URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Оппенгеймер Г. Историческое исследование о происхождении НАКАЗАНИЯ. Пер. с англ.
Id: 156794
 
132 руб.

Историческое исследование о происхождении НАКАЗАНИЯ. Пер. с англ.

URSS. 2012. 88 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02386-3.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1914 г.)

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга посвящена исследованию происхождения наказания как организованной общественной реакции против преступления. Рассматриваются первые преступления и наказания, существовавшие на примитивных стадиях общественного развития; устанавливаются причины, по которым общество начинает вмешиваться в нарушение правил поведения. Автор приходит к выводу, что главным источником для возникновение публичных наказаний был страх перед сверхъестественными силами, а основным мотивом --- забота об общем благе. Описывается эволюция наказания на последующих стадиях развития общества; исследуется вопрос о том, как государство стало органом социальной юстиции. Рассматриваются древние уголовные кодексы, существовавшие в Китае, Японии, Монголии, Мексике и других странах.

Книга будет интересна как специалистам --- историкам, обществоведам, правоведам, философам и психологам, так и самому широкому кругу читателей.


 Оглавление

Глава I. Первыя преступленiя
Глава II. Первыя наказанiя
Глава III. Древнiе уголовные кодексы

 Глава I. Первыя преступленiя (отрывок)

Ни одна изъ существующихъ теорий развитiя наказанiя не даетъ намъ полнаго ответа на вопросъ о соцiальныхъ причинахъ его. Изследователь, принявшiй какую-нибудь одну изъ нихъ, невольно находитъ на страницахъ исторiи именно то, что онъ ожидалъ найти тамъ. Теорiя публичной мести неправильно отождествляетъ или, по крайней меръ, разсматриваетъ, какъ послъдовательныя стадiи того же самаго явленiя, неорганизованную и организованную реакцiю противъ неправды. Патрiархальная теорiя перебрасываетъ мостъ въ видъ деспотическаго правленiя между мерами домашняго исправленiн и публичнымъ наказанiемъ, предполагая такимъ образомъ существованiе политическаго принципа, который не является ни первобытнымъ, ни всеобщимъ. Причиной ошибочнаго ученiя о томъ, что частная месть служитъ источникомъ публичнаго наказанiя, является, главнымъ образомъ, неправильный методъ изследованiя. Авторы, следующiе этой точке зренiя, неизменно начинаютъ съ вопроса: какъ на раннихъ ступеняхъ человеческаго развитiя относились къ гакимъ привычнымъ видамъ преступленiя, какъ убiйство, кража и т.п. Такого рода вопросъ, конечно, является вполнв законнымъ и привелъ ко многимъ весьма интереснымъ выводамъ, между прочимъ, и къ открытпо того, что на раннихъ ступеняхъ правового развитiя эти действiя не влекли какиxг-либо другихъ последствiй, кроме мести со стороны потерпввшаго и его рода. Иными словами, эти преступленiя, которыя, благодаря деятельности современныхъ судовъ, представляются намъ, какъ преступленiя уголовныя раг ехеiiепсе, таковыми признавались не всегда. При такомъ выводе легко понять, почему указанная формулировка проблемы не могла привести къ открытпо истиннаго источника наказанiя, а, напротивъ того, отклоняла изследователей въ сторону. Вместо того, чтобы понять это, сторонники теорiи мести сразу перескакиваютъ къ выводу, что истинной реакцiей противъ этого преступленiя, какъ мы его понимаемъ, должна являться реакцiя противъ убiйства. И они предположили, чго государство лишь поставило себя въ качестве органа наказанiя вместо потерпевшаго. Вопросъ же о томъ, какъ государство стало органомъ соцiальной юстицiи, совершенно ускользаетъ отъ вниманiя этихъ авторовъ, тогда какъ на самомъ деле онъ лежитъ въ основе всего вопроса и требуетъ внимательнаго историческаго освещенiя.

Если наши изследованiя желаютъ покоитъся на исторически верныхъ основанiяхъ, то будетъ наиболве правильнымъ на время отбросить всъ вопросы "какъ"? и "почему?", которые всегда ярляются более или менее спорными, и начать изслвдованiе съ чисто фактическихъ вопросовъ: "каковы были первыя преступленiя?" или, что то же самое, "за какiя действiя назначалось на примитивныхъ стадiяхъ общественнаго развитiя публичное наказанiе"? Мы отказываемъ въ названiи "публичнаго" всякому наказанiю, которое не назначается соцiальной группой более обширной, Чемъ примитивный клань, и такимъ образомъ отказываемся выводитъ наказанiе изъ того, что въ строгомъ смысле слова имъ не является; Темъ болъе мы игнорируемъ попытки, столь дорогiя сердцу соцiолога, находящаго зародыши этого соцiальнаго учрежденiя въ жизни стадныхъ животныхъ.

Какъ отправной пунктъ нашего изслъдованiя, выступаютъ тъ низко стоящiя расы, среди которыхъ практически отсутствуетъ понятiе преступленiя, и, следовательно, неизвъстна соцiальная реакцiя въ виде наказанiя. Изъ этихъ примъровъ мы, однако, не въ праве заключить, что преступность является проклятiемъ цивилизацiи; точно также мы не склонны защищатъ тезисъ, что она является стимуломъ прогресса и что означенныя племена остались на низшей стадiи развитiя только потому, что имъ недоставало этого фермента. Не останавливаясь особо на этихъ небольшихъ народахъ, отъ которыхъ мы не могли бы почерпнутъ много иоучительнаго для ръшенiя нашей проблемы, обратимся къ обширному запасу матерiаловъ, собранныхъ трудами такихъ авторитетовъ, какъ Постъ, Колеръ, Вестермаркъ и особенно Штейнмецъ. Сведенiя, собранныя ими, нуждаются, однако, въ тщательномъ разсмотренiи передъ твмъ, какъ мы будемъ пользоваться ими для нашихъ целей.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце