рамках феминистского дискурса и использующих гендерный подход в качестве методологии, в последнее время все более определенно выдвигается задача теоретического осмысления российской гендерной культуры. Существует опыт исследований ее феноменологии; ее исторических традиций и биографической реконструкции построения гендерной идентичности, патриархатной и феминистской картин мира в структуре современного массового сознания; гендерной специфики образов права, гендерных представлений и стереотипов, которые формируются в средствах массовой информации.

Сама постановка вопроса в таком ключе свидетельствует не только о расширении спектра гендерных исследований в России, но прежде всего о стремлении выйти на новый уровень теоретического осмысления и о том, что все более осознается необходимость разработки российской традиции социального знания применительно к гендерной проблематике. Именно поэтому так важно сочетание эмпирических исследований и теоретических интерпретаций -- "блуждание между фактами и гипотезами" (выражение французского социолога Даниэля Берто), без опоры на которые любая социологическая конструкция повисает в воздухе.

Начиная в 1991 году серию сравнительных исследований о семье и роли женщины в современном обществе, мы отчасти продолжали традицию, сложившуюся еще в советской социологии. Вместе с тем семья -- центр формирования гендерных отношений, через нее транслируются следующим поколениям представления о женственности и мужественности, гендерные стереотипы и нормы, определяющие поведение мужчин и женщин в обществе. Это позволяет пролить свет на то, как строятся гендерные отношения в публичной сфере и зафиксировать некоторые тенденции изменения гендерной культуры российского общества.

В книге на материале нескольких исследований, проводившихся в 1991--2002 годах, предпринимается анализ современного конфликта семьи и работы как гендерного конфликта, развивающегося в российском обществе и связанного с разрушением базового гендерного контракта советского времени, известного как контракт "работающей матери".

Мы исходим из предпосылки, что гендерная культура вписана в культуру общества в широком смысле слова. При этом она, по-видимому, не сводима только лишь к "феминистской" и "патриархатной" картинам мира, которые исследователи обнаруживают в массовом сознании. Исходя из этого, мы включили в книгу анализ представлений о роли женщины в обществе и представлений политиков о возможности взаимодействия мужчин и женщин в управлении обществом, т.е. о шансах женщин, выбирающих стратегию самореализации в публичной сфере.

Используя проведенные в 1990-е годы интервью и анкетные опросы, мы рассмотрим современные представления о различиях мужчин и женщин (о гендерных границах), являющихся органической частью гендерной культуры, структурирующих индивидуальные цели и ограничивающих (или расширяющих) возможности самореализации в приватной и публичной сферах.

Исследования, представленные в книге, делятся на две группы.

Первая группа -- исследования, результаты которых свидетельствуют о межкультурных различиях и специфике российских данных. Известно, что с конца 80-х и особенно в 90-е годы благодаря внезапно расширившимся контактам с западными странами резко изменился контекст эмпирических исследований, возникла возможность сравнения результатов, полученных по единой или сходной методике в странах, принадлежавших к разным культурам и имевших до тех пор различное социально-политическое устройство. Начиная с 90-х годов, можно говорить о том, что сравнительные исследования начали превращаться в одно из самостоятельных направлений современной российской социологии.

Возможность межкультурного сравнения связана с самой природой социальных фактов -- с тем обстоятельством, что "социоструктурное сходство может быть результатом разных исторических процессов и иметь при этом, по сути дела, те же самые психологические последствия". В то же время часто оказывается, что то, что на поверхности выглядит как сходство, при более тонком анализе обнаруживает отчетливую российскую специфику.

В сравнительных исследованиях впервые появляется возможность эмпирической проверки стереотипных представлений о российской, советской и постсоветской культурах. Кроме того, такие исследования являются, по сути дела, единственным способом понять, имеем ли мы дело с социальными процессами, свойственными всем модернизирующимся обществам, или полученные результаты обусловлены в большей мере вполне конкретными историческими, культурными или политическими обстоятельствами, присущими России. Наконец, сравнительные исследования представляют собой особый метод выдвижения гипотез, их проверки и дальнейшего развития социологической теории. Они в то же время обеспечивают определенный стандарт для интерпретации данных, полученных исключительно на российском материале.

В книге использованы материалы трех таких исследований: "Семья: Восток--Запад" (1991--1995); "Жизненные стратегии молодых женщин в условиях культурной модернизации. Россия и Швеция" (1997); "На пути к разнообразию семейных моделей: экономический вклад супругов и семейная власть". Россия--Чехия (1997--1998).

Вторую группу составляют исследования, которые проводились на российском материале: "Нормы поведения в российской семье" (в рамках социологического проекта "Томская инициатива", 2001); "Партнерство в политике" (1997--2001); "Женская тема в журналистике" (1999--2002).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце