URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Маркс К. К критике политической экономии
Id: 156829
 
224 руб.

К критике политической экономии. Изд.2

URSS. 2012. 176 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02395-5.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается выдающееся произведение Карла Маркса "К критике политической экономии" (1858--1859), основные положения которого позже были включены им в "Капитал". Написанию этой книги предшествовала пятнадцатилетняя разносторонняя научно-исследовательская работа, в ходе которой Маркс изучил огромную массу общественно-экономической литературы и разработал основы своего экономического учения. В книге систематически изложено учение о товаре (включая проблему товарного фетишизма) и деньгах. В предисловии содержится классическая формулировка основ исторического материализма, составившего методологический базис экономических исследований Маркса.

Для историков, экономистов, философов, социологов, политологов, студентов и аспирантов соответствующих специальностей, а также всех заинтересованных читателей.


 Содержание

К. МАРКС. К КРИТИКЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга первая. О Капитале  

Отдел первый. Капитал вообще
Глава первая. Товар
 A.К истории анализа товара
Глава вторая. Деньги, или простое обращение
  1.Мера стоимостей
 B.Теории денежной единицы измерения
  2.Средство обращения
  a)Метаморфоз товаров
  b)Обращение денег
  c)Монета. Знак стоимости
  3.Деньги
  a)Образование сокровищ
  b)Средство платежа
  c)Мировые деньги
  4.Благородные металлы
 C.Теории средств обращения и денег
Примечания

 Предисловие

Я рассматриваю систему буржуазной экономики в следующем порядке: капитал, земельная собственность, наемный труд, государство, внешняя торговля, мировой рынок. Под первыми тремя рубриками я исследую экономические условия жизни трех больших классов, на которые распадается современное буржуазное общество; взаимная связь трех других рубрик очевидна. Первый отдел первой книги, трактующей о капитале, состоит из следующих глав: 1) товар, 2) деньги, или простое обращение, 3) капитал вообще. Первые две главы составляют содержание настоящего выпуска. Весь материал лежит предо мной в форме монографий, которые были написаны с большими перерывами в различные периоды не для печати, а для уяснения вопросов самому себе; последовательная обработка этих монографий по указанному плану будет зависеть от внешних обстоятельств.

Общее введение, которое я было набросал, я опускаю, так как по более основательном размышлении решил, что всякое предвосхищение выводов, которые еще только должны быть доказаны, может помешать, а читатель, который вообще захочет следовать за мной, должен решиться восходить от частного к общему. Однако некоторые замечания о ходе моих собственных политико-экономических занятий представляются мне здесь уместными.

Моим специальным предметом была юриспруденция, которую, однако, я изучал лишь как подчиненную дисциплину наряду с философией и историей. В 1842--1843 гг. мне как редактору "Rheinische Zeitung" пришлось впервые высказываться о так называемых материальных интересах, и это поставило меня в затруднительное положение. Обсуждение в рейнском ландтаге вопросов о краже леса и дроблении земельной собственности, официальная полемика, в которую г-н фон Шапер, тогдашний обер-президент Рейнской провинции, вступил с "Rheinische Zeitung" относительно положения мозельских крестьян, наконец, дебаты о свободе торговли и покровительственных пошлинах дали первые толчки моим занятиям экономическими вопросами. С другой стороны, в это время, когда благое желание "идти вперед" во много раз превышало знание предмета, в "Rheinische Zeitung" послышались отзвуки французского социализма и коммунизма со слабой философской окраской. Я высказался против этого дилетантства, но вместе с тем в полемике с аугсбургской "Allgemeine Zeitung" откровенно признался, что мои тогдашние знания не позволяли мне отважиться на какое-либо суждение о самом содержании французских направлений. Тем с большей охотой я воспользовался иллюзией руководителей "Rheinische Zeitung", которые надеялись более умеренной позицией добиться отмены вынесенного ей смертного приговора, чтобы удалиться с общественной арены в учебную комнату.

Первая работа, которую я предпринял для разрешения обуревавших меня сомнений, был критический разбор гегелевской философии права; введение к этой работе появилось в 1844 г. в издававшемся в Париже "Deutsch-Franzosische Jahrbucher", Мои исследования привели меня к тому результату, что правовые отношения, так же точно как и формы государства, не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, наоборот, они коренятся в материальных жизненных отношениях, совокупность которых Гегель, по примеру английских и французских писателей XVIII века, называет "гражданским обществом", и что анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии. Начатое мною в Париже изучение этой последней я продолжал в Брюсселе, куда я переселился вследствие приказа г-на Гизо о моей высылке из Парижа. Общий результат, к которому я пришел и который послужил затем руководящей нитью в моих дальнейших исследованиях, может быть кратко сформулирован следующим образом. В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения -- производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или -- что является только юридическим выражением последних -- с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественно-научной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче-от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение. Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями. Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества. Поэтому человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления. В общих чертах, азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначить, как прогрессивные эпохи экономической общественной формации. Буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства, антагонистической не в смысле индивидуального антагонизма, а в смысле антагонизма, вырастающего из общественных условий жизни индивидуумов; но развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем материальные условия для разрешения этого антагонизма. Поэтому буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества.

Фридрих Энгельс, с которым я со времени появления его гениальных набросков к критике экономических категорий (в "Deutsch-Franzosische Jahrbucher") поддерживал постоянный письменный обмен мнениями, пришел другим путем к тому же результату, что и я (ср. его "Положение рабочего класса в Англии"); и когда весной 1845 г. он также поселился в Брюсселе, мы решили сообща разработать наши взгляды в противоположность идеологическим взглядам немецкой философии, в сущности свести счеты с нашей прежней философской совестью. Это намерение было осуществлено в форме критики послегегелевской философии. Рукопись -- в объеме двух толстых томов в восьмую долю листа -- давно уже прибыла на место издания в Вестфалию, когда нас известили, что изменившиеся обстоятельства делают ее напечатание невозможным. Мы тем охотнее предоставили рукопись грызущей критике мышей, что наша главная цель -- уяснение дела самим себе -- была достигнута. Из отдельных работ, в которых мы в то время с той или иной стороны изложили наши взгляды публике, я упомяну лишь написанный совместно Энгельсом и мной "Манифест Коммунистической партии" и опубликованную мной "Речь о свободе торговли". Решающие пункты наших воззрений были впервые научно изложены, хотя только в полемической форме, в моей работе "Нищета философии", выпущенной в 1847 г. и направленной против Прудона. Февральская революция и последовавшее в связи с ней насильственное удаление меня из Бельгии прервали печатание написанной на немецком языке работы о "Наемном труде", в которой я собрал лекции, читанные мною в Немецком рабочем обществе в Брюсселе.

Издание "Neue Rheinische Zeitung" в 1848 и 1849 гг. и последовавшие затем события прервали мои экономические занятия, которые я смог возобновить только в 1850 г. в Лондоне. Огромный материал по истории политической экономии, собранный в Британском музее, то обстоятельство, что Лондон представляет собой удобный наблюдательный пункт для изучения буржуазного общества, наконец, новая стадия развития, в которую последнее, казалось, вступило с открытием калифорнийского и австралийского золота, -- все это побудило меня приняться за изучение предмета с начала и критически переработать новый материал. Эти занятия приводили, отчасти сами собой, к вопросам на первый взгляд совершенно не относящимся к предмету, но на которых я должен был останавливаться более или менее продолжительное время. Но особенно сокращалось имевшееся в моем распоряжении время вследствие настоятельной необходимости работать ради хлеба насущного. Мое теперь уже восьмилетнее сотрудничество в "New-York Daily Tribune", первой англо-американской газете (собственно газетные корреспонденции я пишу только в виде исключения), делало необходимым чрезвычайно частые перерывы в моих научных занятиях. Однако статьи о выдающихся экономических событиях в Англии и на континенте составляли настолько значительную часть моей работы для газеты, что я принужден был познакомиться с практическими деталями, лежащими за пределами собственно науки политической экономии.

Эти заметки о ходе моих занятий в области политической экономии должны лишь показать, что мои взгляды, как бы о них ни судили и как бы мало они ни согласовались с эгоистическими предрассудками господствующих классов, составляют результат добросовестных и долголетних исследований. А у входа в науку, как и у входа в ад, должно быть выставлено требование:

"Qui si convien lasciare ogni sospetto;
Ogni vilta convien che qui sia morta".

Карл Маркс
Лондон, январь 1859 г.

 Об авторе

Карл МАРКС (1818--1883)

Великий немецкий философ, экономист и политический мыслитель, основоположник научного коммунизма. Родился в Трире (Германия), в семье адвоката. В 1835--1841 гг. учился на юридическом факультете Боннского, затем Берлинского университета. С 1842 г. -- редактор демократической "Рейнской газеты". В 1843 г. переехал в Париж, где познакомился с представителями социалистического и демократического движения. В 1844 г. началась дружба Маркса с Ф. Энгельсом. В 1845 г. Маркс переехал в Брюссель. В период революционных событий в Европе 1848--1849 гг. участвовал в работе международной организации "Союз коммунистов" и вместе с Энгельсом написал ее программу "Манифест Коммунистической партии" (1848). В 1848--1849 гг. Маркс и Энгельс издавали в Кельне "Новую Рейнскую газету". После поражения революции Маркс выехал в Париж, а в 1849 г. переехал в Лондон, где прожил до конца жизни. Карл Маркс был организатором и лидером 1-го Интернационала (1864--1876). В 1867 г. вышел главный труд Маркса -- "Капитал" (т. 1); работу над следующими томами он не завершил, их подготовил к изданию Энгельс (т. 2, 1885; т. 3, 1894). В последние годы жизни Маркс активно участвовал в формировании пролетарских партий.

Научные труды и публикации Маркса сформировали в философии диалектический и исторический материализм, в экономике -- теорию прибавочной стоимости, в политике -- теорию классовой борьбы. Эти направления стали основой коммунистического и социалистического движения и получили название "марксизм". Маркс исследовал развитие капитализма и выдвинул положение о неизбежности его гибели и перехода к коммунизму в результате пролетарской революции. Он стремился объединить рабочее движение разных стран и вел решительную борьбу против прудонистов, лассальянцев, бакунистов. В личности Маркса слились черты гениального мыслителя, осуществившего революционный переворот в общественных науках, и несгибаемого революционного борца, способствовавшего превращению рабочего движения в могучую силу общественного прогресса. Идеи Маркса оказали значительное влияние на социальную мысль и историю общества в конце XIX -- XX вв.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце